28 Фев

СУБЪЕКТНАЯ АКТИВНОСТЬ КАК ФАКТОР САМОРАЗВИТИЯ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Что такое активность? В словаре русского языка С.И.Ожегова, активный — определяется как деятельный, энергичный, развивающийся. В бытийном пространстве, литературе активный означает деятельностный. На физиологическом уровне активность определяется как всеобщая характеристика живых существ к изменениям, связям с окружающим миром. Способность к «самостоятельной силе реагирования» (Ф.Энгельс). В психологии,  активность соотносится с деятельностью и обнаруживает себя как динамическое условие ее становления, реализации, видоизменения, как свойство собственного движения. И если у живых существ активность меняется в соответствии с эволюционными процессами развития, то человеческая активность приобретает особое значение как важнейшее качество личности, как способность изменять окружающую среду в соответствии с собственными потребностями, взглядами, целями. (А.В.Петровский, М.Г.Ярошевский, 1990).

Развитие категории активности в отечественной психологии связано с работами С.Л.Рубинштейна, А.Н.Леонтьева, Б.Г.Ананьева, В.А.Петровского, К.А.Абульхановой-Славской, Н.А.Бернштейна, В.С.Мерлина, В.Д.Небылицина, Д.Н.Узнадзе, А.А.Волочкова и др.

Так А.А.Волочков [2] указывает, что в российской психологии наметились две основные линии к определению категории активности.

  1. Рассмотрение «активности» в сравнении с понятием «деятельность». Проблема соотношения этих понятий является одной из центральных теоретических проблем в психологии активности субъекта жизни. Анализ разных вариантов соотнесения содержатся в работах И.А.Джидарьян, А.В.Брушлинского, К.А.Абульхановой-Славской, А.А.Волочкова. Основанная на теории деятельности А.Н.Леонтьева данная линия редуцирует любые формы активности к деятельности. Деятельность и активность синонимичны. Позже А.Н.Леонтьев вписывает активность в рамки деятельности как внутреннюю предпосылку ее самодвижения. А А.Г.Асмолов продолжая линию А.Н.Леонтьева, разрабатывает историко-эволюционный подход к изучению личности. Автор отмечает, что активность определяет избирательность и направленность деятельности. Одной из важнейших особенностей ее проявления является предвосхищение вероятного будущего. В.А.Петровский, разрабатывая концепцию активности личности, определяет активность как «совокупность обусловленных индивидом моментов движения, обеспечивающих становление, реализацию, развитие и видоизменение деятельности». Автор предлагает рассматривать личность как подлинный субъект активности. Прослеживая историю форм деятельности субъекта, В.А.Петровский выделяет три последовательных этапа в истории становления деятельности. 1) Функционирование или жизнедеятельность особи как предпосылку деятельности. Причем функционирование выступает, как первое и простейшее проявление жизни и может быть описано в плане взаимодействия субъекта с объектом, в ходе которого обеспечивается целостность присущих субъекту телесных структур. Функционирование опирается на возможности непосредственного взаимодействия субъекта с его окружением. Отлучение живых тел от источников их существования оказывается гибельным, так как способности к функционированию ещё недостаточно для преодоления возникших барьеров. 2) Деятельность, как условие выживания субъекта. Ей присуще снимать предыдущей ступенью развития ограничения. Посредством деятельности субъект получает возможность достичь предмет, прежде удалённый от него, но необходимый для функционирования. 3) Активность, которая выступает, как высшая форма развития деятельности. В процессе развития человека возникают новые, вспомогательные формы взаимодействия с миром, нацеленные на обеспечение и поддержание самой возможности деятельности субъекта. Эти формы движения складываются внутри предшествующих деятельностей и, перерастая в деятельность, носящую самоподчиненный характер, они становятся тем, что может быть названо активностью субъекта. Причем В.А.Петровский понимает под субъектной активностью специфический вид активности, определяющий не адаптивное, а нададаптивное поведение человека (В.А.Петровский).
  2. Другая линия -основана на позиции С.Л.Рубинштейна, рассматривавшего активность как: генеральную характеристику субъекта; посредника между деятельностями личности и требованиями общества; характеристики взаимодействия систем и явлений, раскрывающей их способность к самодвижению, самоизменению, саморазвитию. Деятельность при этом выступает одной из форм активности человека и определяется как специфический вид субъектной активности. Противопоставляя два способа жизни: жизнедеятельность в потоке жизни и жизнедеятельность с самостоятельным определением ценностно-смысловых ориентиров жизни, С.Л.Рубинштейн, выделял специфический для человека вид активности –субъектный, обеспечивающий человеку относительную независимость от внешних воздействий. Субъектная активность определяется способностью к самоорганизации, саморазвитию и самоопределению.

Не здесь ли заложено решение вопроса о реализации задач онтогенетического развития личности в частности в подростково-юношеском возрасте? Правильно простроенная субъектная активность позволяет решить проблемы обретения адекватного чувства взрослости, идентификации с самим собой, решение вопроса личностного и профессионального самоопределения, быть адекватным в поведении и пр. О том, что важнейшим проявлением субъектной активности, является инициация активности самим субъектом, его авторство находит отражение в трудах К.А.Абульхановой-Славской, А.К.Осницкого, З.И.Рябикиной, М.А.Щукиной и др.). А.К.Осницкий указывает, что субъектность «позволяет представить человека в психологическом исследовании не как бесстрастного деятеля-исполнителя,… а как пристрастного сценариста своих действий (на высших уровнях развития даже режиссера), которому присущи и определенные предпочтения, мировоззренческие позиции, целеустремленность преобразователя» (1996). А К.А.Абульханова-Славская [1] считает, что посредством активности человек решает вопрос о согласовании, соизмерении объективных и субъективных факторов деятельности. Мобилизуя активность в необходимых, а не в любых формах, в нужное, а не в любое удобное время, действуя по собственному побуждению, используя свои способности, ставя свои цели. Тем самым, активность, оценивается как часть деятельности, как её динамическая составляющая реализуемая ситуативно, то есть в нужный момент времени.

Представляя активность как форму деятельности В.Н.Кругликов, считает, что ей должны быть присущи основные составляющие деятельности: цель или целенаправленность, мотивация, способы и приёмы, с помощью которых она осуществляется, осознанность и эмоции. Говоря о цели, подразумевается, что любая активность осуществляется для чего-то, то есть, что она направлена на достижение определённой цели, которая трактуется как сознательный образ желаемого результата и определяется мотивацией субъекта. Находясь под воздействием комплекса внешних и внутренних мотивов, человек  выбирает главный из них, который превращается в цель направленную на ее достижение. Поэтому цель можно также рассматривать как главный осознанный мотив. Отсюда становится понятным, что продуктивная активность носит мотивированный и осознанный характер. Однако не все мотивы, в отличие от целей, осознаются человеком. Это не означает, однако, что неосознаваемые мотивы не представлены в сознании человека. Они проявляются, но в особой форме, в форме эмоций, как элемент эмоциональной составляющей деятельности. Эмоции возникают по поводу событий или результатов действий, которые связаны с мотивами. В теории деятельности эмоции определяются как отражение отношения результата деятельности к её мотиву. (Ю.Б.Гиппенрейтер). Кроме того, они выступают одним из оценочных критериев выбора направления действий. Способы и приёмы выступают элементом деятельности, но не просто как средство для осуществления действия, к которому приспосабливаются движения, а как элемент схемы действия, как орудие, обогащающее последнее ориентацией на отдельные свойства предмета-орудия (Д.Б.Эльконин). Определяя активность как особую форму деятельности, требуется осознавать её отличия и особенности. В качестве отличительных черт В.Н.Кругликов предлагает рассматривать интенсификацию основных характеристик деятельности, а также присутствие двух дополнительных свойств: инициативности и ситуативности. Инициативность предполагает внутреннее побуждение, и выступает как проявление мотивации, степени личностной значимости и может свидетельствовать о внутренней включенности субъекта в процесс деятельности, выступая как показатель соотнесения личностных особенностей и требований деятельности. Ситуативность есть характеристика, свидетельствующая о переходе деятельности в иное качество- активности, когда усилия направленные на достижение цели превосходят нормированный уровень деятельности и необходимы для ее достижения. (А.В.Петровский, М.Г.Ярошевский, В.Ф.Бехтерев, Р.С.Немов). Для личности активность всегда «нормативна», поскольку соответствует поставленной цели, в случае достижения которой, деятельность теряет свою энергетическую основу — мотивацию и развиться до уровня надситуативности, очевидно, не может. Деятельность, которая не позволила субъекту достичь поставленной цели, традиционно считается недостаточно активной или пассивной, то есть в принципе, не может называться активностью. Активность субъекта соотносится с внутренними источниками детерминации поведения. Она дает возможность человеку детерминировать, инициировать, налаживать, поддерживать жизненно значимые связи, преодолевать воздействия. Неразвитость данного атрибута превращает человека в объект приложения чьих-то сил.

Антиподом активности выступает реактивность, в основе которой лежат внешние, пассивные, либо эмоционально реактивные нерефлексивные особенности человека. С понятием пассивности связывают не просто представления об отсутствии какой-либо активности, или ее меньшей интенсивности, а идеи о «качественно другом, более низком уровне функционирования психического» [6,с.87]. В основе реактивности лежит подверженность человека внешним обстоятельствам, условиям, неумении контролировать свои действия и поступки, эмоциональном типе когнитивного реагирования. В преобладании реактивности всегда усматривается объектное отношение, человек выступает в роли объекта приложения чьих-то сил и намерений. В такой позиции человек часто занимает положение: не Я (сказал, сделал и др.), а мне (сказали (несказали), сделали, не передали и др.).

Мы считаем, что активность и реактивность связаны с уровнем субъективного контроля (интернальности-экстернальности). Человеку как активному деятелю присущ интернальный локус контроля (Я беру на себя ответственность за поставленные передо мной цели, за мою активность. Я знаю чего хочу). Пассивному, реактивному типу присущ экстернальный локус контроля (Виноваты все (люди, обстоятельства), но не я).

Таким образом, субъектная активность описывается в литературе как специфический вид активности, обеспечивающий инициацию активности самим субъектом, его авторство, проявляющееся не в адаптивном, а в нададаптивном поведении, противопоставляемое реактивности и пассивности. Активность характеризует: а) обусловленность производимых действий спецификой внутренних состояний субъекта в момент совершения действия. Реактивность же предполагает, что действия обусловлены предшествующей ситуацией. б) Произвольностью – наличием целей. в) Надситуативностью- выходом за пределы исходных целей в отличе от приспособительности, ограниченной рамками заданности действий. г) Устойчивость принятой цели. д) Инструментальностью  как способами достижения поставленных целей.

Подростковый возраст характеризуется тем, что именно этот период определяет не только взрослое, зрелое, субъектное становление человека как личности, но и именно этот возраст становится определяющим в саморазвитии. Именно в этот период онтогенетического развития перед подростком встает задача осознания себя и своего места в жизни, развивается чувство идентичности, либо идет процесс ее смещения, в силу чего возникает застенчивость или негативизм (Э.Эриксон, В.Г.Маралов). Именно в период подросткового возраста, когда ведущей деятельностью с точки зрения Г.А.Цукерман, выступает социально-психологическое экспериментирование со своим телом, отношениями с окружающими, социально-половыми ролями, разными видами деятельности, средствами и способами избираемыми для самовыражения. У подростков становится доминирующими потребности в саморазвитии, посредством самосовершенствования, через самопознание, самовоспитание.

Как отмечают исследователи (Г.А.Цукерман, В.Г.Маралов, В.И.Слободчиков и др.), субъектом саморазвития ребенок становится только в подростковом возрасте, когда происходят кардинальные изменения в самосознании, возникает чувство взрослости, идет процесс переориентации с детских норм на взрослые. Но субъектом саморазвития человек становится только тогда, когда он более или менее осознанно начинает ставить цели по самоутверждению, самосовершенствованию, самореализации, т. е. определять перспективы того, к чему он движется, чего добивается, что желает или, наоборот, не желает менять в себе.

Именно активность, ее содержание и проявление выступает фактором и характеристикой саморазвития. Ранее нами определялось, что активность может проявляться как форма социальной активности, при которой имеет место оптимальное сочетание инициативы и исполнительности. Либо проявляется в социальной реактивности – импульсивности, либо пассивности. Но в обоих случаях она характеризует человека как субъекта жизнедеятельности. И если в дошкольном, младшем школьном возрасте для социальной активности характерен нормативный уровень, когда ребенок лишь повторяет. Имитирует, в том числе и своих инициативах то, что усваивает в результате взаимодействия со взрослыми. Подросткам и юношам характерен уровень нормативно-личностный, при котором происходит выход за пределы нормативно — заданного, проявляется в собственном отношении к тому, что человек делает, познает.

Именно поэтому в подростковом возрасте ребенок может стать субъектом не только своей жизнедеятельности, но и саморазвития. Применительно к проблеме саморазвития способность к личной инициативе распространяется на организацию самопознания и самовоспитания. Важно учитывать, что в подростковом возрасте самовоспитание носит все-таки черты формирования отдельных свойств и качеств, в юношеском возрасте пересмотру подвергается личность в целом. Неотъемлемыми атрибутами субъектной активности являются сознательность и самостоятельность, которые укрепляют позиции личности как субъекта саморазвития.

Способность к проявлениям субъектной, социальной активности постепенно определяет и способность к совершению личностных выборов, т.е. развивает тенденцию к субъективной свободе. Эта свобода состоит в том, что человек самостоятельно может осуществлять выборы среди ряда альтернатив, конструировать эти альтернативы. Возможность самому совершать выборы, в том числе и выборы личностного роста, — признак субъективности индивида как автора своей жизнедеятельности и биографии. Когда человек сам осуществляет выбор, он учится брать на себя ответственность и держать ответ не только перед другими (такая ответственность носит формальный характер), но и перед самим собой, перед своей совестью.

Список литературы:

  1. Абульханова-Славская К.А., Рубинштейн С.Л. Ретроспектива и перспектива. //Проблема субъекта в психологической науке. – М., ИПРАН, 2000.
  2. Волочков А.А. Активность субъекта сферы жизни: теоретическая модель и эмпирика //Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2010. Т. 7, № 1. С. 19–54.
  3. Джидарьян И.А., Антонова Е.В. Проблема общей удовлетворенности жизнью: теоретическое и эмпирическое исследование // Сознание личности в кризисном обществе. М., 1995. С. 76-94.
  4. Леонтьев А.Н. Философия психологии: Из научного наследия / Под ред. А.А. Леонтьева. М.: Изд-во Моск. ун — та, 1994. — 228 с.
  5. Маралов В. Г. Основы самопознания и саморазвития: Учеб. пособие для студ. сред. пед. учеб, заведений.— 2-е изд., стер. — М.: Издательский центр «Академия», 2004. — 256 с.
  6. Рубинштейн С.Л. Общая психология СПб.: Изд – во Питер, 2002. – 728 с.
    СУБЪЕКТНАЯ АКТИВНОСТЬ КАК ФАКТОР САМОРАЗВИТИЯ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
    Written by: Арцимович Ирина Владимировна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/08/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
    Available in: Ebook