28 Фев

ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СЕМЕЙНОЙ ТАЙНЫ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Действующее законодательство Российской Федерации предусматривает несколько десятков видов тайн, имеющих определенную специфику правового регулирования. Одной из тайн, выделенных законодательством РФ в качестве самостоятельной, является семейная тайна. Значимость указанной тайны настолько существенна как в плоскости жизнедеятельности конкретных граждан, так и в сфере организации и функционирования общества в целом, что право на нее предусмотрено непосредственно Конституцией Российской Федерации. Так, согласно части 1 статьи 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Следует отметить, что многие международные правовые акты, регулируя отношения в сфере реализации права на семейную тайну, оперируют более общим понятием — правом на уважение семейной жизни (статья 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 года, статья 12 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948), которое включает в себя, в том числе, и семейную тайну [6].

Конституция РФ, закрепив право человека и гражданина на семейную тайну, оставило открытым вопрос о ее содержании. Данный подход, по нашему мнению, объясняется тем, что Конституция РФ, являясь базовым, основополагающим регулятором общественных отношений, устанавливает лишь определенные  «ориентиры» правового регулирования, которые должны получить свою конкретизацию и детализацию на уровне отраслевого законодательства.

Вместе с тем, несмотря на активное использование соответствующей юридической категории законодателем при регулировании всевозможных общественных отношений (в плоскости гражданского права,  уголовного права и т.д.), ее определение так и не получило свое нормативно-правовое (легальное) оформление. Более того, действующее законодательство РФ не только не формулирует определение понятия «семейная тайна», но и не выделяет существенных признаков (критериев), отграничивающих его от иных смежных, подобных юридических категорий (к примеру, от личной тайны).

Учитывая вышеизложенное, вопрос понимания понятия «семейная тайна» остается открытым и представляет несомненный интерес как в теоретическом плане, так и в правоприменительной плоскости.

По нашему мнению, изначально следует рассмотреть вопрос о том, что понимается под тайной в общем смысле, без привязки к конкретной сфере юридической регламентации (гражданско-правовой, налоговой  и т.д.), поскольку семейная тайна, являясь частной категорией, в определенной степени своеобразной  интерпретацией понятия «тайна» в конкретной сфере юридической регламентации, обладает существенными признаками более общего понятия.

Обращаясь к толковым словарям можно выделить следующие определения понятия «тайна»: «нечто скрываемое от других, известное не всем, секрет» [5, 815], нечто скрыто хранимое, скрываемое от кого-либо с намереньем [2, 386]. Таким образом, любя тайна предполагает сведения скрытого характера. Как отмечает Д.А. Ловцов «атрибутивным аспектом понятия тайна является совокупность мер (условий) обеспечения ее существования как таковой, т.е. правил сокрытия, хранения, доступа и использования «скрываемого нечто», характеризующим в целом конкретный режим сокрытия» [4].  Подобный вектор определения тайны прослеживается в работах и иных ученых. Так, И.В. Балашкина под тайной понимает «социально-правовое явление, регулируемое нормами права и морали, объектом которого является информация, обладающая свойствами конфиденциальности или ограниченного доступа, незаконное получение, использование и разглашение которой влечет наступление общественно опасных последствий» [1]. Некоторые ученые отождествляют понятие «тайна» и понятие «конфиденциальность» [10, c. 39].

Перенося понятие «тайна» в юридическую плоскость, Д.А. Ловцом определяет ее следующим образом: «особый правовой режим привилегированной информации (информации ограниченного доступа, распространения и др.) как комплекс правовых средств, характеризующих сочетание взаимодействующих запретов, дозволений, обязываний, управомочиваний, стимулов (привилегий) и санкций, т.е. правовой режим сокрытия и/или правовой охраны привилегированной информации» [4].

Позиции ученых относительно понятия «тайна» находят в определенной степени свое подтверждение и в действующем законодательстве РФ. Обращаясь к механизму правовой охраны различных видов тайн, можно сделать вывод, что законодатель зачастую предлагает дефиниции понятия тайны в конкретной юридической плоскости ее воплощения с учетом специфики правовой регламентации соответствующих общественных отношений. Приведем некоторые примеры.

Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю (пункт 1 статьи 8 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Согласно части 1 статьи 13 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» врачебную тайну составляют сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. В рамках налоговой тайны выделяются любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, следственными органами, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике, за исключением сведений, предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации (пункт 1 статьи 102 НК РФ). Не продолжая подбор легальных определений конкретных видов тайн, а анализируя вышеуказанные примеры в спектре выявления общих признаков, отметим, что любая тайна – это, прежде всего, определенные сведения. При этом применительно к указанным тайнам именно действующее законодательство РФ указало, какие конкретно сведения составляют соответствующую тайну.

С учетом вышесказанного, необходимо отметить коммерческую тайну, под которой понимается режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду (пункт 1 статьи 3 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне»). При этом информация, составляющая коммерческую тайн, может проявляться в сведениях любого характера, если в отношении них обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны. Как мы видим, применительно к коммерческой тайне законодатель установил, что непосредственно само лицо определяет содержание информации, составляющей коммерческую тайну, путем введения режима коммерческой тайны.

Вместе с тем, исходя из указанных выше норм, общим обязательным элементом механизма регулирования всех видов тайн является режим ограниченного доступа  к сведениям, составляющим тайну (конфиденциальность информации). Так, к примеру, согласно части 2 статьи 13 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, в том числе после смерти человека, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных частями 3 и 4 настоящей статьи.

Как было указано выше, семейная тайна, являясь определенным видом тайны и соотносясь с ней как частное и целое, имеет соответствующие общие черты, но, вместе с тем, обладает и собственными специфическими характеристиками, отграничивающими ее от других.

Анализируя конституционное право граждан на личную и семейную тайну, А.В. Филиппенко в качестве семейной тайны понимает сведения о лицах, фактах, событиях, существующих в сфере отношений, регулируемых семейным правом [9]. Вместе с тем, данное определение является весьма аморфным в плане содержания, поскольку не предусматривает признака ограниченного доступа к сведениям, составляющим семейную  тайну, а также не определяет какие-либо условия возникновения режима тайны в отношении соответствующих сведений.

В этой связи представляет интерес позиция Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой право на семейную тайну (также как и право на неприкосновенность частной жизни, право на личную тайну) означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера [8].

Вместе с тем, в основе семейной тайны лежит куда более сложная категория, породившая множество споров в юридической науке. Речь идет о понятии «семья», содержание которого многими учеными определяется по-разному [7, c. 12-15]. Не вдаваясь в дискуссию соответствующего вопроса, воспользуемся мнением О.Ю. Ильиной, которая определяла семью как союз лиц, связанных взаимными правами и обязанностями, установленными нормами Семейного кодекса Российской Федерации, возникающими на основании удостоверенного происхождения, родства, брака, усыновления и иной формы принятия детей в семью на воспитание [3, c. 62]. Таким образом, синтезируя вышеуказанное, можно сказать, что семейная тайна возникает именно в рамках семейного союза и затрагивает интересы лиц, состоящих в семейных отношениях и связанных взаимными правами и обязанностями.

Однако было бы неверно утверждать, что семейная тайна существует только лишь в «семейном кругу». Являясь весьма многогранным явлением, семейная тайна способна проявляться  в различных сферах семейных отношений (например, тайна усыновления, тайна частной жизни супругов), и в силу определенной специфики, предусмотренной действующим законодательством РФ, может быть доступна иным лицам, не являющимися частью соответствующей семьи. Например, согласно абзацу второму пункта 1 статьи 139 Семейного кодекса Российской Федерации судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка. Таким образом, тайна усыновления может быть известна определенным должностным лицам или иным лицам, которые в силу положений СК РФ должны соблюдать режим ограниченного доступа к тайне.

Следует также отметить, что действующее законодательство РФ не содержит указания на то, какие сведения входят в семейную тайну. Отсюда можно сделать вывод, что сведения, составляющие семейную тайну определяются непосредственно лицами, состоящими в семейных отношениях, за исключением случаев, определенных законодательством (применительно к тайне усыновления). Так, в предметное поле семейной тайны могут входить совершенно различные сведения: генеалогическая информация, биография лица, сведения об имущественном положении семьи и т.д.

Подводя итог в рассмотрении обозначенной проблематики, можно предложить вектор рассуждений относительно определения семейной тайны, при котором в состав указанного понятия входят сведения, затрагивающие интересы лиц, состоящих в семейных отношениях, которые определенны соответствующими лицами или в силу закона, и в отношении которых введен режим ограниченного доступа (конфиденциальности).

 

Список литературы:

  1. Балашкина И.В. Тайна как разновидность информации: философско-правовые основания // Информационное право. — 2010. — № 1 // КонсультанПлюс.
  2. Даль В.М. Толковый словарь живого русского языка: в 4 т. М. : Рус. яз., 1998. — 688 с.
  3. Ильина О.Ю. Некоторые аспекты соотношения понятий семьи и брака // Семейное право. — 2006. — № 5. — С. 54 — 62.
  4. Ловцов Д.А. Концептуально-логическое моделирование юридического понятия «тайна» // Информационное право. — 2009. — № 2 // КонсультанПлюс.
  5. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М. : АЗЪ, 1993. 960 с.
  6. Постановление ЕСПЧ от 18.04.2013 «Дело «Агеевы (Ageyevy) против Российской Федерации» (жалоба N 7075/10) // СПС КонсультанПлюс
  7. Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М. : Норма, 2008. 703 с.
  8. Определение Конституционного Суда РФ от 24.12.2013 N 2128-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Золотоносова Михаила Нафталиевича на нарушение его конституционных прав частью 3 статьи 25 Федерального закона «Об архивном деле в Российской Федерации» // СПС КонсультанПлюс.
  9. Филиппенко А.В. Конституционное право граждан на личную и семейную тайну // Семейное и жилищное право. — 2004. — № 3 // СПС КонсультанПлюс.
  10. Шабанов Д.С. Личная и семейная тайны в законодательстве Российской Федерации // Право и государство: теория и практика. — 2010. — 6 (66). — С. 39 — 42.
    ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СЕМЕЙНОЙ ТАЙНЫ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
    Written by: Маклаков Игорь Владимирович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/18/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
    Available in: Ebook