28 Ноя

Дополнительная квалификация при конкуренции уголовно-правовых норм




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Конкуренция общей и специальной нормы между несколькими частями одной статьи Особенной части уголовного законодательства происходит применительно к а) составам основного и квалифицированного преступления и б) квалифицированным составам преступления. Все они относятся к составам одного и того же преступления.

Правило дополнительной квалификации преступлений в первом случае заключается в том, что, если преступление предусмотрено частями статьи с основным и квалифицированным составами преступлений, оно квалифицируется по части, предусматривающей квалифицированный состав. Скажем, в п. 4 Постановления от 27 января 1999 г. № 1 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что «по ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ…» [2, с. 2-3]. С таким решением следует безоговорочно согласиться. Как уже отмечалось, любой случай убийства, отражен в ч. 1 ст. 105 УК РФ, а в ч. 2 изложены отдельные его разновидности.

Правило дополнительной квалификации преступлений во втором случае заключается в том, что, если преступление предусмотрено несколькими частями статьи с квалифицированными составами преступлений, оно квалифицируется по части, отражающей особо квалифицированный состав. Так, в ч. 2 ст. 262, ч. 3 ст. 264, ч. 2 ст. 268 и 269 УК РФ предусмотрено нарушение соответствующих правил, повлекшее по неосторожности смерть человека, а в ч. 3 ст. 262, ч. 5 ст. 264, ч. 3 ст. 268 и 269 – повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц. При конкуренции указанных частей ст. 262, 264, 268 и 269 УК РФ деяние следует квалифицировать по ч. 3 ст. 262, ч. 5 ст. 264, ч. 3 ст. 268 или 269.

Приведенное решение является следствием того факта, что любое нарушение соответствующих правил, повлекшее по неосторожности смерть человека, отражено в. 2 ст. 262, ч. 3 ст. 264, ч. 2 ст. 268 и 269 УК РФ, а нарушение, повлекшее по неосторожности смерть нескольких лиц, в ч. 3 ст. 262, ч. 5 ст. 264, ч. 3 ст. 268 и 269. В том, что это действительно так, можно убедиться, если обратиться к статьям Особенной части Уголовного кодекса, не отражающим причинение смерти двум или более лицам (ст. 247, 248, 250 – 252, 254 и др. УК РФ). При прочих равных условиях причинение смерти нескольким лицам квалифицируются как повлекшее смерть человека (ч. 3 ст. 247, ч. 2 ст. 147, ч. 3 ст. 250 – 252, ч. 3 ст. 254 и др. УК РФ).

Аналогичные правила дополнительной квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной норм прямо следуют из закона. В нем в одних случаях в основном составе используется родовое обозначение преступления, а в привилегированном и квалифицированном – видовое. Так, в ч. 1 ст. 105 УК РФ используется обобщенный термин «убийство», а в ее ч. 2 и ст. 106–108 уточняется, о каком из убийств конкретно идет речь.

В других случаях в основном составе называется преступление, а в квалифицированных говорится о том же деянии (тех же деяниях). Скажем, в ч. 1 ст. 127 УК РФ установлена уголовная ответственность за незаконное лишение свободы, в ч. 2 за «то же деяние, совершенное…», в ч. 3 за «деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены…».

Законодательные приоритеты и в тех, и в других случаях очевидны. Они заключаются в преимуществе квалифицированных и привилегированных составов преступления над основными, а особо квалифицированных над квалифицированными.

Каких-то иных случаев конкуренции общей и специальной нормы уголовное законодательство, по нашему мнению, не предусматривает. Правда, на данный счет в теории имеются разные взгляды.

Так, А.С. Горелик конкуренцию, отраженную в ч. 3 ст. 17 УК РФ, видит тогда, «когда в содеянном имеются одновременно признаки исполнения одного преступления и подстрекательства или пособничества в другом преступлении» [3, с. 50]. Л.В. Иногамовой-Хегай в рамках конкуренции общей и специальной нормы выделяется «конкуренция норм Общей и Особенной частей УК», которая «может встречаться между нормами о неоконченном преступлении (ст. 30 УК) и самостоятельном преступлении Особенной части УК, а также между нормами о соучастии (ст. 33 и 35 УК) и отдельном преступлении Особенной части УК» [4, с. 93]. Таким взглядам убедительную критику дал Е.В. Благов [1, с. 56-57].

Действительно, в отдельных статьях Особенной части Уголовного кодекса в качестве оконченного преступления по существу криминализованы приготовление к преступлению и покушение на преступление (ст. 162, 163, ч. 2 ст. 173.2, ст. 277, 295, 317 и др. УК РФ). В некоторых статьях той же части в качестве действий (бездействия) исполнителя преступления по существу криминализованы действия (бездействия) организатора, подстрекателя и пособника (ст. 150, ч. 1 ст. 173.2, 205.1, 208–210, 239, 282.1, 282.2, 291.1, и др. УК РФ). Во многих статьях Особенной части уголовного законодательства содержатся квалифицирующие признаки в виде совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой (ст. 105, 111, 112, 117, 126–127.2 и др. УК РФ). В то же время такие статьи, думается, не конкурируют со ст. 30, 33 или 35 УК РФ, поскольку лишь по последним в отличие от статей Особенной части уголовного законодательства преступление не квалифицируется.

В соответствии с ч. 3 ст. 29 УК РФ неоконченное преступление квалифицируется «по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса». Отразив же в Особенной части Уголовного кодекса в качестве оконченного преступления деяние, в принципе являющееся приготовлением к преступлению или покушением на преступление, законодатель вывел его из неоконченного преступлении. Оно стало оконченным преступлением, с приготовлением к преступлению или покушением на преступление не способным конкурировать по определению.

На основании ч. 3 ст. 34 УК РФ деяния организатора, подстрекателя и пособника квалифицируются «по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса…». Отразив же в Особенной части Уголовного кодекса в качестве исполнительства деяние, в принципе являющееся организаторством, подстрекательством или пособничеством, законодатель вывел его из соучастия в преступлении. Оно стало самостоятельно выполняемым преступлением, с соучастием не способным конкурировать по определению.

Квалификации преступления со ссылкой на ст. 35 УК РФ или самостоятельно как совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой Уголовным кодексом не установлена. Отсюда о конкуренции вопрос вставать даже не может.

В заключение следует отметить, что в литературе обращено внимание на слишком абстрактный характер правила дополнительной квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной нормы, сформулированного в ч. 3 ст. 17 УК РФ, которое не дает критериев определения конкурирующих норм для практики. Как результат, предложено в законе зафиксировать, что, «если преступление предусмотрено несколькими статьями или частями статьи, одна из которых содержит состав преступления, отражающий любой случай совершения определенного деяния, а другая – один из случаев, совершения этого деяния, то совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по статье или части статьи, особо предусматривающей совершенное преступление» [1, с. 50].

Принципиальных возражений в отношении приведенного решения у нас не возникает. Одновременно следует обратить внимание на то, что, на наш взгляд, в нем излишне дублирование положения ч. 3 ст. 17 УК РФ об отсутствии совокупности преступлений. Это из контекста ясно и без упоминания.

 

Список литературы

  1. Благов Е.В. Квалификация при совершении преступления. С. 50, 56-57.
  2. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 3. С. 2–3.
  3. Горелик А.С. Конкуренция уголовно-правовых норм. С. 50.
  4. Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации преступлений. С. 93.

 

Bibliography

  1. Blagov E.V. Kvalifikatsiya pri sovershenii prestupleniya. S. 50, 56-57.
  2. Byulleten’ Verkhovnogo Suda Rossiyskoy Federatsii. 1999. № 3. S. 2–3.
  3. Gorelik A.S. Konkurentsiya ugolovno-pravovykh norm. S. 50.
  4. Inogamova-Khegay L.V. Konkurentsiya ugolovno-pravovykh norm pri kvalifikatsii prestupleniy. S. 93.
    Дополнительная квалификация при конкуренции уголовно-правовых норм
    В статье представлено исследование дополнительной квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной нормы. Автор рассматривает правило дополнительной квалификации преступлений, которое в первом случае заключается в том, что, если преступление предусмотрено частями статьи с основным и квалифицированным составами преступлений, оно квалифицируется по части, предусматривающей квалифицированный состав. Во втором случае правило дополнительной квалификации преступлений заключается в том, что, если преступление предусмотрено несколькими частями статьи с квалифицированными составами преступлений, оно квалифицируется по части, отражающей особо квалифицированный состав. По итогам проведенного исследования автор отмечает, что в литературе обращено внимание на слишком абстрактный характер правила дополнительной квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной нормы, сформулированного в ч. 3 ст. 17 УК РФ, которое не дает критериев определения конкурирующих норм для практики. Как результат, предложено в законе зафиксировать, что, «если преступление предусмотрено несколькими статьями или частями статьи, одна из которых содержит состав преступления, отражающий любой случай совершения определенного деяния, а другая – один из случаев, совершения этого деяния, то совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по статье или части статьи, особо предусматривающей совершенное преступление». Принципиальных возражений в отношении приведенного решения у нас не возникает. Одновременно следует обратить внимание на то, что, на наш взгляд, в нем излишне дублирование положения ч. 3 ст. 17 УК РФ об отсутствии совокупности преступлений. Это из контекста ясно и без упоминания.
    Written by: Александр Михайлович Зацепин
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/23/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_28.11.15_11(20)
    Available in: Ebook