30 Янв

МЕСТО КУЛЬТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТЬ (на примере Пермского края)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Понятие «идентичность» является одним из наиболее модных и актуальных в современном гуманитарном знании. Но несмотря на это проблема формирования территориальной идентичности остается на начальном уровне научного осмысления. Отечественные социологи уделяют повышенное внимание таким разновидностям социальной идентичности, как национальная и этническая, забывая при этом другие, не менее важные для понимания повседневного опыта людей и их адаптации к современному миру.

Почему же проблема территориальной идентичности так актуальна и важна для современного российского общества? На наш взгляд в результате развала СССР произошла регионализация бывшего советского пространства, которая во многом способствовало тому, что в современной науке называют процессом формирования регионального самосознания [7, с.126]. Более того, практика осмысления своей уникальности в советское время была не востребована, потому что, во-первых, формирование идентичности советского народа опиралось на события и достижения времен всесоюзных коммунистических строек, а во-вторых, трудно говорить о культурной уникальности региона при тотальном уровне унификации культуры и образования.

В связи с этим в условиях разнообразных вызовов, характерных для последнего десятилетия, одним из важнейших способов включения отдельных территорий в социальные и политические реалии стало конструирование идентичностей в отдельных регионах, отличающихся не только устойчивой культурной и исторической спецификой, но и социально-экономической. В разные исторические периоды на территории России наблюдались миграционные процессы, симбиоз и ассимиляция различных народов. Результатом стало формирование территориальных идентичностей, которые сдвигают на задний план идентичности национальные. Важно отметить, что процесс формирования территориальной идентичности проходит на всех территориях субъектов РФ, каждый из которых имеет уникальную особенность, напрямую зависящую от политико-культурной ситуации и истории региона.

Идентичность по Бенедикту Андерсону — это восприятие индивидом себя представителем определенной воображаемой общности [1, с.288]. В нашем случае территориальная идентичность основывается на единстве территории проживания, истории, культуре и определенном социальном опыте. Само понятие «территориальная идентичность» наталкивает нас на вопрос о какой территории идет речь и в каком масштабе мы можем рассматривать процесс формирования идентичности. Территориальная идентичность может иметь самые разные границы, которые связаны с местом жительства человека. Это может быть микрорайон, район, город, регион, страна, континент и даже планета Земля. В западной литературе существует целый ряд синонимичных «территориальной идентичности» понятий: идентичность с местом (place‑identity), региональная идентичность (regional identity), локальная идентичность (local identity), идентичность со средой (environmental identity), городская идентичность (city identity, social urban identity), идентичность места проживания (settlement identity) [5, с.109]. Следовательно, использование понятия «территориальная идентичность» позволяет охватить весь спектр взглядов на соотношение разных типов социальных тождеств.

Идентичность выступает важной частью социокультурного пространства. В данном контексте речь идет о региональной культуре как о наборе принятых в определенной группе на определенной территории традиций, обычаев, ритуалов, ценностей и т.д. Исходя из парадигмы «образа жизни» термин культура – это приспособление людей к природной среде особыми внебиологическими способами [6, с.141]. Данный процесс происходит при взаимодействии социальных актеров, что в свою очередь рассматривается как способ социального производства, в котором индивиды транслируют свой социальный опыт, ценности, традиции, определяющие уникальность региона, которая отражается в культурно-историческом наследии и в процессе формирования особой ментальности. Таким образом при рассмотрении территориальной идентичности на культурном уровне речь должна идти о культурно-историческом измерении данной проблемы, опираясь на сложившийся в рамках данного региона нарратив, мифологемы, ценности, коллективную память [8, с.144].

Прежде чем говорить о пермской территориальной идентичности, нужно ответить на вопросы: «Существует ли вообще пермская идентичность? Считают ли пермяки себя пермяками?» Ответы можно получить, проанализировав социологическое исследование 2012 г. «Пермь как стиль»  [10, с.240]. Данное исследование показывает, что почти 90% опрошенных жителей города считают себя пермяками. А при ответе на вопрос: «Кем вы себя чувствуете в первую очередь? Жителем города Пермь, Пермского края, представителем национальности или гражданином России?» в первую очередь выделяют именно город, а затем край (46% житель Перми, 13% житель Пермского края) [10, с.44]. Следовательно, если пермская идентичность существует, то есть и культурные особенности, которые отличают ее от других.

Проблема поиска пермской уникальности стала наиболее актуальной в постсоветское время и основывалась на обращении к историко-культурному наследию Пермского края. Возвращались забытые времена и символы. Сначала поиск идентичности привел к концепту «Строгановский регион», который включал в себя разные аспекты деятельности династии Строгановых на территории бывшей Пермской губернии. Также при поиске уникальности акцент ставился на пермскую аутентичность через использование старинных образов пермских богов и мифов. Наиболее яркие примеры использования данной практики — это попытки выйти на диалог архаической и современной культурных традиций через организацию и проведение этнофутуристического фестиваля «KAMWA», а также через обращение к пермскому звериному стилю в брендинге территории. Также тема исторического прошлого актуализируется писателем А. Ивановым, развивающего в своих произведениях тему пермской горнозаводской цивилизации. Весомый вклад в процесс формирования территориальной идентичности внес Пермский культурный проект (ПКП), основанный на новой концепции культурной политики приобщения пермяков к современному искусству. Началом проекта считается выставка «Русское бедное», прошедшая в 2008 году, а также Пермский экономический форум. Культуртрегеры и идеологи ПКП ставили задачу перенести город Пермь в современное культурное пространство, создав бренд «Пермь — культурная столица Европы», что несомненно повлияло на процесс конструирование территориальной идентичности в Пермском крае.

Территориальная идентичность часто формируется вокруг ярких образов региона, брендов, которые складываются и функционируют в массовом сознании.  В контексте количественного исследования 2012 года «Пермь как стиль» жителям города был задан ряд вопросов, касающихся символов и так называемых «гениев места» Пермского края. По результатам данного опроса можно сделать вывод, что пермяки ассоциируют свой регион с деревянными скульптурами («пермские боги»), пермским балетом, фестивалями. Это были самые популярные ответы среди символов трех эпох – дореволюционной, советской и современной. Интересен тот факт, что, отвечая на подобный вопрос в 2004 году, который звучал как «Чем в первую очередь отличается Пермская область от других регионов?» самый популярный ответ «запасы и добыча природных ресурсов» — 52,7 % [9, с.4]. А открытый аналогичный вопрос в опросе 2008 года показал, что в глазах большинства населения уникальность Пермского края формируют природные ресурсы (22,3 %), затем природа, красота и разнообразие ландшафтов (19,6%) и промышленность (19,1%) [11, с.65]. В результате мы видим, что несмотря на культурный потенциал, пермяки еще 10 лет назад видели уникальность региона преимущественно через природный компонент, который играл главную роль в региональной самоидентификации. На данный момент, если верить социологическим исследованиям последних лет, наметилась новая тенденция повышения роли культуры в процессе конструирования территориальной идентичности, однако, для определения точного места культуры в данном процессе необходимо провести отдельное социологическое исследование.

Список литературы:

  1. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Пер. с англ. В. Николаева; Вступ. статья С. Баньковской. М.: КАНОН-ПРЕСС-Ц,Кучково поле, 2001. 288 с.
  2. Замятин Д.Н. Идентичность и территория: гуманитарно-географические подходы и дискурсы // Идентичность как предмет политического анализа. Сборник статей по итогам Всероссийской научно-теоретической конференции (ИМЭМО РАН, 21-22 октября 2010г.). М.: ИМЭМО РАН, 2011. 86-203 с.
  3. Замятина Н.Ю. Территориальная идентичность: типы формирования и образы территории // Идентичность как предмет политологического анализа. Сборник статей по итогам Всероссийской научно-теоретической конференции (ИМЭМО РАН, 21-22 октября 2010г.). М.: ИМЭМО РАН, 2011. 203-212 с.
  4. Ионин Л.Г. Социология культуры: учеб. пособие для вузов. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2004. 427 с.
  5. Коржков Г. Территориальные идентичности: концептуальные интерпретации в современной зарубежной социологической мысли // Социология: теория, методы, маркетинг, 2010,1. Институт социологии НАН Украины, 2010. 107-123 с.
  6. Маркарян Э. Теория культуры и современная наука (логико-метод. анализ). — М.: «Мысль», 1983. 284 с.
  7. Мелешкина Е. Региональная идентичность как составляющая проблематики российского политического пространства // Ильин М.В., Бусыгина И.М. (ред.) Региональное самосознание как фактор формирования политической культуры в России. М., 1999. 126-137 с.
  8. Назукина М.В. Региональная идентичность // Политическая идентичность и политика идентичности: В 2 т. — Т. 1: Идентичность как категория политической науки: Словарь терминов и понятий. М., 2011. 143—147 с.
  9. Назукина М.В. Особенности региональной идентичности Пермского края: социокультурный аспект // Вестник Пермского научного центра 1/2010.
  10. Пермь как стиль. Презентации пермской городской идентичности / под ред. О.В. Лысенко, Е.Г. Трегубовой, вступ. ст. О.Л. Лейбовича. – Пермь: редакционно-издательский совет ПГГПУ, 2013. – 240 с.
  11. Старкова М.А. Черты ментальности населения пермского региона: социологический очерк // Пермская земля: формирование позитивной региональной идеологии. Пермь, 2004. 62-65 с.
    МЕСТО КУЛЬТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТЬ (на примере Пермского края)
    Written by: Красноборов Михаил Андреевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/24/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.01.2015_01(10)
    Available in: Ebook