25 Июл

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ UFED – УНИВЕРСАЛЬНОГО УСТРОЙСТВА ДЛЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ МОБИЛЬНЫХ УСТРОЙСТВ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Анализ следственной практики показывает, что активное использование в нашей жизни различных мобильных устройств (смартфоны, планшетные компьютерыи пр.) послужило основанием ихпримененияпри совершении преступлений. Очевидно, что информация, хранящаяся в данных устройствах, может являться доказательством виновности (невиновности) лица в совершении преступления.

В целях получения информации из электронных мобильных устройств подразделения криминалистики Следственного комитета (далее СК) Российской Федерации (далее РФ) обеспечены современной высокотехнологичной криминалистической техникой – UniversalForensicExtractionDevice (UFED) –  Универсальное устройство извлечения судебной информации.

Институтом повышения квалификации (далее ИПК) СК России в целях обобщения и унификации практики применения UFED для извлечения и анализа данных из мобильных устройств и SIM-карт, выработки единого подхода процессуального оформления данного мероприятия, его доказательственного закрепления и подготовки соответствующих законотворческих предложений было проведено исследование практики применения данного устройства в территориальных следственных подразделениях СК России [1].

Исследование показало, что в каждом управлении (отделе) СК России имеется UFED компании «Cellebrite». Однако анализ практики применения устройства во 2-ом полугодии 2012 г. и 1-ом полугодии 2013 г. отражает невысокую активность использования данной криминалистической техники.

Наиболее активно применяют UFED для расследования и раскрытия  преступлений в Следственном управлении (далее СУ) СК России по Амурской области. Так за 3 месяца 2012 года устройство использовалось там по 26 уголовным делам и 26 материалам проверок, а за 7 месяцев 2013 года – по 106 уголовным делам и 57 материалам проверок. При этом было исследовано 179 мобильных устройств.

В Забайкальском крае в 2012 г. было проведено 8 исследований по 5 уголовным делам, в 2013 г. – 98 исследований по 9 уголовным делам. Причём в 85 случаях (86,7%) использования UFED была получена интересующая следствие информация.

Более 50 раз в 2013 г. использовался UFED в Главном СУ СК России по                               г. Москве, Главном СУ СК России по г. Санкт-Петербургу, СУ СК России по Мурманской области, Астраханской области, СУ СК России по Хабаровскому краю, СУ СК России Республики Карелия и СУ СК России по Ханты-Мансийскому автономному округу. При этом очевидно, что даже по одному уголовному делу порой приходится получать информацию из нескольких мобильных устройств или SIM-карт.

Активно используется UFED в ходе проверки сообщений о преступлении в Якутии (более 200 применений) и Ямало-ненецком автономном округе. В то время как в других регионах устройство при проведении проверок по материалам практически не используется. Не применяется UFED, например, в Северо-Западном СУ СК России на транспорте, Республике Чечня, СУ СК России по Дальневосточному Федеральному округу. Единичны факты применения устройства в Сибирском Федеральном округе, в Дальневосточном Следственном Управлении СК России на транспорте, Курской и Тульской областях [1].

Несмотря на отсутствие законодательных ограничений в использовании UFED по отдельным категориям преступлений, исследовались мобильные устройства только по уголовным делам, возбуждённым по:

  • ст. 105 Уголовного кодекса (далее УК) РФ «Убийство», 51%;
  • ч. 4 ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшее по неосторожности смерть», 21%;
  • против половой свободы и половой неприкосновенности личности, 17%;
  • взяточничество и в отдельных случаях по другим статьям УК РФ (ст.ст. 109, 110, 159, 162, 210, 263, 282, 286 УК РФ), 11%.

Практика изъятия мобильных устройств и извлечения из них значимой для расследования информации, несмотря на отсутствие прямого указания в Уголовно-процессуальном кодексе (далее УПК) РФ или подзаконных нормативных правовых актах, складывается  однообразно: мобильные устройства изымаются в ходе осмотра места происшествия, обыска, выемки, личного обыска при задержании, о чем делается отметка в протоколе следственного действия.

Однако, например, в Западно-Сибирском управлении СК России на транспорте, Белгородской области, в Пермском крае и Ханты-Мансийском автономном округе, следователи не всегда изымают мобильное устройство в ходе определённого следственного действия, а чаще сразу производят его осмотр. Например, в ситуациях, когда телефон обнаружен на месте происшествия или потерпевший в ходе допроса предъявляет свой мобильный телефон с определённой интересующей следователя информацией.

В 92% случаев извлечение данных из мобильных устройств производилось на основании ст. 176 УПК РФ  в порядке осмотра предметов (мобильных устройств) с применением технических средств (UFED) и способов обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств (ч. 6 ст. 164 УПК РФ). Извлечение данных из мобильных устройств в ходе проведения компьютерно-технической экспертизы мобильных устройств (ст. 195 УПК РФ) осуществлялось более 60 раз за 2012 – 2013 гг. в СУ СК России по Хабаровскому краю.

В Омской, Тюменской, Ленинградской областях и Забайкальском крае для извлечение удалённой информации и работы с некоторыми китайскими моделями сотовых телефонов выносилось постановление о назначении компьютерно-технической экспертизы мобильных устройств (ст. 195 УПК РФ). При этом чаще всего следователь ставил перед экспертом вопросы о возможности изъять полные сведения из мобильного устройства с подготовкой отчёта и присутствовал при производстве экспертизы (ст. 197 УПК РФ). Процессуально извлечение искомой информации оформлялось соответственно протоколом осмотра предмета с приложением аналитического отчёта в бумажном и электронном (на диске) виде, заключением эксперта либо справкой специалиста.

Следует отметить, что фактов извлечения искомой информации с помощью UFED по письменному поручению следователя органам дознания в процессе проведенияоперативно-розыскных мероприятий либо производстве отдельных следственных действий не было. Ходатайства перед судом на производство осмотра мобильных устройств и извлечения данных, имеющих значение для уголовного дела следователями не возбуждались, соответствующие постановления не выносились. При этом противоречий в следственно-судебной практике не возникало, случаев признания судами полученных с использованием UFED данных не допустимыми доказательствами также не было. Хотя в единичных случаях (при физическом извлечении полного дампа памяти – пароли, сообщения электронной почты, SMS-сообщения, чаты) следователи СУ СК России Якутии и Ярославской области получали судебное решение. Примечательно, что в ответ на ходатайство следователя Ярославской области о разрешении провести осмотр мобильного устройства с использованием UFED, судья подчеркнул, что необходимости получения решения суда на проведение подобного следственного действия нет. Считаем, это обусловлено тем, что не все судьи знакомы с практикой использования UFED и принципами его работы.

При этом руководители некоторых СУ СК России (Республика Калмыкия, Республика Якутия, Ямало-Ненецкий Автономный округ), все-таки заострили внимание на том, что получаемые с помощью UFED сведения относятся к охраняемой законом тайне личной жизни, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, поэтому целесообразно получать решение суда на извлечение интересующей следствие информации.

Ряд руководителей, в частности, СУ СК России по Ленинградской, Орловской, Белгородской областей, Северо-Западного управления на транспорте, считают, что беспрепятственно извлекать данные из мобильных устройств с помощью UFED можно только в случае получения согласия собственника мобильного устройства. В противном случае необходимо получать решение суда по аналогии с ч. 5 ст. 177 УПК РФ (осмотр жилища) и ч. 2 ст. 186 УПК РФ (контроль и запись переговоров).

Следует отметить, что в ряде регионов UFED используют только лишь для ускорения получения внешних данных и создания аналитического отчёта.

Однако надо подчеркнуть, что в ходе расследования ряда уголовных дел применение данного устройства позволило изобличить виновных в совершении особо тяжких резонансных преступлений.

В тоже время в своих ответах на запрос ИПК СК России большинство руководителей высказали пожелание получить методические рекомендации по правовому регулированию использования устройства UFED для раскрытия и расследования преступлений [1].

Опрос следователя-криминалиста отдела криминалистики СУСК РФ по Тамбовской области Дорошина О.Б. по вопросам практики применения универсального устройства извлечения судебной информации показал, что этот отдел криминалистики был обеспечен UFED с декабря 2012 года. С момента его внедрения и по настоящее время у следователей следственных отделов постоянно возникает необходимость в его использовании. Данное устройство применяется, как при проведении проверок в порядке статей 144, 145 УПК РФ, так и в рамках расследования уголовных дел по следующим категориям преступлений: в сфере экономики, против личности, государственной власти, половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Всего было исследовано 356 объектов, из них: мобильные телефоны – 163; планшетные компьютеры – 6;  SIM-карты – 179; карты памяти – 8. Как правило, исследуемые объекты являлись средством объективной стороны преступления, а также средством коммуникации лица, совершившего преступление.

Следует отметить, что при помощи устройства UFED извлекалась информация, не затрагивающая тайну личной жизни, переписки, телефонных переговоров и иных сообщений, для изъятия требовались лишь данные телефонной книги, журнал звонков, заметки календаря, фото-видеофайлы. Извлеченная информация являлась вспомогательным доказательством по уголовному делу.

Практика процессуального оформления извлечения и анализа данных из мобильных устройств при использовании UFED складывается однообразно. Так, извлечение информации происходит в соответствии со ст. 164, ч. 1 ст. 176, ч.ч. 1-4, 6 ст. 177 УПК РФ в рамках осмотра предмета (мобильного устройства) с применением UFED и цифрового фотоаппарата.

Следователь-криминалист отдела криминалистики СУ по Тамбовской области отметил, что одной из проблем применения UFED является вопрос об ограничении конституционных прав граждан, предусмотренных ст. 23 Конституции РФ. В связи с тем, что не все судьи знакомы с устройством UFED и принципами его работы, сотрудники отдела криминалистики СУ СК РФ по Тамбовской области предлагают для закрепления допустимости полученных доказательств процедуру извлечения данных из мобильного устройства фиксировать с помощью фото- или видеосъемки. Следователь-криминалист также подчеркнул, что судебное решение на производство осмотра мобильных устройств и извлечения из них информации сотрудники не запрашивали, т.к. необходимые сведения не относились к тайне личной жизни, переписки и телефонных переговоров. Однако считает, что в соответствии со ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, и ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Полагаем, что нельзя не согласиться с данным мнением, и что извлечение информации из мобильного устройства без получения судебного решения возможно только в случае, если извлекаемая информация не переходит границы тайны личной жизни, переписки и т.п., к которой относятся заметки календаря, фото- и видеофайлы.

Соглашаясь с мнением С.Ю. Скобелина – старшего преподавателя кафедры уголовного права ИПК СК Российской Федерации, считаем, что с учетом специфических возможностей подобной криминалистической техники осмотр, обнаружение и исследование доказательств следует включить в ч. 5 ст. 165 УПК РФ, т.е. предусмотреть возможность проведения следственного действия в исключительных обстоятельствах без получения судебного решения [2].

По практике применения устройства нами также был проведен опрос  сотрудников Ленинского межрайонного следственного отдела (далее МСО)                     г. Тамбов и следственного отдела по Октябрьскому району г. Тамбов следственного управления СК РФ по Тамбовской области. Всего в опросе участвовало 17 человек, из них: 2 руководителя следственного отдела; 2 заместителя руководителя следственного отдела; 5 следователей Ленинского МСО г. Тамбов; 8 следователей следственного отдела по Октябрьскому району г. Тамбов.

Проведенное анкетирование и последующий его анализ показали, что большинство следователей осведомлены о наличии в отделе криминалистики СУ СК РФ по Тамбовской области UFED. Однако необходимость его использования в рамках проведения проверок в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ и расследования уголовных дел у них возникала редко. По мнению 63 % следователей, изъятие информации из мобильного устройства без получения на это судебного решения, нарушает конституционные права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Следователи считают, что необходимо внести соответствующие изменения в УПК РФ, а также разработать методические рекомендации по использованию данного устройства.

Руководитель Ленинского МСО Тамбова в качестве наиболее показательного примера применения криминалистической техники, с помощью которой удалось получить сведения, имеющие решающее доказательственное значение, отметил работу следователей-криминалистов по уголовному делу № 69917.

Так, 16.09.2013 в Ленинский МСО г. Тамбов поступил материал проверки по заявлению Т. о том, что 16.09.2013 в отношении нее в квартире Л. и С. совершили насильственные действия сексуального характера. В ходе проведения проверки Л. и С. пояснили, что факты совершения действий сексуального характера с Т. имели место по взаимному согласию. Отсутствие у Т. телесных повреждений, которые могли бы свидетельствовать об имевшем место насилии, и имеющиеся в объяснениях разногласия не позволяли следствию сделать однозначный вывод о наличии либо отсутствии в действиях Л. и С. признаков преступления. В ходе проверки изъятый у Л. мобильный телефон старшим следователем-криминалистом был осмотрен с применением UFED. В результате были восстановлены удаленные видеофайлы, содержащие исчерпывающую информацию (насильственные действия Л. снял на камеру телефона), однозначно свидетельствующую об имевшем место сексуальном насилии, что позволило 17.09.2013 возбудить по данному факту в отношении Л. и С. уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 132 УК РФ. Полученная при помощи UFED информация с изъятого сотового телефона, явилась основным доказательством по делу.

При этом руководство Ленинского МСО г. Тамбова считает, что извлечение информации из мобильных устройств нарушает конституционные права граждан только в том случае, если извлекаемая информация относится к охраняемой законом тайне личной жизни и переписки, и только в таких случаях для проведения следственных действий по извлечению информации из мобильных устройств необходимо получение судебного решения. Руководитель отдела также отметил, что получение судебного решения на разрешение извлечения информации из электронных мобильных устройств не предусмотрено УПК РФ и, по его мнению, необходимости юридического закрепления применения устройства нет.

Таким образом, анализ практики применения UFED в 2012 – 2013 годы на территории субъектов РФ показывает невысокую активность использования данной криминалистической техники, что, безусловно, снижает процент раскрываемости по уголовным делам. Тем более что практика показывает, использование таких устройств существенно помогает в расследовании и раскрытии уголовных дел. Это объясняется тем, что при использовании UFED у следователей и дознавателей возникает ряд правовых проблем и вопросов, в частности: каков процессуальный порядок оформления извлечения и анализа данных из мобильных устройств с использованием криминалистической техники; подпадают ли мобильные телефоны как устройства в категорию «компьютеры», а информация в них – в категорию «компьютерная информация» при проведении компьютерно-технической судебной экспертизы; как определить содержание и границы охраняемой законом тайны; необходимо ли получать судебное решение на извлечение информации из электронных мобильных устройств. Считаем, что данные вопросы вызваны отсутствием какой-либо регламентации применения устройства.

Для решения проблем предлагаем внести изменения в классификацию компьютерно-технических экспертиз, для того, чтобы информацию, содержащуюся в электронных мобильных устройствах, можно было извлекать и анализировать эксперту, имеющему специальные навыки и познания в данной области. Кроме того считаем, что необходимо внести соответствующие изменения в УПК РФ, а также, во избежание коллизий необходимо четко определить круг сведений, которые относятся к охраняемой законом тайне.

Список литературы:

  1. Багмет А.М., Скобелин С.Ю. Особенности применения криминалистической техники для извлечения и анализа данных мобильных устройств // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: материалы международ. науч.-практич. конф. Тюмень: ТГАМЭУП. 2013. № 10. С. 8 – 14.
  2. Скобелин, С.Ю. Юридическая основа и процессуальное оформление извлечения и анализа данных из мобильных устройств // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения: сб. науч.-практич. тр. № 1. М.: Буки Веди, 2013. С. 182 – 190.

 

Выражаем благодарность всем сотрудникам СУСК РФ по Тамбовской области, принимавшим участие в опросе.

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ UFED – УНИВЕРСАЛЬНОГО УСТРОЙСТВА ДЛЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ МОБИЛЬНЫХ УСТРОЙСТВ
Работа посвящена исследованию проблем применения универсального устройства для криминалистического исследования мобильных устройств. В процессе исследования применялся теоретико-методологический анализ лите-ратурных источников; эмпирические методы (опрос, анализ результатов дея-тельности следователей). В работе выявлена необходимость использование UFED при расследовании уголовных дел.На основе выполненного исследования проблемы использования устройства предложены конкретные пути ее решения.
Written by: Рогова Ирина Анатольевна, Бурцева Елена Васильевна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 03/01/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_25.07.15_07(16)
Available in: Ebook