28 Июл

ПРАВОВОЙ АЛГОРИТМ РЕОРГАНИЗАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В РОССИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
  1. Субъект права является центром любой правовой системы, которая определяет их статус, возможности и условия их деятельности, пределы их личной и публичной свободы, социальное пространство охраны и защиты их прав и интересов.

Решение проблем статуса субъекта права во всех отраслях законодательства зависит от понимания права и возможностей его воздействия на общественные отношения, от понимания различных видов деятельности субъекта (экономических и внеэкономических) и его способности воспринимать правовое влияние как фактор разумного благоприятствования при сохранении в праве разных средств регулирования: координационных, рекомендательных, разрешительных, запретительных, охранительных, др.

Главный вызов современности во взаимодействии права и общества, заключается, на наш взгляд, в организации и сохранении правопорядка, понимаемого в рамках данной работы как недопущение в праве избыточного администрирования, препятствующего экономическому и иному социально-культурному статусу субъекта, но также недопущение чрезмерной свободы лиц, граничащей с произволом и явными и скрытыми нарушениями прав и законных интересов субъектов экономической и иной деятельности – и частных и публичных.

  1. Одним из важнейших направлений реформы Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) было системное обновление законодательства о юридических лицах.

Состоявшиеся изменения нормирования юридических лиц были необходимыми, обоснованными, разумными. Они явились результатом открытых обсуждений, сложной работы согласования научных идей, деловых запросов и судебного опыта при сохранении важнейших достижений системы российского права и гражданско-правовой кодификации в России, внутренней целостности и взаимосвязи всех институтов гражданского права.

  1. Объективно ключевое положение лиц, признаваемых субъектами права и гражданского права, предопределяет системную дифференциацию субъектов (лиц) гражданско-правовых отношений, включающую расширение ступеней дееспособности граждан, изменение принципов признания организационно-правовых форм и видов юридических лиц.

Гражданский оборот по своему существу отражает закономерность перемены (смены) субъектов – правообладателей в регулируемых общественных отношениях, что связано с правопреемством, различными его основаниями, в том числе с реорганизацией юридических лиц.

В рамках реформы ГК РФ существенному обновлению подверглись правила о реорганизации юридических лиц, дополненные неизвестными ранее закону, теории и опыту нормами о последствиях нарушений требований осуществления реорганизации.

  1. Правовой алгоритм реорганизации юридических лиц основан на сочетании диспозитивных и императивных правовых средств, определяющих системные начала реорганизации юридических лиц

Под правовым алгоритмом реорганизации юридических лиц следует понимать совокупность согласованных и взаимосвязанных дефиниций и правил, определяющих с достаточной полнотой и (или) исчерпывающим образом состав элементов алгоритма:

понятие реорганизации юридического лица в полной и точной взаимосвязи с понятием юридического лица, исходя из специфической правосубъектности юридического лица,

понятие реорганизации юридического лица в сопоставлении с другими правовыми явлениями (акциями), имеющими общие признаки (свойства) с реорганизацией юридического лица,

способы (формы и виды) реорганизации во взаимосвязи с основаниями реорганизации различных видов юридических лиц,

акты внутреннего управления индивидуальной реорганизацией юридического лица (в частности, внутрикорпоративного управления) и акты внешнего управления (в частности, контроль реорганизации юридического лица, регистрация публичных элементов алгоритма реорганизации);

имущественное содержание реорганизации юридического лица на основе правопреемства в отношении других субъектов имущественного оборота (внешний аспект алгоритма реорганизации) и на основе преобразования прав и обязанностей в отношении учредителей (участников), вызванного реорганизацией (внутренний аспект алгоритма реорганизации;

основные положения о правовой «технологии» реорганизации юридического лица, призванной раскрыть общую модель (алгоритм) реконструкции юридического лица, особенности моделей реконструкции видов или видовых групп юридических лиц, индивидуальный алгоритм реорганизации конкретного юридического лица;

принципы реорганизации юридических лиц в сопоставлении с принципами осуществления гражданских прав и обязанностей,

понятие, основания и последствия ненадлежащей реорганизации юридических лиц, квалификация нарушений правового алгоритма реорганизации юридического лица.

  1. Понимание правового алгоритма реорганизации юридических лиц, его сущности и объема содержания опирается на многие известные труды классической и современной цивилистической науки.

Представляются важными и актуальными идеи С.Н. Братуся о сопоставлении реорганизации и ликвидации юридического лица, поскольку трансформация реорганизуемого юридического лица (алгоритм реорганизации) сопряжена с прекращением юридического лица в случаях разделения, слияния, присоединения и даже преобразования в иную организационно-правовую форму, а также с существенным изменением имущественного состояния реорганизуемого юридического лица в случае выделения нового юридического лица. Братусь С.Н. полагал, что при реорганизациях юридических лиц сохраняется общий экономический, хозяйственный и социальный потенциал страны. Этот результат обеспечивается заменой одного хозяйствующего субъекта другим или другими, изменением правосубъектности реорганизованного юридического лица при сохранении дел и имущества, хотя бы в преобразованной форме [1].

Такова, на наш взгляд, существенная сторона алгоритма реорганизации юридических лиц. К ней примыкает позиция Б.Б. Черепахина [2], а также наша позиция о понимании реорганизации юридического лица как реконструкции правосубъектности юридического лица, охватывающей внутренние отношения (корпоративные, трудовые и иные) и внешние отношения (имущественного оборота, налоговые, страховые, административного контроля и другие) [3].

Современные фундаментальные исследования теории и практики реорганизации юридических лиц в России в сопоставлении с зарубежными юрисдикциями позволяют иметь весьма полное представление об актуальных проблемах надлежащей реорганизации и ее дефектов, а также совершенствования российского законодательства о реорганизации юридических лиц [4].

  1. Новеллы ГК РФ существенно изменили положения о системе юридических лиц, о корпоративных и иных признаках юридических лиц, влияющих на их статус, имущественные и иные правоотношения, органы и способы управления имуществом и деятельностью, др.

Новеллы ГК РФ заметно расширили диспозитивные элементы алгоритма реорганизации юридических лиц, утвердили принцип ограничения реорганизации исключительно в силу закона, устранили ряд блокирующих императивов относительно сочетания различных форм реорганизации (смешанная реорганизация), допустили одноактную совмещенную реорганизацию по цепочке последовательных преобразований более чем двух юридических лиц, предусмотрели последствия нарушений порядка реорганизации юридических лиц (незаконной реорганизации).

Однако теоретическая и правоприменительная ценность некоторых новелл в правовом регулировании юридических лиц вызывает определенные сомнения ввиду их юридической неполноты, чистоты и ясности, что ограничивает доступность их применения в деловой и судебной практике.

  1. Правила статей 60.1 и 60.2 ГК РФ [5] являются новеллами, которые отличаются от предлагавшихся в Концепции развития гражданского законодательства [6] и в Концепции развития законодательства о юридических лицах [7]. Научная и деловая трактовки указанных новелл не сошлись в их одобрении.

Анализируя правила статей 60.1 и 60.2 ГК РФ, Габов А.В. доказал, что введенные в действие новеллы не могут обеспечить необходимую для практического применения нормативную определенность и полноту реализации последствий дефектов реорганизации [8].

Полагаем, что правила статей ГК РФ о последствиях ненадлежащей реорганизации, действительно, не согласуются с концепцией сущности юридического лица и его экономической необходимости, не имеют достаточной социально-нравственной оправданности, и это не устраняется идеей обеспечения, поддержания стабильности гражданского оборота.

В этом плане мы не разделяем подчеркнутый акцент одобрения указанных правил, обоснованный с позиции договорной теории корпорации. Отступление от договорной теории корпорации и признание допустимым существования юридического лица вне своего фундамента – законного решения о реорганизации может быть приравнено к созданию юридического лица вне законного основания. Это считается продвинутой новой позицией, обосновывающей недопустимость восстановления или устранения субъектов права, если с момента незаконного изменения субъектного состава юридических лиц прошло определенное время (более трех месяцев с момента внесения записи о реорганизации в ЕГРЮЛ). Такие правила рассматриваются как средства обеспечения стабилизации гражданского оборота [9].

На наш взгляд, лишь законность реорганизации является подлинной основой стабильности гражданского оборота и защищенности прав и интересов правообладателей. Незаконность реорганизаций юридических лиц влечет деструктивность правоотношений, нестабильность статуса его участников, значит, нестабильность и непрочность гражданского оборота.

Новые правила статей 60.1 и 60.2 ГК РФ вводят способ консервации незаконной реорганизации, преодолевшей трехмесячный порог своего незаконного состояния, либо способ консервации и реализации сделок, совершенных юридическим лицом, незаконно созданным в процессе несостоявшейся реорганизации корпорации.

  1. Исходя из идей обеспечения законности правового алгоритма реорганизации юридических лиц, выскажем некоторые дополнительные замечания по поводу несовершенства правил о последствиях признания недействительными решений о реорганизации юридических лиц и о признании реорганизации корпорации несостоявшейся, включенных в ГК РФ в виде статей 60.1 и 60.2 Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ.

7.1. В правилах статьи 60.1 ГК РФ не указаны основания признания недействительным решения о реорганизации юридического лица любого вида. Эта позиция закона не позволяет ни заявителю иска, ни судебному органу иметь твердое законное обоснование требования о признании недействительным решения о реорганизации. Решение о реорганизации может быть признано недействительным по усмотрению судебного органа, однако решение суда может быть и иным. Законом должны быть предусмотрены те обстоятельства, которые могут формировать конкретный результат судебной оценки исковых требований о признании недействительным решения о реорганизации. При отсутствии такой позиции законодателя не может быть обеспечено единообразие судебной практики по применению закона.

7.2. Правила статей 60.1 и 60.2 ГК РФ несопоставимы по правилам юридической логики: их состав принципиально отличается по субъектам реорганизации и по основаниям ненадлежащей реорганизации.

Вопрос о допустимости применения норм статьи 60.1 ГК РФ к случаям реорганизации корпоративных юридических лиц имеет лишь предположительно утвердительный ответ, если считать, что правила этой статьи являются общими для применения последствий дефектов алгоритма реорганизации любых юридических лиц. Однако такое утверждение приобретает сомнительный характер ввиду отсутствия оснований признания недействительным решения о реорганизации и наличия оснований признания реорганизации корпорации несостоявшейся, что является лишь частным случаем недействительности решения о реорганизации.

Вопрос о допустимости применения норм статьи 60.2 ГК РФ по аналогии, если основанием недействительности решения о реорганизации унитарного юридического лица являются подложные сведения (документы), не лишен актуальности.

Ответы на эти вопросы требуют обоснованной позиции законодателя.

7.3. В рамках статьи 60.1 ГК РФ предусмотрены правила, определяющие ответственность лиц, недобросовестно способствовавших принятию недействительного решения о реорганизации (п. 4). При этом не сделаны отсылки к правилам статьи 53.1 ГК РФ, поскольку круг лиц, ответственных в силу статьи 60.1, шире круга лиц, указанных в статье 53.1.

Однако подобных правил не предусматривает статья 60.2 ГК РФ, хотя нарушения реорганизации имеют столь существенный характер, что реорганизация признана несостоявшейся, и могли быть вызваны действиями широкого круга лиц, включая лиц, контролирующих и определяющих действия юридического лица. Вряд ли можно оправдать такое положение наличием правил об ответственности определенного круга лиц в силу статьи 53.1 ГК.

7.4. Применение положений пункта 3 статьи 60.1 создает ситуацию, при которой реорганизация, проведенная на основании недействительного решения, будучи незаконной, остается частично «неприкасаемой» в отношении новых зарегистрированных лиц либо сохраняется частично в прежнем состоянии в отношении новых, но не прошедших регистрации лиц.

При таких обстоятельствах складывается полная дезорганизованность юридического лица (лиц), включенных в алгоритм реорганизации.

7.5. Применение правил статьи 60.2 ГК РФ об основаниях фальш-реорганизации требует внесения определенности для понимания признаков ситуации, при которой «решение не принималось участниками реорганизованной корпорации». Целесообразно внести в статью примерный перечень таких признаков, включающих, в частности: отсутствие кворума, отсутствие самого факта проведения собрания, принятие решения подставными лицами вместо подлинных  участников корпорации.

Не меньшей неясностью страдает другое указанное в статье основание фальш-реорганизации: представление в орган регистрации документов о реорганизации, содержащих заведомо недостоверные данные о реорганизации. Необходима определенность в отношении перечня документов и их содержания, пороки которых означают состояние фальш-реорганизации.

7.6. Особой задачей в плане понимания составов недействительного или несостоявшегося решения о реорганизации является сопоставление правил статей 60.1 и 60.2 ГК РФ с правилами УК РФ: статьи 170.1 «Фальсификация ЕГРЮЛ», статьи 173.1 «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица», статьи 173.2 «Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица».

Заведомо ложными, недостоверными данными, содержащимися в документах, представляемых в регистрирующий орган, признаны сведения об учредителях (участниках), о размерах и номинальной стоимости долей их участия в уставном капитале хозяйственного общества, о зарегистрированных владельцах именных ценных бумаг, о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица или об ином лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица.

Уголовным преступлением признается реорганизация юридического лица через подставных лиц а также представление в регистрирующий орган данных, повлекшее внесение в ЕГРЮЛ сведений о подставных лицах.

Согласно примечанию к статье 173.1 «Под подставными лицами в настоящей статье и статье 173.2 настоящего Кодекса понимаются лица, которые являются учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица и путем введения в заблуждение либо без ведома которых были внесены данные о них в единый государственный реестр юридических лиц, а также лица, которые являются органами управления юридического лица, у которых отсутствует цель управления юридическим лицом».

(примечание в ред. Федерального закона от 30.03.2015 № 67-ФЗ)

Полагаем, что решение о реорганизации следует считать несостоявшимся, если оно было принято через подставных лиц, если документы в регистрирующий орган представлял орган юридического лица, являвшийся подставным лицом.

По-видимому, основания несостоявшегося решения о реорганизации по правилам статьи 60.2 ГК РФ шире состава статьи 173.1 УК РФ. Вместе с тем содержание заведомо недостоверных сведений вполне охватывается составом статьи 170 1 УК РФ.

Вместе с тем должна быть достигнута терминологическая (категориальная) и смысловая совместимость правил статей ГК и УК, так как несовпадение может создавать препятствия для применения норм как ГК, так и УК.

  1. Постановление Пленума ВС РФ № 25 от 23.06.2015 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» не затронуло проблем применения правил о последствиях ненадлежащей реорганизации.

Вместе с тем следует признать, что Верховный Суд РФ считает принятие судебного решения о прекращении (ликвидации) юридического лица исключительной мерой, которая должна быть соразмерна допущенным нарушениям и вызванным ими последствиям (п. 28). Эта позиция означает допустимость сохранения незаконной реорганизации юридических лиц, если суд сочтет несущественными нарушения прав и законных интересов лиц, участвовавших во внутренних и внешних отношениях реорганизованного юридического лица. Представляется правильной иная позиция судов. Исключительной мерой судебного разрешения споров о нарушениях алгоритма реорганизации должен быть отказ в применении оснований и последствий незаконной реорганизации юридических лиц.

  1. Судебная практика рассмотрения споров о признании недействительным решения общего собрания о реорганизации не может быть признана вполне определенной.

Так, Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18 марта 2015 года по делу № 305-ЭС14-4611 основывалось на правилах статей 57-59 ГК РФ (в прежней редакции) и статей 51 и 53 Закона об ООО.

Суд правильно понимал реорганизацию общества как сложный юридический состав и процесс, включающий в том числе факт внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного общества.

Исходя из условий реорганизации в спорном деле, суд посчитал, что само по себе признание недействительным решения собрания о реорганизации и договора о присоединении не может повлечь таких правовых последствий как восстановление юридических лиц, существовавших до реорганизации. Суд признал, что надлежащим способом защиты, обеспечивающим восстановление нарушенных прав, является предъявление требований о признании недействительной самой сделки по реорганизации и о применении последствий ее недействительности, в том числе в виде восстановления в ЕГРЮЛ юридического лица, которое было присоединено с нарушением законодательства, распределения прав и обязанностей возникшего после реорганизации общества, возврата реорганизованным лицам имущества.

Основываясь на изложенном толковании требований о признании недействительным решения о реорганизации, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила судебные акты первой, апелляционной инстанций и округа и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Полагаем, изложенная позиция суда в данном Определении, принятом незадолго до введения в действие статей 60.1 и 60.2 ГК РФ, не имеет с новыми правилами сходства в подходах к решению проблемы незаконности решений реорганизации юридических лиц.

Имеются и другие примеры судебных актов, свидетельствующих о трудностях при толковании норм материального и процессуального права об основаниях, порядке, последствиях реорганизации и связанном с нею правопреемстве.

Эта судебная практика подтверждает опасения относительно непростой правоприменительной судьбы указанных новелл ГК РФ.

Список литературы

  1. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 220–222.
  2. Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. М. 1962. С. 79, 93 и др.
  3. Чепига Т.Д. Общие вопросы правопреемства в гражданском праве // Российское правовое государство: Итоги формирования и перспективы развития. Часть 2. Материалы Всероссийской научной конференции. Воронеж, 2004. С. 250, 257 и др.
  4. Габов А.В. Теория и практика реорганизации (правовой аспект). М., 2013.
  5. О внесении изменений в главу 4 Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации: Федеральный закон от 05.05.2014
    № 99-ФЗ.
  6. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М., 2009. С. 54, 56.
  7. Концепция развития законодательства о юридических лицах: П. 1.7. // Вестник гражданского права. 2009. N 2. С. 9–73.
  8. Реорганизация и ликвидация юридических лиц: научно-практический комментарий к статьям 57–65 Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный) (Габов А.В.). М., 2014. С 49–62.
  9. Степанов Д.И. Новые положения Гражданского кодекса о юридических лицах // Закон. 2014. № 7.
    ПРАВОВОЙ АЛГОРИТМ РЕОРГАНИЗАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В РОССИИ
    Целью статьи «Правовой алгоритм реорганизации юридических лиц в России» является исследование теоретической и правоприменительной ценности новелл ГК РФ в области института реорганизации юридических лиц. Метод исследования характеризуется сравнительным анализом юридической определенности, внутренней согласованности и эффективности норм, устанавливающих алгоритм реорганизации юридических лиц с позиции частно-правовых и публично-правовых аспектов института, защиты прав и законных интересов субъектов экономического оборота в связи с реорганизацией юридического лица. Отдельное внимание уделено основаниям и последствиям нарушений алгоритма реорганизации юридического лица. Результатом исследования являются выводы о необходимости устранения неполной определенности новелл ГКРФ, касающихся недействительности решений о реорганизации юридического лица или признания реорганизации корпорации несостоявшейся.
    Written by: Тамара Дмитриевна Чепига, Екатерина Алексеевна Виниченко
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/13/2016
    Edition: euroasia-science_28_28.07.2016
    Available in: Ebook