27 Фев

ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ СЕТИ «ИНТЕРНЕТ» В КОНТЕКСТЕ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Одной из особенностей двадцать первого века является интенсивное развитие информационных технологий, что сопровождается ростом числа активных пользователей всемирной компьютерной сети. Согласно данным Internet World Stats, по состоянию на 30 ноября 2015 года число интернет пользователей достигло более трех миллиардов человек, что составляет около половины всего населения земного шара[1]. Жизненные реалии позволяют утверждать, что активное использование всемирной компьютерной сети наблюдается во всех сферах общественной жизни технологически развитых государств: экономической (оказание услуг/продажа товаров посредством всемирной компьютерной сети, производство высокотехнологической продукции и т.д.), политической (взаимодействие с органами государственной власти посредством сети «Интернет», информирование граждан с ее помощью о политически значимых новостях и т.д.), духовно-культурной (формирование досуга посредством сети «Интернет», чтение литературы, просмотр видеофильмов и прослушивание аудиозаписей и т.д.), социальной (информирование граждан о социально значимых новостях, осуществление общения посредством социальных сетей и т.д.)[2]. В статье 1 Окинавской Хартии Глобального информационного общества, принятой в 2000 году «восьмеркой» развитых стран, отмечается, что: «Информационно-коммуникационные технологии являются одним из наиболее важных факторов, влияющих на формирование общества двадцать первого века. Их революционное воздействие касается образа жизни людей, их образования и работы, а также взаимодействия правительства и гражданского общества. Информационно-коммуникационные технологии быстро становятся жизненно важным стимулом развития мировой экономики»[3].

Вместе с тем активное использование всемирной компьютерной сети порождает ряд угроз безопасности государственно организованного общества.  Применительно к Российской Федерации следует сказать, что минимум 11 из 19 глав Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации содержат статьи, запрещающие противоправные деяния, которые можно совершить с использованием виртуального пространства. Кроме того, минимум 10 из 21 главы Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях содержат статьи, запрещающие противоправные деяния, которые можно совершить с использованием виртуального пространства. Статистика киберпреступности имеет высокие показатели. Согласно данным, собранным СПС «Гарант», на вопрос «Сталкивались ли Вы с киберпреступностью (взлом паролей, кража номеров кредитных карт и других банковских реквизитов, распространение противоправной информации и т.п.)?» 86 % российских респондентов дало положительный ответ[4]. И это при том, что Российская Федерация занимает шестое место в мире по количеству интернет-пользователей среди своих граждан: 103 147 691 человек, что составляет более 70 процентов от населения (стоит также отметить, что эта цифра более чем в 3 раза превышает число российских интернет-пользователей по сравнению с 2000 годом, что свидетельствует в пользу прогрессивного роста числа российских интернет-пользователей[5]).

Вышеприведенная статистика доказывает следующее: 1) в Российской Федерации существует проблема безопасности сети «Интернет» 2) рост числа интернет-пользователей будет способствовать росту проблемы обеспечения безопасности сети «Интернет» в Российской Федерации. В свете данных выводов целесообразность контроля российского государства за виртуальным пространством не вызывает сомнений.

В то же время идея того, что государственное вмешательство в сферу интернет-отношений нарушает базовые права личности  всегда находила и будет находить отклик части общества, поскольку обеспечение безопасности виртуального пространства всемирной компьютерной сети сопряжено с проблемой обеспечения прав и свобод человека, в частности права на неприкосновенность частной жизни и права на свободу слова.

В свете данных обстоятельств любое государство, позиционирующее себя как правовое, вынуждено балансировать между охранительной политикой, направленной на введение контрольных ограничений, и либеральной политикой, предоставляющей гражданам большую степень усмотрения при реализации ими своих конституционных прав, применительно к информационным отношениям, возникающим в сети «Интернет». В случае нарушения данного баланса в пользу «охранительной политики» государство рискует своей репутацией  в качестве «демократического», что влияет на степень доверия со стороны рядовых граждан. В частности принятие нормативных правовых актов, каким-либо образом ограничивающих возможности интернет-пользователей, могут встретить осуждение со стороны: 1) представителей гражданского общества 2) иностранных государств 3) международных организаций. В качестве яркого примера подобной ситуации, когда на всех трех вышеописанных уровнях национальное государство, внедрившее жесткие меры государственного контроля за виртуальным пространством всемирной компьютерной сети, понесло репутационный ущерб, следует назвать скандал со шпионскими разоблачениями, сделанными в 2013 году бывшим сотрудником ЦРУ и АНБ Эдвардом Сноуденом. Разглашенные им данные о программе PRISM, а также о некоторых иных мероприятиях американских спецслужб, направленных на обеспечение государственного контроля за обменом информацией, происходящем в сети «Интернет», привело к широкому общественному резонансу и повлияло на репутацию США в качестве демократического государства, способного поддерживать свою национальную безопасность и при этом незыблемо соблюдать права человека. Согласно принятой нами за основу трехзвенной системе, репутационный ущерб имел место на всех трех уровнях: 1) представители гражданского общества (организованные во многих странах мира манифестации в поддержку действий Эдварда Сноудена и осуждения американской политики в сфере национальной безопасности; массовые петиции с требованиями амнистии для Эдварда Сноудена, отмены секретных программ слежки за информацией рядовых граждан в сети  «Интернет»; съемки фильмов и написание книг о данном шпионском скандале и т.д.) 2) национальные государства (Бразилия, Испания, КНР и ряд других государств официально потребовало дать пояснения по поводу слежки за своим виртуальным пространством со стороны спецслужб США; Германия расторгла ряд соглашений с США об осуществлении электронной разведки на своей территории и т.д.) 3) международные организации (12.06.2013 года верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй официально заявила, что «дело Сноудена свидетельствует о необходимости защищать лица, которые раскрыли информацию по вопросам, имеющим последствия для прав человека, а также по вопросам, имеющим важность для обеспечения уважения права на личную жизнь»[6], при этом Верховный комиссар ООН по правам человека напомнила, что согласно статье 12 Всеобщей декларации прав человека никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь[7]).

По нашему мнению, вышеописанный скандал, равно как и аналогичные случаи, можно описать таким термином как «эффект Сноудена»: ситуация, когда публичное сообщение об усилении государственного контроля за частной жизнью граждан в сети «Интернет» воспринимается со стороны последних как нарушение их конституционных прав, что ведет к росту протестной активности и снижению уровня общественного доверия государству.

В данном контексте важно отметить, что сильное, современное, технологически развитое правовое государство не в состоянии отказаться от идеи государственного контроля за всемирной компьютерной сетью, включая контроль, осуществляемый посредством проведения секретных операций спецслужб. Подобный отказ привел бы к резкому снижению уровня национальной безопасности государства и росту уровня преступности, поскольку, как было показано выше, значительное число правонарушений в современном мире совершается посредством использования виртуального пространства сети «Интернет». С другой стороны ограничительные меры правового государства по возможности не должны приводить к ситуации, когда рядовой гражданин может почувствовать себя несправедливо ущемленным в своих правах и свободах. Поэтому при усилении государственного контроля за виртуальным пространством всемирной компьютерной сети современное правовое государство, во избежание наступления «эффекта Сноудена», обеспечения незыблемости фундаментальных прав и свобод человека, должно уделять существенное внимание работе с общественным мнением. Можно выделить следующие варианты подобной работы: 1) проведение референдума по вопросу ужесточения государственного контроля за сетью «Интернет» 2) организация информационных компаний, направленных на разъяснение целесообразности введения контрольных мер в сети «Интернет» 3) определение целей государственного контроля за всемирной компьютерной сетью в преамбулах и пояснительных записках к нормативным правовым актам, которыми регулируются данные общественные отношения 4) инициирование общественных петиции в пользу правительства с требованием ужесточения государственного контроля за виртуальным пространством всемирной компьютерной сети (через лояльные государству институты гражданского общества). Грамотное применение данных мер способно привести к тому, что негативные последствия «эффекта Сноудена» будут нивелированы или, по крайней мере, минимизированы, принцип незыблемости фундаментальных прав и свобод человека подтвержден, а национальное государство будет иметь возможность отправлять контрольную функцию в сфере виртуального пространства, не сталкиваясь с серьезными проявлениями общественного протеста и осуждением своих действий.

 

Список литературы.

Coleman К. Cyber Terrorism// Directions Magazine. October 10, 2003// http:// www.directionsmag. com/art icle.php?article_id=432.

Бородин К.В. Правовое регулирование распространения информации в сети Интернет в условиях информационной войны // Право и кибербезопасность. 2014. N 1.

Ваганов П.А. Правовая защита киберпространства в США // Правоведение. – 2006. — № 4.

Дугин А.Г. Сетецентричные войны // Вестник аналитики, 2005, № 4.

Ноздрачев А.Ф. Контроль: правовые новеллы и нерешенные проблемы // Журнал российского права. 2012. N 6.

Тарасов А.М. Киберугрозы, прогнозы, предложения // Информационное право. 2014. N 3.

Телешина Н.Н. Виртуальное пространство как объект контрольной деятельности государства. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Владимир, 2011.

[1] См.: официальный сайт Internet World Stats. URL: http://www.internetworldstats.com/stats.htm.

[2] Подробнее см.: Струков К.В. Виртуальное пространство как объект контрольной функции российского государства // евразийский юридический журнал. 2015. № 10. С. 181.

[3] См.: Окинавская Хартия Глобального информационного общества. URL: http://www.iis.ru/library/okinawa/charter.ru.html

[4] См.: официальный сайт СПС «Гарант»: http://forum.garant.ru/?read,4,1974918

[5] См.: официальный сайт Internet World Stats. URL: http://www.internetworldstats.com/stats.htm.

[6] См.: официальный сайт Информационного центра ООН в Москве. URL: http://www.unic.ru/event/2013-07-12/v-mire/delo-snoudena-govorit-o-neobkhodimosti-zashchishchat-lits-raskryvayushchikh-.

[7] См.: Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 г.). Официальный сайт СПС «КонсультантПлюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_120805/e07f3a5e4b089705af512b1d4058f49e1857300d/.

ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ СЕТИ «ИНТЕРНЕТ» В КОНТЕКСТЕ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА.
в статье проанализирована проблема общественного недовольства усилением государственного контроля за информацией, распространяемой с помощью сети «Интернет».
Written by: Струков Константин Викторович
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 12/29/2016
Edition: euroasia-science.ru_26-27.02.2016_2(23)
Available in: Ebook