30 Дек

ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВАЯ СФЕРА В СИСТЕМЕ КООРДИНАТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Проблема осмысления реальности и придания смысла происходящему выходит на первый план при исследовании причин того или иного поведения человека. Сложно понять причины совершаемых человеком поступков, не обращаясь к ценностно-смысловой сфере личности субъекта.

В содержательном аспекте ценностно-смысловые ориентации субъекта представляют собой систему ценностно-смысловых координат жизненного пути личности. Данная система являет собой количественную и качественную шкалы для измерения, обобщения и интерпретации явлений действительности. Количественная шкала устанавливает меру субъективной значимости действительности, а качественная – смысловую определенность. Таким образом, ценностно-смысловые ориентации оказываются не совокупностью ценностных представлений сознания, а его структурной основой, осью сознания, «вокруг которой вращаются помыслы и чувства человека и с точки зрения которой решаются многие жизненные вопросы» [8, с. 197–198].

Подобные идеи о ценностях и смыслах как «координатной сетке» [27], а также о «ценностно-смысловых координатах многомерного мира человека» [9] встречаются в научной литературе.

Ценностно-смысловая сфера личности достаточно хорошо исследована как в отечественной, так и в зарубежной психологии. Психологические аспекты ценностно-смысловой сферы личности и смыслового понимания разрабатывались в работах К.А. Абульхановой, А.Г. Асмолова, Б.С. Братуся, A.B. Брушлинского, Г.А. Вайзера, Ф.Е. Василюка, A.A. Волочкова, Л.С. Выготского, Д.Н. Завалишиной, Б.В. Зейгарник, Е.А. Климова, Е.В. Корниловой, Д.А. Леонтьева, К. Муздыбаева, Г. Оллпорта, М. Рокича, С.Л. Рубинштейна, В.Ф. Сержантова, A.B. Серого, В. Франкла, Л.Ф. Шестопалова, М.С. Яницкого и др. Проблемы индивидуальных характеристик смыслового понимания разрабатывались в экзистенциальной психологии (А. Маслоу, Р.Мэй, К. Роджерс), а также в психотерапии (Ф.Е. Василюк, А. Лэнгле) [14].

В современной психологии все большее внимание уделяется рас-смотрению человека как субъекта жизненных изменений, признается важность субъективного понимания мира, возрастает значимость ценностных и смысловых аспектов человеческого бытия.

Ценностно-смысловая сфера является важнейшим компонентом структуры личности. Усваиваясь индивидуальным сознанием, ценности и смыслы с точки зрения психологии интересны не столько как универсальные категории, сколько как детерминанты, лежащие в основе выбора жизненного пути, определяющие поведение человека [12].

Чернышёва О.В. отмечает, что термин «жизненный путь» имплицирует в своем содержании, прежде всего пространственную грань человеческой жизни, что и зафиксировано семантикой слова «путь». Но путь всегда предполагает перемещение, движение. Ведь каждая фаза отдельной человеческой жизни связана с постановкой и решением наиболее характерных для данной фазы жизненного пути задач. Это приводит к необходимости принять идею о наличии более или менее закономерных циклов человеческой биографии, членящих целостный процесс бытия на этапы, стадии, периоды  и т.д. [19, с. 26].

Коган Л.Н. полагает, что жизненный путь можно представить как непрерывную цепь актов самореализации личности в тех или иных видах социальной деятельности в течение всей жизни. А.В. Грибакин предлагает следующую дефиницию: «жизненный путь представляет собой… процесс поэтапного включения каждого человека в систему общественных отношений, последовательной смены способов жизнедеятельности, связанных с самореализацией и утверждением индивидов» [5, с. 63-64]. Последним подробно описана структура жизненного пути.

Исследовательский интерес представляет четырехлетнее лонгитюдное исследование, предпринятое Сохань Л.В., Злобиной Е.Г., Тихонович В.А. и др. с целью изучения меры устойчивости жизненного пути и динамики его субъективной картины. Исследователи задавались вопросом, устойчива ли картина жизни, и какова мера этой устойчивости, по каким признакам можно определить шансы на сохранение тех или иных событий [17].

Проблема реализации ценностных ориентаций и установок личности определяется объективной потребностью осмысления сложившейся системы ценностей в жизни общества, их обусловленностью спецификой деятельности человека, а также отражением данного процесса в его сознании как программы целенаправленных действий.

Индивидуальное развитие личности в современной науке описывается с помощью терминов «время жизни», «жизненный цикл» и «жизненный путь», нередко употребляемых как синонимы, но не являющихся таковыми. Время жизни (life-span или lifetime) обозначает временной интервал от рождения до смерти. Это формальное понятие, несущее в себе хронологические рамки индивидуального существования безотносительно к его содержанию. Термин «жизненный цикл» более содержателен и предполагает подчинение хода жизни определенной закономерности, круговороту. Однако эта замкнутость процесса жизни не учитывает взаимодействия с другими людьми и социальными институтами, не всегда укладывающимися в схему цикла. К тому же мы прекрасно понимаем, что помимо аттракторного периода любой системы, где с помощью разума будущее достаточно предсказуемо, существует также и бифуркационный период с множеством перспектив и невозможностью предвидеть некоторые события и их всевозможные последствия. Подобного недостатка лишен сложный термин «жизненный путь», предполагающий не одну тенденцию и линию развития в пределах одной биографии. Понятие требует социологического, психологического и исторического анализа для наиболее полного отражения его сути [16].

Головаха Е. И. отмечает, что индивидуальное развитие личности наиболее продуктивно, если она сознательно ставит определенные цели, строит планы и выбирает способы достижения результатов. Проанализировав имеющийся к настоящему моменту материал и синтезируя выявленные в различных источниках признаки, Головаха Е. И.предлагает рассматривать категорию проект как наиболее приемлемую в отношении построения событий будущего и определения своей роли в нем. Жизненный проект индивида есть такое изменение системы, которое направлено на достижение уникального результата, с заданными временными границами и в комплексном учете ресурсов и иных факторов. Благодаря выстроенной модели проекта будущей жизни личность организует взаимоотношения с окружающим миром, задает личную меру активности в соответствии с индивидуальным замыслом. Несмотря на то, что в построении модели будущего многие люди не вполне осознают, что будущее определенным образом всегда вытекает из настоящего, уже к 15 годам личность формирует представления о далеком в понимании для ее возраста будущем в личной, профессиональной и прочих сферах деятельности. Такие представления включают некоторые жизненные притязания и более или менее согласованы со сроками их реализации [4, с. 274].

Без четко сформированных жизненных планов и временных отрезков для их выполнения проектирование личности утрачивает свою основную функцию – целенаправленную регуляцию поведения для достижения поставленных целей в жизни. К этому добавляются ценностные конфликты, переживание утраты смысла жизни, противоречия между собственными и общественными ценностями, которые переживаются каждым человеком в течение жизни. Большинство представителей современного общества живут в условиях девальвации традиционных ценностей.

Эмоциональное оценивание предлагаемых обществом нравственных ориентиров происходит при сопоставлении их с уже сложившейся системой ценностных ориентаций личности. Эмоциональное переживание ценности представляется необходимым компонентом ценностного образования и является, по мнению Дильтея В. [6], формой существования ценностей в индивидуальном сознании. При этом принятие той или иной общественной ценности не гарантирует реализации ее в поведении субъекта.

С точки зрения Самыкиной Н.Ю. и Серебряковой М.Е., ценность приобретает личностный смысл для человека только в процессе осуществления деятельности по «отстаиванию» этой ценности. Личностный смысл, «значение для меня» ценность приобретает в том случае, если человек становится субъектом активности, направленной на осуществление, претворение в жизнь данной ценности, тем самым переводя ее из класса декларируемых ценностей в класс актуальных ценностей, в действительности регламентирующих жизнь человека. Поэтому формирование системы ценностей не может быть представлено как пассивный процесс перенесения общественно-исторических универсалий в смысловую систему индивида. Только будучи представленной в реальном поведении и осознанной как его движущая сила, ценность становится реально значимой для человека, начинает порождать систему новых смыслов при оценке реальности. Таким образом, ценность, представляя собой в индивидуальном сознании, с одной стороны, осознанное смысловое образование, с другой стороны выступает источником новых личностных смыслов, что в результате может приводить к изменению всей системы ценностей личности [14].

Несомненно, ценности представляют собой смысловые образования, а личностный смысл событий и явлений во многом обусловлен ценностными отношениями личности. Таким образом, ценности и смыслы оказываются неразрывно связанными в сознании человека, что позволяет говорить о ценностно-смысловой сфере личности.

Гинзбург М. Р. отмечает, что будущее, являющееся неотъемлемой частью жизненного проектирования, призвано выполнять две функции: 1) обеспечение смысловой перспективы посредством смыслового (личностного) проецирования себя в будущее; 2) обеспечение временной перспективы через временное будущее (собственно планирование) [3].

Сорокина Ю.Е, рассматривая перспективу как составляющую трансспективы с двух сторон (как субъективное образование и как психологический механизм), различает чувственно-мысленные образы, которые возникают в результате отображения значимых событий жизни, и ценностно-смысловую переработку этих образов, выделение значения происходящего (будущего, прошлого) в жизни человека. Подобные суждения позволяют разграничить перспективу и ретроспективу на сугубо событийный временной компонент, относящийся к жизненным событиям и их распределению на линии времени жизни, и то смысловое насыщение, которым наполняет его личность. Следовательно, в модели жизненного проекта в качестве структурных звеньев можно рассматривать временную перспективу как цепь планируемых жизненных событий на временном отрезке жизни и смысловую перспективу, т. е. те ценности и смыслы, которыми наделяются эти события [16].

Чтобы дальнейшее изложение было логически верным, внесем некоторую ясность в рассматриваемые явления и начнем с такого понятия, как перспектива (трансспектива). Личность осуществляет организацию и регуляцию времени собственной жизни с помощью специального механизма – индивидуальной временной трансспективы, означающей сквозное видение из настоящего в прошлое (ретроспектива) и из настоящего в будущее (перспектива). Трансспектива – это невидимая линия, направляющая поступки человека от событий прошлого к целям будущего через понимание и оценивание событий настоящего. Само понятие временной трансспективы стало употребляться после опубликованного описания прошлого, настоящего и будущего «жизненного пространства» Л. Фрэнком в 1939 г., хотя термин трансспективы в психологическую науку был введен почти на половину столетия позже в 1979 г. Ковалевым В. И. «Это такое психологическое образование, в котором органически объединяются, интегрируются прошлое, настоящее и будущее личности» [10, с. 170–185]. Для обозначения «перспективы» в психологии используются различные термины. Одни исследователи включают в данную темпоральную конструкцию только вектор в будущее, другие добавляют направленность в прошлое. Настоящее при этом либо опускается, либо подразумевается имплицитно, и в отношении понятия перспективы наблюдается концептуальная неясность.

Личность способна обозревать течение времени своей жизни в любом из направлений. Верно заметил Левин К., что не зависимо от того, с каких позиций индивид видит свое прошлое или будущее, когнитивная деятельность и эмоции прошлого или будущего влияют на действия в настоящем, а также на стремления в будущем. На формирование перспективы оказывает влияние множество факторов и, в особенности те, которые что связаны с процессом социализации: социально-экономический статус и семейные модели, образование, религиозная приверженность и культурные ценности. Такие факторы, как экономические и политические преобразования, жизненные события, личный успех и неудачи способны также трансформировать перспективу личности. В этом случае целесообразно говорить не о временной трансспективе (и ее составляющих ретроспективе и перспективе), отражающей событийную структуру жизни, а о смысловой трансспективе с системой личностных смыслов, позволяющей выстроить согласованную систему координат в жизненном проекте личности. Очевидно, что содержательное наполнение смысловой перспективы проекта жизни не ограничивается ценностно-смысловым блоком. Однако нашей целью не является рассмотрение всех компонентов перспективы и, следуя заявленной теме, перейдем к ценностным ориентациям как основополагающим в наполнении смысловой перспективы личности [16].

Природа ценностей такова, что они носят двойственный характер. С одной стороны, они социальны, с другой – индивидуальны. Социальный характер им придают культурная и историческая обусловленность, они являются продуктом жизнедеятельности общества. Индивидуальность проявляется в жизненном опыте конкретного лица, формируемом под воздействием среды, социальных групп, к которым индивид принадлежит. Личностные ценности являются производными от ценностей групп и общностей разного масштаба. Отбор и ассимиляция индивидом ценностей общества «опосредуются его социальной идентичностью и ценностями референтных для него малых контактных групп, которые могут быть как катализатором, так и барьером к усвоению ценностей больших социальных групп, в том числе общечеловеческих ценностей» [2, с. 20–27]. Именно благодаря сложившейся сначала в обществе, а затем и в индивидуальном сознании системе ценностей личность выстраивает временную перспективу собственной жизни, определяет значимость тех или иных событий и определяет очередность этих событий в полноценном проекте собственной жизни. Многие авторы обоснованно выделяют ценностно-смысловой компонент как ведущий в проблеме перспективы жизни. Так, Головаха Е. И. в качестве ведущего компонента в планировании будущего выдвигает иерархию ценностей, напрямую взаимодействующую с ведущими потребностями. С подобной позицией важности ценностных ориентаций сходны мнения Абульхановой-Славской К. А., Братусь Б. С., Бубновой С. С., Залесского Г. Е., Непомнящей Н. И. и др. [1], [13, с. 38–44]. Авторы рассматривают ценности в виде сложной иерархии на пересечении мотивационно-потребностной сферы и мировоззренческих структур, выполняющих функции регуляторов активности. Леонтьев Д. А., помимо сходства личностных ценностей и потребностей (трансситуативность, устойчивость, мотивообразующее влияние), признает их различия. И, соглашаясь с Василюком Ф. Е., что ценности не являются ни предметом потребности, ни мотивом ввиду «корысти» и «эгоистичности» последних, Леонтьев Д.А. указывает на не ограниченность ценностей данным моментом и «притяжением извне». Потребности отражают непосредственные отношения человека с миром, они побуждают к реализации актуальных требований в деятельности, направленной на насыщение и дезактуализацию потребности. Ценности же, обобщая опыт социальной группы, ассимилируются в структуре личности и почти не зависят от ситуации, стабильны и не насыщаемы, а лишь придают направление деятельности личности. Ананьев Б. Г., Рубинштейн С. Л., Узнадзе Д. Н. также указывали на психологический характер ценностей как объекта направленности; Тугаринов В. П. определил понятие «ценностные ориентации» как направленность личности на те или иные ценности [18, с. 59–65].

В заключение отметим, что смысловая перспектива личности не складывается из одних лишь ценностей. На каждом возрастном этапе у человека на основе социальных ценностей и его потребностей появляются новые цели деятельности, планируются определенные события временной перспективы, для осуществления которых необходимо понимание их смысла. Личность выступает как ведущая причина жизненной динамики, интенсивности, содержательности жизни, преобразуя своей сущностью ход жизни [7]. Развитие взрослого человека не предопределено, оно дано как возможность, и человек, достигший зрелого возраста, может не обладать свойствами зрелой личности; стагнация в развитии может появиться на любом этапе жизненного пути взрослого человека. В разные возрастные периоды те или иные аспекты системы ценностных ориентаций с некоторой периодичностью выходят на первое место, каждый раз реорганизуя и трансформируя эту систему. Смысловая и временная перспективы личности всегда находятся в теснейшем взаимодействии, как и компоненты их содержательного наполнения[1].

Список литературы:

  • Бубнова С. С. Ценностные ориентации как многомерная нелинейная система // Психологический журнал. – 1999. – № 5.
  • Будинайте Г. Л., Корнилова Т.В. Личностные ценности и личностные предпосылки субъекта // Вопросы психологии. 1993. – Т. 14. – № 5.
  • Гинзбург М. Р. Психология личностного самоопределения: автореферат докт. дис. – М., 1996. Режим доступа: [URL: http://www.childpsy.ru/ dissertations/id/ 18248.php].
  • Головаха Е. И. Жизненная перспектива и ценностные ориентации личности // Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб: Питер, 2009. 464 с. – С. 274.
  • Грибакин А. В. Жизненный путь как социально-историческое утверждение человека. – Иркутск, 1985.
  • Дильтей В. Описательная психология. – СПб.: «Алетейя», 1996. – 160 с.
  • Ермолаева М.В. Субъектный подход в психологии взрослого человека (вопросы и ответы). – М.: НПО «МОДЭК», 2006. – 200 с.
  • Здравомыслов А. Г., Ядов В. А. Отношение к труду и ценностные ориентации личности // Социология в СССС: в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1966.
  • Клочко В. Е., Галажинский Э. В.Самореализация личности: системный взгляд. Томск, ТГУ, 1999; Рыбин Д.Н. Ценностно-смысловая детерминация феномина дереализации: дисс. канд. психол. наук. Барнаул, 2005. – 156 с.
  • Ковалев В. И. Особенности личностной организации времени жизни // Гуманистические проблемы психологической теории. М., 1995.
  • Леонтьев Д. А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности // Вестник МГУ, сер. 14. 1991. № 1. С. 20–27.
  • Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М.: Смысл, 1997. – 64с.
  • Непомнящая Н. И. Ценность как личностное основание: Типы. Диагностика. Формирование. Москва: МПСИ, 2000. – 176 с.
  • Самыкина, Н.Ю., Серебрякова, М.Е. Динамика ценностно-смысловой сферы личности в процессе наркотизации: монография / Н.Ю. Самыкина, М.Е. Серебрякова. – Самара : Изд-во «Универс групп», 2007. – 148 с.
  • Серый А. В. Система личностных смыслов: структура, функции, динамика / А. В. Серый; науч. ред. М. С. Яницкий. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004. – 272 с.
  • Сорокина Ю. Е. Ценностные ориентации в контексте смысловой перспективы проектов жизни. Электронный ресурс: [http://cyberleninka.ru/article].
  • Сохань Л. В., Злобина Е. Г., Тихонович В. А. и др. Жизненный путь личности (вопросы теории и методологии социально-психологического исследования). – Киев: Наукова Думка, 1987.
  • Тугаринов В. П. Теория ценностей в марксизме. Л.: Изд-во ЛГУ, 1968. 124 с.
  • Чернышёва О. В. Трансформация жизненных стратегий женщин в современных российских условиях: дисс. канд. социол. наук. – М., 2003. –189 с.
  • Чернышёва О. В. Трансформация жизненной стратегии человека в современном обществе (социогендерный аспект): монография. Рязань: РВВДКУ, 2011. – 186 с.
  • Чернышёва О.В. Жизненные и ценностные ориентации в рамках трансформации жизненной стратегии личности (на примере изучения ценностных ориентаций офицерского состава ВС РФ в современных условиях) // Актуальные проблемы формирования гражданственности и патриотизма молодого поколения России»: материалы научно-практической конференции г. Рязань, 23 ноября 2012 г. / Под общ. ред. к. ю. н. Д. Н. Архипова, науч. ред. к. ю. н. А. С. Ханахмедова. – Рязань: Рязанский филиал Московского университета МВД России, 2013.
  • Чернышёва О. В. Жизненный путь // Социологическая энциклопедия: В 2 тт. Т. 1: Национальный общественно-научный фонд /Рук-ль науч. проекта Г. Ю. Семигин; Гл. ред. В.Н. Иванов. – М.: Мысль, 2003. – 694 с.
  • Чернышёва О.В. Жизненный цикл // Социологическая энциклопедия: В 2 тт. Т. 1: Национальный общественно-научный фонд /Рук-ль науч. проекта Г. Ю. Семигин; Гл. ред. В.Н. Иванов. – М.: Мысль, 2003. – 694 с.
  • Чернышёва О. В. Россия в ХХI веке: социальные и духовные ориентиры // Феофановские чтения: сб. науч. ст. / под ред. д-ра филол. наук В.В. Кашириной; Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. – Рязань, 2010. С. 98–104.
  • Чернышёва О. В. Современная обстановка в сфере духовной жизни российского общества // Проблемы и перспективы духовно-нравственной культуры в системе российского образования: философия, психология, педагогика. Одиннадцатые международные Покровские образовательные чтения, 17–19 октября 2012 года / под. ред. А.А. Добросельской; Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. – Рязань, 2013. – С. 81–87.
  • Яшин Ф. Б. Структура и динамика ценностных ориентаций студентов вуза (на материале МПГУ и МГПУ): дисс. канд. психол. наук. – М., 2006. – 216 с.

[1] Для более глубокого изучения системы личностных смыслов можно порекомендовать работу Серого А.В. [15].

ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВАЯ СФЕРА В СИСТЕМЕ КООРДИНАТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
Written by: Чернышёва Ольга Валериевна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 06/16/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
Available in: Ebook