30 Мар

АНАЛИЗ ДИНАМИКИ И МОТИВАЦИЯ ПОСЕЩЕНИЙ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН РОССИЙСКИМИ ГРАЖДАНАМИ с 1967 по 2016 гг.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Предметом анализа в этой работе являются изменения в международных ориентациях населения РСФСР и РФ за период с 1967 по 2016гг, обнаруженные в ходе многократных замеров (замеры 1968, 1991, 2004, 2012, 2014, 2015, 2016гг. — суммарный объём массивов исследований порядка 16000 респондентов)- массивы исследований зафиксированы в базах данных «INSYS»,«Universum-1» и «Universum-2», насчитывающих порядка 100 млн. социальных фактов (ответов обследованных, частот анализа содержания, наблюдений, тестов и т.п.).

Исследование отношения населения к странам мира, предпринятое в рамках генерального проекта «Общественное мнение» (далее ПОМ) 15.01-10.02.1968г., ставило своей целью выяснение информированности граждан по международным проблемам(n 969). Методический аппарат предусматривал выявление: первоочередных предпочтений поездок в те или иные страны (5 баллов), мотивов этих поездок (7 мотивов), интересов к различным сферам жизни выбранных стран, оценки уровней развития экономики, культуры, демократии, возможностей для получения образования и профессии, достижения материального благополучия, физического развития и отдыха, политико-экономических позиций этих стран в международных вопросах. В полевом документе были широко развернуты блоки вопросов об источниках информации о международных проблемах, наличествовали «открытые» вопросы с просьбой назвать страны с наиболее дружеской или враждебной позициями по отношению к СССР. Информация этого исследования представлена в таблицах количественных результатов на соответствующих сайтах,например http://www.dnp.ru/publications/taganrog_3_1 и taganrog_3_2

В 1990г. основные категории этого исследования были преобразованы в несколько блоков последнего Всесоюзного исследования «Правда-90/91» (n 9672). Сравнительный анализ выявил ряд важных фактов для продолжения тех или иных направлений исследования и модификации методик. Во-первых, выяснилось, что на «полуоткрытый» вопрос о приоритетах поездок дали ответы 89% опрошенных (n 5696 респондентов по РСФСР), в то время как на открытые вопросы о «стране-друге» и «стране-враге» лишь 52% и 46% респондентов соответственно. Во-вторых, распределение долей приоритетов стран в выборках по региональному срезу (автономные республики, области, города типа Таганрога и т.п.) не выявило существенных расхождений, что позволило осуществить выход на построение динамических рядов. В-третьих, динамика приоритетов за 25 лет (замер января 1968г. в Таганроге имел дело с состоянием 1967г., а исследование с сентября 1990 по май 1991гг. захватывало начало 90-х) обнаружила, с одной стороны,страны, приоритетные ранги которых остались неизменными, а с другой — те, интерес к которым у населения резко менялся. При этом две страны: Соединенные Штаты Америки и Япония не попадали ни в число первых, ни в число вторых. Три этих момента предопределили выбор инструментария для продолжения исследования динамики международных ориентаций, который и был использован в исследованиях 2004 (Москва, n=131), 2012 (РФ, n=1606), 2014 (РФ, n=1442), 2015 (РФ, n=1573), 2016 (РФ, n=3029) годов. Необходимо пояснить, что исследование по Москве за 2004г. носит контрольный характер,данные по нему здесь не приводятся. Исследование 2016г. взято из части, предварительная обработка которойуже завершена. Замер 2016г. выполнен в рамках проекта РНФ №15-18-30077 «Гражданская экспертиза проблемы реформирования властно-управленческой вертикали в контексте процессов социокультурной модернизации регионов: от мониторинга состояний до прогнозного проектирования», реализуемого Центром социологии управления и социальных технологий РАН с 2015г. (руководитель — А.В.Тихонов).

Это оценки стран по приоритетной очередности поездки (5 баллов), мотивы поездок и оценки указанных выше возможностей в этих странах с коррекцией на аналогичные возможности в нашей стране в целом и в регионе проживания респондента (9 инфраструктурных сфер с 5-балльной оценкой каждой сферы). В 2016г. в двух регионах (Вологодская и Амурская области сnв 969 респондентов) эти показатели были дополнены ответами-оценками в 5-балловой заинтересованности властей 14 стран к равноправному сотрудничеству с РФ в сферах экономики, культуры и туризма.

Надо отметить, что происходившие в 90-х гг. изменения требовали существенной корректировки модели сквозного анализа в двух планах. Во-первых, респонденты сами записывали во всех исследованиях с 1968г. названия стран для поездки в их строгой очередности. Около 16000 документов закодированы единым кодом с наименованиями 99 стран. Но с 1991г. часть респондентов стала называть«заграницей» и союзные республики. Спектр потребностей в поездках в эти регионы не может быть объединен в едином конгломерате всех стран и требует особого рассмотрения. Во-вторых, сам перечень мотивов выбора для поездки и в страны, вульгарно называемые теперь «дальним зарубежьем», изменялся со временем, устоявшись, как будет показано ниже, только в последние годы. В 1967г. было немыслимо предложить в интервью причиной выбора страны для поездки закрытие «получение вида на жительство». Оно фигурирует впервые с Всесоюзного исследования 1990/91гг. С 2004г. прибавляются поездки«с целью заработка» и «с целью получения образования».

Эти два обстоятельства предопределяют область дальнейшего анализа. Это, во-первых, 15 стран, интерес к которым устойчив в первые 25 лет рассматриваемого периода, во-вторых, 13 стран, интерес к которым резко меняется в период слома социальных отношений в нашей стране и, в-третьих, 2 страны (США и Япония), стоящие особняком в глазах населения. Эти 30 стран имеют нижним порогом выбора 2% опрошенных (минимум в 26-30 документов). Исключение устойчивый малый выбор Ирана, привлекающего во всех массивахс 1967 по 2015гг. стабильно по 0,1-0,3% респондентов. Все массивы взвешены на генеральную совокупность по трёхмерным структурам «пол x род занятий x образование» и «пол x возраст x образование» в каждом из массивов и в соответствующих переписях населения за ближайшие к замерам годы. Югославия и Чехословакия представлены как в целостном виде за соответствующий период, так и в наборе тех агломераций, на которые они распались и которые суммарно назвали целью поездки респонденты.

Итак, некоторые результаты, визуализированные в рис. 1-

Рис.1. Вес желающих поехать в те страны мира, интерес к которым сохранялся неизменным в первые 25 лет анализируемого периода (в % к числу опрошенных за соответствующий год).

Группа первая. Стабилен интерес населения к таким странам как Франция (47-56-43-42-41-41% по пяти замерам), Германия (36-40-30-31-30-27%), Италия (39-37-38-39-39-37%), Англия (23-24-21-22-17%), Индия (18-23-12-20-14%), Австрия (3-4-4-4-4-3%), Мексика (2-1-3-3-3-2%), ЮАР (1-1-2-2-2-1%), Иран (01,-0,1-0,1-0,3-0,3-0,3%). Фаворитами устойчивости являются Италия, Австрия и Иран: наименьшие колебания. Хотя в отношении Австрии и Ирана велика, почти предельна, резервная зона развития взаимодействия, к которой можно было бы отнести и отношения с Мексикой и ЮАР). Резкий скачок в развитии после 1990г. получил интерес к Испании, Турции и Китаю. Несколько отстает рост интереса к Бразилии. Конечно, причины этого различны: от туризма до экономического взаимодействия или их переплетения, но, в целом, мы видим, что простой вопрос о приоритетах поездки отражает в практическом сознании людей картину конъюнктуры международных отношений. Характерен при этом обмен позициями в удовлетворении потребностей населения России в средиземноморском туризме между Югославией и Грецией. Первая (и её части) имеет динамику в 12-4-2-3-2-2% с 1967 по 2016гг., а вторая 6-6-13-18-13-14% за этот же период. Реакции населения на состояние объекта своего интереса оперативны.

Рис.2. Вес желающих поехать в те страны мира, интерес к которым резко изменился в 1990/91 годах (в % к числу опрошенных за соответствующий год).

 

Рассмотрим вторую группу стран. Здесь наблюдается совершенно иная картина. Во-первых, к 1990г. резко падает желание ехать в страны «народной демократии» в противовес возрастающему интересу кКанаде, Австралии, Швейцарии, Финляндии и Швеции. Фаворит падения — ЧССР: с 65% граждан, желающих посетить Чехословакию в 1967г., до 6,4% таковых в 1990г. (падение в 10 раз). За 2012-2016гг. интерес к поездкам в Чехию и Словакию стабилизируется: 17-18-16-9% желающих соответственно 4 годам замеров. Туристическая индустрия выводит Египет в фавориты в этой группе до момента обострения отношений в связи с известным терактом: 8-4-38-36-34-14%. Естественно, что в основе интересов 1967 и 2012гг. лежат совершенно разные мотивы поездок, но разбор«географии» мотивов — особая тема, требующая специальной обработки массива информации. Во-вторых, возросший в 1990г. интерес к указанным выше странам (Скандинавия и Австралия) к 2012г. сужается до устойчивых объёмов. Аналогичная ситуация наблюдается в отношении США и Японии, что отражено на рис. 3.

Рис.3. Вес желающих посетить СЩА и Японию (в % к числу опрошенных за соответствующий год).

 

Из устойчивых к 1990 г. ориентаций на поездки за рубеж вытекало наличие конгломерата стран, интерес к жизни которых постоянен, и политика развития отношений с которыми будет всегда поддерживаться населением. За связями с этими странами стоят тысячелетние практики масштабных взаимодействий. Из подвижных приоритетов выявлялся ряд оперативно изменяющихся под воздействием текущих факторов ориентаций. А вот из картины динамики отношений людей к США и Японии следует другое.

Огромный интерес к США и Японии, зафиксированныйв исследовании 1990/91гг. в период попыток налаживания отношений с этими странами со стороны руководства СССР говорит о подлинной эйфории в массовом сознании населения в то время по вопросу вхождения в мировое экономическое пространство. Безуспешный визит Горбачёва в апреле 1991г. в Японию был «холодным душем» , показывающим, что нас там вовсе не ждут. При этом власти Японии, изменяя своей фундаментальной ментальности, фактически перестали вести переговоры сРоссией в своей национальной манере достижения взаимоприемлемого согласия. К сожалению, зафиксировать начальную точку «срыва» интереса к США в исследовании с адекватным инструментариемдо 2012 года не удавалось, но можно предположить, что началомее были бомбардировки Югославии.

Итак, мы видим устойчивое падение интереса населения РФ к двум соседним с нами странам.Рассмотрение трёхмерных моделей степени интереса к этим странам в уравнениях параметрической статистики с доверительным интервалом за 99% раскрывает дополнительно некоторые важные детали. В основании трёхмерных моделей интересов к странам на рис. 4 имотивов поездок за рубеж на рис. 6 положены девять групп. Они получены на основании теста О.Советовой и В.Ядова на выявление степени ориентаций людей на новации. Тест был переработан мной для использования в массовых опросах в 1991г. и с тех пор применяется в каждом из проведенных исследований. В основе его лежат оценки респондентом по шкале Лейкерта восьми суждений типа: «под лежачий камень вода не течет, надо решительно вводить новое» или«я симпатизирую тем, кто проявляет разумную осмотрительность в делах». Распределение по ряду от восьми максимально консервативных до восьми максимально инновационных оценок имеет характер нормального во всех замерах с 1991г. Таким образом, степень консерватизма/инновационности легко выявляется с помощью критерия стандартного отклонения от среднего значения. А вот коэффициент корреляции Кендалла в матрице, где метки оценок восьми суждений становятся «документами», а переменными — респонденты, показывает, каковы ареалы согласия между респондентами. Матрица на массивах в 1500 опрошенных дает более миллиона коэффициентов. Часть людей имеет малое число положительных корреляций в 95% доверительном интервале с другими, а часть большое. Распределение этих чисел от среднего на человека также имеет характер нормального, что позволяет и здесь получить на основании того же критерия стандартного отклонения три слоя по узкому, среднему, широкому (доминирующему) совпадению своих отношений к нововведениям

Структура социально-психологического состояния массового сознания инвариантна, именно её, скорее всего и надо рассматривать, прежде всего, в качестве аттрактанта взаимодействия смысловых полей и тех или иных форм деятельности населения. Конечно, необходимость рассмотрения связи этой структуры с классовыми, демографическими, образовательными признаками не снимается, но эта проблема выходят за рамки настоящей статьи. Здесь необходимо рассмотреть консервативно/инновационные аппликации как факторы международной ориентации респондентов.

Во-первых, при расположении в трёхмерной «пирамиде интереса» по оси «Z» суммарного балла приоритетности поездки в страну, по оси «X» групп по степени«консерватизма/инновационности» на основании нормального распределения по соответствующему тесту, а по оси «Y» групп по широте ареала этой «инновационности» населения РФ, обнаруживается следующее, принципиально проиллюстрированное на рис. 4.

Рис. 4. Изменения в ориентациях на поездки в США у «консервативно/инновационной структуры» населения РСФСР и РФ в 1990-2016гг.

Интерес к поездкам в США падает с 1260 пунктов 1990г. через 600 пунктов 2015г. до 800 с лишним пунктов в 2016г. Желание поехать в Японию падает с 710 до 310 пунктов соответственно. Желание поехать в Китай возрастает со 125 пунктов до 510 соответственно. То есть желание ехать к двум соседям падает в два и два с лишним раза, а желание ехать к третьему возрастает в 4 раза. Свято место, как говорят, пусто не бывает.

Во-вторых, отношение к Японии в середине 2016г. выглядит лучше, чемк США. При оценках готовности властей Соединенных Штатов к паритетному сотрудничеству с РФ суммарно по сферам экономики, культуры и туризма эта готовность получает самые низкие по 14 странам оценки. США получают за соседскую «толерантность» 2,4, а Япония 3,5 балла. При этом значение медианы у США «двойка» (16%), а моды «кол» (32%). У Японцев же значения моды и медианы совпадают: «четвёрка» (27%), а оценку «пять» дают 17% населения РФ.

В-третьих, и это самое важное, трёхмерные фигуры смысловых полей оценок страны по её приоритетности для поездок, нормированные по максимуму нижнего предела 2015г. (для США и Японии) и 1991г. (для Китая) остаются принципиально неизменными по одному и тому же уравнению с доверительным интервалом выше 95%. Это говорит о том, что потребность во взаимодействии с тем или иным ареалом реальности, оставаясь структурно неизменной«пульсирует» в своём объёме — сужается и уходит на своего рода законсервированные, запасные или теневые зоны массового сознания или расширяется и занимает доминирующее положительное место. Очевидно, что это результат соответствующего взаимодействия в анализируемой сфере. Остаётся открытым вопрос о том, насколько возможно закрепление результатов этих пульсаций в историческом сознании того или иного этноса и можно ли, измеряя этот процесс, вводить по обстановке в резонанс нужные формы прошлого?

Обратимся теперь к анализу мотивационной структуры поездок за рубеж. Сравним сначала шесть мотивов 1967г.сшестью мотивами 1990г. И в 1967 и в 1990гг. на первых двух местах, меняясь, были познавательные интересы: «желание посмотреть мир, узнать страну, её быт, нравы, культуру и т.п.» и возросшее к 90-м «желание отдохнуть» (94% и 41% в 1967г. и 64% и 91% в 1990г.).Профессиональные интересы преследовались при желании ехать за границу в 37% в 1967г и в 30% в 1991г. Покупка товаров занимала в 1967г. 28% а в 1990г. 57% желающих поехать за рубеж. Посетить знакомые места хотели соответственно 4% и 5%, а встретиться с близкими людьми, знакомыми — 2% и 4%. Получить вид на жительство назвали в 1990г. целью поездки за рубеж 15% населения РСФСР. С 2012г. ряд закрытий о причинах поездок за границу был расширен до 9 и повторялся неизменно. Характеристики распределений в 2012-2015гг. мотивов поездки в 30 зарубежных стран, интерес к которым был разобран выше, отражены в рис.5.

РРис. 5. Структура мотивов поездки в 30 зарубежных стран в 2012-2015гг. (в % к числу опрошенных в каждом из замеров за соответствующий период)

 

Уже из графика этих простых распределений отчётливо видна стабильность качественных сторон сложившейся мотивационной структуры.

Значения нормированной энтропии по Шеннону составляют в выборе мотивов соответственно трём периодам 0,841-0,897-0,891. Структура потребностей во взаимодействии с окружающим миром оказывается очень устойчивой. Её фигура в количественном и качественном отношении практически не меняется в то же самое время, когда меняется конъюнктура международных отношений. Ответная реакция населения лежит не в изменении мотивации, количественные модусы которой константны и кристаллизуются факторами внутренней жизни страны, а в смене ориентаций на страны, позиции которых неоднородны.На рис. 6 показана фигура по суммарным баллам мотивов поездки в пространстве, где три группы по «консерватизму/инновационности»  («консерваторы» — «умеренные» -«инноваторы») перемножены на три группы с узким, средним, широким ареалом корреляций своих инновационных взглядов с другими людьми. Эта фигура взята по 2015г., но она тождественна пирамидам и 1991, и 2012, и 2014гг., полученных тем же уравнением с доверительным интервалом от 95% в 2012г. до 99% в 2014г.

 

Рис. 6. Структура мотивов поездки в зарубежные страны в 2015гг. (в суммарных баллах мотивов, перемноженных на объёмы соответствующих групп на пересечении признаков «консерватизм/инновационность»х «широта совпадения взглядов»).

 

В нижнем углу графика («1» х «1») консерваторы с узким ареалом совпадений своих взглядов с другими людьми (малое число совпадений своих консервативных взглядов). В дальнем углу-инноваторы с широким ареалом совпадения своих взглядов. А по вертикали- суммарные баллы мотивов поездки по оценкам выбранных стран. Косвенные данные говорят, что фигура и в 1967г. была соответствующей. Если вернуться к тому, что было замечено выше, то такая же фигура в отношении США или Японии в «консервативно/инновационном» смысловом поле общества имеет в 1991 году тот же вид, а в 2015 «схлопывается» до «плоской подушки», если вершину 1991г. принять за максимум. Но если принять за максимум вершину «подушки», то фигура оказывается той же самой «горой», которую мы видим на рис. 6 и 4. За анализируемый период меняется всё: профессиональные интересы, сопутствующие поездкам в Египет, превращаются в туристические; путешествия на отдых в Варну меняются на туры в Каир и т.п., — всего и пересказать невозможно, но количественный модус потребностей остаётся той же самой пирамидой. И по числу людей, выбирающих страну для поездки, и по первоочередности поездок США в 1990/91гг. являются абсолютным фаворитом, а в 2016г. переходят на 5-е и 11 места соответственно этим параметрам. Более того, средний график рис. 4 отличает резкий уход представлений о США из инновационного поля смыслов населения РФ.

Стоит сказать, что в 2015г. в выборке из 2000 респондентов нет ни консерваторов с узким ареалом совпадения взглядов, ни инноваторов с широким совпадением, которые выбрали бы целью поездки США. Процесс реального взаимодействия кристаллизует смыслы массового сознания. США и Япония занимают особое место, выпадая в общественном мнении и из оперативного (изменчивого) и из фундаментального (устойчивого) рядов массового сознания. Интерес к этим двум странам довольно высок, но конъюнктурен. Население на историческом опыте чувствует открытый характер нахождения правильной политики налаживания долгосрочного взаимодействия с ними. Она требует выработки другого подхода.

Рассмотрение отклонений от средней оценки по всем странамоценки тех же трёх стран (США. Япония, Китай)у людей, маркированных консервативно/инновационными смысловыми полями 1990 и 2014гг., приводит результатам, представленымна рис. 7 и 8.

Рис. 7. Изменения в ориентациях на США и Японию в группах по степени «консерватизма/инновационности» на пересечении со слоями по широте их взглядов в 1990 и 2014гг.

 

На графике видна своего рода сила отклонения оценки страны от средней по всем анализируемым странам (здесь на шкале отклонений на плюс или минус значение «0» соответствует баллу «3»5-балльной оценки). В 1990г. лишь две группы«консерваторы» с узким ареалом взглядов и «инноваторы» с популярными взглядами показывают свой интерес к США как «средний» на уровне всех других стран. Таким образом, 98% населения демонстрировали положительный интерес к США. В 2014г. только одна группа «инноваторов» объёмом в 10% со средним по широте совпадений своих взглядов ареалом отличается повышенным интересом к США. 22% имеют интерес ниже среднего, а остальные 68% позиционируют свой интерес к США как и ко всем другим странам. Интерес к Японии понизился у 55%, не взирая на вышеприведенные положительные (по сравнению с США) оценки способностей властей Японии к паритетным отношениям с нашей страной. Иная картина состояний интереса к Китаю на рис.8.

Рис. 8. Изменения в ориентированных на Китай группах по критериям «консерватизм/инновационность» и широте взглядов в 1990 и 2014гг.

Здесь 57% населения дают оценки интереса выше средней в положительных баллах. Только одна группа «инноваторов» со средним по широте совпадений взглядов с другими ареалом снижает явную ориентированностьна Китай (на 0,8 балла на пятибалльной шкале). 90% населения демонстрируют положительную динамику интереса к КНР.

Всё это подтверждает выводы, сделанные на основании характеристик интегрированных параметров потребностей во взаимодействии с окружающим миром. «Модус» потребностей неизменен, а направление его реализации зависит от быстроменяющихся состояний окружающей социальной среды. Сознание обывателя, несмотря на колоссальное давление прозападного медийного поля, оказывается весьма чутким барометром к происходящим в международной жизни переменам. Какая из этих аппликаций массового сознания войдет в резонанс с реальностью и послужит аттрактантом дальнейшего развития, зависит не только от регуляторов взаимодействия в виде властных структур, но и от ряда иных факторов. Одним из них является тип принятия решений в общественной системе.

Фундаментальный базовый ряд ментальностей населения по отношению к странам мира свидетельствовал уже в начале 90-х гг. о том, что наше общество в своих интересах давно и трезво осознавало объективную мозаичность мира, о которой так много сейчас говорят. Из ответов людей вырисовывался англо-саксонский и романо-германский, славянский и индуистский, китайский и исламский миры шесть огромных человеческих ареалов, каждый из которых обладает такими демографическими, интеллектуальными, природными и техническими ресурсами, которые не позволят ни одному из оставшихся завоевать доминирующую позицию. Английские политики с Наполеоновских войн знают, что развязавшая в целях передела порядков мировую войну страна будет неизбежно повержена. Но не одни они об этом догадываются. Население нашей страны тоже, оказывается, хорошо видит так называемую объективную многополярность мира, картину человеческого общежития, в котором нельзя самовольничать. Однако не только эта общая картина мнений населения, выступающего экспертом по международным проблемам, вызывает исследовательский интерес.

Кроме фундаментального ряда отношений, здесь есть другой, оперативный, подверженный краткосрочным изменениям. Этот ряд, как никакой другой, может говорить как раз об отклонениях в тех настроениях людей, которые могут быстро пройти или являются поверхностными флуктуациями.

В заключении имеет смысл сделать некоторые выводы.

Во-первых,информация за первые 25 лет получена в 1991 г., ноне была востребованани в сфере политики, ни в сфере журналистики. В начале 90-х гг. развитие отношений с Китаем, Индией, Францией, Германией, Италией было бы поддержано большинством населения страны и международная управленческая практика была бы более эффективна, чем в ситуации ослабленного общества. Однако политикитого периода не смогли этого увидеть и осознать. Для этого нужно другоесоциальное устройство, другой, паллиативный и общественный метод принятия решений через «обкатку» разнообразной информации.

Во-вторых, может статься, что в ситуации военного паритета при твёрдом его поддержании не является вектором «стремления к взаимодействию», а вектор «создания вакуума» вовсе не способствует самоизоляции, а вынуждает так называемых «партнёров» искать пути преодоления рисков вместо их нагнетания.

Работа выполнена в ФГБНУ НИИ РИНКЦЭ при финансовой поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках Государственного задания по проекту № 2.4260.2017/НМ

Списоклитературы:

  1. Hiroshi Akima: «A Method of Bivariate Interpolation and Smooth Surface Fitting for Irregularly Distributed Data Points», ACM Transactions on Mathematical Software, Vol. 4, 1978, p144-159, Also «Algorithm 526», p160-164. TableCurve 3D, v4.0 for Windows 98, 1993-2002, SYSTAT Software Inc., All Rights Reserved, p7-29.
    АНАЛИЗ ДИНАМИКИ И МОТИВАЦИЯ ПОСЕЩЕНИЙ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН РОССИЙСКИМИ ГРАЖДАНАМИ с 1967 по 2016 гг.
    В статье проанализирована динамика изменения потребностей населения РФ посетить ту или иную страну за последние 50 лет. Показана устойчивость связей этих ориентаций во времени, а также динами-ка области интересовс учетом изменений международной обстановки.
    Written by: Жаворонков Александр Васильевич, Барабаш Наталья Сергеевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/11/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.03.2017_03(36)_часть 2
    Available in: Ebook