28 Фев

ПРЕСТУПНОСТЬ ИНОСТРАНЦЕВ В ГОД ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ РОССИИ (2014 г.)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В 2014 г. произошло резкое изменение в состоянии преступности иностранцев в России. Финансово-экономические проблемы привели к обвальному падению спроса на рабочие руки гастарбайтеров. Нарушился баланс между выездом и въездом в страну трудовых мигрантов. Начался массовый отток трудовых мигрантов при снижении въезда новых трудовых мигрантов.

В третий раз обострение экономических и финансовых проблем России порождает бегство трудовых мигрантов. Такую картину мы наблюдали в 1998-1999, 2007-2008 и вот теперь, в 2014 г.

В соответствии с разработанной авторами статьи методикой анализа преступности не граждан России, основным статистическим показателем изменений в преступности иностранцев избраны данные о количестве совершенных ими индикаторных преступлений. В их совокупность входят следующие преступления: убийство (ст. 105-107 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), кража (ст. 158 УК РФ), мошенничество (ст. 159 УК РФ), грабеж (ст. 161 УК РФ) и разбой (ст. 162 УК РФ). Естественно, речь идет о раскрытых преступлениях[1].

За 1998 и 1999 гг. количество совершенных не гражданами России индикаторных преступлений снизилось по отношению к 1997 г. на 48,7% (с 21553 в 1997 г. до 13218 в 1999 г.). В 2000 г. после преодоления финансово-экономического кризиса и увеличения притока трудовых мигрантов число совершенных иностранцами индикаторных преступлений возросло по отношению к 1999 г. на 58,6% до 20969.

В период финансово-экономического кризиса 2007-2008 гг. наблюдалась такая же динамика преступности не граждан России. Во время кризиса число совершенных иностранцами в 2008 г. индикаторных преступлений (16418) сократилось по отношению к 2006 г. (19435) на 15,5%. В 2009 г. после отступления кризиса их количество резко возросло до 23430, что оказалось выше на 42,7% показателя 2008 г.

Основную массу преступлений иностранцев совершают в России трудовые мигранты, перешедшие на нелегальное положение. Они или трудятся, не имея на то законных оснований, либо находятся в поиске работы, перебиваясь случайными заработками или совершением корыстных преступлений. Отток трудовых мигрантов захватывает обе указанные их категории: находящихся в России на законных основаниях и не имеющих их.

Кризисные явления в экономике и финансах по разному сказываются на состоянии преступности граждан России и не ее граждан. Теоретически эти затруднения должны приводить к увеличению преступности, прежде всего корыстной, россиян и снижению преступности иностранцев из-за уменьшения в стране численности не граждан России.

Рассмотрение вопроса о соответствии динамики за 2014 г. статистических сведений о преступности граждан России ее реальному состоянию оставим в стороне как не относящегося к предмету разговора в данной статье.

Остановимся на анализе динамике в 2014 г. преступности иностранцев. Преступность не граждан России в 2014 г. существенно изменилась по количеству совершенных преступлений и структуре гражданства лиц их совершивших. Произошел слом наблюдавшейся в предшествующие годы тенденции роста преступности не граждан России. За 2014 год количество совершенных ими индикаторных преступлений снизилось на 11,2%. В 2013 г. их зарегистрировано 19127, а в 2014 г. 16986[2]. В предшествующие два года наоборот, происходил их рост. В 2012 г. их число (17654) на 9,2%, а в 2013 г. к 2012 еще на 8,3%.

В наибольшей степени сократилась преступность иностранцев — граждан государств Центральной Азии. Из этого географического района миграции в Россию наблюдался наибольший приток трудовых мигрантов, а в период сокращения спроса на рабочие руки в 2014 г.  – их отток.

В этот географический район миграции в России входят Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Казахстан представляет отдельный географический район. Западный географический район миграции в Россию составляют Беларусь, Молдова и Украина. В Закавказский географический район входят Азербайджан, Армения и Грузия, а также выделившиеся из нее Абхазия и Южная Осетия.

Таблица 1

Динамика индикаторных преступлений, совершенных гражданами

государств Центральноазиатского, Закавказского и Западного

географических регионов выезда в Россию трудовых мигрантов

в 2011-2014 гг. (абс. количество и годовые приросты в %)

Географический

регион

2011 2012 2013 2014
Центральная Азия абс. 6721 7234 7675 6256
прир.

в %

7,6 6,1 -18,5
Закавказье абс. 2666 2775 3124 2978
прир.

в %

4,1 12,6 -4,7
Западный абс. 4124 5037 5471 5064
прир.

в %

22,1 8,6 -7,4
Казахстан абс. 586 703 885 839
прир.

в %

20,0 25,9 -5,2
Все абс. 14097 15749 17155 15137
прир.

в %

11,8 8,9 -11,8

В наибольшей мере сократилось в 2014 г. число индикаторных преступлений, совершенных гражданами Туркменистана, – на 37,3% (с 158 в 2013 до 99 в 2014 г.). Также значительно уменьшилось число таких преступлений, совершенных гражданами Таджикистана, – на 25,6% (с 2121 до 1577), Кыргызстана – на 15,6% (с 975 до 823) и Узбекистана – на 15,0% (с 4421 до 3757).

Снижение количества индикаторных преступлений, совершенных гражданами государств, расположенных за Западной границей России, был менее значительным. Только снижение числа таких преступлений, совершенных гражданами Молдовы, было близким к значениям сокращения этого показателя по государствам Центральной Азии, так как составило – 14,8% (снизилось с 1463 до 1247).

Сокращение количества индикаторных преступлений, совершенных гражданами Беларуси и Украины, было существенно меньшим: гражданами Беларуси – на 5,9% (с 1341 до 1262), а Украины – на 4,2% (с 2667 до 2555).

Особенности динамики преступности граждан Беларуси и Украины порождены рядом факторов. Во-первых, мигрантам из этих славянских стран легче приспособиться в ухудшихся условиях жизни в России из-за наличия больших давно сложившихся в нашей стране диаспор их соотечественников. На них можно опереться в трудные времена. Во-вторых, отток трудовых мигрантов из центральноазиатских государств в определенной мере облегчил украинцам и белорусам поиск рабочих мест. В-третьих, ситуация в Украине осложнила возврат туда многим трудовым мигрантам.

В тоже время близкие по значению показатели снижения в 2014 г. индикаторных преступлений, совершенных гражданами Украины и Беларуси, косвенно свидетельствуют о том, что на данном этапе приток беженцев с Украины не внес в целом осложнений в криминальную ситуацию в России.

Этот вывод не касается одного очень важного исключения. Статистические сведения говорят о том, что дестабилизация обстановки в Украине способствует распространению вокруг очага вооруженного конфликта таких криминальных явлений как совершение преступлений в сфере незаконного оборота оружия и наркотических веществ.

Количество преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, совершенных гражданами Украины, возросло за 2014 г. на 86,0% (с 43 до 80), а Беларуси – на 107,1% (с 14 до 29). Совершение этих преступлений гражданами Молдовы также возросло, но всего с 5 до 9 фактов. Для сравнения отметим, что количество преступлений в сфере незаконного оборота оружия, совершенных не гражданами России без граждан Беларуси, Молдовы и Украины, сократилось с 208 в 2013 г. до 179 в 2014 г., т.е. на 13,9%. Граждане Беларуси, Молдовы и Украины в 2013 г. совершили около четвертой части (23,0%) всех преступлений в сфере незаконного оборота оружия, совершенных не гражданами России, а в 2014 г. уже почти в два раза большую долю в 39,7%.

Аналогичная ситуация складывается в сфере незаконного оборота наркотических средств (далее в сфере НОН). Общее количество совершенных не гражданами России преступлений в сфере НОН осталось практически неизменным, увеличившись с 4844 в 2013 г. до 4979 в 2014 г., на 2,8%. В тоже время количество преступлений в сфере НОН, совершенных гражданами Украины возросло – на 10,8% (с 815 до 903), Молдовы – на 30,0% (с 194 до 252) и Беларуси – на 42,3% (с 194 до 276).

Есть основание полагать, что Беларусь становится если не полигоном изготовления новых наркотических средств, то большим их перевалочным пунктом. Появились признаки начала замещения поставок наркотических средств из Центральной Азии завозом их с Западного направления.

Количество преступлений в сфере НОН, совершенных гражданами центральноазиатских государств, немного снизилось с 2129 в 2013 г. до 2071 в 2014 г., т.е. на 1,0%. Но если количество таких преступлений, совершенных гражданами Кыргызстана снизилось на 6,0%, Таджикистана на 7,8%, Туркменистана на 12,2%, то Узбекистана возросло на 9,2%. В целом граждане центральноазиатских государств совершают почти половину преступлений (44,0% в 2014 г.) в сфере НОН, приходящихся на не граждан России.

Отток трудовых мигрантов прежде всего привел к снижению числа совершенных не гражданами России общеуголовных преступлений и в меньшей степени сказался на динамике совершения иностранцами преступлений в сфере незаконного оборота оружия и в сфере НОН.

Криминологический анализ указанных статистических данных показывает, что в первую очередь выезжают из России не криминально активные, а менее криминально активные трудовые мигранты. Незаконные мигранты, приспособившиеся к трудным условиям жизни в России, в меньшей степени покидают нашу страну. Но характер их приспособления к жизни в России в значительной мере связан с криминальными способами обеспечения своего существования и разрешения межличностных конфликтов. Это ведет к повышению криминального потенциала сократившейся массы трудовых мигрантов, особенно пребывающих на нелегальном положении. Можно представить сценарий, когда отток трудовых мигрантов не будет сопровождаться адекватным снижением преступности не граждан России.

Отдельного разговора заслуживает динамика преступности граждан государств Закавказья. Только преступность граждан Азербайджана претерпела изменения, продиктованные влиянием финансово-экономических проблем России на трудовую миграцию.

Количество индикаторных преступлений, совершенных в 2014 г. гражданами Азербайджана, снизилось на 14,1% с 1312 до 996. Число таких преступлений, совершенных гражданами Армении и Грузии, немного возросло: Армении – на 6,7% (с1116 до 1191) и Грузии на 4,5% (с 481 до 503). В данном случае моли сыграть несколько факторов, стимулировавших миграцию из этих государств. Это определенное потепление отношений с Грузией. Оно не только облегчило миграцию в Россию из Грузии, но также из Армении через Грузию. Кроме того, из этих государств в большом числе въезжают к нам лица с криминальными установками в сравнении с выходцами из центральноазиатских государств. Для таких мигрантов кризис не особая помеха. Сложное экономическое положение в Армении и Грузии продолжает стимулировать трудовую миграцию к нами из этих государств, а диаспоры их соотечественников достаточно обширны и давно прижились в России. Это позволяет удерживаться в нашей стране трудовым мигрантам из Армении и Грузии, даже если они не нашли работы и находятся у нас на нелегальном положении.

В 2014 г. бурно возросла преступность граждан Абхазии и Южной Осетии. Число индикаторных преступлений, совершенных первыми возросло на 32,4% с 200 до 265, а вторыми – на 53,3%  15 до 23. Количество совершенных ими преступлений невелико. Но феномен резкого их роста заслуживает самостоятельного криминологического изучения. В 2013 г. также наблюдался их рост на 96,3% и 43,8% соответственно по отношению к 2012 г.

Преступность не граждан России снизилась в 2014 г. не равномерно по всей стране, а прежде всего в регионах, где в наибольшей степени был востребован труд мигрантов из-за рубежа.

Наиболее высокие коэффициенты индикаторных преступлений, свидетельствующие о высокой концентрации трудовых мигрантов, были в 2013 г. в Москве (38,0 на 100 тыс. нас.), Московской области (41,8), Санкт-Петербурге (26,5), Ленинградской области (15,5) и Ямало-Ненецком автономном округе (19,8). Именно в этих субъектах Российской Федерации в 2014 г. произошло наиболее сильное сокращение коэффициентов индикаторных преступлений: В Москве на 20,8% (до 30,1), Московской области на 17,3% (до 34,6), Санкт-Петербурге на 21,9% (до 20,9), Ленинградской области на 25,2% (до 11,5) и Ямало-Ненецком автономном округе на 39,4% (до 12,0).

В тоже время, в регионах, где иностранцы оседали в приграничных регионах на путях миграции в экономически развитые центры наблюдается иная картина. В этих регионах в 2014 г. происходило либо незначительное снижение коэффициентов индикаторных преступлений, совершенных иностранцами, либо увеличение этих коэффициентов. На Западном направлении такими транзитными регионами для трудовой миграции являются Псковская, Смоленская, Брянская, Калужская, Курская, Белгородская и Ростовская области.

Относительно небольшое снижение коэффициента индикаторных преступлений, совершенных не гражданами России, наблюдалось в 2014 г. только в Смоленской (-8,4%) и Белгородской (-12,1%) областях. В тоже время аналогичный коэффициент возрос в Псковской (+2,9%), Брянской (+21,5%), Калужской (+17,0%), Курской (+26,5%) и Ростовской (+13,2%) областях. Это говорит о том, что финансово-экономический кризис выдавил не нашедших работу трудовых мигрантов из экономически развитых центров в значительной части не за границу, а в приграничные регионы.

Статистико-криминологический анализ преступности иностранцев показал, что экономическая ситуация в России играет основную роль в стихийном регулировании неконтролируемой трудовой миграции из сопредельных стран. Но в этом регулировании есть особенности, влияющие на динамику и криминологическую характеристику преступности иностранцев. В первую очередь и в наибольшей мере вытесняются из России менее криминально активные категории трудовых мигрантов. Наличие возможности «зацепиться» в России мигрантам, не желающим выезжать из нашей страны, приводит к тому, что значительная их часть оседает в регионах, где сложились развитые диаспоры соотечественников иностранцев. В первую очередь они оседают вдоль границы на миграционных путях. Это ведет не к снижению преступности иностранцев, а к ее частичному перераспределению по территории России. Дезорганизующее социальный контроль ситуация в Украине ведет к увеличению совершения гражданами Украины и Беларуси преступлений в сфер незаконного оборота оружия и наркотических средств.

[1] Антонов-Романовский Г.В., Литвинов А.А. Преступность мигрантов иностранцев в России и противодействие ей. Криминологическое исследование. М., Российская криминологическая ассоциация, 2012. С. 14-15.;

Антонов-Романовский Г.В., Коимшиди Г.Ф., Чирков Д.К., Литвинов А.А. Преступность мигрантов-иностранцев и ее предупреждение М., «Юрлитинформ», 2013. С. 23-33;

[2] Криминологический анализ проводится по данным формы 795 МВД России, но без сведений по Крымскому федеральному округу за 2014 г. Кроме того, отраженные в статистической отчетности 681 кража по поддельным банковским картам, совершенные в 2014 г. гражданами Молдовы в Новгородской области, представлены в наших расчетах как 1 кража. Сумма всех индикаторных преступлений, совершенных в 2014 г. гражданами Молдовы, снижена на 680 преступлений с 1927 до 1247. В противном случае получаем рост совершения ими индикаторных преступлений за год по всей стране на треть (31,7%), хотя реально в криминологическом понимании произошло снижение с 1463 в 2013 г. до расчетных 1247 в 2014 г., т.е. на 14,8%. Соответственно снижено в расчетах количество всех совершенных не гражданами России индикаторных преступлений в 2014 г. с 17666 до 16986 и прибывшими с западного направления миграции с 5744 до 5064.

ПРЕСТУПНОСТЬ ИНОСТРАНЦЕВ В ГОД ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ РОССИИ (2014 г.)
Written by: Антонов-Романовский Григорий Всеволодович, Литвинов Антон Анатольевич
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 05/18/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
Available in: Ebook