28 Апр

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМНЫХ АСПЕКТАХ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ДОГОВОРА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Принцип свободы договора провозглашен одним из базисных надстроек гражданского права в целом, а, следовательно, и закрепленных им правовых превенций, в частности. Как справедливо отмечал Ю.Л. Ершов, «именно он в современном деловом обороте определяет тон в подходах законодателя к урегулированию всего массива частных отношений, а потому точное определение правовой природы, смысла и назначения его нормативного закрепления, а между тем и порядка реализации представляет собой весомый аргумент в пользу действительной необходимости его научного исследования» [1].

Тем не менее, в практическом поле применения договорной свободы частных отношений действительная возможность надлежащей реализации указанного принципа далеко не всегда находит своего истинного назначения.

Проблематика контроля справедливости договорных условий является общепризнанной; она актуальна не только в Российской правовой системе, но и в зарубежных правопорядках, поскольку для определения уровня разумного и допустимого патернализма в частные отношения требуются особые теоретические и практические вложения, позволяющие предуготовить коммутативность упорядочения договорных связей всего общества.

Особую важность пределы реализации договорной свободы имеют тогда, когда на кону стоит экономическая составляющая развития государства, ведь частной сферой облекаются все коммерческие правоотношения, являющиеся базисом экономики. В этой связи реальное состояние договорной дисциплины выступает в роли критерия, определяющего эффективность правового регулирования развивающейся российской рыночной системы. И именно высокий уровень поддержания всего договорного оборота – серьезная заявка и залог одновременно на качественный поступательный экономический рост нашего государства.

Между тем, изучение хозяйственной и судебной статистики является ярким примером очевидного явления обратно пропорционального описанному процесса. Механизм злоупотребления договорной свободой активно используется недобросовестными контрагентами, суды необоснованным образом истолковывают истинный правовой смысл свободы действий в договорных соглашениях, что не может не оставить свой след на привлечение к обозначенной нами проблеме должного внимания. Результат от подобных действий облекается в нарушение законных прав социально и экономически менее защищенных участников правоотношений и несет в себе подрыв авторитета государства как гаранта декларированных нормативными актами субъективных правомочий, не говоря уже о выше указанных негативных последствиях.

О важности рассматриваемого нами постулата писали многие классики отечественной цивилистики. В соответствии с точкой зрения И.А.Покровского, «всякий договор является проявлением частной автономии, которая составляет необходимую предпосылку самого гражданского права, а вместе с началом частной собственности принцип договорной свободы служит краеугольным камнем всего современного гражданского строя [2]. Г.Ф. Шершеневич подобным образом рассматривал свободу договора как одну из наиболее ценных основ современного правопорядка, аргументируя свою позицию тем, что «свобода труда, выбора вида деятельности, рынка и конкуренции — вот те важнейшие взаимосвязанные факторы, которые побуждают к вступлению во всевозможные договорные связи» [3].

Исторически в России сформировалось неуважение к договорной свободе. В советском обществе ее, по сути, попросту не было (по крайней мере, в хозяйственном обороте). Государство, оставаясь абсолютным монополистом, строго контролировало содержание всех заключаемых предприятиями коммерческих контрактов. При этом последние, как указывает А.Г. Карапетов, являлись скорее не самостоятельными субъектами, а играли роль «карманов» одного «пиджака» [4], а договор при этом выступал в роли не действительного соглашения, посредством которого реализовалась бы явственная воля сторон, а обычным инструментом, позволяющим выполнять плановые установки.

Конечно, о свободе в советские годы говорить не приходилось хотя бы по той причине, что закрепление на законодательном уровне такого отраслевого базиса позволило бы организациям действовать вопреки плану, по собственному усмотрению, что попросту разрушило бы весь строй установленных и господствовавших отношений контроля и надзора за всеми сферами общественной жизни, включая и экономическую. Такая «шапочная» система в итоге нивелировала правовую значимость договорной свободы.

В настоящий же момент, когда годы советского императивизма остались в далеком прошлом, отношение к принципу свободы договора кардинальным образом не изменилось. Несмотря на всеобщее закрепление в законодательном порядке и дескриптивное признание постулата, его практическое применение зачастую сопровождается «погрешностями» в уяснении и истолковании смысла, пренебрежительном отношении к воле сторон и третьих лиц. Закрепленный в законодательном порядке принцип договорной свободы только тогда может иметь успех в правоприменении, когда будет базироваться на качественно обозначенных векторах в области своего непосредственного распространения, а также эффективном механизме гарантий его реализации в частной сфере.

Принцип свободы договора сравнительно недавно стал признаваться базовым аспектом частных отношений, а став таковым, он должен получить надлежащую оценку судом. Но вместе с тем, зачастую судебные органы истолковывают его не совсем обоснованным и логичным образом. Как справедливо отмечает А.Г. Карапетов, судейский корпус в основном составляют представители зрелой возрастной категории граждан, с молодых ногтей воспитанных на устоях советского общества, в которых напрочь отсутствовал рассматриваемый нами принцип [5]. Но все же даже та часть молодых юристов, одевших судейские мантии, относятся к договорной свободе мягко говоря «прохладно».

Вся проблема упирается в те моменты, что в силу заключенных договоров стороны связывают себя определенными экономическими нитями, а при признании непоименованных договоров недействительными устойчивость на рынке таких субъектов существенно подрывается, коль скоро субъекты вынуждены претерпевать потери, эквиваленты которых подчас исчисляются десятками миллионов. А судебная дискреция, как мы уже замечали, такова, что в российской правовой системе признать сделку недействительной не составляет особого усилия. А судье, призванному толковать обстоятельства с их «подгоном» под ту или иную правовую норму нет никакого дела до возникновения серьезных материальных убытков у «проигравшей» стороны. К примеру, встречаясь с нестандартными конструкциями соглашений, а также экстраординарными условиями, обычно включаемыми в договоры, суды сталкиваются с объективной проблемой недопонимания и сложностью в признании их легальными. По меньшей мере, они должны быть сведущими в вопросах экономики и основ ведения бизнеса. Итог очевиден: зачастую подобный договор или необычные условия признаются недействительными.

Вот в чем основная проблема дисбаланса и неоднозначности роли судов. В конечном счете, страх перед злоупотреблениями парализует свободу договора в общем, вразрез с тем, чтобы активизировать судебный корпус к внимательному изучению каждого договора и вынесению действительно справедливого итогового акта.

Блокирование договорной свободы действительно необходимо, но при всем обозначенном, оно должны быть локальным, тщательно обдуманным и взвешенным. И только после всего этого могут быть введены в правоустанавливающий оборот. К примеру, пресловутые осознанные государством, патерналистские механизмы защиты наименее защищенной стороны правоотношения, этических устоев социума, недопущение экономически вредных последствий.

Исходя из этого, право должно вытекать из опровержимой презумпции «антипатернализма», за исключением, безусловно, потребительских отношений, отношений с монополистами, случаев защиты некоммерческого участника оборота (даже если он не является слабой стороной договора), а также в случае, если несправедливость условий носит настолько вопиющий характер, что разумно исходить из презумпции порока воли или явного неравенства переговорных возможностей (даже если таковые не доказаны). Контроль над договорной сферой должен иметь право на достойное существование, равно как и иные инструментарии правовой защиты, однако нес

В ходе борьбы с обозначенной проблемой злоупотреблений принципом свободы договора должны быть в активной форме задействованы разноаспектные способы устранения, которые видим: во внесении отдельных (разумных и точечных) корректив в законодательные акты, в случае возникновения потребностей – издании официальных толкований некоторых нормативных положений; создании четко отлаженного механизма справедливого, оперативного и транспарентного правоприменительного института, под которым понимаем не только соответствующую деятельность судебных органов, но и иных государственно-властных инструментариев по устранению возникающих нарушений.

Литература:

  1. Ершов Ю.Л. Принцип свободы договора и его реализация в гражданском праве России: Дис. Екатеринбург, 2012 – 12с.
  2. Покровский, И.А. Основные проблемы гражданского права / И.А.Покровский — М.: Статут,  2009.  – 354 с.: 21 см. – ISBN 978-5-8354-0566-4: Б.ц., 1000 экз. — с. 249 — 250.
  3. Шершеневич, Г.Ф. Курс гражданского права // Тула, 2001 — 401с.
  4. Карапетов, А.Г. Свобода договора и пределы императивности норм гражданского права / А.Г. Карапетов. – 12/03/2014 // Вестник высшего Арбитражного суда Российской Федерации / – 2014. — № 11. – с. 100-103.
  5. Карапетов, А.Г. Свобода договора и пределы императивности норм гражданского права / А.Г. Карапетов. – 12/03/2014 // Вестник высшего Арбитражного суда Российской Федерации / . – 2014. — № 11. – с. 133
    О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМНЫХ АСПЕКТАХ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ДОГОВОРА
    Статья посвящена исследованию актуальности принципа договорной свободы. Институт свободы договора рассматривается в контексте правоприменительной практики, уделяется внимание проблемам патернализма, справедливости договорных условий. Автором приводится аргументация в сторону необходимости существования договорной свободы в реалиях практической реализации частно-правовых отношений, отмечаются негативные стороны судейского толкования принципа свободы договора, невозможность его практической реализации, рассматривается проблема злоупотребления договорной свободой, приводятся выводы и заключения.
    Written by: Скрыпникова Ирина Владимировна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/21/2016
    Edition: euroasia-science_28.04.2016_4(25)
    Available in: Ebook