29 Авг

К ВОПРОСУ О ШТРАФНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕСОБЛЮДЕНИЕ В ДОБРОВОЛЬНОМ ПОРЯДКЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ПОТРЕБИТЕЛЯ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Согласно п. 2 ст. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации [2] (далее – ГК РФ) гражданское законодательство состоит из ГК РФ и принятых в соответствии с ним федеральных законов. Так, статьей 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей» [4] (далее – Закон) установлена ответственность изготовителя, исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера (далее – изготовитель) за нарушение прав потребителей. Согласно ч. 6 ст. 13 Закона при удовлетворении судом требований потребителя, суд взыскивает с изготовителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Если с заявлением в защиту прав потребителя выступают общественные объединения потребителей, их ассоциации, союзы или органы местного самоуправления, пятьдесят процентов суммы взысканного штрафа перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам) или органам. При этом вопрос о том, в чью пользу взыскивается штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, самим Законом не решен.

Правоприменителем обозначенная проблема решалась диаметрально противоположными способами и, возможно, окончательно не решена до сих пор. Так, Верховный Суд Российской Федерации c 06.02.2007 по 10.05.2007 (п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» [11]) придерживался той позиции, что взыскание штрафа в порядке, предусмотренном статьей 13 Закона, является правом, а не обязанностью суда. Суд, исходя из конкретных обстоятельств дела, мог не взыскивать штраф либо снижать его размер. То есть Верховный Суд Российской Федерации расширял полномочия судов в сравнении с четким предписанием статьи 13 Закона: «при удовлетворении судом требований потребителя … суд взыскивает». Адресатом же, в чью пользу взыскивался штраф в установленном Законом размере или сниженном решением суда, являлось государство, при чем денежные средства подлежали перечислению в федеральный бюджет. Принимая решение о взыскании штрафа в федеральный бюджет, суд в резолютивной части решения указывал о перечислении пятидесяти процентов суммы этого штрафа в пользу общественного объединения потребителей (их ассоциации, союза), предъявившего иск в интересах потребителя, либо органа местного самоуправления, если иск в интересах потребителя был заявлен этим органом.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 мая 2007 г. № 24 [9] п. 29 представлен уже в следующей редакции: «При удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей», которые не были удовлетворены в добровольном порядке … изготовителем … , суд взыскивает с ответчика штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование (п. 6 ст. 13 Закона). Принимая решение о взыскании штрафа, суд в резолютивной части решения указывает о перечислении пятидесяти процентов суммы этого штрафа в пользу общественного объединения потребителей (их ассоциации, союза), предъявившего иск в интересах потребителя, либо органа местного самоуправления, если иск в интересах потребителя был заявлен этим органом». Как видно из текста указанного пункта, суду право принимать решение о целесообразности взыскания штрафа и его размере больше не предоставляется. Более того, для взыскания штрафа не требуется и заявления от истца или защитника потребителя. Однако в указанной редакции постановления Верховным Судом Российской Федерации, также как и самим Законом, вопрос, в чью пользу производить основное взыскание штрафа, не решался, что позволяло судам действовать по своему усмотрению.

Действующим на сегодня Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 [10] (п. 46) данный вопрос решен в пользу потребителя. Кроме того, в действующем постановлении появился пункт 47, которым после принятия иска к производству дозволяется ответчику требования потребителя удовлетворить добровольно до вынесения судебного решения. В этом случае при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со статьей 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ [3] (далее – ГПК РФ). Таким образом, штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона, с ответчика не взыскивается, если соблюдены два условия: ответчиком добровольно исполнено обязательство до вынесения судом решения и имеется отказ истца от иска. Неясным остается, что происходит, если ответчик добровольно до принятия решения судом удовлетворил требования истца, истец удовлетворение принял, но от иска не отказался.

В связи с тем, что законодателем вопрос о лице, в чью пользу взыскивается штраф, не решен, а правоприменителем на разных этапах предлагаются различные варианты его решения, в теории гражданского права продолжает оставаться дискуссионным вопрос о характере и сущности штрафа, предусмотренного ст.13 Закона, решение которого имеет важное значение для практики. К какому виду юридической ответственности относится данная мера взыскания: гражданско-правовому, гражданско-процессуальному, административно-правовому?

Проанализировав постановления Верховного Суда Российской Федерации, можно говорить о том, что штраф, предусмотренный ст. 13 Закона, зачастую рассматривался судами  в качестве меры взыскания за потерю судебного времени и восполнения за счет изготовителя судебных затрат, произведенных вследствие его отказа добровольно удовлетворить требования потребителя. При этом ранее затраты восполнялись суду за «вынужденность» проделать работу по обязанию ответчика исполнить требования истца в ходе осуществления гражданского судопроизводства (штраф взыскивался в федеральный бюджет), а также защитнику потребителя, подавшему заявление в защиту нарушенного права потребителя (50 % штрафа). Ныне государство заменено потребителем. То есть штраф – это некая мера компенсации ответчиком затраченного времени сторон и (или) суда на восстановление справедливости. Однако вести разговор о гражданско-процессуальном характере штрафа все-таки не представляется правильным, так как статьей 102 ГПК РФ прямо установлено, что судебные штрафы налагаются судом в случаях и в размерах, предусмотренных исключительно ГПК РФ, а не иным законом. Более того, на настоящий момент штраф взыскивается в пользу потребителя, а не государства, что исключает гражданско-процессуальный характер штрафа. Гражданско-процессуальная природа штрафной ответственности, установленной ст. 13 Закона, исключается и наличием в ГПК РФ ст. 99, согласно которой судом производится взыскание компенсации за потерю времени с недобросовестной стороны в пользу другой стороны (при этом лицом, в чью пользу производится взыскание, может оказаться и ответчик). Таким образом, возмещение расходов, понесенных сторонами и судом в ходе судебного производства, согласно ГПК РФ не является штрафной ответственностью, порядок их возмещения установлен главой 7 ГПК РФ «Судебные расходы», а взыскание гражданско-процессуальных судебных штрафов и их виды – главой 8 ГПК РФ «Судебные штрафы».

Целесообразнее считать, что при взыскании штрафа в пользу потребителя, чье право было нарушено, используется гражданско-правовой способ защиты. В этом случае логичен вопрос о назначении штрафа, взыскиваемого с изготовителя в пользу общественного объединения потребителей, в размере 50 % от общей суммы штрафа. Общественное объединение потребителей с точки зрения организационно-правовой формы относится к общественным объединениям (чаще всего к общественным организациям), то есть является некоммерческим юридическим лицом, основной целью которого является социальная ориентированность на защиту прав потребителей и представление их интересов, в том числе в суде. Для реализации указанной цели между общественным объединением потребителей и потребителем заключается договор на возмездных условиях. Заявление, подаваемое общественным объединением в защиту прав потребителей, не облагается государственной пошлиной в соответствии с п. 13 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации [7]. В итоге, с одной стороны, штраф в обозначенных рамках является гражданско-правовой мерой ответственности, а с другой стороны – нарушается восстановительная сущность самой гражданской ответственности. Общепризнано, что основным назначением гражданско-правовой ответственности является устранение отрицательных последствий противоправного поведения, возврат потерпевшего в такое имущественное положение, в котором он находился бы при отсутствии нарушения его права. Законом же установлено иное: штраф есть 50 % от уже удовлетворенных требований, в том числе неустойки, морального вреда и судебных расходов. То есть с ответчика производится дополнительное «сверхвзыскание».

Гражданская ответственность должна обращаться на правонарушителя с целью компенсации потерь потерпевшего, но с минимальным ущербом для самого правонарушителя, то есть она не должна приводить к его разорению. Возможно, именно этим моментом объясняется позиция Верховного Суда РФ, которой он придерживался до 2007 года и в соответствии с которой судам было предоставлено право решать вопрос о наложении штрафа и его размерах.

Гражданская ответственность также не должна налагать на должника бремя, превышающее потребности восстановления нарушенного права, а тем более открывать лазейки для злоупотребления правом. Пункт 46 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 открывает такую лазейку для потребителя и общественного объединения потребителей. Схема проста: размер взысканного штрафа, рассчитанного по 25 % потребителю и общественному объединению потребителей от общей суммы взысканного по основному обязательству, от сумм, взысканных в качестве неустойки, судебных расходов, а зачастую и морального вреда, определяется в конечном итоге совместно потребителем и общественным объединением потребителей путем установления стоимости представительских услуг общественного объединения потребителей, а также с помощью увеличения размера неустойки подачей претензии и искового заявления в максимально удобные для потребителя сроки (искусственного увеличения просрочки). В результате общественное объединение потребителей, получив по договору денежное вознаграждение за оказанные услуги, получает ещё и денежную сумму, причитающуюся на долю взысканных судом в пользу потребителя понесенных им судебных расходов, то есть часть от той суммы, которую уже получило по договору за представительство.

В рамках вышесказанного взыскание штрафа в пользу государства не позволяло потребителю злоупотреблять своим правом, то есть в получении штрафа он не был самостоятельно заинтересован. Интерес имущественного характера сохранялся только у защитников потребителей.

Однако взыскание штрафа в пользу государства порождало вопрос: к какому виду ответственности, гражданскому или административному, относить штраф, предусмотренный за уклонение от добровольного исполнения законного требования потребителя, т.е. за противоправное бездействие, решение о взыскании которого в федеральный бюджет принимается по правилам гражданско-процессуального законодательства?

Согласно ст. 11 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством судами общей юрисдикции, а также в административном порядке, но только в прямо предусмотренных законами случаях.

В ст. 13 Закона говорится о рассмотрении судом дела в исковом производстве, а не в административном порядке. Ч. 1 ст. 1.1. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ [5] (далее — КоАП РФ) ограничивает круг  источников, содержащих нормы об административной ответственности, непосредственно КоАП РФ и принимаемыми в соответствии с ним законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. Согласно КоАП РФ основанием привлечения к административной ответственности является совершение административного правонарушения. Состав административного правонарушения в виде отказа от добровольного удовлетворения законных требований потребителя КоАП РФ не предусмотрен. Кроме того, ст. 3.5. КоАП РФ в императивном порядке устанавливаются минимальные и максимальные размеры административных штрафов. Законом же предусматривается прямая зависимость размера штрафа от суммы присужденного к взысканию, а также возможность изготовителя избежать взыскания с него штрафа при условии добровольного удовлетворения требования потребителя и отказа истца от иска до принятия решения судом. Наступление административной ответственности, как известно, не зависит от волеизъявления потерпевшего. Наконец, в ч. 5 ст. 3.5 КоАП РФ содержится строгое установление порядка взыскания административного штрафа: он подлежит зачислению в бюджет в полном объеме. Законом же производится деление суммы штрафа на части, одна из которых полагается защитникам потребителя, а судьба другой продолжает оставаться неопределенной.

Как пишет, рассуждая о природе штрафов, Е.Н.Афанасьева, в русском дореволюционном праве (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями) денежные взыскания составляли низшую ступень лестницы исправительных наказаний. Штрафные суммы, не имеющие специального назначения, по Уложению поступали в доход государственного казначейства, по Мировому уставу – в земский капитал по каждой губернии на устройство мест заключения. Специальные назначения штрафных денег за отдельные нарушения были довольно разнообразными, в некоторых случаях часть их поступала доносителям и открывателям [1]. Однако, как видим, штрафная ответственность предусматривалась нормами уголовного и уголовно-исполнительного права.

П. 6 ст. 13 Закона была введена штрафная ответственность именно специального назначения, при этом вопрос, в чем именно заключается ее специальность, остается открытым. В решении Конституционного Суда Российской Федерации отмечено, что установление законом штрафной неустойки не противоречит Конституции Российской Федерации, если несоизмеримо большой штраф не превращается из меры воздействия в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности [8].

П.1 ст. 15 ГК РФ предусматривает возможность требования лицом, чье право нарушено, полного возмещения причиненных ему убытков. Абз. 2 п. 1 ст. 394 ГК РФ допускается установление законом случаев, когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки, а пп. 13 п. 1 ст. 12 ГК РФ предусматривается установление законом иных способов защиты гражданских прав. Таким образом, из буквального прочтения перечисленных статей ГК РФ и соотнесения их с п. 6 ст. 13 Закона, пп. 46-47 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 напрашивается вывод о том, что штраф за отказ добровольно удовлетворить требования потребителя является все-таки гражданско-правовым способом защиты нарушенного или оспариваемого права, мерой гражданско-правовой ответственности.

Однако как увидеть и не допустить преступления той тонкой грани, которую определил Конституционный Суд Российской Федерации в качестве критерия конституционности штрафной ответственности? Можно ли считать (признать) штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона, именно гражданско-правовой штрафной неустойкой, если штраф установлен Законом, а лицо, в чью пользу он взыскивается, меняется в зависимости от позиции суда на том или ином этапе развития гражданского общества? То есть меняются ли характер и сущность штрафной ответственности как вида юридической ответственности в случае изменения правоприменителем лица, в чью пользу производится взыскание? Единственное, о чем можно говорить утвердительно – это об актуальности поставленной в настоящей статье проблемы и о необходимости ее решения на законодательном, а не на правоприменительном уровне.

 

Список использованных источников и литературы

  1. Афанасьева, Е.Н. Реквизиция: гражданско-правовой аспект [Текст]: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Афанасьева, Екатерина Нодарьевна. — Томск, 2009.- С.229
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Российская газета. 1994. 8 дек. № 238-239.
  3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // Российская газета. – 2002. 20 нояб. № 220.
  4. Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей» // Российская газета. 1992. 7 апр.
  5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // Российская газета. 2001. 31 дек. № 256.
  6. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 1993. № 237.
  7. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 31. ст. 3824.
  8. Постановление Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного общества «Разрез «Изыхский» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2001. № 6.
  9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 мая 2007 г. № 24 «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (утратило силу) // Российская газета. 2007. 23 мая. № 107.
  10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // Российская газета. 2012. 11 июл. № 156.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (утратило силу) // Российская газета. 1994. 26 нояб. № 230.
  12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 6 «Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. май. № 5.
    К ВОПРОСУ О ШТРАФНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕСОБЛЮДЕНИЕ В ДОБРОВОЛЬНОМ ПОРЯДКЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ПОТРЕБИТЕЛЯ
    В статье анализируются позиции Верховного Суда Российской Федерации по вопросам взыскания штрафа, предусмотренного Законом «О защите прав потребителей», за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.
    Written by: Иванов Петр Михайлович, Шнякина Татьяна Сергеевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/18/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_29.08.2015_08(17)
    Available in: Ebook