28 Ноя

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ СРЕДНЕГО КЛАССА В КАЗАХСТАНЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Понятие среднего класса широко применяется в социологической литературе последнего десятилетия, но трактуется совершенно неоднозначно.

Вокруг него идет постоянная дискуссия, в ходе которой выделено немало проблем. Сложности с определением среднего класса связаны с тем, что, во-первых, само понятие среднего класса стало сравнительно недавно употребляться в отечественной социологии. Во-вторых, состав среднего класса на протяжении последнего десятилетия не оставался неизменным, он еще не представляст собою законченной, сформировавшейся группы. Динамичность и изменчивость этой группы вызывает дополнительные сложности в ее изучении.

Кроме того, и это очень важное обстоятельство, среди самих исследователей, изучающих формирование среднего класса, отсутствует консенсус по поводу того, какие показатели являются наиболее важными для определения принадлежности к среднему классу и как эти показатели должны фиксироваться в ходе массовых социологических опросов или в исследованиях иного типа. В современных словарях даны следующие определения понятия «средний класс». Например, в Большом толковом социологическом словаре средний класс понимается как «профессиональная группа неручного труда, расположенная между высшим и рабочим классами» [1, с. 282].

В западной социологии понятие среднего класса использовалась для обозначения государственных служащих и военных, учителей и преподавателей, врачей, инженеров, фермеров, квалифицированных работников индустриального сектора, что подчеркивало относительно высокий уровень их жизни и социальной мобильности по сравнению с рабочим классом.

Затем в категорию среднего класса попала и третья сила, класс профессионалов-управленцев, который получил название нового класса.

Отметим здесь, что термин «средний класс» обозначает слой, включающий весьма разнородные составляющие, и его разнородность имеет тенденцию скорее к нарастанию и углублению, нежели к преодолению и устранению.

Это обусловлено самой природой постиндустриального типа общества, которое отличается от индустриального отсутствием унифицированности.

Еще в начале 80-х годов Д. Белл отмечал, что понятие среднего класса чрезвычайно аморфно, «отражая, прежде всего психологическое самоопределение значительной части американских граждан» [2].

Разработке теоретических и прикладных проблем исследования среднего класса посвящены работы российских социологов М.К. Горшкова, Л.М. Григорьева, А.А. Галкина, Р.Г. Громова, Т.И.Заславской, И.П. Карасева, Н.Е. Тихоновой, Т.М. Малеевой, В.В. Радаева, О.И. Шкаратана и др.

В исследованиях российских социологов критериями социальной стратификации среднего класса выделяются как количественные индикаторы экономического характера, например распределение и уровень дохода, так и качественные параметры страты среднего класса, характер и содержание труда, образ жизни, стабилизационная роль среднего класса в динамике любого общества. Сложившиеся сегодня в социологии методологические подходы к изучению среднего класса условно разделяют на две группы: нормативистский и релятивистский. На существование двух подходов в объяснении роли, состава и особенностей среднего класса в России указала, в частности, Н.Е. Тихонова: «В целом можно сказать, что существовало два подхода к этой проблеме. Один, в соответствии с западной традицией, рассматривал средний класс через систему определенных имущественных стандартов, и тогда оценка его составляла примерно 15% всего населения, даже при расширительной трактовке не поднимаясь выше 30%. Второй отражал скорее настроение самого населения, считавшего, что средний класс — это жить как все. Тогда численность его колебалась около 60%» [3, с.21].

В модели социально ориентированной рыночной экономики среднему классу отводится роль опорного элемента общественной системы. Формирование и культивация среднего класса является первоочередной задачей для Казахстана, как страны, желающей иметь в перспективе реализованную  модель устойчивого экономического развития. В казахстанском обществе на сегодня не существует устоявшихся критериев для определения промежуточных, между полярными группами населения, социальных слоев. Причиной сложности их обозначения  служит условность классификационных оценок отечественного среднего класса, вызванная объективным двухполюсным расслоением населения на бедных и богатых, типичным для трансформирующихся экономик постсоветского пространства.

Среди казахстанских социологов, проблемам формирования среднего класса посвящены работы таких ученых как М.С. Аженов, Д.Е. Бектлеева, С.А. Дьяченко, Б.Есекеев, А.У. Кувандыков, Г.М. Матаев, А.Н. Нысанбаев, Б. И. Ракишева и др. Многие из них признают его существование, но в, то, же время отмечают незавершенность его формирования или начальный этап становления.

В целом казахстанские исследователи применяют ряд критериев идентификации среднего класса, существующих в мировой социологии. В обобщенном виде их можно свести к следующим: 1) материально — имущественные (величина доходов, владение имуществом, в т.ч. недвижимостью, структура расходов и потребление, включая склонность к сбережениям); 2) не материальные признаки (образовательные, профессионально-квалификационные характеристики); 3) признаки социального самочувствия и успешного экономического  поведения (самоидентификация и принадлежность к определенным социальным группам).

В нашем исследовании среднего класса были использованы все эти критерии с учетом специфики Казахстана.

С целью изучения стратификационной модели среднего класса автором в апреле 2015 года были проведены социологические исследования среди представителей среднего класса в Павлодарской области Республики Казахстан.

Методом целевой выборки было опрошено 100 респондентов. В соответствии с данным методом выборки отбирались респонденты, обладающие количественными и качественными измерениями среднего класса. На основе предварительного анализа социально — демографического состава города Павлодара были выбраны: профессионалы — лица наёмного труда, профессионально занятые в той или иной сфере экономики; представители малого и среднего бизнеса (предприниматели); работники государственных и бюджетных организаций.

Для эмпирического изучения и построения стратификационной модели среднего класса были разработаны и применены три основные группы индикаторов объективного характера и субъективный метод самоидентификации по 10- балльной шкале. К первой группе индикаторов отнесены индикаторы материально-имущественного характера: доход, наличие собственного бизнеса, собственности, жилищные условия, возможность денежных накоплений, приобретения предметов длительного пользования, доступность платных услуг. Ко второй группе — индикаторы политической стратификации среднего класса: оценка и отношение к политическим и экономическим реформам и их перспективе. К третьей группе — социокультурные индикаторы: интерес к литературе, искусству, спорту, религии, морально-нравственные ориентации. Основным инструментарием данного социологического исследования являлась анкета, включавшая 47 вопросов. Вопросы анкеты были разбиты на следующие тематические блоки: материально-имущественный, идеологический, социокультурный, социально-демографический.

Объектом исследования являлось население с доходами выше или равным минимальной потребительской корзины и минимальных социальных показателей.

В Казахстане прожиточный минимум установлен Законом РК «О прожиточном минимуме» [4] и его величина во втором квартале 2015 года в среднем на душу населения составляла 19 244 тенге (63 доллара США). Минимальные социальные показатели, включают минимум непродовольственных товаров, минимум услуг, а также доступность кредита, как средства преодоления низкого уровня жизни.

Предметом исследования являлось изучение качественно-количественных характеристик слоев среднего класса.

Понятия класс и страт в исследовании интерпретировались в духе веберовской традиции и выступали достаточно близкими понятиями. И класс и страт являются социальными группами, характеризующиеся разными  рыночными позициями, порождающие не одинаковые жизненные шансы [5].

Опрос показал, что материальное положение у большинства респондентов среднего класса за последний год улучшилась — 69,2%, на прежнем уровне материального достатка осталось — 30,8 % опрошенных. Свое материальное положение в сравнении с окружающими оценили как значительно лучшее — 48,4% респондентов, несколько лучше 28,6 %, такое же — 15,3%. В то же время 7,7% опрошенных оценили свое положение в сравнении с окружающими как несколько худшее. Характерной чертой среднего класса становится владение собственностью, по нашему исследованию 61,5% респондентов имеют собственность для получения дохода, 38,4% не имеют собственности. Наиболее распространенными видами собственности среднего класса являлись магазин, киоск, аптека, парикмахерская, производственная недвижимость, акции и депозиты, фермерское хозяйство, жилье для аренды.

Не смотря на то, что более 61,5% респондентов являлись собственниками своего дела, всех владельцев своего бизнеса нельзя отнести к страте выше среднего, имеющей доход, позволяющий удовлетворить большинство потребностей, в том числе предметов роскоши без особого ограничения. Это  говорит о существенных проблемах развития малого и среднего бизнеса, а также о трудностях формирования социальной стратификации нового, рыночного типа и пополнения верхней страты среднего класса за счет нижних страт. Экономический тип ведения хозяйства проявляется в целевом использовании кредитов. На вопрос: «Вы брали кредит?» утвердительно ответили 69,2% респондентов, 30,8% — не брали.

О материальном достатке среднего класса свидетельствовал тот факт, что 38,4 % опрошенных постоянно делают денежные сбережения, 23,2% — от случая к случаю, 30,2% не имеют возможности, 8,2% затруднились ответить.

Средний класс характеризуется наличием благоустроенного жилища в престижных районах, коттеджами и частными домами. Самым распространенным видом жилья среднего класса является благоустроенная квартира — 38,5 %. Наряду с этим велико число проживающих в коттеджах — 31,8 % и в частных благоустроенных домах — 29,7 %. Многие представители среднего класса имеют дополнительное жилье (61,4%).

Кроме того типичной чертой повседневной жизни среднего класса становятся высокотехнологичные предметы быта. Большей части среднего класса доступно обновлять предметы длительного пользования один раз в 5 лет — 38,4% опрошенных. Велико число представителей среднего класса, обновляющих приборы бытовой, электронной техники длительного пользования один раз в 3 года — 30,8%. Всего 7,7% опрошенных могут делать это чаще. В тоже время 23,1% представителей среднего класса не обновляют предметов длительного пользования.

Широк диапазон доступных услуг, которые являются эмпирическими индикаторами среднего класса и его дифференциации. По результатам опроса, выявлено, что 17,2% представителей среднего класса могут оплачивать бытовые услуги (парикмахерских, прачечных, химчистки), 13,2% образовательные услуги, 12,1% медицинские. Высокий уровень жизни среднего класса  проявляется в использовании услуг санаторного лечения и туристических поездок — 11,4% опрошенных. Доступность услуг средств научно-технического прогресса для представителей среднего класса (электронная почта, Интернет, мобильный телефон, кабельное телевидение), составила 38,4 %. Однако только 7,7% среднего класса могут позволить себе все виды услуг.

Следующим блоком идентификации среднего класса являлся идеологический блок, включающий вопросы, связанные с отношением к экономическим и политическим реформам. В своем отношении к деятельности государства в проведении экономических реформ частично удовлетворены 51,2% представителей среднего класса. Однако, значительно число полностью удовлетворенных реформами — 23,1% опрошенных. Число не удовлетворенных проведением экономических реформ составило 21,8% представителей среднего класса, 3,9% респондентов затруднились ответить.

Блок переменных пирамиды социальной стратификации политического подпространства, включал вопросы, связанные с отношением к политическим реформам. Политическими реформами респонденты удовлетворены  частично 52,9%, удовлетворены полностью — 22,9%, не удовлетворены — 16,7%, затруднились ответить — 7,5%. Страта среднего класса, таким образом, в массе своей по политическим убеждениям и предпочтениям выражает интересы самых высоких (на уровне правительства) позиций иерархии властных структур. И если даже не облечена властью, то преимущественно одобряет её реформы, удовлетворена ими полностью или частично.

Социокультурный блок вопросов идентификации среднего класса отражал интерес к публикациям СМИ, искусству, иностранным языкам, спорту, религии, проведению досуга и отпуска, морально-нравственным ценностям.

Немаловажное значение для достижения успеха имеют моральные установки. 46,1% — представителей среднего класса считают, что достичь успеха (сделать карьеру, нажить капитал) соблюдая нормы закона в нашей стране «в принципе возможно», 22,3% ради достижения успеха и материального благополучия готовы нарушить некоторые нравственные и юридические нормы ради улучшения своего материального положения и повышения карьерного роста. Только 17,4% опрошенных ответили: «да, безусловно» в нашей стране можно, достичь успеха, соблюдая нормы закона, 14,2% ответили «не знаю».  Активность гражданской позиции представителей среднего класса проявляется в интересе к печатным изданиям. 92,3% респондентов ответили, что интересуются печатными изданиями, 7,7% не интересуются. Социокультурная характеристика увлеченности видами искусств показала, что наибольшее количество опрошенных интересуется таким видом искусства как кино — 48,3%, остальные литературой — 27,5%, театром — 11,7%, художественными выставками — 8,3%, музеями — 4,2%. Лишь 23,3% представителей среднего класса ведут активный здоровый образ жизни и занимаются спортом. Важной социокультурной характеристикой среднего класса на современном этапе является распространение религиозного мировоззрения и принципов религиозного поведения в повседневной жизни. Преобладающее количество опрошенных — 84,6% относят себя к верующим, 15,4% представителей среднего класса колеблется в своей религиозной самоидентификации.

Кроме этой классификации объективного характера для анализа стратификационной модели среднего класса применялся метод самооценки собственного социального положения по 10-балльной шкале. Сама шкала, как и весь этот метод в целом отработаны в ряде международных исследований (в западных и восточно-европейских странах) и применялись для изучения субъективной самооценки среднего класса. Этот метод позволяет сравнить результаты, полученные по индикаторам объективного характера с самооценкой респондентов. По методу самоидентификации опрошенных, 61,5% отнесли себя к средней страте среднего класса. Верхняя страта в результате самооценки представителей среднего класса составила 23,1%. С нижней стратой идентифицировали себя 15,4% опрошенных. С 9 и 10 позицией себя не идентифицировали, так как исследование проводилось по целевой выборке. В исследовании были выделены три страты среднего класса — верхний, по своему положению являющийся переходным к высшему классу общества; средний и нижний. Однако в рамках одной статьи автору не представляется возможным дать описание каждой страты.

По итогам социологического исследования стратификационной модели среднего класса были сделаны выводы. Данные проведенного исследования, подтвердили гипотезу о повышении уровня благосостояния среднего класса, 69,2% респондентов отметили улучшение своего материального положения, владеют различными видами недвижимого и движимого имущества, имеют возможность брать кредиты, постоянно делают денежные сбережения, пользуются различными видами платных услуг. Средний класс региона становится гарантом обеспечения устойчивости политических и экономических реформ, что также подтвердилось степенью их удовлетворенности. Выявлены проблемы, препятствующие предпринимательской деятельности, деловой активности среднего класса, такие как высокий уровень налогообложения, невыгодные условия кредитования, антимонопольная политика, несовершенство действующего законодательства о государственных закупках.

В качестве практических рекомендаций, способствующих росту и развитию среднего класса, предложено следующее: создать условия, стимулирующие формирование новых источников доходов и накопления собственности, сбережений; улучшить антимонопольное законодательство, в том числе с точки зрения преодоления необоснованного повышения цен и тарифов; формировать льготные параметры шкалы налогообложения  низких доходов, создать условия развития самозанятости населения, уменьшить ставки налогообложения; оптимизировать условия доступности кредитов, упростить процедуры их выдачи путем снижения процентных ставок. Социологический анализ  среднего класса показал его устойчивую тенденцию к росту, что способствует достижению оптимального профиля социальной стратификации.

В целом современный этап экономического развития характеризуется незавершенностью формирования среднего класса. Идет период трансформации всей социальной стратификации, а вместе с ней и среднего класса. Возникают новые структурные отношения, основанные на частной собственности и личном интересе каждого.

Список литературы:

  1. Джери Дэвид, Джери Джулия Большой толковый социологический словарь: Пер. с англ. /Дэвид Джери, Джулия Джерри; Пер. с англ. Марчук Н. Н.: В 2 т.- М.: Вече: АСТ, 1999. Т.2.- 527с.
  2. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Д. Белл; Пер. с англ. В.Л. Иноземцева. М.: «Academia», 1999.- 956 с.
  3. Тихонова Н.Е. Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике. / Н.Е. Тихонова. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1999.- 140 с.
  4. Республика Казахстан. Законы. О прожиточном минимуме: закон Республики Казахстан от 16 ноября 1999г. — № 474-1 // Казахстанская правда. 1999. — 19 ноября.
  5. Вебер М. Основные понятия стратификации / М. Вебер // Кравченко А.И. Социология Макса Вебера: труд и экономика. М.: Логос, 1997.- 208с.
    АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ СРЕДНЕГО КЛАССА В КАЗАХСТАНЕ
    В статье раскрываются методологические подходы к изучению среднего класса, проблемы его формирования в Казахстане. По материалам социологических исследований показана стратификационная модель среднего класса в Павлодарской области Республики Казахстан.
    Written by: Асылханова Гульнар Жанабековна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/21/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_28.11.15_11(20)
    Available in: Ebook