26 Мар

Административно-правовое регулирование контрразведывательной деятельности в Китайской Народной Республике




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В рамках проводящейся в стране административной реформы  продолжается совершенствование правового положения федеральных органов исполнительной власти, наделенных полномочиями в сфере обеспечения национальной безопасности. Это касается и такого направления деятельности органов федеральной службы безопасности Российской Федерации как контрразведывательная деятельность [1].

В российской юридической науке, так же как и в зарубежной, практически отсутствуют открытые публикации по вопросам правового регулирования контрразведывательной деятельности. Это связано с тем, что информация о формах, методах, силах и средствах контрразведывательной деятельности являются сведениями, составляющих государственную тайну. Однако необходимость построения в Российской Федерации правового государства требует создания более четкого механизма административно-правового регулирования  деятельности органов национальной безопасности. Более качественно этот процесс будет происходить с учетом анализа и возможной адаптации положительного опыта зарубежных государств в данной области, и в первую очередь – опыта Китайской Народной Республики (далее КНР, Китай).

Законодательств КНР используют термин «контрразведывательная деятельность» или «борьба со шпионажем», однако степень определенности данного понятия и характер его нормативной закрепленности остается различным. Анализ законодательства КНР в области национальной безопасности позволяет выделить основной подход к определению данного понятия и характеру его нормативного закрепления.

Контрразведывательная деятельность связывается лишь с обязанностями и правами органов национальной безопасности – Министерство государственной безопасности КНР и органов общественной безопасности – Министерство общественной безопасности КНР [2, 3] . Так, статья 3 Закона КНР от 01 ноября 2014 года «О контрразведке» [4] устанавливает обязанность органов национальной безопасности осуществлять контрразведывательную работу. Осуществление разведывательной и контрразведывательной деятельности является обязанностью органов национальной безопасности КНР. В иных аспектах (как задача, функция, направление деятельности) термин «контрразведывательная деятельность» не используется. Кроме того, не дается и ее определение.

Рассмотрим основные подходы к определению контрразведывательной деятельности.

В статье 6 Закона КНР «О контрразведке» закреплено, что — причиняющая вред государственной безопасности КНР шпионская деятельность, которая осуществляется, подстрекается или финансируется зарубежными структурами, организациями или физическими лицами или осуществляется китайскими структурами, организациями или физическими лицами в сговоре с зарубежными структурами, организациями или физическими лицами, обязательно должна преследоваться по закону.

В этом положении отразилось большинство теоретических и практических проблем, сопутствующих правовому регулированию данного вида деятельности, касающиеся, в частности: определения целей и задач, содержания контрразведывательной деятельности,  соотношения с иными видами деятельности в области обеспечения национальной безопасности (например, с оперативно-разыскной деятельностью).

По мнению автора, важным обстоятельством является то, что в законе КНР контрразведывательная деятельность признается специальным видом деятельности в сфере обеспечения национальной безопасности, то есть отличается от иных видов деятельности, осуществляемых органами исполнительной власти. Это целесообразно адаптировать и в российских условиях. Основанием для отнесения контрразведывательной деятельности, осуществляемой органами федеральной службы безопасности, к специальным видам деятельности, является то обстоятельство, что в соответствии с Указом Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» [5] федеральная служба (служба) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности, а также специальные функции в области обороны, государственной безопасности, защиты и охраны государственной границы Российской Федерации, борьбы с преступностью, общественной безопасности. Однако контрразведывательную деятельность не следует называть видом государственной деятельности, тем самым расширяя её содержание. Указание на то, что контрразведывательная деятельность является специальным видом деятельности уполномоченных федеральных органов исполнительной власти в области обеспечения национальной безопасности и так будет подчеркивать большую значимость для государства и обеспечения его безопасности данного вида деятельности.

Федеральный закон  «О федеральной службе безопасности» в статье 9 устанавливает, что «результаты контрразведывательных мероприятий могут быть использованы в уголовном судопроизводстве в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством для использования результатов оперативно-розыскной деятельности». Остальные направления использования результатов контрразведывательной деятельности могут подразумеваться из содержания иных статей названного Федерального закона, однако, по мнению автора, их конкретизация в нормах закона сделала бы контрразведывательную деятельность, осуществляемую органами федеральной службы безопасности, более понятной для общества.

Для сравнения, очень интересным является статья 8 Закона КНР «О контрразведке» [4], устанавливающая, что  при выполнении работы по борьбе со шпионажем органы государственной безопасности в соответствии с законодательством проводят предварительное следствие, задержание, дознание, заключение под стражу, а также реализуют другие полномочия, предусмотренные законодательством.

В соответствии со статьями 12 и 13 Закона КНР «О контрразведке» [4] органы государственной безопасности в связи с необходимостью расследования шпионской деятельности в соответствии с государственными положениями и после строгой процедуры санкционирования могут использовать технические средства расследования, а так же в связи с необходимостью в работе по борьбе по шпионажем могут в соответствии с правилами проверять электронные средства связи, аппаратуру, другое оборудование и средства соответствующих организаций и физических лиц. Кроме того, в случае обнаружения обстоятельств угрозы причинения вреда государственной безопасности в ходе проверки, орган государственной безопасности обязан издать предписание об устранении нарушений; в случае неисполнения предписания или ненадлежащего его исполнения допускается опечатывание и арест данного имущества.

Статья 15 Закона КНР «О контрразведке» [4] определяет, что органы государственной безопасности с разрешения ответственного лица органа государственной безопасности не ниже ступени города с районным делением могут в соответствии с законодательством опечатывать, арестовывать или замораживать средства и другое имущество, используемое для шпионской деятельности, а также денежные средства, объекты (места), материальные ценности, используемые для материального обеспечения шпионской деятельности.

По мнению автора, названный Закон Китая содержит ещё ряд заслуживающих внимания моментов. В частности, статья 11 определяет, что при правомерном выполнении экстренных заданий служащие органов государственной безопасности после предъявления соответствующих удостоверений могут обладать приоритетом при использовании общественного транспорта; в случае возникновения препятствий передвижению данные лица обладают приоритета проезда (прохода). Органы государственной безопасности в связи с необходимостью в работе по борьбе со шпионажем в соответствии с государственными положениями могут в приоритетном порядке использовать или в соответствии с законодательством реквизировать транспортные средства, средства связи, объекты (места) и здания (строения, сооружения) органов, общественных организаций, предприятий, учреждений и физических лиц; при необходимости данные органы могут создавать соответствующие объекты (места), устанавливать оборудование и средства. После выполнения задач данные органы обязаны своевременно возвратить имущество или восстановить первоначальное положение, а также в соответствии с правилами выплатить соответствующую компенсацию; в случае причинения убытков их необходимо компенсировать.

Также заслуживают внимания положения статьи 38, которые устанавливают исчерпывающий перечень шпионской деятельности: 1) осуществление деятельности, причиняющей вред национальной безопасности КНР, шпионскими организациями или их агентами, подстрекательство шпионскими организациями или их агентами к осуществлению или финансирование других лиц для осуществления данной деятельности, а также осуществление данной деятельности китайскими структурами, организациями и физическими лицами в сговоре с шпионскими организациями или их агентами; 2) участие в шпионских организациях или получение заданий от шпионских организаций или их агентов; 3) кража,        шпионаж, приобретение или незаконное получение государственной тайны или информации другими помимо шпионских зарубежными структурами, организациями, физическими лицами, подстрекательство к данным действиям или финансирование других лиц для осуществления данных действий, совершение данных действий китайскими структурами, организациями или физическими лицами в сговоре с зарубежными структурами, организациями, физическими лицами, а также склонение государственных служащих к мятежу путем подстрекательства, вербовки или подкупа; 4) указание противнику целей для атаки.

Таким образом, результаты сравнительно-правового анализа зарубежного опыта представляют как теоретический, так и практический интерес в деле совершенствования законодательного регулирования контрразведывательной деятельности.

 

 

 

Литература:

  1. Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 15. Ст. 1269.
  2. 中华人民共和国人民警察法(1995年2月28第八届全国人民代表大会常务委员会第十二次会议通过1995年2月28日中华人民共和国主席令第四十号公布). URL: http://www.mps.gov.cn. О Народной полиции: Закон КНР (принят на 12-й сессии  Постоянного комитета ВСНП КНР восьмого созыва 28.02.1995 г., обнародован Указом Председателя КНР от 28.02.1995 г. № 40) / пер. А.Ю. Манцурова.
  3. 中华人民共和国人民武装警察法 (2009年8月27日第十一届全国人民代表大会常务委员会第十次会议, 2009年8月27日中华人民共和国主席令第九十三号发布). URL: http://www.mps.gov.cn. О Народной вооруженной полиции: Закон КНР (принят на 10-й сессии Постоянного комитета ВСНП КНР одиннадцатого созыва 27.08.2009 г., обнародован Указом Председателя КНР от 27.08.2009 г. № 93) / пер. А.Ю. Манцурова.
  4. 中华人民共和国反间谍法(2014年11月1日第十二届全国人民代表大会常务委员会第十一次会议通过)URL: http://www.mps.gov.cn. О контрразведке: Закон КНР (принят на 11-й сессии Постоянного комитета ВСНП КНР двенадцатого созыва 01.11.2014 г., обнародован Указом Председателя КНР от 01.11.2014 г. № 16) / пер. А.Ю. Манцурова.
  5. Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 11. Ст. 945.
    Административно-правовое регулирование контрразведывательной деятельности в Китайской Народной Республике
    Предметом исследования является Конституция КНР, законы и подзаконные нормативные правовые акты, отражающие аспекты контрразведывательной деятельности КНР. Объектом исследования является закономерности и тенденции развития общественных отношений, складывающиеся в КНР в процессе обеспечения национальной безопасности страны. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как нормативные правовые акты Китайской Народной Республики, регламентирующие вопросы административно-правового регулирования контрразведывательной деятельности страны. Особое внимание уделяется возможностям использования ряда его институтов для совершенствования законодательства России.
    Written by: Манцуров Александр Юрьевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/26/2016
    Edition: euroasian-science.ru_25-26.03.2016_3(24)
    Available in: Ebook