30 Янв

Приобретение статуса подозреваемого лицом, совершившим преступление




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Одной из многих проблем современного права, нуждающихся в углубленной научной разработке, заслуженный интерес вызывает проблема, связанная с приобретением статуса подозреваемого, лицом совершившим преступление. Это объясняется тем, что понятие, правовое положение и порядок вовлечения подозреваемого в уголовный процесс определены уголовно-процессуальным законом недостаточно полно, а в юридической литературе на этот счет имеется большое количество различных суждений. Следует также отметить, что практические работники при производстве дознания и в ходе предварительного следствия нередко допускают серьезные ошибки, затрудняющие ход расследования, ущемляющие права и законные интересы граждан, снижающие эффективность борьбы с преступлениями, не позволяющие достигнуть целей правосудия.

Генезис развития Российского законодательства о подозреваемом в уголовном процессе и становление института подозреваемого в уголовном судопроизводстве весьма противоречивы. Анализ позволяет сделать вывод, что понятие «подозреваемый» в российском уголовно-процессуальном законодательстве впервые обозначено в законодательном акте «Краткое изображение процессов или судебных тяжеб», принятом Петром 1 в 1715г., впервые упоминается лицо, «находящееся под подозрением». Оно, в частности, могло быть под подозрением, если: пыталось скрыться от суда; его видели вместе с другими «злодеями»; оно ранее высказывало угрозы лицу, пострадавшему от преступления; давало противоречивые или разнящиеся по смыслу показания перед сукин: если станет известно, что оно кому-то рассказало о совершенном им преступлении; если имелся очевидец преступления.[[1]].

Участие в уголовном процессе в качестве подозреваемого влечет за собой ограничение прав и нередко причиняет моральный вред. Но вместе с тем, оно способствует обеспечению неотвратимости ответственности за преступление, оказывает благотворное влияние на виновных в совершении преступления лиц и является средством предупреждения новых преступлений.

Согласно действующей редакции статьи 46 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации следует, что подозреваемым является лицо:

1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 настоящего Кодекса;

2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 настоящего Кодекса;

3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса;

4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 настоящего Кодекса.

Из анализа содержания приведенной статьи, можно сделать вывод о том, что понятие «подозреваемый» в ней является собирательным, поскольку оно охватывает четыре категории лиц. Основанием их деления на эти категории является момент появления подозреваемого в уголовном процессе. Данное обстоятельство затрудняет возможность разобраться и уяснить окончательно, как и когда появляется подозреваемый в уголовном деле.

Механизм возникновения подозреваемого включает:

  1. Возбуждение уголовного дела, т.е. участие в уголовном процессе заявителя, властных субъектов (дознавателя, следователя, прокурора).
  2. Собирание и оценку доказательств, наличие которых дает основания считать определенное лицо, лицом совершившим преступление, в противном случае следователь (дознаватель) не праве задержать подозреваемого.
  3. Уведомление следователем лица о подозрении в совершении преступлении.
  4. Применение в отношении подозреваемого лица меры процессуального принуждения (ст. 91 УПК РФ) либо меры пресечения (ст. 100 УПК РФ).

Раскрывая содержание данного понятия, Л.Н. Башкатов утверждает: «При всей разнородности решений о возбуждении уголовного дела в отношении определенного лица, о задержании и о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения у них есть общее. В них впервые в материалах уголовного дела находит определенное документальное выражение возникшее в отношении лица подозрение (как предположение о причастности к преступлению)… Лица, в отношении которых имеются оперативно-розыскные или иные данные о причастности к преступлению, не признаются подозреваемыми, если они не задержаны или не арестованы или в отношении их не возбуждено уголовное дело. Не считаются подозреваемыми также лица, позволяющие их заподозрить в совершении преступления, но недостаточные для задержания и заключения под стражу»[[2]].

В.П. Божьев данное понятие подозреваемого вообще оставляет без комментария, утверждая, что необходимо отличать лицо, фактически заподозренное следователем или дознавателем в совершении преступления (каковых бывает немало, особенно на первых этапах расследования), от подозреваемого как субъекта уголовно-процессуального права и участника уголовного процесса[[3]].

Таким образом, в уголовно-процессуальной деятельности задержание лица по подозрению в совершении преступления разделялось на юридическое и фактическое. Подозреваемый как участник уголовного процесса появлялся с момента юридического оформления, а не фактического задержания.

После принятия Конституции РФ 1993 г. с ее нормой о праве задержанного иметь адвоката с момента задержания сложившееся положение с двойственным статусом задержанного было подвергнуто критике и переосмыслению. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27.06.2000 по жалобе гр. Маслова признал неконституционной практику допуска адвоката-защитника к подозреваемому лишь после составления протокола задержания и указал, что «конституционное право пользоваться помощью адвоката (защитника) возникает у конкретного лица с того момента, когда ограничение его прав становится реальным». Это решение состоялось незадолго до принятия нового УПК Российской Федерации, авторы которого не могли не отразить в его нормах выводы и указания Конституционного Суда РФ. Поэтому в УПК появилось понятие «момент фактического задержания», определяемое как «момент производимого в порядке, установленном настоящим Кодексом, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления» (п. 15 ст. 5 УПК).

В соответствии с действующим законодательством, чтобы лицо считать фактически задержанным, мало реально ограничить его свободу, необходимы еще два условия: лишение свободы должно происходить в сфере уголовно-процессуальной деятельности и производиться в порядке, установленном УПК Российской Федерации.

В юридическом смысле срок задержания исчисляется с того момента, когда «заподозренное лицо» было реально ограничено в свободе передвижения, т.е. с  того момента, когда «его взяли за руку, лишив возможности двигаться куда-либо по собственному желанию». Однако же в соответствии со ст. 92 УПК РФ предусмотренный законом 48-часовой срок задержания исчисляется с момента доставления «заподозренного лица» к следователю, но ведь оно может быть фактически задержанным не один час, а в некоторых случаях и несколько суток (доставление «заподозренного лица» из отдаленных или труднодоступных мест). И в данной ситуации задержанное лицо признается подозреваемым только в стадии предварительного расследования с момента составления протокола о задержании. До того, пока в соответствии с механизмом возникновения подозреваемого лица не будет принято решение о возбуждении уголовного дела, протокол задержания не составляется, т.е. подозреваемый как участник уголовного процесса, наделенный правомочиями ст. 46 УПК РФ, в стадии возбуждения уголовного дела не появляется.

Например, при задержании лица, подозреваемого в совершении преступления, сначала происходит фактический захват, затем доставление, а уже после этого следователем или дознавателем составляется протокол задержания, в котором разъясняются права и обязанности подозреваемого.

Таким образом, актуальным  является вопрос о возможности наделения лица статусом подозреваемого с момента фактического ограничения его прав при задержании, например, права на свободу передвижения. В рамках проведения проверки до возбуждения уголовного дела органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, оперативные сотрудники, имея достаточные сведения для того, чтобы подозревать лицо в совершении преступления и отрабатывая его на причастность, нередко фактически ограничивают права граждан. Однако, данные действия оперативных сотрудников не регламентируются ни Уголовно-процессуальным кодексом ни Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Целесообразно было бы данный вид деятельности урегулировать нормами Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

В УПК РФ не закреплен механизм обеспечения соблюдения прав лица при фактическом задержании и доставлении, следовательно, оно не может лично воспользоваться своими правами как участник уголовного процесса, так как формально им еще не является. Поэтому у лица возникает процессуальная дееспособность подозреваемого с момента составления протокола задержания, вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, применения меры пресечения до предъявления обвинения, уведомления о подозрении в совершении преступления. Именно с этого момента подозреваемый наделяется соответствующими правами для защиты своих прав и законных интересов (ст. 46 УПК РФ).

Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица не обязывает следственные органы к немедленному предъявлению обвинения этому лицу. Закон лишь требует допросить его в течение 24 часов после возбуждения дела, в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомить прокурора и кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии — других родственников или предоставить возможность такого уведомления самому подозреваемому.
При необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с согласия прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.

 УПК установил различные правовые основания появления в процессе фигуры подозреваемого, но он не предусмотрел равные правовые гарантии предъявления обвинения и реализации права подозреваемого на защиту. При применении меры пресечения к подозреваемому ему должно быть предъявлено обвинение не позднее 10 суток с момента избрания меры пресечения, а задержанному в качестве подозреваемого с последующим заключением под стражу — не позднее 10 суток с момента задержания (ст. 100 УПК).

В ст. 100 УПК сказано, что мера пресечения в отношении подозреваемого применяется только в исключительных случаях. Следовательно, предъявление подозреваемому обвинения в течение определенного срока, как правило, не предусмотрено, что существенно ущемляет его право на защиту и противоречит принципу состязательности уголовного процесса. И это при том, что УПК дает органам дознания, следствия и прокурору почти неограниченные возможности произвольно подозревать то или иное лицо в совершении преступления.

Как свидетельствует судебная практика, задержания по так называемым неочевидным преступлениям нередко производятся при отсутствии достаточных оснований для подозрения того или иного лица в совершении им преступления.

В том случае, когда уголовное дело возбуждено не в отношении установленного лица, а по признакам объективной стороны преступления, но в отношении определенного лица собраны определенные улики, причем данное лицо не задержано и в отношении его мера пресечения не применена, оно подозреваемым в процессуальном плане не является и в правоотношения с тем, в чьем производстве находится уголовное дело, еще не вступает. Это — подозреваемый в психологическом смысле слова, а с точки зрения процессуального статуса в уголовном судопроизводстве он никто.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Краткое изображение процессов или судебных тяжеб (1715 г.) URL: http://www.history.ru/content/view/1276/87/ (дата обращения 14.01.2015г.).
  2. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Л. Н. Башкатов, Б. Т. Безлепкин, С. В. Бородин и др.; Отв. ред. И. Л. Петрухин – Издательство «Проспект», 2000.
  3. Божьев В.П. Уголовный процесс 4-е изд., пер. и доп. учебник для бакалавров, издательство «ЮРАЙТ», 2013.

[1] Краткое изображение процессов или судебных тяжеб (1715 г.) URL: http://www.history.ru/content/view/1276/87/ (дата обращения 14.01.2015г.).

[2] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР/Л. Н. Башкатов, Б. Т. Безлепкин, С. В. Бородин и др.; Отв. ред. И. Л. Петрухин – Издательство «Проспект», 2000.

[3] Божьев В.П. Уголовный процесс 4-е изд., пер. и доп. учебник для бакалавров, издательство «ЮРАЙТ», 2013

Приобретение статуса подозреваемого лицом, совершившим преступление
Written by: Чхвимиани Эдуард Жюльенович
Published by: басаранович екатерина
Date Published: 05/29/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.01.2015_01(10)
Available in: Ebook