27 Фев

СОЗНАНИЕ МОЛОДЕЖИ КАК ОБЪЕКТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Сознание молодежи, представляя собой продукт сложного взаимодействия целой системы элементов, традиционно рассматривается в тесной взаимосвязи с одним из таких базовых понятий современной науки, как общественное сознание. Именно с детального изучения специфики и структуры общественного сознания начинается более отчетливое понимание сложного и неоднородного сознания молодежи.

Проблема сознания, зародившись в философии, стала объектом внимания большого числа наук: истории, социологии, политологии, психологии. В рамках каждой из наук существует множество подходов к трактовке понятия «сознание». Любая область знания, нацеленная на изучение сознания, наполняет его определенным содержанием и смыслом. Как следствие, данное явление является объектом междисциплинарного исследования.

Александр Георгиевич Спиркин, как один из наиболее авторитетных российских философов, изучавших проблему происхождения и сущности сознания, высказывает следующее мнение по данному вопросу. «Сознание — это высшая, свойственная только людям и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека за счет рефлексии». [8]

Сознание неоднородно, и представляет собой интегральное, сложно-структурированное целое множества его элементов.

В структуре сознания наиболее отчетливо выделяются, прежде всего, такие элементы, как осознание явлений, а также переживание (отношение к объекту изучения). Познание, осознание вещей имеет различные уровни, глубину проникновения в объект и степень ясности понимания. Отсюда различают обыденное, научное, философское, эстетическое и религиозное осознание мира, а также чувственный и рациональный уровни сознания. Ощущения, восприятия, представления, понятия, мышление, внимание в целом образуют ядро сознания. Воздействующие на человека предметы, события вызывают в нем не только познавательные образы, но и эмоциональные «бури», заставляющие его трепетать, волноваться, бояться, плакать, восхищаться, любить и ненавидеть. Человеческие чувства — это также элемент сознания, отражение мира и выражение отношения человека к чему-либо. Ничто в сознании не совершается вне эмоциональной окраски. Еще одной составляющей сознания является самосознание, которое предполагает выделение и отличение человеком самого себя, своего Я от всего, что его окружает. Самосознание — это осознание человеком своих действий, чувств, мыслей, мотивов поведения, интересов, своего положения в обществе. Самосознание тесно связано с феноменом рефлексии. Рефлексия — размышление личности о самой себе. Не рефлексируя, человек не может полностью осознать того, что происходит в его душе, в его внутреннем духовном мире. [8]

Поскольку сознание неоднородно по своей структуре и содержанию, в философии существует множество подходов к объяснению феномена сознания. Так, к основным концепциям современной философии сознания относятся: физикализм, бихевиоризм (Дж. Б. Уотсон, Г. Райл, Дж. Льюис), вульгарный материализм (Л. Бюхнер, К. Фохт, Я. Молешотт), функционализм (Х. У. Патнэм, Д. Деннет), эмерджентизм (Дж. Серл), двухаспектные теории (Б. Рассел, П. Стросон), диалектико – материалистическая концепция (К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин). [6, с. 159 — 160]

Будучи основным представителем феноменологической концепции, Эдмунд Гуссерль полагал, что проблема сознания неразрывно связана с понятием рефлексии. Эта взаимосвязь объясняется тем, что рефлексия, будучи определенной процедурой изучения сознания, является в то же время его свойством. В целом, Гуссерль понимает сознание как процесс смыслообразования.

Смыслопридание утверждается как главная функция сознания, которая тем самым осуществляет его рационализацию, поскольку рефлексия позволяет схватывать не произвольные, а сформированные в определенных актах и при определенных обстоятельствах смыслы или значения. Однако, они возникают не всегда, а лишь в том случае, если присутствует смыслообразующая «система» — сознание человека, вовлеченное в события, ситуации, обстоятельства. [5; 2, с. 40]

Интересен взгляд Георга Вильгельма Фридриха Гегеля на проблему сознания. В его философии сознание рассматривается как способность человека соотноситься с миром вообще, осознавать его. Гегель, создавая науку о сознании, выдвигает на первый план тенденцию «освобождения сознания от зависимости со стороны вещей как таковых, тем самым утверждая абсолютность субъекта и его сознания, практически действующего и теоретически мыслящего субъекта». Таким образом, «сознание оказывается деятельностью, конституирующей бытие всего сущего, объективность всего реального». [1]

Разнообразие подходов к трактовке сознания свидетельствует о сложности и многогранности данного явления. Также достаточно глубоко оно изучалось и в рамках психологических наук. Наиболее широким, общепринятым среди психологов, пониманием этого явления является сознание как высшая ступень развития психики; свойственная человеку форма обобщенного отражения объективных устойчивых свойств и закономерностей окружающего мира, формирования у человека внутренней модели внешнего мира, в результате чего достигается познание и преобразование окружающей действительности. [9]

Одни из первых представлений о структуре сознания принадлежат Зигмунду Фрейду, который выделил сознательное, предсознательное и бессознательное и определил их как динамические системы, обладающие собственными функциями, процессами, энергией и содержанием. В иерархии Фрейда именно на бессознательное ложится основная функция в объяснении целостного сознания. Также довольно значимой является идея Л. А. Фейербаха, развивавшаяся Л. С. Выготским,  о существовании сознания для сознания и сознания для бытия. В. П. Зинченко предполагает, что это не два сознания, а единое сознание, в котором существуют два основных слоя: бытийный и рефлексивный. Также он работает над выделением ряда компонентов в структуре сознания. Большое значение по этому вопросу Зинченко придает взглядам российского психолога А. Н. Леонтьева, который определяет три основных образующих сознания: чувственную ткань образа, значения и личностные смыслы. [3, с. 214 – 215]

В своей работе «Деятельность. Сознание. Личность» Леонтьев пишет: «Чувственная ткань образует чувственный состав конкретных образов реальности, актуально воспринимаемой или всплывающей в памяти, относимой к будущему или даже только воображаемой. Особая функция чувственных образов сознания состоит в том, что они придают реальность картине мира, открывающейся субъекту, Иначе говоря, именно благодаря чувственному содержанию сознания мир выступает для субъекта как существующий не в сознании, а вне его сознания – как объективное «поле» и объект его деятельности». [4]

Чувственные образы у человека приобретают качество означенности. Функция значений состоит в «преломлении» мира в сознании человека. Следовательно, необходимо различать осознаваемое объективное значение и его значение для субъекта. В последнем случае говорят о личностном смысле. Другими словами личностный смысл — это значение того или иного явления для конкретного человека. Личностный смысл создает пристрастность сознания. Ее проявления можно увидеть в избирательности внимания, в эмоциональной окрашенности представлений, в зависимости познавательных процессов от потребностей и влечений. [4]

Итак, «сознание человека – это не емкость, заполненная образами и процессами, и не связи отдельных его «единиц». Это внутреннее движение его составляющих, включенное в общее движение деятельности, осуществляющей реальную жизнь индивида в обществе. Деятельность человека и составляет субстанцию его сознания». [4]

В своей работе «Сознание как предмет и дело психологии» В. П. Зинченко обобщил идеи о компонентах сознания таких исследователей, как З. Фрейд, Л. Фейербах, Л. С. Выготский, А. В. Запорожец, П. И. Зинченко, Н. А. Бернштейн, А. Н. Леонтьев, и предложил свою, двухуровневую структуру сознания, в которой бытийный слой образуют биодинамическая ткань живого движения и действия и чувственная ткань образа, а рефлексивный – значение и смысл.

Понятие значения, единицы рефлексивного слоя сознания, фиксирует то, что сознание человека развивается внутри культурного целого, в котором исторически обобщен опыт деятельности, общения и мировосприятия. Индивиду необходимо его не только усвоить, но и получить собственный опыт. Таким образом, значение рассматривается как форма сознания, т. е. осознания человеком своего – человеческого – бытия. [3, c. 216]

Понятие смысла указывает на то, что индивидуальное сознание несводимо к чему – то безличному. Поскольку сознание принадлежит живому индивиду и реально вовлечено в его деятельность, оно всегда «страстно». «Понятие смысла выражает укорененность индивидуального сознания в бытии человека, а понятие значения – подключенность этого сознания к сознанию общественному, к культуре». [3, c. 217]

Движение и действие имеют внешнюю и внутреннюю формы. «Биодинамическая ткань – это наблюдаемая и регистрируемая внешняя форма живого движения. Это материал, из которого строятся движения и действия. По мере их построения все более сложной становится внутренняя форма, внутренняя картина таких движений и действий. Она заполняется когнитивными, эмоциональнооценочными, смысловыми образованиями. Чистую, лишенную внутренней формы биодинамическую ткань можно наблюдать при моторных персеверациях, в квазимимике, в хаотических движениях младенца и т. п.». [3, c. 218]

Подобно биодинамической ткани чувственная ткань представляет собой строительный материал образа. «В функциональных моделях зрительной кратковременной памяти чувственная ткань локализуется в таких блоках, как сенсорный регистр и иконическая память». [3, c. 218]

В процессе своего исследования Зинченко приходит к следующему выводу: «На бытийном уровне сознания решаются задачи, фантастические по своей сложности. Индивид обладает пространством сформированных образов, большинство из которых полизначны, т.е. содержат в себе не единственное перцептивное значение. Аналогично этому пространство освоенных движений полифункционально: каждое из них содержит в себе не единственное значение. Следовательно, для эффективного в той или иной ситуации поведения необходима актуализация нужного в данный момент образа и нужной моторной схемы (программы). И тот, и другая в момент своего взаимодействия становятся жесткими, однозначными, – только в этом случае поведение будет адекватным ситуации, впишется в нее, решит смысловую задачу. Но для этого образ действия должен вписываться и в образ мира. Как следствие, важна координация деятельности обоих уровней сознания, согласование друг с другом смысловой перспективы каждого из них». [3, c. 219]

Определение социологических границ изучения сознания является сложным процессом. Для социологической науки в большей степени характерен подход, ориентированный на описание способов, с помощью которых явления представлены в сознании (феноменология сознания). Как утверждают Ю.Л. Качанов и Н.А. Шматко, «в социологии познание такого сверхчувственного предмета, как «сознание», развертывается в форме приписывания ему предикатов (например, «сознание отражает интересы» или «массовое сознание есть совокупность социальных представлений»). Вследствие чего создается парадоксальная ситуация: в социологии сознание редуцируется к эмпирически фиксируемым свойствам и одновременно полагается как безусловное apriori любого социального явления». [7]

Социология сознания, прежде всего, изучает социальные проявления сознания (редукционистский принцип). Однако, существуют значительные различия в оценке степени социальности сознания.

В своей работе «Проблема сознания и социологическое признание» Л. А. Паутова и А. О. Фигура выделяют дихотомию индивидуальное — коллективное и два ее крайних полюса: безусловность, индивидуальность сознания и социальная обусловленность и эмерджентность сознания. Первая крайняя позиция в меньшей степени характерна для социологии. Но все же ее границы поддаются описанию: «сознание бытийственно, но не полностью социально». Признание же эмерджентности коллективного сознания предполагает выявление актов сознания, которые свойственны каждому члену человеческой группы (групповое сознание) или всем людям («сознание вообще», «надындивидуальное сознание»). [7]

Между крайними теоретическими позициями внесоциальности и эмерджентности сознания лежит достаточно широкое поле теоретических моделей, которые в различной степени приближены или удалены от позиций индивидуальности/коллективности. Паутова и Фигура выделяют такие, как:  модель исключения: отказ сознанию в «бытийности» (бихевиоризм, теория обмена); модель, в рамках которой коллективное сознание мыслится как продукт взаимодействия индивидуальных сознаний (Г. Тард, Ж. Пиаже, Р. Будон); модель «параллелизма»: анализ взаимосвязей между индивидуальным и коллективным сознанием (Г. Спенсер, В. Вундт, Ф. Гиддингс).; функциональная модель: признание двойственной природы сознания; конструктивистская (интенциональная) модель: анализ единства социального и индивидуального, но без придания общественному сознанию статуса «вещи» (М. Вебер, Ч. Кули, Дж. Мид , А. Шюц); модель конфликта: признание противоречий между индивидуальным и социальным сознанием: фрейдистская социология, постструктурализм. [7]

Исследователи Паутова и Фигура полагают, что в социологии довольно значительную роль играет картезианская традиция, отождествляющая сознание со знанием как совокупностью представлений, понятий, суждений, теорий. «Классический социологический анализ сознания концентрируется на проблемах коллективных представлений (Э. Дюркгейм. С. Московичи), рефлексивности (символический интеракционизм, этнометодология, А. Шюц, Н. Луман), рациональности (М. Вебер, Ю. Хабермас, А. Этциони, Дж. Хазард, теория рационального выбора), социального мышления (П. Сорокин, когнитивная социология, К. Мегрелидзе), социального интеллекта (Ж. Пиаже, Э. Торндайк, Г. Оллпорт), социальной памяти (М. Хальбвакс), дискурса (постструктурализм)». Вместе с тем Паутова и Фигура считают, что проблематика сознания шире проблем, связанных со знанием. На их взгляд, сознание включает не только познавательный, но телесно-перцептивный, эмоционально-волевой, интуитивный и другие компоненты: «Социологическое открытие нерациональных аспектов сознания связано с именами В. Парето (остатки, чувства), Г. Зиммеля (ощущения), Н. Элиаса (инстинкты, эмоции), А. Шюца (гилетика), Р. Коллинза (ощущения, эмоции), М. Маффесоли (иррациональность), постструктуралистов (телесное сознание), Д. Кампера, А. Хохшильд, Н. Дензина и др. [7]

Говоря об изменении проблемы сознания в современной теоретической социологии, некоторые социологи полагают, что в век информации и «общества знания», возможно, наступило время поместить проблему сознания в центр социологического исследования. [7]

Резюмируя изложенные взгляды на проблему человеческого сознания, можно сформулировать следующие тезисы.

Согласно данным множества научных исследований и работ,  наиболее распространенным является видение сознания как высшей, свойственной только человеку, функции головного мозга, связанной с обобщенным, субъективным отражением объективных закономерностей окружающего мира и формированием у человека своей, внутренней модели внешней среды. К функциям сознания относят целеполагание, предварительное мысленное построение действий и предвидение их результатов. Это, в свою очередь, обеспечивает разумное регулирование поведения и деятельности человека. В структуре сознания наиболее отчетливо выделяются такие элементы, как осознание (познание) явлений, а также переживание (отношение к объекту изучения). Ощущения, восприятия, представления, понятия, мышление, внимание в целом образуют ядро сознания.  Человеческие чувства и эмоции также относятся к элементам сознания как средства отражения мира и выражения отношения человека к чему-либо. Еще одной составляющей сознания является самосознание, которое предполагает выделение и отличение человеком своего Я от всего, что его окружает, и тесно связанный с самосознанием феномен рефлексии.

Список литературы:

  1. Гегель, Г. В. Ф. Феноменология духа [Электронный ресурс] // Psylib: психологическая библиотека Киевского Фонда содействия развитию психической культуры. СПб, 1992. URL: http://psylib.org.ua/books/gegel02/index.htm. (Дата обращения: 25.12.2015).
  2. Горошко, Ю. Н. Феноменологическая концепция сознания // Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского. Философия. Социология. – 2009. — Т. 22 (61). №3. — с.40-47.
  3. Зинченко, В. П. Сознание как предмет и дело психологии // Методология и история психологии. – 2006. – Т. 1. №1. – с. 207-231.
  4. Леонтьев, А. Н. Деятельность. Сознание. Личность [Электронный ресурс] // Psylib: психологическая библиотека Киевского Фонда содействия развитию психической культуры. М, 1975. URL: http://psylib.org.ua/books/leona01/index.htm. (Дата обращения: 20.01.2016)
  5. Молчанов, В. И. Время и сознание. Критика феноменологической философии: моногр. [Электронный ресурс] // Философско – литературный журнал «Логос». URL: http://www.ruthenia.ru/logos/personalia/molchanov/zb/06_2_1.htm. (Дата обращения: 15.12.2015).
  6. Основы философских знаний: учебное пособие / В. А. Бажанов, Н. Г. Баранец, Б. А. Бочков и др. / Под ред. В. А. Бажанова. – Ульяновск: Гарт, 2012. – 253 с.
  7. Паутова, Л. А. Проблема сознания и социологическое призвание / Л. А. Паутова // Журнал социологии и социальной антропологии . – 2005. – Т. 8. №4. URL: http://www.old.jourssa.ru/2005/4/1aPautova_Figura.pdf. (Дата обращения: 07.02.2016)
  8. Спиркин, А. Г. Философия [Электронный ресурс] // Полка букиниста: библиотека. М., 2000. URL: http://society.polbu.ru/spirkin_philosophy/ch13_all.html. (Дата обращения: 11.12.2015).
  9. Столяренко, Л. Д. Основы психологии [Электронный ресурс] // Plam. Ru: онлайн библиотека. М., 1998. URL: http://www.plam.ru/ucebnik/osnovy_psihologii/pphp. (Дата обращения: 02.12.2015)
    СОЗНАНИЕ МОЛОДЕЖИ КАК ОБЪЕКТ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
    Статья посвящена анализу содержания и структуры понятия «общественное сознание». Междисциплинарное исследование данного явления способствует более полному пониманию сознания молодежи как особого вида общественного сознания.
    Written by: Репина Евгения Игоревна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/29/2016
    Edition: euroasia-science.ru_26-27.02.2016_2(23)
    Available in: Ebook