30 Дек

СИНЕРГЕТИКА БЕЗОПАСНОСТИ ИННОВАЦИЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

До настоящего времени человечество, считая себя властелином природы, как правило, не считалось с её законами при организации своего бытия. То есть создавало и управляло общественно-экономическими формациями в исторически сложившихся границах (периодически пытаясь их изменять), с помощью искусственных («не природных») юридических Законов, технических и социальных норм и правил, которые крайне редко базировались на достижениях наук о природе, тем более, если эти достижения шли в разрез с политическими целями конкретных государств.

Такой волюнтаризм (эгоцентризм), породивший в прошлых столетиях необоснованную и неуправляемую дифференциацию фундаментальных и прикладных наук, привели к природоразрушающему характеру созданной ныне техносферы. Поэтому в XXI веке обретает актуальность синергетика, призванная устранить, образовавшуюся «междисциплинарную и философскую брешь» между настоящим (из-за отсутствия «Диалектики техносферы» и необходимости обновления «Диалектики природы») и будущим («Диалектикой ноосферы») [6,7].

Признание природоразрушающего характера «рыночной экономики» стало итогом беспрецедентной Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992), на которой её генеральный секретарь Морис Стронг заявил: «..западная модель развития более не подходит ни для кого. Единственная возможность решения глобальных проблем сегодняшнего дня — это устойчивое развитие». А незадолго до этого было предложено и понятие: «Устойчивое развитие — это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности«[8].

Прошло уже 20 лет после «Рио-де-Жанейровского приговора», однако рыночная экономика продолжает уничтожать природу и население планеты, а статистика продолжает фиксировать социально-экономические потери в жизнедеятельности мирового сообщества от «продуктов научно-технического прогресса» (НТП) [4]:

— так в дорожно-транспортных происшествиях (ДТП) ежегодно погибают свыше 300,0 тыс. человек и более 2,0 миллионов – травмируются,

— электрический ток поражает и травмирует более 0,01% населения планеты в год, т.е. свыше 700,0 тысяч человек.

— в пожарах ежегодно погибает около 70,0 тыс. человек и свыше 300,0 тысяч – получают травмы различной степени тяжести,

— в происшествиях на реках, морях и в океанах, в т.ч. с применением транспортных средств, погибает и пропадает без вести более 50,0 тыс. человек в год,

— в ежегодных геофизических катаклизмах (землетрясениях, грозах, наводнениях, лавинах, жары и холода) погибает около 40,0 тыс. человек.

Если просуммировать указанный ущерб с 1945 года, то потери мирового сообщества за прошедшие полвека в несколько раз превысят ущерб, нанесенный человечеству Второй мировой войной! Следовательно, Третья  Мировая  Война с «продуктами НТП» уже давно идет и как показывают результаты исследований, человечество начинает терпеть в ней поражение, т.к. скорости уничтожения населения и созданной техносферы возрастают с каждым годом и сегодня составляют: 3 погибших, 6 травмированных и 1,9 млн. долларов в минуту[6]!

Как показали результаты многих исследований, на Россию «приходится» около 20% указанных потерь, а основной экологический ущерб наносится теплоэнергетикой и дорожно-транспортными инфраструктурами (таб.1-3): 97,24% токсичных выбросов (нормируемых) – 49,06% и 48,18% соответственно, 98,92% СО2, Н2О и др. (не нормируемых) – 49,33% и 49,59% соответственно [1-4].

Таблица 1. Нормируемые стандартами выбросы (тыс. тонн в год)

При этом, несмотря на Киотский протокол, ни в России, ни за рубежом выбросы углекислого газа и воды не считаются «вредными», поэтому нет официальной методологии их учета, а, следовательно, и адекватных экономических рычагов по снижению вреда от выбросов СО2 и Н2О, но главноеотсутствуют даже оценки «вреда от убыли кислорода», поглощаемого из атмосферы.

Таблица 2. Ненормируемые стандартами выбросы (тыс. тонн в год)

Полученные нами данные (таб.3) просто ошеломляют: 143 миллиона россиян «потребляют» О2 (30,08%) и «выделяют» СО2 и Н2О (31,45%) менее 1/3 того, что «выжигает» (68,79%) и «выбрасывает» транспортно-энергетическая структура России!

Таблица 3.  Сравнительные данные с населением России

Следовательно, «инновационную модернизацию» надо начинать с решения проблем организации безопасной жизнедеятельности и её необходимо проводить не в соответствии, а вопреки современным тенденциям научно-технического прогресса, которые, к сожалению, не соответствуют фундаментальным наукам о природе, т.к. выражают развитие прикладных наук и техники, удовлетворяющих, в основном, потребительские парадигмы существующих общественно-экономических формаций [1,3].

В приложении «А» к Киотскому протоколу к парниковым газам отнесены — углекислый газ (CO2), метан (CH4), закись азота (N2O), перфторуглероды (PFCs), гидрофторуглероды (HFCs) и гексафторид серы (SF6), т.к. утверждается, что накапливаясь в атмосфере, эти газы удерживают избыточное тепло, излучаемое с поверхности Земли, создавая эффект глобального парника. Однако наши исследования показали, что рост температуры атмосферы и климатические изменения обусловлены другими причинами. Дело в том, что чуть более 100 лет назад компанией «Форд» были выпущены первые серийные автомобили, а сегодня 520 миллионов автомобилей, произведенных за последние 50 лет, выжигают ежегодно 11,89 миллиардов тонн кислорода, выбрасывая в атмосферу 10,91 миллиардов тонн углекислого газа и 4,46 миллиардов тонн воды, а также более 26,0 тераватт тепла в час, если считать, что 50% тепла от двигателей внутреннего сгорания рассеивается. Практически с такой же скоростью за эти 50 лет нарастало аналогичное «потребление и выделение» теплоэнергетикой [1,3,6].

Мы построили модель автотранспортных выбросов с момента начала серийного производства автомобилей (рис.1) и получили практически коррелированный результат с моделью П. Джоунса и Томa М.Л. Уигли глобального потепления из-за «парникового эффекта» (рис.2), если добавить к автомобильному транспорту — железнодорожный, водный и аэрокосмический, и удвоить результат, учитывая выбросы тепловой энергетики и «сброс тепла» в атмосферу и гидросферу из-за низкого КПД тепловых машин [1,6].

Рис. 1 — Модель роста автотранспортного парка и его выбросов

Только «парниковый эффект» оказался совсем не причем, т.к. расчеты показали, что прирост массы атмосферы «за счет сгорания геосферы» (топливо транспорта, ГРЭС и ТЭЦ), увеличиваясь ежегодно, составляет в настоящий момент более 15 миллиардов тонн в год: 10,144 миллиардов тонн – транспорт и теплоэнергетика плюс ещё 5,072 миллиарда тонн – дыхание и питание 7-ми миллиардного населения планеты.

Рис. 2 — Модель «парникового эффекта»

И если за истекшие 100 лет среднее атмосферное давление (Р) не изменилось, а масса и, следовательно, объем (V) постоянно увеличиваются, то в соответствии с уравнением Менделеева-Клайперона (Ван-дер-Ваальса — для реальных газов) должна увеличиваться температура (T):

А дальше, в соответствии с законами термодинамики, атмосфера «приводит себя в равновесное состояние», характеризуемое энтропией – S, т.е. перемещает и перемешивает прибывающие массы выбросов вместо выжигаемого кислорода с помощью ветров, ураганов и бурь, выравнивая их концентрации и плотности, а избыток воды «сбрасывает на Землю» в виде града, снега и дождя. При этом сети дорог и тротуаров, покрытий зданий и сооружений, имеющие значительные коэффициенты черноты, которые строители, в соответствии с «замыслами» архитекторов и дорожно-транспортной науки, делают открытыми, увеличивают турбулентность атмосферы своими конвективными потоками, не хуже, чем это происходит в «долине смерти» на стыке штатов Невада и Калифорния, или в «Аллее торнадо» районов Миссисипи и Огайо, в результате чего – «неожиданные» дожди и ураганы, метели и наводнения, которые наносят обществу огромный социально-экономический ущерб, а воспринимаются — как изменения климата. [4].

Основная причина происходящего заключается в том, что все существующие в мире стандарты и нормы, ориентированы на рассеивание выбросов (транспорта, предприятий, ГРЭС и ТЭЦ) с помощью устройств выброса отработавших и сопутствующих газов, в т.ч. строительства «дымовых труб» соответствующей высоты. Это нарушает три основных природных цикла, обеспечивающих жизнедеятельность на нашей планете: суточно-сезонный цикл круговорота кислорода в системе атмосфера-биосфера-гидросфера, сезонно-годовой цикл круговорота воды и семилетний цикл круговорота углерода в системе атмосфера-биосфера-геосфера/гидросфера [1,3].

Следовательно, в связи с тем, что транспорт и теплоэнергетика, «сжигая геосферу» (углеводородное топливо), выбрасывают воду и углерод (окислы углерода) в атмосферу, бороться надо не с выбросами, путем их ограничения и торговли «квотами», как это следует из Киотского Протокола и других политических (а не научных!) документов, а необходимо создавать технологии «возвращения углерода и воды» в геосферу и «компенсации кислорода», выжигаемого из атмосферы [1,7].

Очевидно потому, что зарубежная прикладная наука не смогла найти путей решения проблем безопасности АЭС, ведущие зарубежные «атомные державы», за исключением Японии, уже давно не строят их у себя. Европа и США затрачивают миллиарды долларов на альтернативную энергетику (ветровую, солнечную и т.д.) и «игнорируют» — термоядерную, т.к. вероятность или, как это становится модным сейчас, риск использования термоядерной энергии, не имеет оценки вообще [3,5].

 «Мы последняя европейская страна, где нет закона о господдержке возобновляемой энергетики. … В настоящий момент разрабатывается новый закон о поддержке реэнергетики, и, вроде бы, администрация президента, правительство его поддерживают. Тем не менее Минфин вычеркивает все, что касается реальных мер по стимулированию, хотя эти затраты для государства минимальны» — заявил в интервью Директор ВИЭСХ академик РАСХН Скребков Д.С. Речь идет о разработках отечественных ученых, ВИЭСХ в частности, в области передачи электроэнергии, базирующихся на идеях Николы Теслы. Вот уже 15 лет способы и устройства, защищенные патентами РФ (2108649, 2136515, 2143775, 2158206, 2161850, 2172546, 2183376, 2255405 и 2255406), позволяющие не на несколько процентов, что для территории России уже немало, а в несколько раз сократить потери при передаче электроэнергии от тех же АЭС, ТЭЦ и ГРЭС, остаются, мягко говоря, «за пределами внимания» государственных деятелей самого высокого уровня, продолжающих говорить о необходимости инновационной деятельности во всех сферах жизни [9].

Действительно, первый закон в этой области был подготовлен в 1998г., но, принятый в Госдуме и Совете Федерации, был «зарезан» Б.Н. Ельциным, наложившим на него вето. Таким образом, существующий закон «Об энергосбережении», как и Указ Президента РФ «О концепции перехода России к устойчивому развитию», т.е. акты «вынужденной организации», состоят из лозунгов и управляющих функций не осуществляют.

В качестве доказательства актуальности реэнергетики можно привести результаты анализа «циклов Кондратьева» в инновационном аспекте (рис.3) и на примере той же энергетики показать парадоксальность существующей системы инновационной деятельности в России.

Рис. 3 — Циклы Кондратьева (построено на основе источника: Masaaki Hirooka (ed) Innovation Dynamism and Economic Growth: A Nonlinear Perspective — Edward Elgar Publishing, 2006, Fig. 5.1, p. 92.)

Таким образом, в отличие от существующих «теорий рисков и катастроф» [2], моделей «рыночных или распределительных экономик» и др., необходимо, не уповать на «призрачные возможности правового государства», законам которого ПРИРОДА не подчиняется, а проводить термодинамическое уравновешивание соответствующих технических, экономических и правовых норм и регламентов, т.е. использовать в управлении, законотворчестве и при стратегическом планировании развития цивилизации, и России в частности, синергетические методы и средства [3-7].

Литература

  1. Айдаркин Е.К., Белозеров В.В., Богуславский Е.И., Викулин В.В., Костырев Н.П., Новакович А.А., Крыжановский В.В., Топольский Н.Г. Физико-химические и хронобиологические методы и технологии подавления вреда и противопожарной защиты ТЭЦ — Современные наукоемкие технологии. 2006. № 4. С. 86-87.
  2. Арнольд В.И. Теория катастроф – М: Наука, 1990 – 128с.
  3. Баранов П.П., Белозеров В.В., Гаврилей В.М., Любимов М.М., Топольский Н.Г. О стратегии развития науки и инноваций с точки зрения безопасности жизнедеятельности — Глобальная безопасность. — 2008. — № 1, с.144-151.
  4. Белозеров В.В., Богуславский Е.И., Пащинская В.В., Прус Ю.В. Адаптивные системы подавления энтропии в техносфере — Успехи современного естествознания — № 11, 2006, с. 59-62.
  5. Белозеров В.В., Загускин С.Л., Прус Ю.В., Самойлов Л.К., Топольский Н.Г., Труфанов В.Н.. Классификация объектов повышенной опасности и вероятностно-физические модели их устойчивости и безопасности – «Безопасность жизнедеятельности»- № 8, 2001, с.34-40.
  6. Белозеров В.В., Олейников С.Н., Пащинская В.В. О синергетике экономики и права при обеспечении безопасности жизнедеятельности //«Системный синтез и прикладная синергетика»: мат-лы 4-й междунар.науч.конф. ССПС-2011, 11-13.10.2011, Пятигорск/- Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2011, с.183-194
  7. Белозеров В.В., Пащинская В.В., Травин В.И. Синергетика экономики, безопасности и права – Успехи современного естествознания — № 8, 2006, с. 62-65.
  8. Кара-Мурза С.Г. Научная картина мира и фактор природы в экономике / Отчет по гранту РГНФ 97-02-02133/ — Науковедение, № 1, 1999.
  9. РФ пока отказывается от реэнергетики — http://top.rbc.ru/economics/29/05/2007/104576.shtml.
    СИНЕРГЕТИКА БЕЗОПАСНОСТИ ИННОВАЦИЙ
    Written by: Белозеров Валерий Владимирович, Олейников Сергей Николаевич, Пащинская Виктория Владимировна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/14/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook