26 Сен

ПРОБЛЕМА АВТОРИТЕТА ВЛАСТИ В ИСТОРИИ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Современное российское общество находится на этапе реформирования, которое проводится государственной власть как на федеральном, региональном, так и местном уровне [1,с.5].

В последние годы появились труды, в которых исследуются отдельные вопросы, касающиеся правовых форм осуществления авторитета государственной власти. Вместе с тем никто в литературе специально не исследовал, от чего зависит формирование и реализация форм осуществления авторитета государственной власти. Вследствие этого с теоретической точки зрения необходимо выяснить, какие обстоятельства оказывают влияние на формирование, классификацию и содержание данной категории[2,с.3].

Существуют различные подходы к трактовке авторитета государственной власти, что связано, прежде всего, с различным пониманием термина «авторитет». При семантическом понимании авторитет, интерпретируется как общепризнанное значение, влияние (или если это лицо – то, как пользующиеся влиянием, признанием)[3,с.19].

В толковом словаре В.И. Даля термину «авторитет» придается узкий смысл. Он рассматривается как свидетельство или менее известного человека в деле науки, принимаемое слепо, на веру, без поверки и рассуждений. Оригинальную трактовку термину «авторитет» дает известный западный политолог Х. Арендт. Он предполагает, что «авторитет – это гораздо больше, чем совет, и много меньше, чем приказ»[4,с.12].

Но как бы не интерпретировалось понятие «авторитета», в любом случае именно с него начинается каждое властеотношение. По мнению французского философа П. Рикера, «авторитет есть основа, а власть — инновация»[5, с. 18]. Это означает, помимо всего прочего, что никакая власть не может быть успешной, если не обладает авторитетом.

В отечественных научных исследованиях авторитет чаще всего выявляется как соответствие индивидов или институтов общественным нормам, традициям, требованиям, позитивным ожиданиям. Авторитетны лишь те личности и социальные институты, которые соблюдают сами  существующие правовые и другие социальные нормы и требуют от других такого же поведения. В случае возражения между социальными нормами приоритет отдается тем из них, которые в большей мере отвечают моральным ценностям соответствующих субъектов.

Уточняя такой подход, русский философ И.А. Ильин и российский культуролог А.С. Ахиезер подчеркивают другие свойства авторитета. По их мнению, под авторитетом надлежит понимать влияние индивида (института), обусловленное признанием другими по их собственной воле чьего-то права вводить нормы, установления, либо распоряжаться, рассчитывая на повиновение[6, с. 72].

Русские историки В.Л. Махнач и С.О. Епишев предлагают толковать авторитет еще обширнее. Они находят, что под авторитетом следует иметь в виду, во-первых, общепризнанное значение, влияние лица, группы лиц или организации на ту или иную сферу человеческой жизнедеятельности; во-вторых, форму реализации власти, выражающуюся в способности ее носителя сосредоточивать и контролировать мысли, действия другого лица, группы лиц, организации; и, в-третьих, лицо, пользующееся признанием[7, с. 244].

Соглашаясь с необходимостью учета всех этих звеньев авторитета, все же следует отметить, что в таком истолковании авторитет рассматривается односторонне. Речь идет лишь об одной стороне отношения «авторитет власти» — только о самой власти. Но сама власть не действует в вакууме. Если уподобить историю с властью той ситуации, в которой неожиданно для них очутились два генерала из знаменитой сказки выдающегося отечественного сатирика М.Е. Салтыкова-Щедрина, то окажется, что власти, существующей в вакууме, никакого авторитета не нужно, да и сама власть в этом случае перестает существовать. Власти обязательно надо отыскать тех, кто захочет ей покориться и не сможет не подчиниться. Следовательно, ни о каких качествах, характеристиках власти не приходится и говорить, если нет тех, для кого эта власть является авторитетной.

Русский царь Николай II в феврале 1917 года ощутил вокруг себя вакуум, поскольку должностные лица, еще накануне безропотно следовавшие его велениям, не смогли более выполнять его указания. Народ, который «хозяином земли русской» (так именовал себя царь) и его приспешниками рассматривался до той поры не иначе как «поданные», как «чернь», «внезапно» для властей отказался следовать их воле. И власть тут же сбросила с себя, как ненужный хлам, все свои регалии (короны, гербы, знамен, ордена и пр.), ее «возвеличивавшие», делавшие недосягаемой для народа. Новое время, наступившее после большевистской революции 1917 года (уничтожившее деление страны на «страну рабов» и «страну господ», как писал в сове время поэт М.Ю. Лермонтов) потребовало другого обоснования права на власть тех, кто хотел властвовать.

С учетом сказанного, важно обозначить, что авторитет власти – это определенное качество, свойственное для отношения «власть – общество, человек». Создается это качество усилиями обеих сторон – не только самой власти, но и тех, кто призван исполнять ее волю. Поэтому в дефиниции понятия «авторитет власти» должна получить отражение эта «двусторонняя» ее характеристика. В итоге авторитет власти можно определить, как способность власти направлять действия других лиц и организаций в силу признания активной частью населения легитимного или легитимационного характера.

 Нельзя не согласиться с позицией русского философа Н.Н. Алексеева, который полагал, что явление власти (а, следовательно, и вопросы авторитета власти) сводятся только «к чисто психологическим основам»[8, с. 4].

Столь парадоксальная позиция, как это ни странно, вытекала из внешне вполне доказательной концепции философа права Н.М. Коркунова о природе государственной власти. Ученый полагал, что к проблеме власти имеет взаимоотношение только сознание подвластного, а сознание властвующих не причем. Он был уверен, что «…властвование предполагает вообще сознание не со стороны властвующего, а только со стороны подвластного. Для властвования требуется только сознание «зависимости», а не реальность ее… власть есть сила, обусловленная сознанием зависимости поданных»[9, с. 22].

Основываясь на этих исходных тезисах своей концепции о государственной власти, Н.М. Коркунов отмечал, что: «если власть – сила, обусловленная сознанием зависимости подвластных, — то государство может властвовать, не обладая ни волей, ни сознанием, лишь бы люди, его составляющие, сознавали себя зависимыми от него»[10, с. 22].  Получается, что государственная власть как бы «живет» только в сознании подвластных. Но эта точка зрения абсолютно не соответствует жизненным обстоятельствам. Если бы Н.М. Коркунов был бы прав, то не было бы вообще противостояния власти и населения, нередко выливающегося в ожесточенные войны.

На всей планете долгая стабильность приходит к концу, впереди полоса штормов. Это ощущается и общественной, и в социальной, и в политической, и в научной сферах. Мы не знаем, что первично: разгулявшаяся ли стихия арабского восстания, людская волна, захлестнувшая дворцы, подняла цунами – или наоборот, предчувствие природных катаклизмов вызвало катаклизмы социальные?

Не приходится говорить, насколько цепко власть держится за свое право привилегированное место в обществе, как ожесточенно она отстаивает свое право на властвование (начиная от фальсификации выборов и заканчивая гражданскими войнами).

Список литературы:

 

  1. Ташбекова И.Ю., Боренштейн А.Л. Правовое регулирование промышленного труда детей в России в конце XIX-начале XX века. – Монография. Юго-зап. гос. ун-т. Курск, 2010.-143 с.
  2. Старостин Е. О. Правовые формы осуществления государственной власти: автореферат дис. канд. юрид. наук. Нижний Новгород. 2006. -34 с.
  3. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М. 1984.-329 с.
  4. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. М. 2002. — 486с.
  5. Рикер П. Предисловие к книге А. Гарапона. Хранитель обещаний: суд и демократия. М. 2004. — 256 с.
  6. Ильин И.В., Ахиезер А.С. Реформы и контрреформы в России. Циклы модернизационного процесса. М. 1996.- 189 с.
  7. В.Л. Махнач, С.О. Епишев. Политика. Основные понятия. М. 2005. — 244 с.
  8. А.В. Стукалов. Аксиологическая концепция права и морали Н.Н. Алексеева. История государства и права. 2007. № 20. С. 31.
  9. Коркунов Н.М. Русское государственное право. Изд. 6-е. Сиб., Т., 1908. 349 с.
  10. Коркунов Н.М. там же. 349 с.
    ПРОБЛЕМА АВТОРИТЕТА ВЛАСТИ В ИСТОРИИ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ
    Сущность понятия «авторитет власти» на текущий момент времени до конца далеко не познан. Ученые вынуждены констатировать, что авторитет власти все же остается скрытым в подсознании граждан архетипом, а поэтому остается предметом изучения разных наук. Открытия в области авторитета власти интересуют всех членов общества, классов, групп и слоев населения. Механизмы формирования авторитета власти - самые ценные продукты, вырабатываемые гражданским обществом, которые являются ее исследователем, проектировщиком и строителем. Научное совершенствование авторитета власти в значительной мере определяет судьбу всего народа и государства.
    Written by: Ларина Елена Анатольевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/06/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_26.09.15_09(18)
    Available in: Ebook