30 Янв

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КАЧЕСТВЕННОЙ МЕТОДОЛОГИИ В СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В социологии социальные изменения обычно рассматриваются как изменения, затрагивающие макросистемы – как деформация социальных институтов или социальной структуры (П. Сорокин). Значительно реже объектом исследования становится их влияние на микросистемы (семью, малые общности, индивидуальную жизнь) – как деформация частной жизни, социально-психологические сдвиги, нарушения в жизненном цикле и биографиях отдельных поколений. Соотношение объективности и субъективности в социальных процессах, их противоречие и взаимопроникновение являются все более значимым аспектом социальной жизни и, следовательно, становятся все более важным объектом социологических исследований, которые требуют их взаимного сочетания и учета.

Считается, что основной дискуссионный момент в сравнении количественной и качественной методологий состоит в объективности одной и субъективности другой. Когда говорят о необъективности качественной методологии, апеллирующей к смыслам и значениям, а не статистическим данным массовых опросов, то речь идет об необъективности объективистского толка – несоответствии общепринятому представлению о чем-либо или среднестатистическому положению индивидов в социуме [7, с. 131].

В эволюции психологических классификационных схем [1], [2], [9] разведение количественного и качественного постепенно приобрело тот гноссеологический статус и ту смысловую глубину, которые дают основание не замыкаться на отдельных приемах сбора и анализа данных, а вести речь о количественном и качественном подходах как разных познавательных стратегиях. По мнению А. Демина [4] проблема заключается в понимании их места в исследовательском цикле и корректном совмещении.

Традиционно «количественные» методы социологов опираются на вероятностно-статистическую философию, восходящую к А.А. Чупрову. Общество здесь понимается как «статистически толкуемая «совокупность» людей, число которых достаточно велико, чтобы оно обнаружило действие закона больших чисел» [2]. «Качественно» же ориентированная социология акцентирует «сознательно-волюнтативные» аспекты человеческого действия.

Но в условиях повышения динамики социальных процессов возможности статистического, количественного подхода оказываются явно недостаточными. Методология качественного анализа в данном случае более плодотворна, так как позволяет учитывать новые тенденции развития в начальной стадии их становления. Обращает на себя внимание единство и целостность качественной методологии на всех этапах исследования: от исходных посылок до анализа и интерпретации данных.

Автор отмечал в своих работах [11–18], что наиболее точно, на его взгляд, возможности качественных и количественных методов в социологии переосмыслили и выразили Семёнова В.В., Малышева М.М. и ряд других ученых. В частности, Малышева М.М. отмечает: «Вопрос о предпочтительности методологий – количественной или качественной – на самом деле является вопросом о предпочтительности социологий. Если Вы работаете в русле объективизма, то Вам совершенно неизбежно придется пользоваться традиционным пониманием репрезентативности и валидности данных. Если же сфера Ваших интересов – культурно-аналитическая социология, восходящая своими истоками к философии Риккерта, Виндельбандта, Дильтея, Зиммеля, Вебера, то надежность и достоверность данных здесь предстанет в совершенно отличном виде, и репрезентативность будет иметь другое измерение…» [8].

Е. Ковалев и И. Штейнберг обнаруживают, что современный образ качественного социологического исследования часто ассоциируется с малым числом исследуемых, отсутствием репрезентативной выборки и количественно ориентированных переменных, отказом от применения математических методов на этапе анализа данных. Эти внешние признаки соотносимы с качественной методологией лишь частично и далеко не всегда ей адекватны.

Исследователями-качественниками утверждается, что ничто так не отражает различий между качественными и количественными методами, как подходы к организации выборки. Качественное исследование обычно основано на относительно небольших выборках, даже единичных случаях, выбранных в зависимости от цели работы. Количественные методы обычно применяются в условиях больших по размеру выборок, а сами выборки являются случайными. Но различны не только техники выборки, – уникальна и сама логика каждого подхода, поскольку иными являются стратегические цели.

Логика и мощь вероятностной или количественной выборки зависит от выбора действительно случайных и статистически репрезентативных случаев, опираясь на которые появляется возможность распространить обобщения, сделанные относительно выборки, на всю генеральную совокупность.

Логика и мощь целевой или качественной выборки заключается в отборе информационно богатых случаев для глубинного изучения, на основе которых можно сделать выводы, имеющие решающее значение для целей исследования [6].

В докторской диссертации М.М. Малышевой приводится следующее положение, связанное с использованием в исследованиях качественной методологии: «Предъявление теста на «объективность» любому индуктивно полученному знанию – способ помешать развитию новой социальной теории. В таком случае объективации подлежат любые данные, даже если перед нами биография отдельного человека. Любой уникальный опыт (особенно уникальный!) нужно встраивать в общественную практику определенной социальной группы или в контекст политической ситуации» [7, с. 139].

В конкретной исследовательской ситуации может оказаться, что осуществление случайной выборки – это практически невыполнимое или экономически неэффективное мероприятие (затраты на построение выборки превышают ценность получаемой в результате исследования информации). Использование вероятностного отбора лишено всякого смысла, когда речь идет об исследовании уникальных случаев, судеб, событий или ситуаций. И, кроме того, «просеивание» большой случайной выборки из генеральной совокупности с целью рекрутирования сколь-нибудь значительного числа респондентов в специальную выборку требует непомерных затрат исследователя [3, с. 154].

В отличие от количественного подхода, в качественных исследованиях трудно предложить какие-либо правила для определения размеров выборки. Размер выборки зависит от того, что хочет знать исследователь, цели исследования, что будет полезным, что более правдоподобно, что можно сделать в отведенное для работы время, планируются какие-либо сравнения и сопоставления. Исследователь может опрашивать большие группы людей по нескольким вопросам или одного единственного человека, беседуя с ним много дней или даже недель. Всё здесь определяется целью исследования. Меньшая глубина может быть полезна при первоначальном знакомстве с явлением или попыткой понять причины различия между людьми. Бóльшая глубина также может быть необыкновенно ценной, особенно если респондент обладает уникальным опытом и ему есть что сказать. Размер выборки зависит и оттого, что ищет исследователь, почему он хочет это найти и какими он располагает для этого ресурсами.

Ж. Пиаже выполнил ряд важнейших для науки исследований и получил интереснейшие результаты, наблюдая за двумя своими детьми. З. Фрейд заложил основы психоанализа, располагая сведениями о десятке своих клиентов. Р. Бендлер изобрел нейролингвистическое программирование, изучая деятельность трех знаменитых и высокоэффективно работающих терапевтов: Милтона Эриксона, Фрица Перлса и Виррджинии Сатир.

Как отмечают исследователи, и количественные и качественные методы могут мирно сосуществовать в практике социологических исследований. Возникает вопрос, можно ли сравнивать количественную и качественную методологию по принципу «что лучше» – шкалирование или исследование случая? Вряд ли можно найти разумные основания для отрицания или запрета какого-либо метода, если он адекватен решаемой задаче.

В зависимости от целей и исследовательских задач, а также фокуса интереса каждый исследователь избирает ту или иную  тактику, но при этом он должен четко следовать избранной логике. Главное, чтобы метод действительно был качественным в смысле высокого качества результатов, полученных с его помощью.

Социологам представляется актуальным, помимо внешних проявлений человеческой жизни, глубинное изучение человеческого мира. Обращение к социальному микромиру требует особых инструментов глубинного анализа, «аналогичных микроскопу в биологии, – методов качественного анализа индивидуального» [10, с. 7].

Таким образом, использование качественных методов является приоритетным, если в центре внимания исследователя находится изучение своеобразия отдельного социального объекта, исследование общей картины события или случая в единстве его составляющих, взаимодействие объективных и субъективных факторов. Качественные исследования позволяют также изучать новые явления и процессы, не имеющие массового распространения, особенно в условиях резких социальных изменений.

К примеру, как отмечает В.В. Семенова, с точки зрения системного анализа можно изучать и объяснять общие условия жизни современного российского общества для различных социальных групп: солдат, воевавших в Чечне; одиноких матерей, воспитывающих детей; военнослужащих, вынужденных преждевременно уйти на пенсию. Всех их можно рассматривать как группу тех, кто “переживает трудности реформируемого общества”.

Но если принять точку зрения качественной (или гуманистической) социологии, то каждая из этих человеческих ситуаций уникальна, содержит специфический социальный опыт, особые переживания и страдания, которые в совокупности образуют специфический “жизненный мир”. Этот мир именно как “особое” может стать объектом исследования. Их прошлый опыт, практика каждодневных забот и переживаний может быть понята только через изучение индивидуальных судеб представителей этих групп, чего невозможно достичь массовыми опросами [10].

Положительным в применении качественной методологии в социологических исследованиях является следующее: качественные методы позволяют следовать поисковой стратегии, состоящей в концентрации внимания на процессе появления и развития изучаемого феномена путем анализа разнохарактерной информации о каждодневной практике людей, и позволяющей сфокусироваться на субъективной стороне процесса.

Литература

 

  1. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. – М.: Наука, 1977.
  2. Давыдов Ю.Н. Н.Д. Кондратьев и вероятностно-статистическая философия социальных наук // В сб.: Н.Д. Кондратьев. Основные проблемы экономической статики и динамики. – М.: 1991. – С. 456.
  3. Девятко И.Ф. Методы социологического исследования. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1998. – С. 154.
  4. Демин А.Н. О совмещении количественного и качественного подходов в исследовательском цикле // Социология: 4М. – 1999. – № 11. – С.5-26.
  5. Дружинин В.Н. Структура и логика психологического исследования. – М.: Институт психологии РАН, 1994.
  6. Ковалев Е.М., Штейнберг И.Е. Качественные методы в полевых социологических исследованиях. – М.: Логос, 1999.
  7. Малышева М.М. Взаимосвязь социально-экономических процессов и гендерных отношений: дисс. … д.э.н. – М., 1999. – С. 131.
  8. Малышева М.М. Интерактивное интервьюирование и нетрадиционные способы интерпретации данных // Возможности использования качественной методологии в гендерных исследованиях. М-лы семинаров. – М., 1997.
  9. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т.1. М.: – Педагогика, 1988.
  10. Семенова В.В. Качественные методы: введение в гуманистическую социологию. – М.: Добросвет, 1998. – С. 7.
  11. Чернышёва О.В. Трансформация жизненной стратегии человека в современном обществе (социогендерный аспект): монография. – Рязань: РВВДКУ, 2011. – 186 с.
  12. Чернышёва О.В. Трансформация жизненных стратегий женщин в современных российских условиях: дисс. … канд. социол. наук. – М., 2003. – 187 с.
  13. Чернышёва О.В. Влияние родительской семьи на формирование жизненной стратегии личности (гендерный аспект) Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Детство как антропологический, культурологический, психолого-педагогический феномен» (24–25 октября 2012 г.) / В рамках проекта «А.З.Б.У.К.А. Детства» Центр деловых коммуникаций «F». Самара, Издательство «Ас Гард», 2012.– Ч. 1. – 546 с. – С. 401–414.
  14. Чернышёва О.В. Жизненные и ценностные ориентации в рамках трансформации жизненной стратегии личности (на примере изучения ценностных ориентаций офицерского состава ВС РФ в современных условиях) // Актуальные проблемы формирования гражданственности и патриотизма молодого поколения России»: материалы научно-практической конференции г. Рязань, 23 ноября 2012 г. / Под общ. ред. к. ю. н. Д.Н. Архипова, науч. ред. к. ю. н. А. С. Ханахмедова. – Рязань: Рязанский филиал Московского университета МВД России, 2013.
  15. Чернышёва О.В. Жизненный путь // Социологическая энциклопедия: в 2 тт. Т. 1: Национальный общественно-научный фонд / Рук-ль науч. проекта Г.Ю. Семигин; гл. ред. В.Н. Иванов. – М.: Мысль, 2003. – 694 с.
  16. Чернышёва О.В. Жизненный цикл // Социологическая энциклопедия: в 2 тт. Т. 1: Национальный общественно-научный фонд / Рук-ль науч. проекта Г.Ю. Семигин; гл. ред. В.Н. Иванов. – М.: Мысль, 2003. – 694 с.
  17. Чернышёва О.В. Современные проблемы формирования религиозной культуры офицера в контексте жизненной стратегии личности // Формирование правовой, межэтнической, религиозной и профессиональной культуры современного специалиста: материалы II Международной научно-практической конференции, 5 февраля 2013 г. / отв. ред. Е.В. Прысь. – Рязань : Издательство «Концепция», 2013. – 264 с. – С. 148–154.
  18. Чернышёва О.В. Факторы, влияющие на формирование жизненных стратегий современных российских женщин // Жизненные стили и социальные практики интеллигенции: Сб. статей. / Под ред. Ж.Т. Тощенко; Сост.: М.С. Цапко. – М., РГГУ, 2002. (Сер. Интеллигенция и современность; вып. 3).
    ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КАЧЕСТВЕННОЙ МЕТОДОЛОГИИ В СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ
    Written by: Чернышёва О. В.
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/24/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.01.2015_01(10)
    Available in: Ebook