28 Фев

ПОЛ И ГЕНДЕР В СОЦИОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В социологии одним из базовых понятий является «пол», который указывает на биологические особенности в физиологии и анатомии людей. На протяжении всей человеческой истории пол считался первопричиной и основой социальных и психологических различий между мужчинами и женщинами.

В современной науке понятие «пол» — многоуровневая сложная система, элементы которой формируются поэтапно, на разных стадиях онтогенеза. Категорию пола принято расчленять на ряд дробных понятий. Ученые выделяют, как минимум, 7 видов человеческого пола: первые пять – биологические; шестой – социально-биологический; седьмой – социальный.

Однако очень многие люди убеждены в том, что различие репродуктивных функций является основным критерием, объясняющим наличие социальных и психологических различий между женщинами и мужчинами. Хотя в действительности биологические признаки влияют, в первую очередь, на уровень психофизиологической активности индивидуума, имеющего женские или мужские гениталии. Биологические факторы взаимосвязаны с мышечной силой, двигательной подвижностью, скоростью психофизиологических реакций и т.д. Но в целом, с точки зрения биологии между женщинами и мужчинами различий значительно меньше, чем сходства. Даже такие «характерные» различия мужчин и женщин, как, например, больший вес, высокий рост, физическая сила и мускульная масса мужчин значительно меньше взаимосвязаны с полом, чем считалось раньше. Например, рост женщин Северо-Западной Европы в целом выше, чем у мужчин Юго-Восточной Азии. На вес и рост тела, также как и на физическую силу, сильно влияют образ жизни и питание, которые находятся под большим влиянием общественных установок на то, кому — женщинам или мужчинам — следует давать больше калорийной пищи, какие физические упражнения приемлемы для тех или других.

Кроме биологических отличий у людей существует дифференциация форм деятельности и социальных ролей, различия в эмоциональных характеристиках и поведении. Понятия «типично женское» и «типично мужское» очень относительны. Отмеченная во всем мире диверсификация социальных характеристик мужчин и женщин, а также отсутствие принципиальных различий в биологических характеристиках приводят к выводу, что биологический пол никоим образом не может быть решающей причиной различий социальных ролей мужчин и женщин, существующих в различных обществах. Для определения совокупности культурных и социальных норм, следовать которым людям предписывается в зависимости от их биологического пола, появилось понятие «гендер».

Первоначально термин «гендер» — транслитерация английско­го слова «gender» — обозначал грамматический род. Во внеграмматическом контексте впервые он был применен американским психоло­гом Робертом Столлером (1924–1991), издавшем в 1968 году работу «Пол и гендер». Смысл разделения этих двух терминов заключался в отделении социокультурных зна­чений женственности и мужественности от биологических половых различий. Термин «гендер» позволил акцентировать внимание на том, что биологические особенности телесности и сексуальности даны человеку природой, но они неизбежно преломляются через призму личностного сознания и социокультурных представлений. Гендерный подход в целом предполагает, что различия в поведении женщин и мужчин определяются не только и не столько анатомическими особенностями, сколько различными социальными факторами, как например, воспитание, образование и традиционные для данной культуры и социума представления о сущности женственности и мужественности.

Согласно полоролевому подходу, который в 1950–1960-е годы активно разрабатывался Т.Парсонсом и Р.Бейлсом в рамках теории структурного функционализма, наличие двух противоположных гендеров (феминного и маскулинного) интерпретируется как социокультурное отражение данности природы: двум биологическим полам  соответствует то или иное предопределенное природой содержание социальных ролей [3, с. 30].

Отношения между полами описывались на примере семьи, где мужчина выполняет инструментальную роль, а женщина – экспрессивную. Инструментальная роль состоит в регуляции взаимоотношений семьи с другими социальными объектами, это роль добытчика; а экспрессивная роль заключается в налаживании внутреннего баланса в семье, то есть это роль домохозяйки.

Особое место в этой концепции уделено вопросу о соотношении публичной и частной сфер жизни. Публичная сфера, включающая рыночные институты, политику, экономику, юриспруденцию – это мир, где безраздельно доминируют мужчины, признается сферой могущества, власти и престижа. Частная, приватная сфера жизни, где «правят» женщины, считается вторичной, малозначимой, дополнительной и непрестижной с точки зрения общественного сознания.

В России среди биодетерминистских концепций можно назвать довольно известную в 1980-е годы «информационную» теорию В.А. Геодакяна. По его мнению, основная функция генетической структуры женщины — накапливать, «консервировать» и передавать информацию следующим поколениям. У мужчин же генетическая структура создана для поиска и отбора новой информации. Получается, что мужчины — создатели, а женщины — консерваторы (в положительном, с точки зрения В.А. Геодакяна, смысле слова) [4].

Критики теории ролей указывали на то, что она не учитывает неравенство женских и мужских ролей, а подчёркивает их взаимодополнительность. Однако ни в одной культуре общественное мнение не считает равнозначными частную и публичную  сферы. Следовательно, гендерные установки, закрепляющие профессиональные роли за мужчинами, а семейные – исключительно за женщинами, негативно влияют на психологическое самочувствие мужчин и женщин, ограничивая возможности их индивидуального развития и препятствуя реализации мужчин в семейной сфере, а женщин – в профессиональной. Полоролевая теория не раскрывает также процесс усвоения детьми гендерных ролей, а также последующее воспроизведение отношений гендерного неравенства. Кроме того, она не объясняет, почему отношения неравенства воспринимаются и женщинами и мужчинами как естественные.

Для современной социологии более адекватным представляется рассмотрение  «гендера» и «пола» не как противопоставляемых, а как взаимодействующих категорий.

Теория социального конструирования гендера, появившаяся в начале 1990-х годов, не признает причинной зависимости между женской и мужской психофизиологической организацией и психосоциальными характеристиками личности. Согласно данному подходу, гендер конструируется через повседневную социальную практику, в результате которой личность моделирует представление о женской и мужской идентичности, о женском и мужском поведении.

Теоретической базой социально-конструктивистского подхода называют теорию П.Бергера и Т.Лукмана о социальном конструировании реальности, основная идея которой заключается в том, что социальная реальность носит как объективный, так и субъективный характер. Социальная реальность объективна, так как она существует независимо от представления индивида о ней [1].

Согласно теории социального конструирования гендерные отношения носят как объективный (воспринимаются индивидом извне), так и субъективный характер (являются социально сконструированными). Основная мысль социального конструирования гендера заключается в том, что каждый субъект не только воспринимает гендерные правила, но может и сам их создавать. А раз индивид наделяется способностью воспроизводить и генерировать гендерные правила и отношения, значит, он может их видоизменять и разрушать. Таким образом, можно изменить представления о базовых концептах маскулинности и феминности, изменить существующую социальную структуру. Итак, социально-конструктивистский подход заключается в том, что гендер, с одной стороны, конструируется через систему социализации, разделения труда и общепринятых норм и стереотипов как социальная модель поведения мужчин и женщин, определяющая их роль и положение в социальных и политических  институтах, а, с другой стороны, строится непосредственно самим индивидом.

Гендерные системы отличаются в различных обществах, но в большинстве они асимметричны таким образом, что все «маскулинное /мужское» (черты характера, профессии, модели поведения и проч.) считаются первичными, доминирующими и значимыми, а все «феминное /женское» определяется как подчиненное, вторичное и менее значимое. Сущностью конструирования гендера можно назвать противопоставление и полярность. Социальные нормы со временем меняются, но гендерная асимметрия по-прежнему остается. Следовательно, гендерную систему можно назвать социально сконструированной системой гендерного неравенства [7].

Гендер, соответственно, это один из факторов социальной стратификации общества, который формирует систему социальной иерархии в сочетании с такими базовыми социально-демографическими факторами как раса,  этничность/национальность, возраст, класс.

В ходе воспитания семья (в лице родителей и родственников), система образования (в лице воспитателей и учителей), культурная среда (через книги и СМИ) внедряют в сознание ребенка гендерные стереотипы, формируют определенные модели поведения и конструируют представления о «настоящей женщине» и «настоящем мужчине». Впоследствии эти гендерные стереотипы поддерживаются благодаря различным культурным и социальным  механизмам. Человек часто не осознает эти механизмы и считает свое поведение следствием лишь собственной объективной оценки. Воплощая в своем поведении ожидания, связанные со своим гендерным статусом, люди на микроуровне поддерживают гендерные различия и соответственно системы господства и властвования, построенные на их основе.

Таким образом выстраивая процессы первичной и вторичной гендерной социализации и управляя ими можно формировать соответствующие гендерные модели того или иного общества. В качестве примеров можно привести современные европейские общества, где заметны процессы не только преодоления гендерной асимметрии, но и полной смены традиционных гендерных ролей мужчин и женщин. В то же время существует достаточно обществ, которые сохраняют традиционную модель гендерных ролей и отношений. Так, например, даже в России, имеющей вековой опыт преодоления дискриминации женщин, в настоящее время фиксируется тенденция усиления дискриминационных стереотипов в отношении женщин. Показательно, что этому способствуют сами женщины, полагая, что их интеллектуальный уровень и профессиональные способности ниже мужских, что может ухудшать и в действительности часто ухудшает их профессиональный маршрут и снижает материальную оценку результатов деятельности. Отрицательная роль дискриминационных гендерных стереотипов наиболее очевидна при продвижении по карьерной лестнице, где стереотипы «мужчина — лидер по природе», а «женщина создана для семьи» способствуют профессиональной сегрегации по признаку пола.

Дискриминация и гендерные предрассудки поддерживают друг друга: дискриминация поощряет гендерные предрассудки, а гендерные предрассудки узаконивают дискриминацию и неравный социальный статус мужчин и женщин.

Российская классическая интеллектуальная традиция внесла немалый вклад в развитие идей о взаимоотношении полов. Основоположник генетической социологии Ковалевский Максим Максимович (1851 — 1916) высказывал либеральные эгалитарные идеи: «Характерным для индивидуальной семьи является то, <…> что отношения между мужем и женой стремятся к известной степени равенства…»[5, с.124]. Ковалевский М.М. активно выступал за допущение женщин к преподаванию в высшей школе, а также за предоставление им избирательных прав.

Русский социолог, правовед и философ Хвостов Вениамин Михайлович (1868-1920) занимался разработкой концепции прав человека и идей, связанных с улучшением социального статуса женщин, а также возможности гармоничного использования женского и мужского потенциала в развитии цивилизации. В своих трудах Хвостов В.М. обосновывал права женщин на самореализацию и самоопределение, а также необходимость достижения равноправия мужчин и женщин во всех сферах жизни общества. Хвостов В. М. считал необходимым предоставление женщинам прав, прежде всего, политических, а борьбу за расширение своих прав называл нравственной обязанностью женщин. Глубокое убеждение Хвостова В.М., в том, что демократическое развитие общества немыслимо без участия одного из полов, основывалось на его отношении к женщине как к полноценной личности: «Каждый человек, будь то мужчина или женщина, представляет из себя самостоятельную нравственную личность» [6]. Фундаментальные труды Хвостова В.М. по вопросу женского равноправия сохранили методологическое и идеологическое значение для современных гендерных исследований. Фактически Хвостов В.М. является основателем социологии пола — нового направления в российской социологии.

Религиозно-философское направление русской интеллектуальной традиции привнесло совершенно новые черты в рассмотрение вечного вопроса о сущности и предназначении мужского и женского полов. Проблему взаимоотношений мужчин и женщин в контексте религиозной этики разрабатывали русские религиозные философы конца XIX — первой половины XX века. Русский философ и публицист Бердяев Николай Александрович (1874—1948) развивал платоновскую идею о том, что совершенный человек объединяет в себе оба пола, то есть является не мужчиной и не женщиной, а андрогином. Согласно Н.А.Бердяеву, движения за права женщин часто вместо того, чтобы обогащать женскую культуру, напротив, лишь обесцвечивают женский образ, преобразуя его из уникального и полноценного в «недомужчину». Предназначение женщины, по мнению Н.А.Бердяева, не ограничивается продолжением рода и воспитанием детей. Ее призвание — олицетворение Вечной Женственности, которая должна вдох­новлять и инспирировать творчество. [2].

Основной идеей религиозной философии Владимира Сергеевича Соловьева (1853-1900) является идея Софии — Души Мира, которая, по его мнению, является олицетворением идеальной женственности, частью «абсолютного человека», преодолевшего разделение полов.

Таким образом, в европейской интеллектуальной традиции гендерная асимметрия была одним из основополагающих факторов становления традиционной западной культуры. Особого внимания заслуживает мощная российская база гендерных исследований, предложившая особый подход, далекий от западных идей индивидуализма и рационализма. Её особенностью было доминирование идеи общего блага над идеей благополучия отдельной личности.

Список литературы:

  1. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: «Медиум», 1995. — 323 с.
  2. Бердяев Н. А. Смысл творчества. М.: Аст, Астрель, 2011. — 365 с.
  3. Воронцов Д. В. Что такое гендер. Вводные замечания: Практикум по гендерной психологии / Под ред. И. М. Клециной. СПб.: Питер, 2003, -480 с.
  4. Геодакян В.А. Мужчина и женщина. Эволюционно-биологическое предназначение: Женщина в аспекте физической антропологии.  М.: ИЭА РАН, 1994, — 240с.
  5. Ковалевский М.М. Очерк происхождения и развития семьи и собственности. М.: 1939, — 187с.
  6. Хвостов В. М. Женщина и человеческое достоинство: Исторические судьбы женщины. Природа женщины. Женский вопрос. М.: 1914. — 494 с.
  7. Хрестоматия к курсу «Основы гендерных исследований». 2-е изд./ под ред. О.А.Ворониной, Н.С.Григорьевой, Л.Г.Луняковой. М.: МЦГИ — МВШСЭН — МФФ, 2001. — 368 с.
    ПОЛ И ГЕНДЕР В СОЦИОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ
    Written by: Ушакова Валентина Григорьевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/17/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
    Available in: Ebook