26 Сен

МАРКСИСТСКИЙ АНАЛИЗ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОДЕРЖАНИЯ ТРУДА И СОВРЕМЕННОСТЬ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Марксистская социология труда впервые была развернута в «Экономическо-философских рукописях 1844 года», в которых Маркс охарактеризовал сущность труда в условиях капиталистического производства. Этот анализ социально-экономического значения труда был развит и дополнен им в последующих произведениях, и  прежде всего в «Капитале».

Задача заключалась в том, чтобы «…осмыслить существенную взаимосвязь между частной собственностью, корыстолюбием, отделением друг от друга труда, капитала и земельной собственности, между обменом и конкуренцией, между стоимостью человека и его обесценением, между монополией и конкуренцией и так далее, между всем этим отчуждением и денежной системой» [2, с. 560].

В процессе трудовой деятельности человек приспосабливает предметы окружающей его природы к своим потребностям, вкладывает в предмет труда частицу своих физических и умственных сил. То общее, посредством чего продукты труда одного человека могут  быть обменены на продукты труда другого человека, есть стоимость. Можно возражать против того, что именно и только труд составляет субстанцию стоимости, но нельзя забывать о введённом Марксом различении абстрактного и конкретного труда.  «Но тот труд, который образует субстанцию стоимостей, есть одинаковый человеческий труд, затрата одной и той же человеческой рабочей силы. Вся рабочая сила общества, выражающаяся в стоимостях товарного мира, выступает здесь как одна и та же человеческая рабочая сила, хотя она и состоит из бесчисленных индивидуальных рабочих сил» [4, с. 47].

Назначение всякой вещи и всякого предмета заключается в удовлетворении потребностей человека. Всякая вещь должна удовлетворять потребность человека и приносить пользу, лишь тогда она может быть стоимостью. Если вещь не удовлетворяет потребность и не приносит пользу, то и труд, затраченный на её изготовление, не создает никакой стоимости. Свойство вещи или предмета быть полезными для человека и составляет их потребительную стоимость. Величина же стоимости данной потребительной стоимости определяется количеством вложенного в неё труда, измеренного как продолжительность рабочего времени. Количество общественно необходимого времени, затраченного на производство определенной потребительной стоимости, является эквивалентом при сравнении двух и более потребительных стоимостей и регулирует отношение их обмена.  Маркс утверждал, что как меновые стоимости, все товары представляют собой определенные количества застывшего рабочего времени. Продукт же человеческого труда, имеющий общественную потребительную стоимость, будучи  отчуждаем посредством обмена, превращается в товар.

Итак, всякий предмет как товар является носителем потребительной стоимости и меновой стоимости, а природа труда, вложенного в товары, носит двойственный характер: «В то время как труд, создающий меновую стоимость, есть труд абстрактно-всеобщий и равный, труд, создающий потребительную стоимость, есть труд конкретный и особенный, труд, который сообразно форме и материалу подразделяется на бесконечно различные виды труда» [ 3, с. 22].

Конкретный труд, труд, создающий потребительную стоимость предмета, то есть его способность быть полезным человеку и удовлетворять его различные потребности, ускользает от человека. Иными словами, продукт человеческого труда, имеющий общественную потребительную стоимость, в процессе обмена ускользает от своего производителя, а вместе с ним ускользает и частица физических и умственных сил человека, затраченных на его производство, частица его индивидуальной жизни. В мире товарного производства действительным мерилом богатства является абстрактно-всеобщий труд, то есть труд, прямо противоположный труду конкретному, труду отдельного человека. Труд индивида должен быть признан на рынке, как выражается К.Маркс, чтобы стать основой стоимости. Принимая форму абстрактной всеобщности, труд отдельного человека становится трудом общественным. Отношение между людьми в процессе производства, в их труде на первый взгляд выступает как отношение между продуктами их труда – вещами, и как отношение этих вещей к людям. Но так может показаться только на первый взгляд.

Вещи, произведенные человеком, приобретают свойства товара в силу своего двойственного характера. С одной стороны, всякий товар обладает предметной вещественной формой или совокупностью элементов природы и человеческого труда, а с другой стороны – всякий товар есть стоимость, которая проявляется в общественном  отношении одного товара к другому. Причем, двойственный характер товара проявляется лишь тогда, когда стоимость его получает форму меновой стоимости, то есть когда один товар находится в стоимостном или меновом отношении к другому товару. В этом отношении труд, вложенный в предмет как в товар, есть стоимость этого товара как  продукта труда.   «Отсюда следует, что простая форма стоимости товара есть в то же время простая товарная форма продукта труда, что поэтому развитие товарной формы совпадает с развитием формы стоимости» [4, с. 71]. Простая форма стоимости предполагает обмен двух данных товаров, причем простой  относительной форме стоимости одного товара  соответствует единичная эквивалентная форма другого товара.

В простой форме стоимости находит отражение связь только двух товаропроизводителей, развернутое общество товаропроизводителей появится позже. Если единичная или простая форма стоимости данного товара соотносится с единичной формой стоимости другого товара, независимо от его вещественной формы, то есть не с каким-то определенным товаром, а со множеством различных товаров, то простая или единичная форма стоимости переходит в полную или развернутую форму стоимости.

Когда простая форма стоимости через полную развивается во всеобщую, стоимости товарного мира выражаются через стоимость товара-эквивалента, всеобщего эквивалента или высшей абстракции всякой стоимости. В результате исторической практики люди выделили золото среди других товаров как всеобщий эквивалент и наделили его специфической общественной функцией – функцией денег. Товар-золото в функции денег выступает одновременно и как вещь, и как общественное отношение. Развитие монетарной системы было тесно связано с отчуждением сущности человека от самого человека, сведением человеческих отношений  к  денежным. В монетарном обществе всё в большей степени господствуют не отношения между людьми, а денежные отношения, скрытые за вещной оболочкой товаров.

Товарное производство разрушило все существовавшие прежде отношения и, как говорил  Маркс, не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса. Капитализм наделил деньги мистической силой, которая позволяет им господствовать над всем миром товаров, и всё превратил в товар, в том числе рабочую силу человека, создающего эти товары.  «Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наёмных работников» [5, с. 427]. Вследствие этого производственные отношения принимают вещный характер, не зависимый ни от контроля людей, ни от их сознательной индивидуальной деятельности. Продукты человеческого труда принимают форму товаров. В этом и заключается суть товарного фетишизма как выражения отчуждения труда.

Говоря об историческом развитии производства, Маркс и Энгельс неоднократно подчеркивают, что в производственный процесс медленно проникает разделение труда. Причем, разделение труда служит одной из характеристик уровня развития производительных сил. Степень развития производительных сил нации обнаруживается всего нагляднее в том, в какой мере развито у неё разделение труда. Анализируя взаимодействие производительных сил и отношений собственности, Маркс указывает на связь производительных сил и развития производительного труда, а рассматривая противоречие между производительными силами и отношениями собственности в капиталистическом обществе, подчеркивает несовместимость дальнейшего обобществления труда и сохранения частной собственности. Он приходит к выводу о том, что централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся не совместимы с их капиталистической оболочкой [4, с. 773].

Перестройка технического базиса, всей технологии производства, основанная на использовании новых материалов, энергии, комплексов машин, новых форм организации и управления производством, обусловила возникновение такого общественного явления как научно-техническая революция. Меняется роль и место человека в процессе производства. НТР сближает важнейшие формы человеческой деятельности: науки как теоретического познания законов развития природы и общества, техники и технологии как комплекса материальных средств производства, производства как процесса создания материальных благ и управления как совокупности практических мероприятий в процессе решения производственных задач. Наука приобретает особое социально-экономическое значение, так как становится ведущим элементом производительных сил, а движущей силой производства в целом – единство научного познания и производственной деятельности.

Технико-технологические изменения в производстве потребовали новых организационных форм в отношениях между работодателем и наёмным работником. Начинается эра «народного капитализма», в рамках которой возникает система «участия» трудящихся в экономическом обороте  предприятия путем приобретения его акций. «Партнёр-капиталист» сохраняет своё положение как эксплуататор, полностью оставляя за собой функцию организации производства и управления предприятием. «Партнер – наёмный работник», прежде всего, остаётся отчуждённым от управления производством и делами предприятия. И даже если он получает доход как акционер, то по большей части, этот доход служит не заменой заработной платы как источника существования, а средством пенсионного накопления. Характерно то, что большая часть программ «участия наёмных работников в капиталах предприятия» в США, по данным Д.Р.Блази и Д.Л.Круза, разрабатывалась по инициативе высшего менеджмента корпораций для защиты от недружественного поглощения [1].

Другим примером может послужить система «соуправления», получившая в 50-х годах прошлого века широкое распространение в западногерманской горнорудной и металлургической промышленности. Такое «соуправление» предусматривает выдвижение профсоюзами рабочего директора. Совет же предприятия состоит из равного количества рабочих и капиталистов. При равном количестве членов в Совете налицо их огромное экономическое неравенство. Мало завидна участь и рабочего директора: с одной стороны, он как представитель профсоюзов должен отстаивать их права, а с другой стороны, как член правления он обязан защищать интересы предприятия.

Здесь же можно вспомнить и, ставшую массовым явлением в развитых капиталистических странах ХХ века и хорошо знакомую россиянам сейчас, «жизнь в рассрочку». Создавая видимость благополучия многих семей, она на самом деле грозит им полным разорением. А отсюда, и жизнь с чувством неуверенности в завтрашнем дне, боязнь потерять заработок, имущество, состояние совершенной экономической неустойчивости. У человека формируется и утверждается отношение к труду как к чуждой и недостойной обязанности, так как, создавая своим трудом всё и всяческое богатство, рабочий (наёмный работник) в тоже время создаёт основу собственной экономической зависимости.

Современная развитая капиталистическая экономика характеризуется повторяющимися спадами, ростом цен, галопирующей инфляцией, периодическими застоями производства и безработицей. Возникает представление, что социально-экономические парадоксы прошлых веков повторяются вновь. Производство становится общественным, а присвоение носит по-прежнему частный характер. Общественные средства производства остаются в частной собственности, и это создаёт реальную основу для воспроизводства эксплуатации и отчуждения труда.

Необходимо сделать так, чтобы все общество стало обществом тружеников и средства производства не просто перешли во владение всего общества, а стали подконтрольны труженикам. Лишь тогда будут уничтожены отдаленность и противоположность между средствами производства и обладателем рабочей силы и, следовательно, станет невозможным отчуждающее человека соединение факторов материального и духовного производства как по линии купли-продажи рабочей силы, то есть трудящегося человека, так и по линии его принуждения. И чем активнее труженики будут распоряжаться средствами производства, тем в большей степени будет проявляться их заинтересованность в результатах труда, самостоятельность и самодеятельность, творческая активность и личностный потенциал.  А значит  будет уменьшаться почва для  существования каких бы то ни было форм отчуждения в трудовой деятельности.

Лишь в обществе, основанном на частной собственности на средства производства, возможно фактическое отчуждение  жизнедеятельности рабочего человека, так как в процессе труда он использует не принадлежащие ему орудия и предметы труда. Непосредственная связь человека с орудиями труда обусловила и определенное историческое обособление людей друг от друга. В условиях разделенного труда большие группы людей, пожизненно занимаясь одним видом деятельности, лишаются возможности развивать свои физические и умственные способности, не связанные с ним. И это наносит огромный ущерб их интеллектуальному и физическому развитию. Еще К.Маркс в книге «Нищета философии» писал, что разделение труда внутри современного общества характеризуется тем, что оно порождает специальности, обособленные профессии, а вместе с ними профессиональный идиотизм. Преодоление формы отчуждения, которая выражается в «профессиональном идиотизме», связано не с уничтожением профессионального деления, что невозможно, а с таким расширением профессиональных рамок, при котором снимается сама профессиональная ограниченность. «При данных общих социальных условиях развития нашего общества содержание труда, творческие возможности работы являются ведущими специфическими факторами, которые определяют отношение рабочего к труду преимущественно или как к потребности личности, или как к средству существования» [6, с. 289] — писали еще в 1968 году авторы книги «Человек и его работа».

Если сама трудовая деятельность требует от работника творческого подхода, если выполнение трудовых обязанностей предполагает не профессионально  ограниченный, исполнительский подход, а творчество, чуждое чисто механическому исполнению, то и у работника складывается отношение к труду,  как к важнейшей  жизненной потребности.

Литература:

  1. Блази Дж.Р., Круз Д.Л. Новые собственники (наёмные работники – массовые собственники акционерных компаний): Пер. с англ. – М.: «Дело Лтд», 1995.
  2. Маркс К. и Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956, с. 560.
  3. Маркс К. К критике политической экономии. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 13, с.22.
  4. Маркс К. Капитал, т. 1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 47.
  5. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. Соч., т. 4, с. 427.
  6. Человек и его работа. Социологическое исследование. Под ред. А.Г.Здравомыслова, В.П.Рожина, В.А.Ядова. М., 1967, с. 289.
    МАРКСИСТСКИЙ АНАЛИЗ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОДЕРЖАНИЯ ТРУДА И СОВРЕМЕННОСТЬ
    Целью исследования был марксистский анализ социально-экономического содержания труда и возможности его применения в условиях современных трудовых отношений. Изучение материала приводит к выводу о необходимости более активного использования личностных ресурсов и творческого потенциала индивида в сфере трудовой деятельности.
    Written by: Печерских Светлана Павловна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/06/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_26.09.15_09(18)
    Available in: Ebook