30 Дек

АВТОРИТАРНЫЕ КОНСТИТУЦИИ ЕВРОПЫ: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Англии и Франции мы обязаны наиболее известными буржуазными революциями в Европе. Обе революции, несмотря на разные сценарии развития, имели один и тот же итог — установление военной диктатуры в интересах крупных и средних собственников и армейских верхов. Сравнение конституционных актов этих диктатур поражает сходством их содержания, доходящим до полной тождественности. При этом схожими были не только сами правовые установления, но и  причины,  обстоятельства их принятия.

Действительно, комплекс факторов, повлекших за собой установления военных диктатур в обеих странах и введение в действие «Орудия управления» 13 декабря 1653 года и «Конституции VIII года Республики» 13 декабря 1799 года, с нашей точки зрения, состоял в следующем:

Во-первых, следует отметить существенное ослабление или полную утрату к известному моменту политических позиций общественных сил, выступавших за демократическую республику, перераспределение собственности и всеобщее имущественное и политическое равенство (якобинцы во Франции, левеллеры и диггеры в Англии);

во-вторых, значимым фактором является наличие экономического кризиса, имеющего системный характер (безработица, инфляция, беспорядки, падение производства, обнищание населения);

в-третьих, экономические неурядицы сопровождал острейший политический кризис — самодескридитация правительства и неспособность к эффективному управлению (Директория во Франции, Долгий и Малый парламенты в Англии);

в-четвертых, кризисные процессе в среде социальных элит способствовали выходу на передовые политические позиции средних и крупных собственников во главе с финансистами и банкирами, заинтересованными в государственных гарантиях собственности, полном устранении радетелей за социальное равенство, в ликвидации кризиса экономики и установлении твердой и эффективной правительственной власти;

в-пятых, становлению системы авторитарных конституций, как в Англии, так и во Франции, способствовала эффективная и агрессивная внешняя политика, способствовавшая выходу армии на политическую арену и появлению в ней харизматических личностей, прославившихся своими военными успехами  (О.Кромвель в Англии, Н.Бонапарт во Франции);

наконец, в-шестых, общее психологическое состояние социума, характеризующееся полным разочарованием в былых революционных идеалах, усталостью от постоянных войн и кризисов, желанием стабильности и сильной власти — способствовало некоторому возрождению традиционных монархических особенностей менталитета.

Сказанное выше объективно свидетельствует о складывании идеальной ситуации для установления диктатуры. Отметим, что сама диктатура и в Англии и во Франции, также формировалась по одному сценарию: финансовая поддержка буржуазии, разгон парламента штыками Харрисона и Уортли в Англии и Леклерка и Марата во Франции, самороспуск оставшихся старых правительственных структур (Малого парламента в Англии, Директории во Франции), использование старой революционной демагогии, принятие новой конституции в интересах буржуазии  и верхов армии, сосредоточение власти в руках одного человека.

Символично, что обе конституции были приняты в декабре. Обе конституции отличались краткостью, минимальным перечнем гражданских прав и свобод, не вполне определенным определением компетенции верховных органов власти. С нашей точки зрения, к ним обеим можно смело применить пожелания Н.Бонапарта из разговора с Редерером: «Конституция должна быть кратной и неясной» [2, с.501].

Примечательной особенностью обеих Конституций является содержание в них имен конкретных людей с указанием на их конкретные конституционные должности. «Орудие управления» в Ст. XXV перечисляет имена пятнадцати человек,  входящих в число членов Государственного Совета (Э.Эшли, Купер, Г.Лоурекс, Р.Мейджор, сэр Дж. Бикеринг, Ф.Раус, Ч.Уолслей и др.) [3, с.174]., а  Ст. XXXIII указывает, что: «Оливер Кромвель, капитан-генерал войск Англии, Шотландии и Ирландии, признается и настоящим объявляется пожизненно лордом-протектором…». Ст.39 Конституции VIII года прямо указывает, что «назначается первым консулом гражданин Бонапарт, бывший временный консул; вторым консулом — гражданин Камбасерес, бывший министр юстиции, и третьим консулом – гражданин Лебрен, бывший член комиссии Совета старейшин…». Данная казуальность конституционной формы наводит на мысль, что конституции писались скорее для конкретных людей, чем для определенных социальных общностей и населения страны, в целом.

Характерной особенностью, на которую обращает внимание любой, знакомящийся с авторитарными конституциями, является отсутствие реальной системы разделения властей, которая в настоящее время признается одной из самых действенных гарантий демократии. Нет, формально существуют и законодательные (в Англии – парламент, с 1653 г. — однопалатный, с 1657 г. – двухпалатный; во Франции – Госсовет, Трибунат, Законодательный корпус и, наконец, Сенат), и исполнительные (в Англии – Лорд-протектор и Государственный Совет; во Франции – три консула), и судебные органы, но скрепляет систему публичной власти, символизирует ее все же один человек (в Англии – Лорд – протектор; во Франции – Первый консул), в руках которого сосредоточены весьма широкие законодательные, исполнительные и судебные полномочия. Анализ рассматриваемых конституционных актов позволяет сделать вывод о том, что объем власти диктатора складывается из следующих элементов:

  1. Полномочия главы государства.

Англия. В соответствие с «Орудием управления» Лорд-протектор назначал всех должностных лиц государства и жаловал почетные звания (Ст.III) единолично. Исключение составляли канцлер, блюститель большой (государственной) печати, казначей, адмирал, генерал-губернаторы Ирландии и Шотландии и главные судьи судов обеих скамей, которые назначались Лордом-протектором с одобрения парламента [1, с. 118].. Все акты государственной власти совершались от  имени и  титула Лорда-протектора (Ст.III). Он располагал и руководил милицией и всеми войсками с согласия парламента (Ст.IV). Лорд-протектор с ведома Госсовета руководил всеми внешнеполитическими делами и с согласия Госсовета мог объявлять войну и заключать мир (Ст.V). В соответствии со Ст.XXXII звание Лорда-протектора не было наследственным, по его смерти Госсовет избирал «другое подобающее лицо», однако поправкой, внесенной «Покорнейшей петицией и советом» в 1657г. Кромвелю было дано право назвать своего преемника [3, с.267].

Франция. Согласно Конституции 1799 г. Первый консул «назначает и отзывает согласно собственной воле членов Госсовета, министров, посланников и других ответственных внешних представителей, офицеров армии и флота, членов местной администрации, правительственных комиссаров при судах…» (Ст.41) [5, с. 235]. Ему поручается забота о внутренней и внешней безопасности государства. Он руководит дипломатией, ведет переговоры, пописывает договоры с тем ограничением, что объявления войны, мирные, союзные и торговые договоры, должны быть приняты в форме законов. Он распределяет силы морские и сухопутные и регулирует их употребление [2, с.504]. В 1802 г. плебисцит сделал Бонапарта пожизненным Первым консулом, а окруженный кольцом гренадеров Сенат наделил его правом назначать остальных двух консулов и своего преемника [4, с.137].

  1. Законодательные полномочия.

Англия. «Орудие управления» прямо свидетельствует о том, что законодательная власть принадлежит совместно Лорду-протектору и парламенту (Ст. I). До созыва парламента Кромвелю дается право собирать налоги и пошлины, издавать законы и ордонансы, которые парламент затем мог отменить (Ст. XXX). Все билли, принятые парламентом должны быть представлены Лорду-протектору на его одобрение. В отношении этих биллей он имел право отлагательного вето (Ст. XXIV) [5, с. 158]. Важным рычагом влияния в законодательной сфере было право, предоставленное Госсовету (а значит и Лорду-протектору), исключать избранных членов парламента в начале каждой сессии [3, с. 180].

Франция. По Конституции VIII года право законодательной инициативы принадлежало исключительно консулам, т.е. в основном первому консулу. По его поручению соответствующий законопроект разрабатывался Госсоветом, после чего проходил Трибунат и Законодательный корпус и поступали на утверждение в  Охранительный Сенат (Ст.21). Затем закон должен был быть издан и обнародован Первым консулом (Ст.41). Отметим также, что в 1802 г. Наполеон добился права приостанавливать действие Конституции [4, с. 137].

  1. Исполнительные полномочия.

Англия. Статьи II и III «Орудия управления» вручали исполнительную власть Лорду-протектору совместно с Государственным Советом. Члены Госсовета назначаются Лордом-протектором из числа кандидатов отобранных Госсоветом из числа предоставленных парламентом (Ст. XXV). Таким образом, фактически исполнительная власть в целом принадлежала Кромвелю, хотя 21 апреля 1657 г. он и еще возмущался, что эти «ограничения» превратили его в «ребенка, которого запеленали… посредством (орудия) управления, я не могу ничего сделать без согласия Совета» [3, с. 177].

Франция. Исполнительная власть по Конституции VIII года полностью принадлежала Первому консулу, который при совершении всех иных правительственных актов, кроме назначений, должен был советоваться с двумя другими консулами, имевшими совещательный голос (Ст. 42). Однако Бонапарт настолько тщательно подобрал кандидатуры Ш. Ф. Лебрена и                    Ж. Ж. Камбасереса, что был уверен в их полной лояльности. Советовался он с ними, видимо, редко. За все свои действия консулы не несли ответственности, но всякий их указ, прежде чем вступить в силу, должен был быть подписан одним из министров. По Ст. 72 «министры ответственны за всякий правительственный указ, подписанный ими и признанный сенатом противным конституции….» [2, с. 506]. Таким образом, правило контрассигнатуры переносило всю ответственность (вплоть до уголовной) с консулов на министров.

  1. Судебные полномочия:

Англия. Лорд-протектор назначал на должности судей по своему усмотрению (Ст. III), кроме главных судей судов обеих скамей (Ст. XXXIV). Лорд-протектор имел право помилования (кроме случаев убийства и измены) и получения всех конфискаций, сделанных в публичных целях (Ст.III).

Франция. Первый консул, согласно Конституции (Ст.41) назначал уголовных и гражданских судей, равно как и судей мировых и кассационных, без права отстранения от должности. В 1802 г. Первый консул получил право пересматривать приговоры суда [4, с. 137].

Сопоставление полномочий Лорда-протектора и Первого консула на основе конкретных статей конституций позволяют нам окончательно уяснить, что диктатор безоговорочно контролирует все ветви власти. Опираясь на авторитарные конституции он может провести любое свое решение (конечно, в рамках здравого смысла) в законодательной, военной, судебной, внешнеполитической, финансовой и других сферах государственного управления.

Диктатор облечен титулом (Кромвеля называют «Ваше Высочество») и окружен почестями. Несмотря на многочисленные отговорки и Бонапарта и Кромвеля, предельно ясно, что они рвутся к престолу. Их конституции — лишь первый шаг к монархии. Поправки к Конституциям усиливают их власть, делают ее фактически наследственной и неограниченной.

Увы, на завершающей стадии реставрации аналогии, отмеченные нами выше, заканчиваются: если Наполеон в в 1804 г. принимает корону, то Кромвель колебался, дважды, в 1653 и 1657 гг., отвергнув новые конституции, в которых ему предлагалась корона Англии, Ирландии и Шотландии, и дважды становившись Лордом-протектором. Возможно, королем мог бы стать его сын и наследник Ричард Кромвель (Лорд-протектор в сентябре 1658 — мае 1659 гг.), однако Кромвелю не повезло с сыном: Ричард (как, впрочем, и сын Бонапарта Наполеон II) был тусклой и ни к чему не способной посредственностью.

  Изучение опыта авторитарных (диктаторских) конституций Европы имеет, на наш взгляд, весьма большое научное значение: выявление общих сущностных признаков конституционного оформления авторитарного режима позволит эффективно распознавать авторитарные тенденции в современных конституциях не только Европы, но и всего мира.

Список литературы:

  1. Барг М.А. Великая английская революция в портретах их деятелей. М.: Просвещение, 1991. – 381 с.
  2. Вандаль А. Возвышение Бонапарта. Том I. Ростов-на-Дону:Феникс, 1995.- 661 с.
  3. Ковард Б. Оливер Кромвель. Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.-563 с.
  4. Сьюард Д.  Наполеон и Гитлер. Смоленск: Русич, 1995.-384 с.
  5. Черниловский З.М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М.: Изд-во Гардарика, 1996.-413 с.
    АВТОРИТАРНЫЕ КОНСТИТУЦИИ ЕВРОПЫ: ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ
    Written by: Гаврилов Станислав Олегович, Леонова Тамара Юрьевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/24/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook