30 Дек

К вопросу о необходимости назначения адвокатов-представителей потерпевшим от преступлений террористической направленности




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Такие явления как террор и терроризм известны мировой истории на протяжении длительного времени. В современной действительности их проявление существенно увеличилось как за рубежом, так и в России.

Суть любой террористической деятельности – насилие с целью устрашения. В ст. 205 УК РФ зафиксированы общие цели терроризма (нарушение общественной безопасности, устрашение населения, оказание воздействия на принятие решений органами власти) [2]. Следует отметить, что применяемые террористами средства насилия в настоящее время могут быть охарактеризованы увеличением общего количества посягательств на жизнь и здоровье людей при снижении уровня посягательств на материальные объекты. Отмечается также своеобразный рост масштабности применяемого насилия, общее увеличение числа человеческих жертв терроризма, эскалация насилия при неудовлетворении выдвигаемых требований. Одновременно с этим происходят процессы усиления жестокости способов осуществления террористической деятельности современными террористами, в том числе использовании ими общеопасных способов совершения преступления.

Отличительной чертой современного терроризма является также несовпадение тех лиц, в отношении которых непосредственно применяется конкретное насилие, и лиц, на которых оказывается психологическое воздействие в целях их склонения к определенному, выгодному для террориста, поведению. Например, в защиту террористов, выступали родственники заложников, захваченных в Московском концертном зале в октябре 2002 г., что значительно осложнило проведение контртеррористической операции [3].

В условиях реальной действительности необходимо не только познание общих закономерностей террористической деятельности (её целей, масштабов, видов причинённого вреда и т.д.), но и надлежащая государственная защита потерпевших от преступлений террористической направленности.

Жертва террористического акта страдает не только и не столько физически, сколько психологически. Нарушается психологическая сохранность целостности личности. Оставшиеся в живых жертвы терактов не хотят вспоминать о произошедшем и тем более говорить об этом. Одновременно возрастает количество жертв терроризма, что делает необходимым исследование виктимологических аспектов терроризма. Реальность же такова, что в российской действительности в должной мере не обеспечиваются потребности потерпевших от преступлений террористической направленности по обеспечению их прав и законных интересов, не говоря уже о мерах виктимологической реабилитации и виктимологической защиты.

Потерпевшие (жертвы) от преступлений террористической направленности испытывают серьезные моральные страдания не только во время непосредственного совершения в отношении них преступления, но и долгое время после. Многие из них получают психологические травмы, мириться с которыми приходиться на протяжении всего оставшегося жизненного пути. Как правило они переживают подавленное настроение, отличающееся невеселостью, угрюмостью, безрадостностью; жалуются на разбитость, заторможенность вялость, слабость, слезливость, недовольство собой и окружающими, находятся в состоянии шока, что не позволяет им на должном уровне отстаивать свои права и законные интересы при производстве по уголовным делам, а приглашение в процесс адвоката-представителя для многих из них непозволительная роскошь.

Не стоит забывать так же и о лицах, которым непосредственно самими террористическими действиями реальный физический вред причинен не был. Так, в своём исследовании К. С. Садовничий, В. В. Уваров, Т. В Кожевникова. «Депрессивная реакция у жертв терроризма (Беслан 2004)» отмечают, что основную часть обратившихся за помощью в Клинику пограничных состояний СГМА составили именно люди, находившиеся рядом со школой, у которых погиб кто-то из родственников. Причем у этих людей отмечалось более острое нарушение психического и психологического здоровья, чем у заложников. Они обращались за медицинской помощью уже с первых дней после террористического акта. Заложники стали обращаться за специализированной медико-психологической помощью на 7-10 день после теракта [4, С56].

Зачастую, в правоприменительной практике встаёт вопрос о компенсации морального вреда жертвам терроризма. Как известно, в общем случае обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии одновременно четырех условий:

— претерпевание морального вреда;

— неправомерные действия причинителя вреда;

— причинная связь между неправомерным действием и причиненным моральным вредом;

— вина причинителя вреда.

Говоря о компенсации морального вреда жертвам террористических преступлений наличие вины причинителя в форме прямого умысла не поддается сомнениям, поскольку террористы, осуществляя свой преступный умысел, заведомо знали о наступлении вредных последствий и желали этого, проводили длительную и тщательную подготовку преступления, спланировав все заранее.

Моральный вред компенсируется лишь при подтверждении факта причинения потерпевшему нравственных или физических страданий. Нравственные страдания – синтез эмоциональных переживаний по поводу значимых для личности социальных объектов или явлений, возникающих при нарушении личных неимущественных прав или при посягательстве на нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом. Физические страдания – негативные физические переживания, возникающие при неправомерном нарушении физической неприкосновенности человека [5, С244]. Обязанность доказывания, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, лежит на самом потерпевшем. Так, при рассмотрении исков о компенсации морального вреда жертвам терроризма в Московском суде пострадавшим пришлось доказывать, при каких обстоятельствах и какими действиями им были причинены физические и нравственные страдания, переживая заново события преступления [5, С244].

Представляется, что при решении вопроса о компенсации морального вреда жертвам террористической деятельности, судам нет необходимости доказывать, что действия преступников были противоправными, каким именно образом этими действиями им был нанесен вред и в чем этот моральный вред выражается. Это является негуманным и заставляет жертв терроризма заново переживать все перенесенные события.

Законодателю надлежит задуматься об обеспечении достойного уровня представительства интересов потерпевших по делам о террористических преступлениях в уголовном судопроизводстве. Ведь, потерпевшие, находясь в подавленном состоянии, депрессии, посттравматическом состоянии и т.п. в силу своего физического или психического состояния лишены возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Они часто не могут трезво и рационально оценивать сложившуюся ситуацию, и как следствие не способны самостоятельно отстаивать свои права и законные интересы. Необходимо предусмотреть реальные законодательные механизмы по обеспечению таких потерпевших должной организацией их представительства в уголовном процессе. А именно ввести в текст уголовно-процессуального закона новую норму – ч. 1.1. ст. 45 УПК РФ, в которой предусмотреть, что по делам о преступлениях террористической направленности участие адвоката в качестве представителя потерпевших по делам такой категории обязательно и обеспечивается дознавателем, следователем или судом и оплачивается за счет средств федерального бюджета.

Такой ход для законодателя будет не новым. Подобная норма уже была принята в конце прошлого года [6] и с 1 января 2015 г. вступит в силу ч. 2.1 ст. 45 УПК РФ, в силу которой по ходатайству законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста 16 лет, в отношении которого совершено преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, участие адвоката в качестве представителя такого потерпевшего обеспечивается дознавателем, следователем или судом. В этом случае расходы на оплату труда адвоката компенсируются за счет средств федерального бюджета.

Литература

  1. Статистика защиты от терроризма и системы безопасности // URL: http://privacyandterrorism.org/stat.php
  2. Уголовный Кодекс Российской Федерации: федер. закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ Уголовный (ред. от 21.07.2014,с изм. и доп., вступ. в силу с 04.08.2014) // URL: http://www.consultant.ru/popular/ukrf/
  3. Долгова А.И. Криминология: Криминологическая характеристика, детерминанты и предупреждение терроризма. Учебник для вузов.// М.: Издательство НОРМА 2001, 784 с. // URL
  4. https://lib.nspu.ru/umk/ae008f64e0ae34f9/t16/ch2.htmlСадовничий К. С., Уваров В. В., Кожевникова Т. В.. Депрессивная реакция у жертв терроризма (Беслан 2004).// Современные наукоемкие технологии. — 2005. — № 4., С56// URL:  http://cyberleninka.ru/article/n/depressivnaya-reaktsiya-u-zhertv-terrorizma-beslan-2004#ixzz3KL6rYHAs
  1. Копик М.И. Право жертвы терроризма на компенсацию морального вреда // Вестник Волгоградского Государственного Университета. – 2011. – № 5., С244. // URL: http://cyberleninka.ru/article/n/pravo-zhertvy-terrorizma-na-kompensatsiyu-moralnogo-vreda
  2. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве: федер. закон от 28 декабря 2013 г. № 432-ФЗ // Российская газета. – 2013. – 30 декабря
    К вопросу о необходимости назначения адвокатов-представителей потерпевшим от преступлений террористической направленности
    Written by: Лайпанова Елизавета Шамилевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/24/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook