30 Дек

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА СЕРВИТУТА В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В условиях развития гражданско-правовой системы стран СНГ большое значение приобретают сравнительно-правовые исследования. Наибольшую важность они имеют в областях гражданского законодательства, претерпевших наибольшие изменения в период проведения правовых реформ. Например, это относится к законодательству о вещных правах. Интерес может представлять проведение сравнительно-правового анализа законодательства стран Восточной Европы. Это обусловлено тем, что указанные страны, так же как страны СНГ, переживали в последние десятилетия процесс перехода от социалистической к романо-германской гражданско-правовой системе.

Обратимся к законодательству Польши.

Необходимо отметить, что польское право не использует сам термин «сервитуты», применяя вместо него понятие «служебности». Это вызвано традиционным стремлением польского законодательства к употреблению национальной терминологии без заимствований даже из латинского языка. Любопытной в этой связи представляется аналогия с дореволюционным законодательством и доктриной России, использовавшей для обозначения сервитута термин «угодье» [5, с. 443].

ГК Польши признает возможность существования земельных и личных сервитутов. При этом законодательство не содержит однозначно определенного перечня прав и ограничений, следующих из сервитута [1, с. 17].

ГК Польши (§ 1 ст. 285) дает определение земельного сервитута, устанавливая его содержание. Земельный сервитут может носить позитивный и негативный характер и выражаться в том, что:

  • недвижимое (служебное) имущество может использоваться в установленных границах собственником иной (господствующей) недвижимости;
  • собственник служебной недвижимости ограничивается в возможности совершения в отношении ее определенных действий;
  • собственник служебной недвижимости ограничивается в возможности реализации своих правомочий в отношении господствующей вещи.

Земельные сервитуты носят целевой характер. Они возникают исключительно для увеличения хозяйственной ценности господствующей недвижимости либо ее части (§ 1 ст. 285 ГК). Указанное положение является типичным для законодательства стран континентальной системы права. Например, аналогичные по смыслу предписания содержатся в ст. 637 ФГК [7, с. 227-228], § 1019 ГГУ [3, с. 178]. Единственное исключение состоит в том, что сервитут в отношении производственного сельскохозяйственного кооператива может быть установлен независимо от того, что кооператив не будет являться собственником земельного участка (ст. 286 ГК). Содержание земельного сервитута и его реализации в случае отсутствия иных предписаний устанавливается в соответствии с принципами общежития и с учетом местных обычаев (ст. 287 ГК). При этом земельный сервитут должен как можно меньше затруднять использование служебной недвижимости (ст. 288 ГК). Аналогичное требование содержится в § 1020 Германского гражданского уложения, ст. 737 Швейцарского гражданского уложения  и ст. 74 книги 3 ГК Нидерландов [4, с. 74].

Целью как позитивных, так и негативных сервитутов может являться ограничение права собственности для обеспечения «прав соседства». Например, ст. 144 ГК Польши закрепила, что собственник недвижимости обязан при использовании своего права воздерживаться от действий, которые затрудняли бы использование соседней недвижимости сверх границы, вытекающей из общественно-хозяйственного назначения недвижимости и местных отношений, а ст. 147 ГК запретила собственнику проведение земельных работ способом, угрожающим обрушением соседних недвижимостей [1, с. 18].

Собственнику земельного участка предоставляется возможность зайти на соседний участок с целью уборки свешивающихся с его деревьев веток и фруктов (ст. 149 ГК Польши).

Большая часть мер, направленных на обеспечение «прав соседства», содержащихся в ГК Польши, не имеет больших отличий от законодательства стран германской подсистемы гражданского права. Например, можно обнаружить сходство между § 917 ГГУ и ст. 210 — 211 ГК Японии [2, с. 183] о праве прохода по чужому владению и ст. 145 — 146 ГК Польши, урегулировавшими порядок установления и использования «дорожного сервитута».

Статья 148 ГК Польши закрепила, что плоды, упавшие с дерева или куста на соседний земельный участок, считаются плодами этого земельного участка. Эти правила не применяются, если соседний земельный участок находится в общественном пользовании. Очевидно, что указанная норма практически дословно воспроизводит § 911 ГГУ и ст. 45 разд. 4 гл. 5 ГК Нидерландов.

Правило о том, что собственник вправе на своем участке собрать нависающие с чужого участка ветви и плоды, обрубить проросшие с чужого участка корни и присвоить их (ст. 150 ГК Польши), корреспондирует с § 910 ГГУ, ст. 687 ШГК, ст. 44 разд. 4 гл. 5 ГК Нидерландов и ст. 233 ГК Японии.

Предписания ст. 151 ГК Польши об обязанности собственника претерпевать за вознаграждение неумышленное нарушение границ земельного участка при застройке («строительный сервитут») сходны по смыслу с § 912 ГГУ. Так же сходны положения ст. 152 ГК Польши, § 912 ГГУ и ст. 223 — 232 ГК Японии  о сотрудничестве собственников земельных участков при установке межевых знаков, ст. 153 ГК Польши и § 920 ГГУ о разделении спорных участков, ст. 154 ГК Польши, § 921 ГГУ и ст. 670 ШГК о совместном использовании пограничных сооружений.

По общему правилу обязанность сохранения оборудования, необходимого для использования земельного сервитута, возлагается на собственника господствующего участка [1, с. 19]. Если обязанность сохранения такого оборудования была возложена на собственника служебного участка, то он также несет личную ответственность за выполнение этой обязанности. Сособственники несут солидарную ответственность (ст. 289 ГК). Сходные правила, касающиеся распределения расходов между собственниками господствующего и служебного участков, содержатся в законодательстве стран континентальной системы права (ст. 697 — 699 ФГК, ст. 73 книги 3 ГК Нидерландов, ст. 741 ШГК).

Земельный сервитут может возникнуть в результате:

  • сделки, на которую распространяются общие правила о возникновении ограниченных вещных прав, предусмотренные ст. 245 ГК Польши;
  • решения суда, из которого, например, может возникнуть «дорожный сервитут» (ст. 145 — 146), «строительный сервитут» при неумышленном нарушении границы соседнего участка при строительстве здания (ст. 151 ГК);
  • истечения срока приобретательной давности (zasiedzenie), на который распространяются общие правила о приобретении права собственности. Из ст. 292 ГК Польши следует, что в силу приобретательной давности сервитут может возникнуть, если он основан на постоянном и открытом пользовании. Из ст. 292 и ст. 172 ГК вытекает, что приобретение сервитута вследствие приобретательной давности возможно при наличии ряда предпосылок. Во-первых, необходимо владение. Это не должно быть самостоятельное владение как в случае приобретения права собственности, а фактическое пользование чужим земельным участком таким способом, как это делает лицо, которому принадлежит сервитут. На это указывает и ст. 352 ГК Польши. Во-вторых, необходимо истечение 20-летнего срока в случае добросовестного владения и 30-летнего в случае недобросовестного владения (ст. 172 ГК Польши). В-третьих, необходимым условием является существование постоянного и открытого использования сервитута. Это означает, что земельный сервитут можно приобрести, только когда использование чужой недвижимости действительно существует. Это использование является вынужденным, при этом пользование чужой недвижимостью должно осуществляться помимо ее собственника;
  • административного акта, к этому случаю относится возникновение сервитута на основании предписаний об экспроприации недвижимости, так как экспроприация может выражаться также в ограничении права собственности.

Законодательство предусматривает ряд оснований прекращения либо изменения содержания сервитута [1, с. 20].

Во-первых, к таким основаниям можно отнести неиспользование сервитута в течение десяти лет. К негативному сервитуту указанное положение применяется только в том случае, когда в отношении обремененной недвижимости свыше 10 лет существует положение, противоречащее сущности сервитута (ст. 293 ГК Польши).

Во-вторых, если земельный сервитут перестает иметь значение для господствующего участка, то собственник обремененной недвижимости может потребовать его отмены без выплаты компенсации (ст. 295 ГК Польши). Отсутствие интереса управомоченного лица в качестве основания для прекращения сервитута упоминается и в законодательстве иных европейских государств (ст. 79 книги 3 ГК Нидерландов, ч. 2 ст. 736 ШГК).

В-третьих, при условии выплаты вознаграждения собственник обремененного имущества может потребовать прекращения земельного сервитута, если в результате изменения отношений он стал особенно обременителен для служебного участка. Однако такое требование может быть удовлетворено, если сервитут не является необходимым для надлежащего использования господствующего имущества (ст. 294 ГК Польши). Аналогичное правило содержится в ч. 1 ст. 736 ШГК.

В-четвертых, если возникает важная экономическая необходимость, то собственник обремененного имущества может потребовать за вознаграждение изменения содержания или способа исполнения сервитута, если только это не приведет к несоразмерному ущербу для господствующей недвижимости (ст. 291 ГК Польши).

В-пятых, существуют специальные правила, касающиеся изменения содержания сервитута в случае раздела господствующего либо служебного участка (с. 290 ГК Польши):

  • если произошел раздел господствующего участка, то сервитут сохраняет силу для каждой из частей, созданных путем разделения. Однако, если сервитут увеличивает полезность только одной или нескольких частей, собственник обремененного участка может потребовать немедленного прекращения сервитута в отношении других частей. Аналогичное по содержанию правило содержится в § 1025 ГГУ, ст. 743 ШГК и п. 1 ст. 75 книги 3 ГК Нидерландов;
  • в случае раздела обремененного участка сервитут остается в силе для каждой из частей. Однако, если осуществление сервитута ограничивается одной или несколькими частями, владельцы других частей могут потребовать освобождения их от обязанности. Сходное положение содержится в законодательстве стран континентальной системы права (§ 1026 ГГУ, ст. 700 ФГК, ст. 744 ШГК, п. 2 ст. 75 книги 3 ГК Нидерландов);
  • если в результате разделения обремененного либо господствующего участка способ реализации сервитута изменился, то в случае отсутствия согласия сторонами порядок реализации сервитута будет определяться по решению суда (ст. 290).

Кроме того, на прекращение сервитута распространяются общие основания прекращения ограниченных вещных прав. К числу таких оснований польское право относит:

  • отказ правообладателя — заявление субъекта ограниченного вещного права, сделанное собственнику обремененной этим правом вещи, влечет прекращение этого права. По общему правилу если ограниченное вещное право было внесено в кадастровую книгу, то для его прекращения необходимо также совершение соответствующей записи в этой книге (ст. 246 ГК);
  • совпадение субъекта права собственности и ограниченного вещного права в одном лице (ст. 247 ГК);
  • экспроприацию.

ГК Польши (ст. 296 — 305) признает возможность существования личных сервитутов. Следует отметить, что отношение законодателя стран романо-германской системы права к личным сервитутам является неоднозначным. Например, существование личного сервитута признано правом Германии (§ 1090 — 1093 ГГУ) и Швейцарии (ст. 781 ШГК). Во французском праве личному сервитуту соответствуют права пользования и проживания (ст. 625 — 636 ФГК). А законодательством Нидерландов и Японии существование такого ограниченного вещного права не предусмотрено. Столь неоднозначное отношение национального законодательства к личному сервитуту обусловлено тем, что по своему содержанию он достаточно близок с узуфруктом [1, с. 20].

Законодательное закрепление личного сервитута можно объяснить последовательностью в рецепции положений римского частного права. Действительно, в римском праве узуфрукт признавался разновидностью сервитута, имеющего личный характер. Однако подобные отношения только узуфруктом не ограничивались. В литературе по римскому частному праву указывается на возможность существования и иных сходных групп отношений, таких, как:

  • пользование (usus), т.е. право использования вещи без возможности потребления плодов;
  • право проживания (habitatio);
  • право использования рабочей силы рабов и животных (operae servorum, operae animalium) [3, с. 202-204].

Польское право указывает на близость правовой природы земельного и личного сервитутов. Так, например, ст. 296 ГК не определяет содержание личного сервитута, а лишь указывает, что недвижимость может быть обременена в пользу физического лица правом, «содержание которого соответствует земельному сервитуту». В свою очередь, ст. 297 ГК Польши распространяет на личный сервитут предписания о земельном сервитуте. Указанное положение корреспондирует с абз. 2 § 1090 ГГУ и ч. 3 ст. 781 ШГК. Из этого, в частности, следует, что личный сервитут может иметь как позитивный, так и негативный характер. Он, так же как и земельный сервитут, обременяет недвижимость, а точнее — каждого собственника данной недвижимости.

Юридическое отличие личного сервитута состоит в том, что он устанавливается исключительно в пользу конкретного физического лица. Это влечет признание на законодательном уровне определенных отличий между земельным и личным сервитутами.

  • Во-первых, личный сервитут призван удовлетворять личные потребности определенного физического лица. В связи с этим содержание и способ реализации сервитута при недостатке иных сведений определяется личными потребностями управомоченного лица с учетом принципов общежития и местных обычаев (ст. 298 ГК Польши). Указанные правила корреспондируют с § 1091 ГГУ и ч. 2 ст. 781 ШГК, в соответствии с которыми объем личного сервитута определяется на основании личных потребностей правомочного лица [1, с. 20].

Во-вторых, такой сервитут, как право, неразрывно связанное с личностью, прекращается смертью управомоченного лица (ст. 299 ГК Польши). Аналогичное правило установлено правом Германии (абз. 2 § 1090 ГГУ). Однако в соответствии с § 2 ст. 301 ГК Польши по соглашению сторон можно определить, что в случае смерти управомоченного лица право использования квартиры будет принадлежать его детям, родителям и супругу.

В-третьих, поскольку личный сервитут имеет целью удовлетворение потребностей конкретного лица, он является непередаваемым. Более того, невозможно также передать осуществление сервитута иному лицу (ст. 300 ГК Польши). На непередаваемость по общему правилу личного сервитута указывает § 1092 ГГУ и ч. 2 ст. 781 ШГК.

В-четвертых, если субъект личного сервитута допускает существенные нарушения при реализации своего права, собственник служебной недвижимости может требовать замены сервитута на выплату ренты (ст. 303 ГК Польши).

В-пятых, личный сервитут не может возникнуть в силу приобретательной давности (ст. 304 ГК Польши).

В-шестых, если обремененная сервитутом недвижимость передается в качестве вклада в сельскохозяйственный производственный кооператив, то при наличии веских оснований кооператив может требовать изменения способа использования сервитута или замены его на выплату ренты (ст. 305 ГК Польши).

Наибольшее значение среди личных сервитутов имеет право пользования жилым помещением. В связи с этим ГК Польши специально регулирует подобные отношения.

На основании сказанного выше можно сделать вывод, что степень развития законодательных предписаний об ограниченных вещных правах (в частности, сервитутов) может указывать на уровень развития института права собственности в той или иной национальной гражданско-правовой системе. В связи с этим следует признать, что отечественное законодательство уделяет недостаточное внимание ограниченным вещным правам. В Модельном ГК для государств — участников СНГ и национальных ГК, разработанных на его основе, сервитутам не уделяется достаточного внимания. Например, в Модельном ГК сервитутам посвящено всего три статьи (ст. 280 — 282), которые не регулируют либо недостаточно регулируют традиционные для законодательства стран континентальной системы права вопросы возникновения, осуществления и прекращения сервитутов. В случае развития отечественного законодательства в указанной сфере представляется возможным использовать зарубежный опыт, в том числе опыт стран Восточной Европы.

Список литературы

  1. Богустов А.А. Правовая природа сервитута по законодательству Польши // Нотариус. — 2011. — № 3. — С. 17 — 20.
  2. Вагацума С. Гражданское право Японии: В 2 кн. Книга первая. — М.: Прогресс, 1983. — С. 183.
  3. Германское гражданское уложение от 18 августа 1896 г. (с последующими изменениями). Германское право. Ч. 1. Гражданское уложение. — М.: МЦФЭР, 1996. — С.178.
  4. Гражданский кодекс Нидерландов. Книги. — Лейден: Лейденский университет, юридический факультет, Институт восточно-европейского права и россиеведения, 2000. — С.74.
  5. Мейер Д.И. Русское гражданское право. — М.: Статут, 2000. — С. 443.
  6. Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: Учебник. — М.: Бек, 2000. — С. 202 – 204.
  7. Французский гражданский кодекс. — СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004. — С.227-228.
    ПРАВОВАЯ ПРИРОДА СЕРВИТУТА В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
    Written by: Харебов Олег Амзорович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/24/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook