28 Фев

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СФЕРА ЧЕЛОВЕКА: ПРЕОБЛАДАНИЕ НЕГАТИВНЫХ ЭМОЦИЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В течение истории человек стремился к удовлетворению потребностей, сопровождающемуся положительными эмоциями; из них на первом месте – радость. Эволюция эмоций шла от простейших форм реагирования, связанных с адаптацией к окружающей среде, к развитию эмоциональной сферы человека за счет таких эмоций, как чувства (высшая форма эмоций), страсти (сильное, стойкое чувство, с сильным влечением к объекту страсти), настроения и т.п. Эмоция (от лат. emoveo — потрясаю, волную) — процесс переживания, отражающий субъективную оценку значимости для человека предметов и явлений. Эмоции позволяют человеку ориентироваться в окружающем мире. Уровень личного доверия к эмоциям высок. Среди первичных (витальных) эмоций практически всеми исследователями предлагается неравное число позитивных и негативных [2]: так, П. Экман выделяет шесть первичных эмоций (гнев, страх, отвращение, удивление, печаль и радость), из них только две – позитивные (третья часть). Дж. Грей рассматривает три первичные эмоции – ярость – ужас, тревогу и радость, то есть треть – позитивна. У Р. Вудвортса десять первичных эмоций – любовь, счастье, веселье, удивление, страх, страдание, гнев, решимость, отвращение, презрение, то есть три с небольшим эмоции можно считать позитивными. Число эмоций растет, их уже более 150, но всегда соотношение положительных и отрицательных эмоций ~1:2. Групповое семантическое пространство эмоций включает в себя гораздо больше негативных (ужас, тоска, страх, отчаяние, горе, печаль, тревога, растерянность, гнев, отвращение) и значительно меньше позитивных эмоций (радость, восторг, уверенность, спокойствие) [2]. Почему так произошло? Нужно ли с этим бороться? Нужны ли человеку негативные эмоции?

С одной стороны, человечество постоянно борется с ними, противопоставляя им позитивные замены, смех и юмор, советы непрерывно улыбаться, предлагая множество естественных и искусственных воздействий, которые могли бы привести к положительному эмоциональному состоянию. Например, в учении известных деятелей культуры Рерихов определяющая роль отводится эмоции радости – «особой мудрости и непобедимой силе». Если бы «весь мир возрадовался хотя бы на одну минуту, то все Иерихонские силы тьмы пали бы немедленно». «Радуйся! Радуйся! Радуйся!» (из поэмы Н.К. Рериха). Но радость – лишь одна из многих эмоций, а другая, например, печаль, — не менее важная для человека и, возможно, более глубокая эмоция.

С другой стороны, часть человечества, пресытившаяся положительными эмоциями, стремится к их замене, уходу от привычных положительных эмоций к экстремальным, зачастую негативным. Часть людей в соответствии с особенностями строения их мозга (доминирования лимбики и потому повышенной склонности к эмоциональному поведению) испытывает особую тягу к страстям, азарту. Азарт ценится этими людьми как спутник деятельности — спорта, науки, искусства, драки, войны, сражений, работы, труда, игры в карты, в казино. Сюда входят бои без правил, восхождение на горы, погружение в глубины океана, полеты в космос, полеты на реактивных самолетах, гонки на мотоциклах и автомобилях, на парусниках, на катерах, судах, опасные путешествия через океаны на лодке, на плоту, и т.д. Человек постоянно придумывает новые потребности, в процессе удовлетворения которых требуется преодоление опасности и переживание соответствующих негативных эмоций: соревнования по разрубанию ладонью струи жидкого металла, хождение по стеклу и углям, по гвоздям, и пр.; человек пробует сажать на себя скорпионов; засовывать голову в пасть тигра; прыгать с парашютом с небольшой высоты, и пр. И все это ради достижения ярких негативных эмоций. Возможно, что к этой деятельности относится пиратство, первые географические путешествия, захватнические войны, и пр. Искусственной заменой этой формы удовлетворения потребностей являются фильмы ужасов.

 Ряд специалистов упрощенно полагает, что «эмоции играют роль «пеленгов» поведения: стремясь к приятному, организм овладевает полезным, а, избегая неприятного, предотвращает встречу с вредным, опасным, разрушительным» (П. Анохин) [5]. Это объяснение эмоций односторонне, реальная действительность не вписывается в эту идеальную схему: организм может с удовольствием овладевать и вредным для себя (курение, наркотики, пьянство, и пр.), а приятные эмоции могут достигаться искусственным путем, вредным, и даже смертельным для организма.

Лимбическая система человека, общая со всеми млекопитающими, и появившаяся около 150 млн. лет назад, генерирует яркие и сильные эмоции. Преобладание негативных эмоций свидетельствует об их «животных» истоках. Оно интересно с точки зрения представления об эмоциональной сфере животных: животные (по крайней мере, высшие) живут в постоянном тревожном состоянии, их жизнь заполнена негативными эмоциями, вызванными постоянным поиском пищи и надежного укрытия, защитой от нападения (или, напротив, поиском жертвы), заботой о потомстве, борьбой за территорию и место в иерархии, и пр. Хотя и у животных бывают периоды преобладания позитивных эмоций, — например, время отдыха, игр. Именно такое соотношение эмоций унаследовано получившим лимбическую систему человеком. Поэтому, очевидно, и у первобытных племен преобладали негативные эмоции, которые постепенно требовали уравновешивания позитивными. Отсюда появились и стали расти новые потребности и вызванные их удовлетворением позитивные эмоции, призванные уравновесить негативные эмоции.

В то же время эмоции имеют и биохимическую природу: выделены отдельные комплексы гормонов, пептидов, медиаторов, связанных с эмоциями. Так, например, дефицит норадреналина проявляется депрессией тоски, а недостаток серотонина – депрессией тревоги [2]. Но, с другой стороны, депрессии тоски и тревоги вызываются и негативными внешними воздействиями на человека, что вызывает изменения в биохимических процессах: это – прямые и обратные связи в механизмах управления. В реальном организме человека сложные эмоциональные состояния тесно связаны с множеством воздействий внешнего и внутреннего мира, и негативные эмоции так же необходимы организму, как и позитивные. Например, американскими психологами было выявлено, что поощряемое принудительное насаждение позитивного мышления, принудительный оптимизм, проявляющийся в неизменной улыбке и притворной приветливости, провоцируют глубокую внутреннюю депрессию.

Человек в процессе эволюции получил весьма консервативный и чрезвычайно сложно устроенный орган управления – мозг с наслоениями сохранившихся древних и более новых структур, в котором последующие слои, отвечающие за все более сложные органы и действия, взаимосвязаны и, видимо, контролируются в той или иной степени всеми предыдущими слоями [4]. Мозг содержит в себе, как археологический срез, всю историю эволюции человека, но при этом все древнейшие, древние, старые и более новые слои, работают и взаимодействуют. И.П. Павлов полагал, что кора больших полушарий в процессе развития все более подчиняла себе деятельность всех нижележащих центров мозга, и у высших млекопитающих и человека стала главным «распорядителем и распределителем всей деятельности организма»; но в процессе восприятия импульсов от органов чувств и выдаче решений взаимозависимо участвуют почти одновременно многие более древние структуры [1, 2, 4]. Среди этих структур есть такие, чьи функции познаны пока недостаточно. Причины этого — и то, что мозг изучается мозгом упрощенно мыслящего человека, и отсутствие надежных методов исследования функций мозга без отключения его частей, и сложность строения мозга.

Видимо, множество отрицательных эмоций является древней, животной особенностью эмоциональной сферы животных — предков, тогда как небольшое число положительных эмоций – это более новая часть эмоциональной сферы. Несомненно, что отрицательные эмоции – древние, идущие от предков человека. Вот, например, описание трагического крика птиц ночью на озере: «Концерт начался тихим попискиванием песочников и жалобными криками ржанок и зуйков… Мало-помалу к ним присоединились другие птицы. Шум усиливался с минуты на минуту, и через некоторое время озеро превратилось в форменный бедлам… Сумасшедший гвалт нарастал до тех пор, пока не вступили фламинго. С этого момента озера не стало – был один только сплошной рев, темное пустое пространство, вскипающее волнами оглушительного шума. … Голоса птиц звучали на такой печальный, минорный лад, что у меня мурашки бегали по коже. Нечто подобное я испытывал, слушая некоторые пассажи Сибелиуса или пробирающий до мозга костей каденции из «Гибели богов» [3]. Мир страстей закреплен, очевидно, в самых древних, «животных» отделах мозга человека, а новая кора может только в определенных пределах контролировать деятельность Р-комплекса и лимбической системы [4]. Именно поэтому страсти так слабо управляемы, человек так сильно подвержен страстям, и не способен подчинять их себе. Страсти — это эмоции, унаследованные человеком от мира животных, поэтому они не только прочно закреплены в поведении, но и недостаточно поддаются контролю со стороны новой, «человеческой» коры. Можно предположить, что древние и старые структуры сложного мозга, несмотря на их небольшой объем, существенно влияют на восприятие действительности, ее анализ и мышление в целом. Новые структуры мозга выросли из старых, что еще более объединяет их. Поэтому «новые» структуры могут быть названы так только несколько условно, на самом деле это выросшие «прогрессивные» области древнего мозга, при этом производные первичной коры (гиппокамп, перегородка, миндалина) не теряют своего значения. В любом случае новые и старые, древние и древнейшие, структуры мозга тесно взаимосвязаны.

Возникновение новой коры не было внезапным, отменившим все предыдущие структуры, которые достаточно успешно руководили животными предками. В [1, 5] отмечается, что изменения мозга в процессе эволюции носят в большей степени количественный характер, увеличиваются относительные размеры мозга и его долей, что связано с усложнением функций, развитием психики и обучением. Сознание животных было в основном эмоциональным, оно носило яркую эмоциональную окраску, так как вся информация в первую очередь обрабатывалась в виде эмоций. Если учесть гораздо более древнюю и надежную связь лимбической системы и других древних отделов мозга с органами чувств (детекторами) и органами тела (эффекторами), то можно предположить, что и после образования новой коры все сигналы проходят по тем же каналам через эти структуры (рис. 1). При этом древние системы являются своего рода фильтрами, добавляющими к мыслям чувства, к сознанию – эмоции. Все осознанное в мозгу, все мысли «окрашиваются» эмоциями. В функции новой коры входят когнитивные операции – мышление, воображение, запоминание, желание, причем все эти процессы делятся на неосознаваемые и осознаваемые (в категорию бессознательных включают досознательные – биологические потребности, безусловные рефлексы, подсознательные процессы — стереотипы, и сверхсознание – интуицию [2]).

Рис. 1. Структуры и связи мозга

Если более древние структуры нервной системы не исчезают (или не полностью исчезают) по мере ее совершенствования и роста сложности, то можно считать, что в ходе эволюции происходило наслоение новых структур, и в мозгу человека в разной степени сохранилось множество нервных систем его предков. Считается [2], что подтверждением этого служит, например, взаимодействие в передаче информации двух классов информационных молекул – медиаторов (появившихся намного позже и передающих информацию на близкое расстояние от нейрона к нейрону) и пептидов, действующих на большие расстояния по химическому адресу. Эволюционно более поздняя синаптическая система тесно взаимодействует с древней пептидергической системой. Эмоции – более древние психические процессы, чем сознание и мышление, они интегрируют в себе соматические, вегетативные и субъективные компоненты. Казалось бы, за эмоции должны быть ответственны только структуры лимбической системы, но это не совсем так. Например, миндалина получает сигналы от всех сенсорных систем и ответственна за эмоциональное и социальное поведение, но интенсивность и знак эмоций зависят и от передних отделов новой коры и гиппокампа [2]. «Нейронные сети, представляющие эмоции, распределены по многим структурам мозга» [2]. В восприятии, создающем константный экран внешнего зрительного поля, участвует множество структур. Если древние отделы мозга сохранились, то не продолжают ли они создавать упрощенные, целиком «животные» картины внешнего мира? Можно определенно утверждать, что это справедливо в отношении эмоционального восприятия мира.

Если древние части мозга по-прежнему создают параллельные зрительные, звуковые и другие образы внешнего мира, причем более древние картины служат только для сопоставления с новыми, то, возможно, в экстремальных, критических условиях они могут проявляться более определенно. Например, у впадающего в ярость человека существенно меняется зрительный образ врага, — поле зрения сужается, в нем виден только ненавистный враг, который должен быть повергнут. В сильном горе представляется «небо с овчинку», то есть зрительное поле сужается. Не включаются ли в этих экстремальных случаях «животные» зрительные образы с помощью эмоций? В [1] отмечается, что первичный образ в древнейших структурах мозга создается без участия коры больших полушарий. При этом простейшие и полезные поведенческие системы формируются как последовательные экраны. «Дефинитивный (вполне развитой) вызванный потенциал в коре взрослого животного является сложным, физиологически гетерогенным образованием, состоящим из нескольких восходящих возбуждений, имеющих различный генез и разный филогенетический возраст» [1]. Древние, ответственные за эмоции, структуры производят эмоциональную оценку информации с точки зрения ее полезности, нейтральности или негативности для организма, эмоционально окрашивая ее. Более древние структуры мозга фильтруют (анализируют) информацию и сообщают новой коре ее окраску, интегрирующую в себе субъективные, соматические и вегетативные компоненты. Сигналы поступают одновременно через ретикулярную формацию, таламус, гиппокамп, миндалину и гипоталамус к лобной коре. Таким образом, древние структуры стоят на пути сигналов от рецепторов и определяют их значимость.

Особенности строения и работы мозга человека поддерживают склонность к упрощенному мышлению, к дополнению мышления чувствами. Но если бы эмоции полностью контролировались корой больших полушарий, это существенно обеднило бы восприятие и жизнь человека. Эмоции, унаследованные от животных предков, украшают жизнь, в т. ч. и высшие формы творчества («Ай да Пушкин, ай да сукин сын!»). Можно сказать, что все эмоции нужны, но – во всесторонне обоснованном объеме (даже смех, юмор). Это –бинарная множественность, необходимая для развития и для жизни.

Список литературы:

  1. Ата-Мурадова Ф.А. Развивающийся мозг: системный анализ. – М.: Медицина, 1980. – 296с.
  2. Данилова Н.Н. Психофизиология. – М.: Аспект – пресс, 1998. – 373с.
  3. Клинджел Д. Остров в океане. – М.: Географгиз, 1962. — 344с.
  4. Саган К. Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого разума. – М.: Знание, 1986. – 256с.
  5. Тетиор А.Н. Искусственная (антропогенная) эволюция. — М.: Palmarium, 2013. – 460 с.
    ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СФЕРА ЧЕЛОВЕКА: ПРЕОБЛАДАНИЕ НЕГАТИВНЫХ ЭМОЦИЙ
    Written by: Тетиор Александр Никанорович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/08/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
    Available in: Ebook