27 Фев

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, ПРОХОДЯЩИХ СЛУЖБУ ПО ПРИЗЫВУ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Суициды среди военнослужащих всегда вызывали тревогу и представляли серьёзную проблему для вооруженных сил: во-первых, суициды отрицательно сказываются на боевой готовности личного состава; во-вторых, деморализующие влияют на нравственный климат воинского коллектива, и, в-третьих, суицид является заразительным примером как формой поведения, к которой прибегает военнослужащий в той или иной конфликтной ситуации.

На сегодняшний день остро стоит проблема профилактики суицидов в армии: во-первых, не существует единого подхода к данной проблеме,  отсутствуют универсальные психодиагностические методики для определения суицидального риска и адекватных применяемых в ходе диагностики критериев оценки результатов. Во-вторых, большинство методик в основном строятся на выявлении депрессивной симптоматики лиц, уже находящихся в кризисном состоянии и применяются для оценки эффективности терапии [1]. В-третьих, существенный недостаток распространенных методик при оценке суицидального риска состоит еще в том, что они включают прямые вопросы о наличии суицидальных мыслей и переживаний и относятся к патопсихологическим и клиническим методикам, которые не рекомендуются для широкого применения, чтобы не провоцировать обычных людей к совершению суицидальных действий.

Собственно, дело даже не в ограниченности подходов к изучению и выявлению суицидального поведения военнослужащих, а в том, что большинство тестов и опросников ориентированы на психологическую сторону личности военнослужащего. А, как известно, суицид имеет многофакторную природу, поэтому при диагностике суицидального риска требуется проводить мероприятия не только по выявлению психологических факторов, но и выявлять социально-средовые факторы.

В 2012 года методом сплошного анонимного анкетного опроса опрошено 305 военнослужащих-солдат [2]. Согласно Общевоинскому Уставу ВС РФ к военнослужащим относятся «…солдаты, проходящие военную службы по призыву…» [3]. В настоящей статье солдаты представлены гражданами РФ мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, проходящими военную службу по призыву [4].

Для выявления условий и факторов суицидального риска в начальный период  службы респонденты, отслужившие 5 месяцев (n=144), были – на основании данных опроса – разделены на четыре группы по таким показателям, как: а) тяжесть восприятия условий службы; б) оценка своего психологического состояния в конце дня.

Группу наибольшего суицидального риска составили военнослужащие, которые одновременно указали, что а) из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности; и б) психологическое состояние в конце дня отмечают вариант ответа «этот кошмар никогда не закончится», который отражает психологическую беспросветность и утрату надежды. Это группа составила  19 человек или 13,2 % от всего состава респондентов первых 5-ти месяцев службы.

Группу минимального суицидального риска образовали респонденты, которые одновременно  а) не указали, что из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности; и б)не указали психологическое состояние в конце дня как вариант «этот кошмар никогда не закончится». Это группа составила 62 человека или 43,1 % от всего состава респондентов первых 5-ти месяцев службы.

Еще две промежуточных группы составили респонденты, отметившие только один из вышеуказанных признаков суицидального риска и не отметившие другой. Это те, кто: а)  указали, что из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности, — но не указали психологическое состояние в конце дня как вариант «этот кошмар никогда не закончится». Это группа составила 43 человека или 29,9 % состава респондентов первых месяцев службы; и те, кто: б) не указали, что из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности, — но указали психологическое состояние в конце дня как вариант «этот кошмар никогда не закончится». Это группа составила 20 человек или 13,9 % состава респондентов первых месяцев службы.

Такой методический подход позволил выработать интегральный показатель «уровня суицидального риска» (УСР) по данной выборочной совокупности «солдаты 5-ти месяцев службы». Логика следующая.

Военнослужащие, которые одновременно указали, что а) из трудностей службы они тяжелее всего переносят психологические трудности, а также одинаково тяжело переносят психологические и физические трудности; и б) психологическое состояние в конце дня как: «этот кошмар никогда не закончится», составляют группу со значением «уровня суицидального риска», равным 100,0%: то есть, это группа респондентов, психологически и физически весьма существенно «надломленных» и ощущающих бесперспективность и беспросветность сложившейся жизненной ситуации. Их «вклад» в значение интегрального показателя «уровня суицидального риска» составит их доля в выборочной совокупности: 13,2%.

Те группы, которые составили респонденты, отметившие только один из двух заявленных в методике признаков суицидального риска, «весят» в выборочной совокупности «молодых» (5 месяцев службы), соответственно, 29,9% и 13,9%.

Однако поскольку каждая из данных групп представляет только один из двух факторов риска, их «вклад» в УСР («уровень суицидального риска») составит только половину их «веса» в выборочной совокупности солдат 5 месяцев службы, то есть, соответственно, (29,9% / 2 =) 14,95% и (13,9% / 2 =) 6,95%.

Солдаты, не «усмотревшие» у себя ни одного из двух отмеченных факторов суицидального риска и, соответственно, не указавшие их в опросе, составляют группу с УСР = 0,0% (см. таблицу 1).

Таблица 1.

Расчет уровня суицидального риска у солдат 5 месяцев службы

 

РАСЧЕТ УРОВНЯ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА У СОЛДАТ 5 МЕСЯЦЕВ СЛУЖБЫ

Всего опрошенных респондентов Категории военнослужащих по уровню риска
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн  «Этот кошмар никогда не закончится»

Беспросветность Суицидальный риск высокий

Военнослужащие по призыву 5 месяцев 144 62 43 20 19
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
УСР («уровень суицидального риска»),%% 35,1 0,0 14,95 6,95 13,2

И тогда показатель УСР по выборочной совокупности «солдаты 5-ти месяцев службы» составляет: 0,0% + 14,95% + 6,95% + 13,2% = 35,1%.

Эти 35,1% уровня суицидального риска не означают, конечно, что эта доля респондентов совершит суицид – но они весьма конкретно и определенно обозначают степень суицидальной напряженности, провоцирующей суициды.

Аналогичным образом рассчитанный показатель УСР по выборочной совокупности солдаты 11-ти месяцев службы (n=161) выглядит следующим образом (см. таблица 2):

Таблица 2.

Расчет уровня суицидального риска у солдат 11 месяцев службы.

 

Формулировка вопроса и варианты ответов

РАСЧЕТ УРОВНЯ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА У СОЛДАТ 11 МЕСЯЦЕВ СЛУЖБЫ

Всего опрошенных респондентов Категории военнослужащих по уровню риска
Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн.  «Этот кошмар никогда не закончится»

Беспросветность Суицидальный риск высокий

Военнослужащие по призыву 11 месяцев 161 113 31 11 6
Доля в выборочной совокупности,%% 100 70,2 19,3 6,8 3,7
УСР («уровень суицидального риска»),%% 16,8 0,0 9,7 3,4 3,7

Таким образом, уровень суицидального риска (УСР) к окончанию службы снижается более чем в два раза (16,8% против 35,1%) по сравнению с начальным периодом службы.

В целом УСР по выборочной совокупности (305 солдат) составляет 25,5%.

Представленная авторская методика позволяет, во-первых, сравнивать между собой по уровню суицидального риска любые воинские подразделения и категории военнослужащих, что позволит обнаруживать «особо проблемные зоны» и проводить превентивные мероприятия; во-вторых, — оценивать и эффективность профилактических мер посредством замеров УСР «до» и «после» проведения мероприятий.

Эта же методика позволяет «развести» условия и факторы суицидального риска, отнеся к условиям незначимые, несущественные для УСР социальные феномены, а к факторам – значимые, существенные. Значимость-незначимость того или иного феномена, а также направленность их влияния  (позитивное-негативное) выявляется из сравнения показателей по группам УСР [2]. Наиболее явно «значимость-незначимость» проявляется из сравнения показателей группы с низким уровнем суицидального риска с группой высокого УСР. Рассмотрим эту ситуацию на примере выборочной совокупности «солдаты 5 месяцев службы» как наиболее проблемной в плане суицидального риска.

Таблица 3.

На основе, каких данных были сформированы ваши гражданские представления об армии?

 

Формулировка вопроса и варианты ответов

НА ОСНОВЕ КАКИХ ДАННЫХ БЫЛИ СФОРМИРОВАНЫ ВАШИ ГРАЖДАНСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ АРМИИ?

Всего опрошенных респондентов 5 м-ц

Категории военнослужащих по уровню риска

Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн  «Этот кошмар никогда не закончится»

 Суицидальный риск высокий

Военнослужащие по призыву 5 месяцев 144 62 43 20 19
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
— рассказы родственников, знакомых 53,5 51,6 72,1 60,0 10,5
— интернет, другие средства массовой информации (газеты, телевидение) 43,1 48,4 16,3 40,0 89,5

Из таблицы 3 видно, что феномен «рассказы родственников, знакомых» как источник гражданских представлений об армии заметно более предпочтителен с точки зрения профилактики суицидальных рисков у солдат начального периода службы, чем «интернет, другие средства массовой информации (газеты, телевидение)»: доля первых в группе без риска в пять раз выше, чем в группе максимального риска (51,6% против 10,5%). Зато доля вторых в группе максимального риска в два раза больше, чем в группе без риска (89,5% против 48,4%). Это говорит о том, что сегодняшние материалы СМИ о российской армии, доходящие до допризывников, больше усугубляют суицидальные риски в армии, чем их снимают, тогда как «людская молва» оказывается гораздо  более позитивной в  смысле профилактики суицидального риска у военнослужащих-солдат.

Исследователи армейских реалий всегда отмечают, что на отношение военнослужащего к службе существенно влияют условия его «дослужебной» социализации. К примеру: роль вероисповедания на суицидальное поведение (см. таблицу 4).

Таблица 4.

Какого вы вероисповедания?

 

 

Формулировка вопроса и варианты ответов

КАКОГО ВЫ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ?

Всего опрошенных респондентов 5 м-ц

Категории военнослужащих по уровню риска

Суицидального риска нет Тяжело переносит психологические и физические трудн  «Этот кошмар никогда не закончится»

 Суицидальный риск высокий

Военнослужащие по призыву 5 месяцев 144 62 43 20 19
Доля в выборочной совокупности,%% 100 43,1 29,9 13,9 13,2
Православный 47,9 40,3 88,4 0,0 31,6
Мусульманин 24,3 53,2 4,7 0,0 0,0
Католик 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0
Другое 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0
Верю в добро и справедливость 6,3 3,2 7,0 0,0 21,1
Верю в себя 11,8 3,2 0,0 35,0 42,1
Не верю ни во что 9,7 0,0 0,0 65,0 5,3

Православное вероисповедание респондентов-солдат несет в себе довольно заметно выраженный суицидальный риск, тогда как мусульманское вероисповедание – крайне ярко выраженную антисуицидальную направленность. Весьма существенно, что феномены «Верю в добро и справедливость», «Верю в себя» и «Не верю ни во что» имеют яркую выраженность факторов суицидального риска. И если «Не верю ни во что» вполне соответствует угнетенному психологическому состоянию, то «Верю в добро и справедливость» и «Верю в себя» в качестве факторов суицидального риска ставят перед обществом и армией очень серьезные проблемы: ведь это значит, — «ни больше, ни меньше», — что каждый пятый солдат либо не находит в армии «добра и справедливости», либо «не видит» в армии себя как личность….

Таким образом, мы попытались разработать методику, которая позволит определить уровень суицидального риска у военнослужащих-солдат по призыву.

Предлагаемая методика, конечно, не является окончательным вариантом. Это лишь попытка разработать возможный инструмент, позволяющий исследовать уровень суицидального риска в армейских подразделениях для управления рисками военной службы.

Список литературы:

  1. Войцех, В.Ф. Клиническая суицидология / В.Ф. Войцех. – М.: Миклош, 2007. – 263 с.
  2. Гизатулина А.А., Тараданов А.А. Уровень, условия и факторы суицидального риска у военнослужащих, проходящих службу по призыву // Вестник Челябинского государственного университета. Философия. Социология. Культурология. 2012. № 35 (289). С. 154– 163.
  3. Общевоинские Уставы Вооруженных Сил Российской Федерации. М., «Военное издательство», от 10.11.2007 N 1495 (ред. от 25.03.2015)
  4. Положение о призыве на военную службу граждан Российской Федерации. Утверждено Постановлением Правительства РФ от 11 ноября 2006 г. п. 663 (в ред. Постановления Правительства РФ от 20.05.2014 N 465).
    СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СУИЦИДАЛЬНОГО РИСКА У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, ПРОХОДЯЩИХ СЛУЖБУ ПО ПРИЗЫВУ
    В статье представлены результаты социологического исследования уровня суицидального риска у военнослужащих-солдат, проходящих службу по призыву, предложена и апробирована методика факторного анализа, а также содержания и расчета социологических показателей суицидального риска, разведены условия и факторы суицидального риска.
    Written by: Гизатулина Анастасия Александровна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/29/2016
    Edition: euroasia-science.ru_26-27.02.2016_2(23)
    Available in: Ebook