28 Фев

О РЕАЛИЗАЦИИ ИНСТИТУТА ОТСРОЧКИ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Субъективное право ребенка на получение надлежащего семейного воспитания по своей природе сходно с правом на имя, гражданство и т.п. Оно возникает у ребенка в силу рождения и с момента рождения. Это право регламентируется нормами международного характера. Генеральная Ассамблея ООН 20 ноября 1989 г. провозгласила Конвенцию о правах ребенка, призвав все государства к соблюдению указанных в ней норм-принципов, декларирующих, в частности тот факт, что каждый ребенок должен расти на попечении и под ответственностью своих родителей. Так же в числе этих прав указывается и право ребенка на получение надлежащего семейного воспитания [1, с. 156–157].

В Российской Федерации закрепление прав ребенка нашло свое отражение в Федеральном Законе «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24 июля 1998 г., принятом в целях реализации положений ст. 38 Конституции РФ. Закон устанавливает основные гарантии прав и законных интересов ребенка в целях создания правовых, социально-экономических условий для наиболее полной реализации прав и законных интересов ребенка.

В силу этого, действующее уголовное и уголовно-исполнительное законодательство в системе оснований освобождения осужденных от наказания содержит институт отсрочки отбывания наказания. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 82 УК РФ осужденным беременной женщине, женщине, имеющей ребенка в возрасте до четырнадцати лет, мужчине, имеющему ребенка в возрасте до четырнадцати лет и являющемуся единственным родителем суд может отсрочить реальное отбывание наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста.

Рассматриваемый институт введен в первую очередь в интересах ребенка, и из его содержания можно сделать вывод, что в основе решения суда о возможности применения отсрочки, дальнейшего исправления осужденных без изоляции от общества но в условиях осуществления за ними надзора и контроля лежат всесторонние данные о них как о родителях, их поведении, отношении к труду и иные сведения. Осужденным предоставляется возможность родить ребенка и воспитывать в семье, в максимально благоприятных условиях. В этом выражается гуманность государства в отношении рассматривай категорий осужденных, у которых появилась возможность реально не отбывать наказание при условии выполнения своих социальных функций родителей и возложенных обязанностей. Субъективное право ребенка может быть гарантировано лишь надлежащим осуществлением родительских прав, выполнением соответствующих этим правам родительских обязанностей [2, с. 83–84].

Закон не определяет, какую часть срока наказания обязана отбыть женщина, а указывает лишь на беременность или наличие у нее ребенка в возрасте до 14-ти лет и не говорит о сроке беременности осужденной, позволяющем ей получить отсрочку отбывания наказания. Когда же такое право она получает? В соответствии со ст. 255 Трудового кодекса РФ женщине предоставляется отпуск по беременности и родам продолжительностью 70 календарных дней (в случае многоплодной беременности – 84) до родов и 70 (в случае осложненных родов – 86, а при рождении двух и более детей – 110) календарных дней после родов. Поскольку длительность нормальной беременности равна в среднем 280 суткам, то освобождение из исправительного учреждения в связи с отсрочкой должно производиться в тот день, когда срок беременности осужденной равен 210 суткам. Этот день и должен быть указан в судебном определении как день освобождения.

В отношении же мужчин реализация отсрочки возможна при наличии двух условий: 1) наличие ребенка возрастом до 14-ти лет; 2) он должен являться единственным родителем.

В данной связи, по нашему мнению, происходит определенное нарушение принципов равенства и справедливости. Так, у мужчин право на применение отсрочки отбывания наказания возникает только при наличии существенного ограничительного фактора – он единственный родитель. Мы согласны с мнением, что неизбежно могут возникнуть вопросы относительно ситуаций, когда формально родителей двое, а фактически ребенка воспитывает только отец, либо когда мать ребенка уже отбывает наказание в виде лишения свободы [3].

В тоже время такой гуманный акт применяется не ко всем указанным категориям осужденных. Отсрочка отбывания наказания не применяется к осужденным к ограничению свободы, к лишению свободы за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, к лишению свободы на срок свыше 5-ти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, к лишению свободы за преступления, предусмотренные ст.ст. 205, 2051-5, чч. 3, 4 ст. 206, ч. 4 ст. 211 УК РФ, и сопряженные с осуществлением террористической деятельности преступления, предусмотренные ст.ст. 277, 278, 279 и 360 УК РФ.

В ст. 15 УК РФ отмечается, что тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не может превышать десяти лет лишения свободы, а особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

По смыслу анализируемой нормы под преступлениями против личности в данном случае понимаются преступления, в которых личность выступает в качестве не только основного, но и дополнительного объекта.

Учитывая специфику института отсрочки отбывания наказания, с нашей точки зрения, не будет являться оправданным право на отсрочку лицам, не прошедшим принудительного курса лечения от алкоголизма и наркомании, а также лицам, страдающим психическим расстройством, не исключающим вменяемости. Этого требуют интересы ребенка. По нашему мнению, всесторонние данные о состоянии здоровья осужденного должны в обязательном порядке учитываться при решении вопроса об его освобождении и быть законодательно установлены в качестве условий отсрочки.

Представляется, что применяя данную норму, суд должен иметь доказательства, что беременная, мать или отец, учитывая характер совершенного преступления, личность осужденного, его отношение к алкоголю и наркотикам и другие обстоятельства, действительно может дать ребенку тот уход и воспитание в которых он нуждается.

Часть 2 ст. 82 УК РФ регламентирует отказ от ребенка или продолжение уклонения от воспитания ребенка после предупреждения, объявленного органом, осуществляющим контроль за поведением осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, после которого суд может по представлению этого органа отменить отсрочку отбывания наказания и направить осужденного для отбывания наказания в место, назначенное в соответствии с приговором суда.

Осужденный считается уклоняющимся от воспитания ребенка, если он, официально не отказавшись от ребенка, оставил его в родильном доме или передал в детский дом, либо ведет антиобщественный образ жизни и не занимается воспитанием ребенка и уходом за ним, либо оставил ребенка родственникам или иным лицам, либо скрылся, либо совершает иные действия, свидетельствующие об уклонении от воспитания ребенка (ч. 3 ст. 178 УИК РФ).

Злостность уклонения от воспитания ребенка выражается в систематическом и упорном уклонении от обязанности воспитывать своего ребенка, несмотря на напоминание органа, контролирующего поведение осужденного, получившего отсрочку исполнения наказания.

В данной связи, на наш взгляд, не до конца урегулирован момент, который определяет, что суд при рассмотрении данного вопроса может, но не обязан отменять отсрочку отбывания наказания. Так, если имеет место злостное уклонение от исполнения обязанностей, их грубое нарушение в совокупности с игнорированием указаний органа, осуществляющего контроль, то отмена предоставленной отсрочки должна быть не правом, а обязанностью суда [4, с. 73].

Вторым основанием для отмены отсрочки является совершение любого преступления, умышленного или неосторожного. В этом случае наказание назначается по правилам совокупности приговоров, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

Список литературы:

  1. Права человека. Основные международные документы. – М., 1993.
  2. Бадамшин И.Д., Крепышев А.М., Поезжалов В.Б. Освобождение от уголовной ответственности и наказания: учебное пособие. – Уфа: УЮИ МВД РФ, 2009.
  3. Дядюн К.В. Субъект отсрочки отбывания наказания, предоставляемой в соответствии со ст. 82 УК // Законность. – 2011. – № 4.
  4. Бадамшин И.Д., Зеленцов А.А., Поезжалов В.Б. Освобождение от наказания: учебное пособие. – Уфа: УЮИ МВД РФ, 2006.
    О РЕАЛИЗАЦИИ ИНСТИТУТА ОТСРОЧКИ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ
    Written by: Бадамшин Ильфат Давлетнурович, Анфимова Анна Анатольевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/18/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
    Available in: Ebook