23 Июн

ПАТОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ У ЛАБОРАТОРНЫХ ЖИВОТНЫХ ПОСЛЕ ВВЕДЕНИЯ МАТЕРИАЛА, СОДЕРЖАЩЕГО ВИРУС РИНОПНЕВМОНИИ ЛОШАДЕЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Введение. Ринопневмония лошадей характеризуется разнообразными формами проявления: поражением органов дыхания, центральной нервной системы, гениталиев, а у жеребых кобыл – абортами во второй половине жеребости, которые часто проходят без заметных симптомов и предвестников родов [6, с. 64-68]. У абортированных плодов обнаруживают острый или хронический гепатит, отек легких, скопление серозно-геморрагической жидкости в грудной полости, точечные кровоизлияния в паренхиматозных органах [9, с. 31-32]. Гистологически обнаруживают некротические поражения в печени и селезенке, воспалительные процессы в легких и бронхах. Диагностическое значение имеет обнаружение в клетках органов внутриядерных включений типа А Каудри [8, с. 53-54].

При изучении антигенных, иммуногенных свойств герпесвирусов в качестве доступной модели используются лабораторные животные [2, с. 120-121]. Впервые ВГЛ-1 к лабораторным животным адаптировали Kaschula et al (1957) [14, с. 137-143]. Схема адаптации заключалась в интраперитонеальной инокуляции вируса к новорожденным сирийским хомякам, комбинированной интраперитонеальной и интрацеребральной инокуляции взрослым хомякам и затем интрацеребральной инокуляции мышам. В дальнейшем ряд авторов адаптировали ВГЛ-1 к беременным морским свинкам, крольчихам, сирийским хомячкам [12, с. 551-558].

К.П. Юров и др. (1983) предложили сирийских хомяков для оценки антигенной активности инактивированных образцов вируса РПЛ [7, с. 30-32]. К.П. Юров и М.A. Амирбеков (1985) использовали адаптированный вирус для оценки иммунитета у вакцинированных хомяков путём контрольного заражения [10, с. 20-22]. Однако впоследствии было установлено, что ВГЛ-1 не является для хомяков эндотелиотропным, и по мнению большинства исследователей такая лабораторная модель имеет ограничение использования при выяснении ряда вопросов патогенеза и иммуногенеза инфекции ВГЛ-1 [1, с. 27].

С.В. Алексеенкова и др. (2006) сообщили об адаптации культурального штамма ВГЛ1 к взрослым лабораторным мышам [3, с. 361-363]. При экспериментальном заражении нейропатогенным адаптированным вирусом ринопневмонии штамма «ПП1/1» у лабораторных мышей наблюдали миелоэнцефалопатию, тромбозы сосудов и воспалительные процессы периваскулярных зон в головном мозге, скопление лимфоидных клеток под мягкой мозговой оболочкой [1, с. 23]. Использование адатированного вируса в остром опыте на мышах для оценки иммунитета на прививку различного типа вакцин позволило проследить динамику иммунного ответа, приближенную к естественной инфекции у лошадей [5, с. 233].

Есть основание полагать, что существует гетерогенность эпизоотических штаммов ВГЛ-1 по их вирулентности для лабораторных животных, в том числе свойству вызывать миелоэнцефалопатию у мышей. В последние годы ряд авторов сообщили о нейропатогенности изолятов ВГЛ-1 для мышей. Несмотря на инфекцию нейронов и астроцитов инфицированных животных, гистологическим исследованием мозга обнаруживают различной степени нарушение сосудистой системы. Подобный фенотип нейроинвазии зависит от свойств используемого штамма и схемы опытов проводимых исследований (места инокуляции, дозы и др.), которые влияют на развитие и течение заболевания. Так, Hacebe et al (2002) применили интрацеребральный, интраназальный и интраперитонеальный пути инокуляции вируссодержащего материала мышам, при которых у животных наблюдался менингоэнцефалитический синдром. Для получения нейропатогенного штамма ВГЛ1 потребовалось провести не менее 15 прямых пассажей путем интрацеребральной инокуляции мышам в возрасте от 1 до 6 дней. При интраперитонеальном введении вируса путь распространения этого адаптированного нейропатогенного варианта в организме мышей, оказался, также как у лошадей – гематогенным [13, с. 907-912]. Анализ штаммов, выделенных на территории СССР и Российской Федерации по признаку нейровирулентности для мышей линии BALB/c, позволил установить, что около половины штаммов (9 из 16 исследованных) имеют выраженные нейровирулентные свойства [4, с. 21-23].

В последние годы в популяции лошадей разных стран (в США, Германии, Бельгии) нервную форму ринопневмонии (миелоэнцефалопатию) регистрируют в виде вспышек в отличие от спорадических случаев, встречавшихся ранее, несмотря на регулярную плановую вакцинацию лошадей. Ряд авторов полагают, что вакцинация способна усилить иммунореактивность организма и повысить шанс проявления миелоэнцефалопатии в результате нарушения функции кровеносных сосудов [11, с. 862-891].

Цель: Целью настоящего исследования являлось изучение возможной гетерологичности различных эпизоотических изолятов ВГЛ-1, полученных от абортированных плодов лошадей в регионе Крайнего Севера – Якутии путем оценки их вирулентности для белых мышей.

Материалы и методы. В качестве материала для исследования использовали замороженные абортированные плоды 9-10-месячного возраста от кобыл. Абортированные плоды доставлены из ОПХ «Покровское» Хангаласского района РС (Я). При заражении лабораторных животных использовали 10%-ную суспензию материала из печени, селезенки и легких абортированных плодов на физиологическом растворе. Использовали надосадочную жидкость после обработки антибиотиками (пенициллин, стрептомицин по 500 ЕД/мл). Мышат-сосунков заражали внутрибрюшинно, в зависимости от массы тела вводили по 0,1 и 0,2 мл исследуемого материала. Контрольной группе ввели внутрибрюшинно стерильный 0,9 %-ный физиологический раствор в той же дозе. Патологоанатомические и гистологические исследования проведены по общепринятым методикам.

Результаты. Предварительно для подтверждения диагноза было проведено вирусологическое исследование мазков-отпечатков из печени, легких, селезенки трех абортированных плодов от кобыл, окрашенных гематоксилин-эозином. При световой микроскопии выявлены единичные внутриядерные включения, характерные при ринопневмонии лошадей в двух исследуемых пробах. Третья проба оказалась отрицательной. Для выделения вируса проводили заражение лабораторных животных 10 %-ной суспензией материала из печени, селезенки и легких абортированных плодов на физиологическом растворе. Использовали 7-10 дневных мышат-сосунов. В каждой исследуемой пробе проведена биопроба на 6-ти белых мышатах-сосунках. За животными наблюдали в течение 12 дней. В 1-ом пассаже все мышата были клинически здоровы. Через 12 дней после заражения мышата были умерщвлены. Вскрытие позволило наблюдать следующие патологоанатомические изменения: у 4-х — обнаружены точечные кровоизлияния в печени, селезенке, легких, у 2-х – эмфизема легких. В мазках-отпечатках из паренхиматозных органов умерщвленных мышат при световой микроскопии в 4-х пробах обнаружены единичные включения.

Из паренхиматозных органов 4-х мышат приготовили суспензию и провели второй пассаж внутрибрюшинным способом на 5-ти белых мышатах по общепринятой методике. В период наблюдения животные не проявляли клинических признаков переболевания. На 12-й день после заражения у некоторых наблюдали вялость, слабость, после чего наступало выздоровление. Через месяц после заражения все животные были умерщвлены. При вскрытии трупов мышат обнаружили серозно-геморрагический выпот в грудной полости, сердце темно-красного цвета, кровенаполнено, увеличено в размере, расширено, стенки полостей истончены; ткань легких уплотнена, светлые участки паренхимы чередуются с участками кровоизлияния; селезенка увеличена в размере, набухшая, темно-красного цвета; печень и почки дряблой консистенции, неравномерно полнокровны. В мазках-отпечатках из паренхиматозных органов умерщвленных белых мышат при световой микроскопии обнаружены внутриядерные включения, гранулы включений разной формы, окруженные ореолом просветления.

Третий пассаж проведен на 5-ти белых мышах с массой тела 10-15 гр. За 10 дней наблюдения мыши клинических признаков заболевания не проявляли. На 10-й день все мыши были умерщвлены. В результате патологоанатомического вскрытия выявили умеренное набухание селезенки, эмфизему легких, гипертрофию сердца. В мазках-отпечатках из легких, селезенки, печени, почек при световой микроскопии также обнаружены характерные при ринопневмонии лошадей мелкие внутриядерные эозинофильные включения в виде гранул.

Для подтверждения диагноза проведено гистологическое исследование паренхиматозных органов мышей, использованных во втором и третьем пассажах.

Результаты гистологического исследования (второй пассаж):

– Печень – центральные вены расширены, кровенаполнены, дегенеративно-дистрофические изменения гепатоцитов, периваскулярные полиморфно-клеточные пролиферации из лимфоцитов, пролимфоцитов, гистиоцитов, плазматических клеток. В паренхиме выявлены мелкогнездные клеточные пролифераты (рис. 1).

Рис. 1 — Печень (второй пассаж)

– Селезенка – гиперплазия лимфоидной ткани, пролиферация макрофагов, плазматических клеток строма разрыхлена. В лимфоцитах – внутриядерные включения в клетках эпителия.

– Легкие – в альвеолах скопление серозно-катарального экссудата с примесью лимфоидно-гистиоцитарных клеток и слущенного респираторного альвеолярного эпителия, местами наблюдаются периваскулярные клеточные муфты и образование в паренхиме очагов симпластов – крупных округлых клеток.

– Почка – отек и некроз эпителия канальцев, периваскулярные клеточные муфты, дегенеративные изменения в сосудистых клубочках, участками в клетках эпителия обнаружены мелкие зернистые включения с ореолом просветления.

– Головной мозг – серозный отек вещества мозга, скопление полиморфных клеточных элементов с примесью нейтрофилов, в веществе головного мозга — незначительная инфильтрация лимфоцитов, гистиоцитов.

Результаты гистологического исследования (третий пассаж):

— Легкие – острый отек, венозная гиперемия, гнездные периваскулярные, перибронхиальные клеточные муфты, незначительная дисплазия клеток эпителия слизистой бронхиол, фибринозный отек адвентиции кровеносных сосудов, незначительное скопление клеточных элементов в альвеолярной отечной жидкости (рис. 2).

Рис. 2 – Легкое (третий пассаж)

— Селезенка – многоядерные клетки-симпласты с внутриядерными включениями с ореолом просветления в них(рис. 3).

Рис. 3 – Селезенка (третий пассаж)

— Сердце – некроз мышечных волокон, паренхиматозная дистрофия. Кровоизлияние в инстерстиции межмышечных волокон.

— Печень – центральные вены расширены, кровенаполнены; обнаружены периваскулярные гнездные пролиферации клеток, дисплазия клеток эпителия желчных протоков; дегенеративно-дистрофические изменения ядер гепатоцитов; диффузная инфильтрация жировых капель в гепатоцитах.

— Почки – инфильтрация клеток между канальцами и вокруг извитых канальцев (рис. 4).

Рис. 4 – Почки (третий пассаж)

— Трахея – дисплазия клеток слизистой; очаговые разрастания эпителия слизистой в виде папилломатозных выростов.

— Головной мозг – отек нервных клеток (нейронов); инфильтация лимфоидно-гистиоцитарных клеток, нейтрофилов.

На основании результатов гистологических исследований в патматериалах от белых мышей установлены внутриядерные эозинофильные тельца-включения и изменения, характерные при ринопневмонии лошадей.

Результаты гистологического исследования паренхиматозных органов контрольных мышей:

– Печень, белковая дистрофия. Разрушение балочного строения печеночных клеток, клетки набухшие, кровеносные сосуды расширены (рис. 5).

Рис. 5 – Печень (контрольная группа)

-Почки, белковая дистрофия. Почечные тельца без видимых изменений, почечные канальцы набухшие (рис. 6).

Рис. 6 – Почки (контрольная группа)

— Селезенка без видимых изменений. В красной пульпе видны крупные клетки, похожие на моноциты и форменные элементы крови (рис. 7).

Рис. 7 – Селезенка (контрольная группа)

4 – Легкие, кровоизлияние, кровеносные сосуды расширены, полные. Бронхи расширены (рис. 8).

Рис. 8 – Легкое (контрольная группа)

 

Вывод. Прямыми пассажами на белых мышах, исключая стадию выделения вируса в клеточных культурах, воспроизведена экспериментальная инфекция ВГЛ, прослежены патоморфологические изменения. Полученные результаты позволяют предложить метод заражения белых мышей для диагностики ринопневмонии, изучения патогенеза инфекции.

Список литературы:

  1. Алексеенкова С.В. Лабораторная модель для изучения иммуногенных свойств вакцин против ринопневмонии лошадей // Автореф. дисс… канд. биол. наук / С.В. Алексеенкова // Москва, 2007. – 27 с.
  2. Алексеенкова С.В., Ткачев И.Ю., Юров Г.К. Лабораторная модель для изучения иммуногенных свойств вакцинных препаратов против ринопневмонии лошадей // Ветеринарная патология. — — № 1. — С. 120-121.
  3. Алексеенкова С.В., Юров Г.К., Ткачев И.Ю., Юров К.П. Эффективность иммунизации мышей линии Balb/c при интрацеребральном заражении герпесвирусом лошадей 1-го типа // Иммунология. – 2006. — № 6. – С. 361-363.
  4. Татаурова А.В., Юров К.П., Алексеенкова С.В. Нейропатогенные штаммы возбудителя ринопневмонии — вирусного аборта лошадей // Ветеринария. — — № 3. — С. 21-23.
  5. Ткачев И.Ю. Получение генетических конструкций, несущих полные гены поверхностных гликопротеинов вируса герпеса лошадей 1 для создания ДНК-вакцины / Ткачев И.Ю., Юров Г.К., Шмаров М.М., Народицкий Б.С., Алексеенкова С.В., Юров К.П. // В книге: Биотехнология: состояние и перспективы развития»Пик Максима» – Москва, 2003. – 233 с.
  6. Юров К.П. Биологические свойства штаммов вируса ринопневмонии лошадей и особенности течения этой инфекции. // Труды Всероссийского НИИ экспериментальной ветеринарии им. Я.Р. Коваленко. — — Т. 49. — С. 64-68.
  7. Юров К.П., Амирбеков М.А. Иммуногенные свойства вирусвакцины против ринопневмонии лошадей на лабораторных животных // Бюллетень Всесоюзного Ордена Ленина научно-исследовательского института экспериментальной ветеринарии им. Я.Р.Коваленко. — — № 55. — С. 30-32.
  8. Юров К.П., Крюков Н.Н. Выявление вируса ринопневмонии лошадей методом иммунолюминесценции // Ветеринария. — — № 11. — С. 53-54.
  9. Юров К.П., Крюков Н.Н. Ринопневмония лошадей // Коневодство и конный спорт. — — № 12. — С. 31-32.
  10. Юров К.П., Полоз Д.Д., Сансызбаев А.Р. Иммуногенность инактивированного вируса ринопневмонии лошадей // Труды Всероссийского НИИ экспериментальной ветеринарии им. Я.Р. Коваленко. — — Т. 57. — С. 20-22.
  11. Allen G. P., Kydd J. H., Slater J. D. Equid herpesvirus-1 (EHV-1) and equid herpesvirus-4 (EHV-4) infections // In: Coetzer JAW, Thomson GR, Tustin, eds. Infectious diseases of livestock. Capetown: Oxford University Press. − 2002. − P. 862-
  12. Doll E. R., Richards M. G., Wallace M. E. Adaptation of the equine abortion virus to sukling hamsters // Cornell. Vet. − − № 43 — P. 551-558.
  13. Hasebe R., Kimura T., Nakamura K., Okazaki K., Ochiai K., Wada R., Umemura T. Passage of equine herpesvirus-1 in suckling mouse brain enhances extraneural virus growth and subsequent hematogenous neuroinvasion // J. Vet. Med. Sci.. − 2002. − № 64 (10) — 907-912.
  14. Kaschula V. R., Beaudette F. R and Byrne R. J. The adaptation of equine influenza virus to infant mice by the intracerebral route // Cornell Vet. − 1957. − № 47. – P. 137-143.
    ПАТОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ У ЛАБОРАТОРНЫХ ЖИВОТНЫХ ПОСЛЕ ВВЕДЕНИЯ МАТЕРИАЛА, СОДЕРЖАЩЕГО ВИРУС РИНОПНЕВМОНИИ ЛОШАДЕЙ
    В настоящем сообщении представлены результаты патоморфологических исследований у лабораторных мышей после инокуляции им суспензии из органов абортированных плодов, полученных от кобыл, зараженных вирусом РПЛ.
    Written by: Неустроев Михаил Петрович, Тарабукина Надежда Петровна, Петрова Саргылана Гурьевна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/15/2016
    Edition: euroasia-science_6(27)_23.06.2016
    Available in: Ebook