30 Дек

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДОГОВОРОВ О РАСПОРЯЖЕНИИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫМ ПРАВОМ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Статья 1233 ГК РФ, определяет что правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом и в качестве способов такого распоряжения, называет договор отчуждения исключительного права и лицензионный договор, которые следует рассматривать как самостоятельные виды гражданско-правовых договоров. Например, судебная практика исходит из того, что закон не допускает применять к такого рода договорам нормы, регулирующие поименованные в части второй ГК РФ обязательства (например, дарение), а допускает применять только общие положения об обязательствах и договорах[4]. При этом, согласно п. 2 ст. 1233 ГК РФ, такие общие положения законодательства применяются, поскольку иное не установлено правилами раздела VII ГК РФ и не вытекает из содержания или характера исключительного права.

Полагаем, что именно содержание и характер исключительного права, выделяет среди гражданско-правовых договоров договоры о распоряжении исключительным правом, налагая на них особенность связанные с определением момента их заключения и исполнения, а также, — с определение предмета лицензионного договора, в отличии  от общепринятых правил. Так, анализ законодательства и судебная практика его применения позволяют выявить следующее.

1) В п. 1 ст. 1234 и п. 1 ст. 1235  ГК РФ указывается, что стороны могут определить момент заключения этих договоров либо по модели  реального (передает, предоставляет)  либо консенсуального (обязуется передать, обязуется предоставить) договора. Полагаем, что стороны даже если и указывают в тексе договора такие положения, то фактически, данные договоры вообще не являются и не реальными и не консенсуальными.

Так, профессор Э.П. Гаврилов, основываясь на нематериальном характере объекта исключительного права, обратил внимание, что такие договоры «не могут быть реальными по самой своей сути. Это всегда — консенсуальные договоры, содержание которых состоит в передаче исключительного права, предоставлении права использования и т.п. их заключение не может обусловливаться передачей имущества (или каких-либо документов). Если такой договор предусматривает передачу имущества (например, картин, рукописей, документов), то эти действия относятся не к заключению договора, а к его исполнению»[1, с.95]. Согласимся с положениями, высказанными профессором о невозможности применения модели реального договора.  Однако, применение модели и консенсуального договора не на все вопросы дает ответ. В частности, как отмечал профессор К.И. Скловский: » О том, как могло бы выглядеть исполнение обязательства по передаче исключительного права, закон ничего не говорит»  и «авторы комментариев никак не описывают ни обязательства по передаче исключительного права, ни какие-либо действия по передаче права[5, с.54,55]. Добавим, что передача той же картины или рукописи во исполнение консенсуального договора также не влечет передачи исключительного права, хотя бы в силу ст. 1227 ГК РФ, согласно которой интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель, в котором выражен результат.

Получается, что применительно к договорам о распоряжении исключительным правом не может  применяться классификация их деления  на реальный или консенсуальный договор, так как это применяют к сделкам (договорам) в отношении вещей, поскольку право как таковое передано быть не может.

В отношении определения понимания «передачи» исключительного права, нам близка позиция профессора К.И. Скловского, высказанная им в его научном труде о сделках. Ученый отмечает, что «если акт исполнения не может быть тем фактом, с которым закон связывает переход права, то закон и должен указать иной способ передачи права» и в качестве такого способа указывает конструкцию «распорядительной сделки… как чистый акт воли, направленный на передачу права»[5, с.61].

Согласимся с высказанными суждениями ученого о переходе исключительного права в силу распорядительной сделки, поскольку, для передачи права равно как и для заключения договоров о распоряжении исключительным правом достаточно волеизъявления сторон. Полагаем, что  исключительное право переходит в момент такого волеизъявления. В случаях, когда закон (п. 2 ст. 8.1 ; п. 2 ст. 1232 и п. 4 ст. 1234 ГК РФ) связывает право с моментом его государственной регистрации, то и такая регистрация, полагаем, не изменяет момент «перехода» права, поскольку, согласно разъяснениям абз.2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ[3] регистрация является актом публичной достоверности для лиц не являющихся сторонами сделки, а сами стороны не вправе в отношениях между собой недобросовестно ссылаться на отсутствие такой регистрации.

2) О разграничении договоров о распоряжении исключительным правом. Статья 1233 ГК РФ, разграничивая способы распоряжения исключительным правом, не содержит указания на их различия по конечной цели. Так, только п. 1 ст. 1234 ГК РФ содержит упоминание о передаче правообладателем исключительного права «в полном объеме» другой стороне, а в абз.2 п. 1 ст. 1233 ГК РФ указывается, что заключение лицензионного договора не влечет за собой перехода исключительного права к лицензиату. Полагаем, что не указание в законе конечной цели исполнения договора об отчуждении исключительного права может привести к заблуждению относительно природы совершаемой сделки (пп. 3 п. 2 ст. 178 ГК РФ) и как следствие, согласно  ст. 431.1 ГК РФ, признание договора недействительным. Установление законом для договора об отчуждении исключительного права правила, указывающего на переход исключительного права в «полном объеме» в отношении охраняемого объекта в целом, не всегда является окончательным однозначным критерием такого разграничения. Для отдельных результатов, действительно, не допустимо отчуждать, например, один из пунктов охраняемой патентом формулы изобретения, полезной модели, промышленного образца. Однако, в отношен товарного знака п. 1 ст. 1488 ГК РФ, допускает передавать исключительное право в отношении части товаров, исключительное право на которые подтверждается единым свидетельством. Закон хотя и отмечает, что право передается в полном объеме, но по существу происходит выдел из классов, охраняемых единым свидетельством перечня классов товаров, в отношении которых исключительное право и передают. В  результате такой передачи возникает по существу самостоятельное право на самостоятельный (выделенный) объект с самостоятельным правообладателем. Более того, никто не ограничен заключить исключительный лицензионный договор на весь срок действия исключительного права, что по факту приравнивается к его отчуждению. Поэтому, полагаю, что в ст. 1233 ГК РФ наряду с указанием о том, что лицензионный договор не влечет перехода исключительного права к лицензиату, должно быть указание и о том, что такой переход  исключительного права влечет договор об отчуждении исключительного права.

3) По общему правилу ст. 432 ГК РФ, предмет любого договора является его  существенным условием и подлежит согласованию сторонами, в том числе и при заключении договоров о распоряжении исключительным правом, как указание на конкретный результат (пп. 1 п. 6 ст. 1235 ГК РФ), в отношении которого право передается или предоставляется. Однако, в отношении лицензионного договора, если со стороны лицензиара выступает аккредитованная  организация, осуществляющая коллективное управление авторскими и смежными правами в интересах неопределенного круга лиц, то не указание конкретного результата не влечет не заключение лицензионного договора. В силу сложившейся судебной практики, подтвержденной Президиумом ВС РФ[2, п.18], предмет лицензионного договора, заключаемого аккредитованной организацией по управлению авторскими и смежными правами может быть определен сторонами как «произведения, входящие в реестр произведений (репертуар)», в частности РАО. Полагаем, что такое фактически сложившееся положение дел, когда конкретный пользователь считает себя связанным заключенным лицензионным договором, по которому он перечисляет  РАО для автора вознаграждение за использование его произведения, лишь в силу заявления об использованных им из «репертуара» за отчетный период произведениях, — подлежит закреплению в законе.

Таким образом, предусмотренные в части 4 ГК РФ договоры о распоряжении исключительным правом: договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор наряду с общими положениями о гражданско-правовом договоре обладают присущими им  особенностями, которые следовало бы закрепить в законодательстве.

Список литературы:

  1. Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). — М.: Экзамен, 2009. — 973 с.
  2. Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав. Утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г. // Бюллетень ВС РФ. — 2015. —  №
  3. Постановление Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. «О применении судами положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» //Бюллетень ВС РФ. -2015. — № 8.
  4. Решение Арбитражного суда Свердловской области от 18 ноября 2011 г. по делу № А60-26562/2011 «Закон не предусматривает возможность применения к договорам, по которым происходит оборот результатов интеллектуальной деятельности, норм, регулирующих поименованные в части второй ГК РФ обязательства (в частности договор дарения), а позволяет применять в субсидиарном порядке лишь общие положения об обязательствах и договорах» // Доступ из СПС КонсультантПлюс.
  5. Скловский К.И. Сделка и ее действие. Комментарий главы 9 ГК РФ (Понятие, виды и форма сделок. Недействительность сделок). — М.: Статут, 2015.  -176с.
    НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДОГОВОРОВ О РАСПОРЯЖЕНИИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫМ ПРАВОМ
    В статье автор излагает свои взгляды на определение момента заключения договора об отчуждении исключительного права и лицензионного договора и о передачи исключительного права при исполнении этих договоров. Рассмотрена особенность формулирования предмета лицензионного договора. Даны предложения о дополнении законодательства.
    Written by: Черничкина Галина Николаевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/11/2017
    Edition: euroasia-science.ru_29-30.12.2015_12(21)
    Available in: Ebook