30 Апр

МОШЕННИЧЕСКИЕ ДЕЯНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Мошенничество во все времена представляло повышенную опасность для общества в связи с тем, что под угрозой находятся отношения собственности, составляющие основу экономики. Активное экономическое сотрудничество между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой вызывает справедливую заинтересованность в изучении мер уголовно-правового характера противодействию мошенническим посягательствам в соседнем государстве.

Мошенничеству или мошенническим деяниям в действующем Уголовном кодексе Китайской Народной Республики от 14 марта 1997 г. (далее – УК КНР) посвящены 15 статей (ст. 167, 187, 192 — 198, 266, 269, 287, 319, 382, 406). Учитывая структуру Уголовного кодекса, состоящего из Общей и Особенной частей, каждая из которых, в свою очередь, разделена на титулы (разделы), включающие соответствующие статьи [2, с. 59], мошенничество и мошеннические деяния не связаны родовым признаком и встречаются в разных титулах (разделах): преступления против социалистической рыночной экономики (ст. 140–231), имущественные преступления (ст. 263–276), преступления против порядка управления (ст. 277–367), преступления против коррупции (ст. 382–396), должностные преступления (ст. 397–419).

Считается, что основной статьей по мошенничеству является статья 266 УК КНР [3, с. 205], согласно которой завладение путем мошенничества государственным или частным имуществом в сравнительно крупном размере наказывается лишением свободы на срок до 3 лет, арестом или надзором, а также одновременно или в качестве самостоятельного наказания – штрафом.

Однако к определению мошенничества китайский законодатель отнесся эскизно. Понятие мошенничества или мошеннических деяний в уголовном кодексе Китая в самостоятельную норму не выделено, и, как следствие, объективная сторона мошенничества, четкие признаки мошеннических преступлений отсутствуют. При этом в правовых нормах активно используются различные вариации характеристик таких деяний: мошенничество (ст. 167, 198, 266, 269, 287, 406), мошенническим путем (ст. 192, 195, 198, 382), мошенническими способами (ст. 193), мошенническими противозаконными способами (ст. 192), мошенническая деятельность (ст. 194, 195, 196), мошеннические операции (ст. 187, 195), мошеннические действия (ст. 197, 204, 319).

Мошенничество как уголовно-правовое явление скорее имеет собирательный, интуитивный характер, оставляя относительную свободу интерпретаций правоохранительным органам при квалификации преступлений. Поэтому в терминах настоящей статьи все указанные вариации мошенничества используются в равных значениях.

Условно можно выделить два подхода к определению мошенничества в уголовном праве Китая: как указание способа совершения преступления без раскрытия его содержания и с детализацией действий, которые относятся к мошенническим.

Так, по статье 187 УК КНР подлежат уголовному наказанию работники банков или иных финансовых органов, в целях получения прибыли использующие денежные средства, полученные от клиентов, но не положенные на их счет, для мошеннических операций и незаконной выдачи кредитов, если эти действия повлекли за собой значительные убытки.

Преступным является накопление капитала мошенническими противозаконными способами в целях незаконного владения данным капиталом в сравнительно крупном размере (ст. 192).

Уголовно-наказуемым является использование компьютера для завладения деньгами путем мошенничества или их хищения (ст. 287). По такому же принципу сконструирована упомянутая выше статья 266 УК КНР.

Очевидно, что для законодателя важен предмет преступления и его родовые (видовые) признаки.

Но в некоторых случаях, применительно к конкретным составам преступлений, Уголовным кодексом КНР раскрывается объективная сторона мошенничества.

Так, по статье 193 УК КНР получение в банке или иной финансовой организации кредита одним из перечисленных способов считается совершенным мошенническим путем: фальсификация факта импорта капитала, объекта или выдумывание иного несуществующего предлога; использование фальшивых экономических контрактов; использование поддельных удостоверяющих документов; использование фальшивых документов на право собственности на недвижимое имущество в качестве гарантии или повторное использование заложенных материальных ценностей на сумму, превышающую их стоимость, в качестве гарантии. Данный перечень не является закрытым: получение кредита иными мошенническими способами также предусматривает уголовную ответственность.

Преступным мошенничеством в сфере страхования (ст. 198 УК КНР) является умышленное выдумывание страхователем страховой нормы, фальсифицирование страхователем или выгодополучателем причины произошедшего страхового случая или завышение степени понесенного ущерба; фальсифицирование не имевшего места в действительности страхового случая, умышленное причинение материального ущерба, умышленные действия, приведшие к смерти, травмированию или болезни застрахованного лица.

В УК КНР раскрыто содержание мошеннической деятельности с финансовыми векселями (ст. 194), аккредитивами (ст. 195), кредитными карточками (ст. 196), при незаконном возврате государственной экспортной пошлины (ст. 204, 205).

Особым видом преступлений с мошенническим составом являются преступления, характеризующие такую преступную халатность должностных лиц, которая позволила совершить в отношении них мошеннические деяния.

Так, уголовной ответственности по ст. 167 УК КНР подлежит несущий непосредственную ответственность руководитель государственной компании, предприятия, производственной организации, в процессе подписания или исполнения контракта в результате своего крайне безответственного поведения подвергшийся мошенничеству, нанесшему серьезный ущерб государственным интересам.

Подлежат привлечению к уголовной ответственности работники государственных органов, при подписании или в процессе исполнения контракта в результате своей вопиющей безответственности ставшие жертвой мошенничества, если указанные действия причинили серьезный ущерб государственным интересам (ст. 406).

Является ли в данном случае мошенничество, совершенное в отношении самих субъектов преступления, обязательным признаком состава преступления, как и оценочные характеристики «крайне безответственное», «вопиющая безответственность», останется на усмотрение правоохранительных органов и судебной системы Китая.

Возможно, такое построение уголовно-правовых норм базируется на «системной теории состава преступления», выработанной китайской уголовно-правовой доктриной. Основные постулаты этой концепции описаны международным коллективом авторов [1, с. 151] и сводятся к рассмотрению состава преступления как органического единства, который существует не обособленно, а находится в определенной среде. Между составом преступления и средой существует взаимосвязанное и взаимодейственное отношение. У него со средой проводится обмен энергией, информацией. В результате образуется целостное свойство. Состав преступления является и открытой, и динами системой, поэтому он существует как процесс, находится в беспрерывном изменении.

Такой подход позволяет рассматривать мошенничество как некую взаимообусловленную систему признаков, специфичную для каждого вида мошеннических преступлений.

Очевидно, что, исходя из интересов и принципов уголовной политики, законодатель привносит в уголовный закон в момент криминализации деяния свое субъективное представление о том, как должен выглядеть конструируемый им состав преступления. В результате этого состав преступления, установленный в уголовном законе, не только обладает строгими юридическими свойствами, но и имеет уголовно-политическую подоплеку [1, с. 156].

В заключение отметим, что одним из основных принципов уголовного права Китайской Народной Республики, закрепленных действующим Уголовным кодексом, является привлечение к уголовной ответственности и вынесение приговора только за то деяние, которое названо как преступление в кодексе. Несмотря на отсутствие в китайском законодательстве названия этого принципа, он имеет явное сходство с принципом законности российского уголовного законодательства и основаниями уголовной ответственности.

«Системный» подход к понятию мошенничества или мошеннических деяний, активно использующегося в конструкциях правовых норм, на наш взгляд, пока оставляет этот принцип декларативным, и что еще более тревожно, – является коррупциогенным фактором в деятельности правоохранительных органов Китая. Отмечающееся активное развитие уголовного законодательства сопредельного государства и тенденция сближения по принципиальным уголовно-правовым установкам образуют благоприятную почву для взаимообогащения уголовно-правовых систем России и Китая.

Список литературы:

  1. Коллектив авторов. Учение о составе преступления в уголовном праве России и Китая. Электронная книга. URL: http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11285026.
  2. Медведев С.Н. Уголовный кодекс Китайской народной республики 1997 года // Юридические исследования. 2013. № 2. С. 58 – 61.
  3. Прасолов В.И., Вторушина А. С. Сравнительная уголовно-правовая характеристика мошенничества в России и в Китае // Новая наука: современное состояние и пути развития. 2016. № 4-3. С. 204 – 208.
    МОШЕННИЧЕСКИЕ ДЕЯНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ПРАВУ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ
    Рассматриваются особенности уголовно-правовых мер борьбы с мошенническими деяниями в Ки-тайской Народной Республике. Делается вывод об отсутствии в законе четкого понятия мошенничества и произвольном применении его признаков в составах преступлений.
    Written by: Романовская Марина Николаевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/16/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2017_04(37)
    Available in: Ebook