30 Дек

ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ ДУХОВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Изменяющиеся условия окружающей среды (экономические, политические, экологические) оказывают значительное влияние на духовно-личностное развитие подрастающего поколения и прежде всего на формирующееся чувство защищенности,  безопасности в нестабильном мире.

Понятие «Безопасность» рассматривается в социальной философии, философии права, философии религии, политологии, социологии, социологии религии, в педагогике, психологии на уровне общества, на уровне локальной среды обитания, на уровне личности и обычно связывается с чрезвычайными ситуациями.

С психологических позиций  рассмотрение внешних детерминант феномена «духовная безопасность», выступающего системообразующим   фактором интегрального понятия «социально-психологическая безопасность», смещается к  внутренним условиям духовности.  Влияние внешних факторов рассматривается через механизм «внешнее через внутреннее», т.е., через восприятие, оценку, переживание социальной реальности  как состояния среды, создающее защищенность и свободное от проявлений насилия во взаимодействии, обеспечивающее психическое здоровье включенных в него участников и возможности по предотвращению и устранению угроз (внешние факторы); как переживание человеком своей защищенности, справедливости во взаимодействии с социальной средой при наличии ресурсов сопротивляемости внешним и внутренним деструктивным воздействиям в конкретной жизненной ситуации (внутренние факторы).

При рассмотрении внешних факторов  безопасности мы идем от ситуации к человеку, анализируя государственно – правовые постановления и их претворение в жизнь общества,   а, говоря о личностной духовной  безопасности,  подчеркиваем активную роль самого человека (внутренние факторы безопасности), его духовных потребностей, личностных качеств, ценностных ориентаций.

Базовая потребность личности в безопасности осознанно проявляется в праве на социальную и материальную защищенность (от экологических, террористических, военных угроз, от угроз разрушения как государственности в целом, так и собственного дома и др.) и духовную защищенность (от посягательств на чувство собственного духовного достоинства  и  духовность других людей, от негативного давления на проявления свободы, взаимности и солидарности, способности к ответственности,  самоуправлению, взаимному уважению и доверию людей друг к другу).

О духовной ценности права говорит И.А. Ильин в работе «Философия права. Нравственная философия»: «Духовное назначение права состоит в том, чтобы жить в душах людей, «наполняя» своим содержанием их переживания и слагая, таким образом, в их сознании внутренние побуждения, воздействуя на их жизнь и на их внешний образ действий. Задача права в том, чтобы создать в душе человека мотивы для лучшего поведения. Право необходимо потому, что без него дух человека будет лишен возможности осуществить в своей жизни верховное благо» [2.с.100]. Возможность вести одухотворенную жизнь, создавая ее самостоятельно и свободно, есть основное и безусловное право каждого. И.А. Ильин называет его естественным правом, потому что оно выражает существенную природу духовной жизни человека; вечным правом, потому что оно сохраняет свое значение для всех времен и народов; неотчуждаемым правом, потому что всякое умаление или попрание его извращает духовную жизнь и унижает достоинство человека.   Нормальное правосознание есть волевое состояние души, активное и творческое; оно ищет в жизни свободного, верного и справедливого права и заставляет человека вести борьбу за его обретения и осуществление [2, с.101 — 114].

Правосознание может быть описано как естественное чувство права и правоты или как особая духовная настроенность инстинкта в отношении к себе и к другим людям. Правосознание есть особого рода инстинктивное правочувствие, в котором человек утверждает свою собственную духовность и признает духовность других людей; отсюда и основные аксиомы правосознания: чувство собственного духовного достоинства, способность к самообязыванию и самоуправлению и взаимное уважение и доверие людей друг к другу. Эти аксиомы учат человека самостоянию, свободе, совместности, взаимности и солидарности и больше всего-духовной воле [2, с. 143].

 Также историческое  осуществление   права личности на безопасность может быть различно,   оно может выдвинуть  различные способы установления  права, оно может сделать правоустановителем  — одного, немногих, многих или всех, оно может воззвать к различным мотивам  душевной жизни.

Исследование проблемы социальной и личностной защищенности как ведущего компонента права личности на безопасность предполагает предпринятое нами [5] обращение к историческим событиям, прослеживание историко-социальной обусловленности психологической защищенности населения в тесной связи с государственной защитой и великими деяниями государственных деятелей. Примером защиты государственности и духовности русского народа выступают деяния А. Невского.

 В истории России, начиная с древнейших времен, наиболее явное обострение социально-государственной и духовной безопасности отмечается в смутные, грозящие порабощением всего народа времена. Историки отмечают, что именно ХIII век был периодом самого ужасного потрясения для Руси. С Востока на нее нахлынули монголы с бесчисленными полчищами покоренных татарских племен, разорили, обезлюдили большую часть Руси и поработили остаток народонаселения; с северо-запада ей угрожало немецкое племя под знаменем западного католичества.

В противовес наметившейся в последние десятилетия попытке пересмотреть роль ряда исторических событий, мы обращаемся к нашим авторитетнейшим русским историкам – В.О. Ключевскому,   Н.И. Костомарову,   С.М. Соловьеву,   Л.Н. Гумилеву, —   за подтверждением исторического осуществления государственной и духовной защиты русских людей величайшими деятелями и правоустановителями. Таким является в русской истории князь Александр Ярославич Невский, истинный представитель своего века, который принял на себя задачу поставить Русь по возможности в такие отношения к разным врагам, при которых она могла удержать свое существование и тем самым положил твердое основание на будущие времена дальнейшему исполнению этой задачи.  Заслугой А. Невского они считают то, что он осознал масштабы католической угрозы и сумел этой угрозе противопоставить союз Руси и монголов [5, с. 376-389].

Искрой пассионарности называет Л.Н. Гумилев великого князя Александра Невского, отдавая дань тому, что «… деяние Александра Невского положило начало новой этнической традиции союза с народами Евразии ради защиты общего отечества от военной и идеологической агрессии Западной Европы; тому, что тем самым Александр на столетия вперед определил направление развития своей страны». Православные историки единодушно отмечают, что «В соборном мнении потомков его выбор получил высшее одобрение. За беспримерные подвиги во имя родной земли православная церковь признала князя святым» [1, с. 111- 117].

Обращаясь к историко – психологическому анализу текстов, к одному из конкретных героических периодов защиты русского народа (защиты русских земель от порабощения, защиты православия), мы можем рассматривать великие деяния в качестве ведущих факторов внешней, социальной безопасности страны, оказывающих существенное влияние на безопасность каждого, и способствующих развитию индивидуальной безопасности, которая проявляется прежде всего   как переживание личностью социальной, духовно-нравственной безопасности, справедливости и защищенности в очень нестабильном мире, в общественных и межличностных отношениях. Тем более что в наше время наметилась серьезная тенденция по преодолению «смутных» 90-х ХХ столетия, с кризисными перепадами в социально-экономической, политической и духовно-нравственной жизни страны и затянувшимися на долгие годы ожиданиями позитивных перемен.

В современной  России созданы правовые условия для осуществления гражданами своих прав на свободу вероисповедания и безопасности в духовной сфере. Данное законодательство представляет собой совокупность нормативных правовых актов, относящихся к обеспечению прав и свобод человека, к деятельности религиозных объединений. Это многоуровневая система, включающая на федеральном уровне – Конституция РФ, Гражданский Кодекс РФ, Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»      и другие Федеральные законы, нормативные правовые акты Президента РФ, Правительства РФ, федеральных министерств и ведомств. В своей совокупности они призваны регулировать и защищать права и свободы человека и гражданина в сфере государственной, национальной, духовной безопасности.

В Концепции национальной безопасности от 2000 года [4] подчеркнута стратегическая важность для интересов нашей Родины, защитить духовную жизнь общества, так впервые в правовом поле России использовался термин «духовная безопасность». Ввиду неоднозначности и широты понимания самой духовности в светской науке, на сегодняшний день не существует единого общепринятого определения термина «духовная безопасность». В самом общем смысле под духовной безопасностью понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства в духовной сфере от внешних и внутренних духовных угроз. Данный термин базируется на определении термина «безопасность» взятого из закона РФ «О безопасности» [6].

Нас интересует субъективное восприятие и представления о степени опасности (безопасности) у молодежи относительно таких сфер жизнедеятельности как окружение, взаимоотношения с людьми, российское общество и вся земля в целом. Мы также пытаемся выяснить, какие конкретные ситуации, относящиеся к окружающей социальной среде, вызывают у молодых людей чувство беззащитности; какие проблемы в обществе причиняют чувство беззащитности; каково состояние духовно-нравственной жизни подрастающего поколения. В связи с этим, мы рассматриваем  «социальную безопасность» и «духовную безопасность»,  субъективно воспринимаемые как защищенность личности от негативного воздействия окружающей социальной среды, проявляющиеся в осознанном чувстве права и  стремлении личности  к справедливости социального и духовного жизненного благоустройства, способствующего психологическому благополучию и  уверенности в наличии конструктивных стратегий  совладания с негативными воздействиями.

В исследовании  внешних факторов  психологической безопасности, проведенном  на выборке студенческой молодежи (n=187)  мы особое внимание уделили проблеме представлений студентов о безопасности окружающей среды (социальная безопасность).

С уверенностью высказывают суждения об опасности российского общества 18,8%, об опасности всей Земли – 41%; безопасным считают российское общество 31,2%, всю Землю — 20.2%; около 55% респондентов находятся в зоне неопределенности относительно безопасности как всей земли, так и особенно российского общества; 70% безопасным считают окружение, в котором живут и свои взаимоотношения с людьми. Интегральный индекс «Социальная безопасность» мы уточняем анализом  более конкретных социальных ситуаций (окружающей социальной среды, проблем в обществе, в мире), вызывающих чувство беззащитности  у молодежи.

Наиболее вызывают чувство беззащитности  у студентов ситуации, несущие угрозу финансовых трудностей в обучении (38,7%) и опасное социальное окружение (46,4%). В наибольшей степени чувство беззащитности у студентов возникает в связи с такими ситуациями опасного социального окружения как проживание в загрязненной  окружающей среде, наличием преступных элементов в окружающем обществе, страхом насилия и терроризма, несоблюдением законов и отсутствием достаточного уровня социальной защиты.

Чувство беззащитности вызывают, прежде всего, такие проблемы в обществе как распространение наркотических средств (42,4%), насильственная преступность (60,3%), террористические угрозы (43,6%),  дорожно-транспортные преступления (40,3%), преступления по отношению к частной собственности (38,3%). Менее, но достаточно представлены жилищные проблемы, высокие налоги и угроза экономического кризиса.

Для раскрытия системообразующего компонента – «духовная безопасность», мы обращаемся  прежде всего к таким составляющим, как  переживание несправедливости (особенно социальной несправедливости) и степень  ориентации молодежи в жизни на духовно –нравственные ценности.

Поскольку термин «справедливость» в последнее время стал слишком формально употребляемым, и прежде всего современными политиками, а психологического рассмотрения данного феномена не представлено, то мы вновь обращаемся  к философскому пониманию справедливости, раскрытому    И.А. Ильиным   в статьях 1948-1954гг.  (« Историческая судьба и будущее России.  В поисках справедливости »).   Справедливость, по мнению И.А.Ильина,  не обеспечивается общими правилами, она требует еще справедливых людей; она требует не только удовлетворительных законов, но еще живого человеческого искания и творчества; если в стране нет живого и справедливого правосознания,  то ей не помогут никакие и даже самые совершенные законы; тут нужны не « правила»,  а верное настроение души – необходима воля к справедливости. Исходя из данного понимания И.А. Ильиным   правосознания и справедливости —  « …нормальное правосознание есть волевое состояние души, активное и творческое; оно ищет в жизни свободного, верного и справедливого права и заставляет человека вести борьбу за его обретения и осуществление», с акцентом на том, что «справедливость не дается в готовом виде и не водворяется по рецепту, а творчески отыскивается, всенародно выстрадывается и взращивается в жизни»,-  мы относим ее к внутренним критериям духовной безопасности. К тому же И.А.Ильин подчеркивает, что воспитать справедливость нельзя без веры и религии, и дает очень важное  напутствие в плане воспитания людей к справедливости: « Справедливость есть не что иное, как любовное и художественное  вчувствование в живого человека с желанием верно видеть его и верно обходиться с ним; справедливость есть совместное доброжелательство; справедливость есть живое и чуткое правосознание, которое готово поступиться своим и отстаивать чужое; справедливость есть чувство меры в размежевании людских притязаний и интересов» [3,с. 185 — 192].

Чувство духовной опасности отражается в  представлениях  молодежи о несправедливости   происходящих в мире проблем (экологические, политические, религиозные, терроризм, безработица и др.), а также в представлениях  о несправедливости проявлений духовно-нравственной жизни в обществе, которые  являются важными индикаторами переживания ожидаемых социальных угроз, влияющих на духовно-нравственную целостность личности и формирующих недостаточно конструктивные стратегии совладания с трудными жизненными ситуациями, влияющих на  не вполне осознанное протестное поведение молодежи под идеологическим и зачастую манипулятивным  воздействием со стороны прозападных политиков.

      Чувство несправедливости у студентов вызывают прежде всего такие проблемы в мире как терроризм, безработица, угроза войны и вооруженные конфликты в мире. Особенно вызывают чувство несправедливости у учащейся молодежи такие проявления безнравственной жизни в обществе как оценка человеческого достоинства по материальному достатку, неравноценное отношение к  молодежи с разным уровнем доходов,  к детям из разных социальных слоев, равнодушие людей друг к другу,  политические спекуляции, недостаточная государственная поддержка   образования и здравоохранения, отрицание абсолютных нравственных  норм,  увеличение безработных  и негативное отношение к пожилым.

Предлагая респондентам оценить наиболее важные для них жизненные ценности (помогать людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, быть свободным, познавать Бога, бороться за свои права, противостоять несправедливости, добиваться успеха, получать удовольствие, сделать хорошую карьеру, радоваться общению с другими, иметь много денег и т.п., ), мы предположили, что значимость для студентов определенной системы ценностей образует ведущие ценностные ориентации, которые выступают индикатором социальной активности и соответствующего социально-духовного благополучия, отражающего  степень выраженности духовной безопасности и выбор подрастающим поколением конструктивных позитивных стратегий поведения в жизненных   ситуациях социального взаимодействия.

Частотное распределение студентов по уровням выраженности обобщенных ценностных ориентаций: 50-60% студентов с неопределенностью направленности ЦО (имеет место борьба мотивов между материальным благосостоянием и духовным самосовершенствованием, стремлением помогать другим, жить ради близких и собственными достижениями ради будущей карьеры); для 27-28% респондентов высокозначимыми являются ценностные ориентации направленности на значимых других и направленности на улучшение мира и познание Бога, вместе с тем от 21 до 24 % считают эти ценности незначимыми; на достижения и карьеру направлены 23% испытуемых и 19% отвергают; достаточно выраженное количество респондентов (21,6%) отмечают направленность на свободу, самопознание и самосовершенствование; ЦО, направленные на материальное благополучие (иметь много денег и получать удовольствие, в том числе и от общения с другими), являются значимыми для 24,5% студентов и менее значимыми для 25,5% респондентов.

Неопределенность ценностных ориентаций студенческой молодежи в современных изменяющихся социальных условиях отражается в субъективном неблагополучии и неопределенности духовно-нравственных ориентиров поведения, устремленности в будущую профессиональную деятельность.

Таким образом, изменяющиеся условия социальной реальности (постепенный переход на платное обучение, безработица, недостаточный уровень материального благосостояния) влияют на показатели субъективного благополучия студенческой молодежи и выступают угрозой  как для  духовной безопасности, так и целостности и самобытности всей страны.

Недостаточная разработанность в психологии феномена «духовная безопасность», противоречивая картина принятой в зарубежной и отечественной психологии иерархии потребностей, не включающей в свою структуру потребность в духовной безопасности, снижение которой особенно остро наблюдается в молодежной среде, и опыт наших исследований делают актуальными дальнейшее изучение специфических факторов, признаков и социально — психологических механизмов обеспечения духовной безопасности молодежи.  Обращение к практическому обеспечению духовной безопасности молодежи невозможно без принятия теологического обоснования понятия «духовность» и раскрытия роли Православной Церкви в становлении духовно – нравственного развития молодежи.

В связи с этим перед воспитателями остро встает задача  содействия  духовно-нравственному развитию, в ходе которого учащийся с большей уверенностью  мог бы ориентироваться на героическое прошлое страны, на положительные ценности и конструктивные стратегии поведения, осмысливать историко-социльную обусловленность духовной безопасности.    

Список литературы

  1. Гумилев Л.Н. От Руси до России: очерки этнической истории. СПб: Юна,1992. — 272с.
  2. Ильин И.А. Сочинения в двух томах. Т.1. Философия права. М.: Московский философский фонд. Изд-во «Медиум», 1993. —  510с.
  3. Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 годов. В 2-х т. Т.1 М.: МП «Papor», 1992.  — 348 с.
  4. Концепция национальной безопасности Российской Федерации (в ред. Указа Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. № 24) // Собрание законодательства Российской Федерации, 2000, № 2, ст. 170.
  5. Парфенова Н.Б. Историко-социальная обусловленность психологической безопасности подрастающего поколения// Александр Невский на страже Отечества. 770-летие Ледового побоища. Сборник материалов  III Международных Александро — Невских чтений. Псков: Издательство ООО «Логос Плюс», 2012г.  —   С.376-389.
  6. Федеральный закон РФ от 28 декабря 2010 г. N 390-ФЭ «О безопасности» // Российская газета.- 29 декабря 2010 г.
    ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ ДУХОВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ
    Written by: Парфенова Надежда Борисовна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/13/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook