30 Дек

Резидуально-органический психосиндром как предиктор аддиктивного поведения




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Актуальность

По данным Всемирной организации  здравоохранения, если доля наркоманов в стране превысит 6 — 8 %, то в ней происходят необратимые процессы деградации населения.

На одном  из семинаров, посвященного проблеме девиантного поведения подростков,  оперуполномоченным  отдела МВП  Управления ФСКН России по Челябинской области — Кирдяшкиной О.М. был представлен доклад о проблеме аддиктивного поведения среди детей, подростков и взрослого населения России и в частности Челябинской области за 2012-2013 год.  Вниманию участников семинара была представлена справка о результатах проведенного мониторинга о наркоситуации. Отмечено, что опыт употребления наркотиков в России имеют около 18 млн. или 12,5 % российских граждан; 8 млн. или 5,6% человек потребляют наркотики   регулярно или эпизодически. Результаты мониторинга наркоситуации  на территории Челябинской области показывают, что в 1 полугодии 2013 года опыт потребления наркотиков имеют 211 тысяч жителей Челябинской области, из которых 80% это молодежь в возрасте от 17 до 30 лет; эпизодически употребляют наркотики 117 тысяч человек; регулярными потребителями наркотиков являются  — 43 тысячи человек; впервые к употреблению наркотиков чаще всего приступают в возрасте от 16 до 19 лет, также установлены случаи, когда начальным сроком пробы наркотиков был назван возраст 13 лет.

Таким образом, актуальность вопроса аддиктивного поведения среди детей и подростков определяется выраженностью и глубиной их  социальной дезадаптации, в том числе как трудовых ресурсов.

В связи с этим нами была предпринята попытка проанализировать этиологию и динамику обозначенной проблемы через призму расстройства личности (представленные в МКБ-10 как «органическое расстройство личности» — F07.0) связанного с церебральной резидуально-органической недостаточностью.

Ряд исследователей [9] считают, что у психопатических личностей обнаруживается тотальное поражение эмоциональной сферы; снижение критического отношения к себе, своим поступкам; дефект осмысления своего поведения. Нарушается способность извлекать пользу из прошлого жизненного опыта и учитывать последствия своего поведения. Кроме того, отмечается общая недостаточность в осмыслении связи между двумя отдаленными во времени событиями и ярко выраженное нарушение социальной адаптации.

Кроме того, формирование личности у детей и подростков с указанными выше особенностями протекает по патологическому типу. Так, реакция на происходящую психотравмирующую ситуацию изначально носит  патохарактерологический характер.   Особенности измененного поведения, в подобных случаях, можно наблюдать на каждом из четырех основных уровнях нервно-психического реагирования у детей и подростков о которых говорил В.В.Ковалев [5]: соматовегетативном (0–3 года); психомоторном (4–7 лет); 3) аффективном (5–10 лет) и эмоционально-идеаторном (11–17 лет).

Материал и методы исследования

До настоящего времени остается дискутабельным вопрос разграничения психопатоподобного синдрома резидуально-органического происхождения и органической психопатии [4, 6, 7, 8, 17]. В.А.Мелик-Мкртчан [12] считает, что 1) все состояния, сходные с психопатиями и обусловленные органическими поражениями, необходимо вынести за рамки истинных психопатий, так как они имеют только феноменологическое сходство с истинными психопатиями; 2) общим для органического психопатоподобного синдрома, по мнению автора, наряду с дисгармоничностью личности, являются астенические проявления, но без оформленного церебрастенического синдрома.  [3]

На примере приведенного исследования можно подтвердить первое утверждение, т.к. согласно его результатам при психопатоподобном синдроме, по завершении процесса полового метаморфоза наблюдаются обратимые реакции, способствующие адекватной социализации обследуемых. В данном случае, возможно,  говорить о транзиторной  непсихотической девиации  поведения. [10] При истинных органических психопатиях таких изменений не наблюдается. Что может служить косвенным подтверждением гипотезы выдвинутой Г.В.Залевским (V Сибирский Психологический Форум. Симпозиум 7. «Психологическое здоровье и безопасность как антропологическая проблема» г.Томск, 3-5 октября 2013г.), о том, что органические психопатии могут трансформироваться в конституциональные.

Второе утверждение, на наш взгляд, дискутабельно,  на сегодняшний день  целенаправленных исследований, опровергающих его, нами не проводилось, а имеющаяся информация имеет разрозненный характер.

В связи с чем,  предлагаем  ознакомиться с результатами проведенного нами исследования. Цель его — изучение клинических и динамических особенностей становления  органического расстройства личности (ОРЛ – органической психопатии) в совокупной связи с резидуально-органическим психосиндромом.

Исходя из цели, нами были определены конкретные задачи:

— уточнить основные клинические этапы становления органического расстройства личности (ОРЛ-органической психопатии) и их клинико-динамические признаки.

— Проследить формирование основных типов ОРЛ (органической психопатии) на всех этапах их становления и дать им характеристику

  —  Определить взаимодействие формирующихся психопатических  феноменов с компонентами резидуально-органического психосиндрома

— Установить значение основных биологических и социальных факторов, влияющих на степень тяжести состояния в различных вариантах формирующихся психопатий.

В проведенном исследовании, участвовала группа из 80 подростков мужского пола со стационарно установленным диагнозом органической психопатии. В изучаемой группе было выделено две подгруппы (выраженная степень психопатии и умеренная степень психопатии), отличающиеся друг от друга степенью тяжести [10], а также контрольная группа, которую составили 35 обследованных того же возраста с психопатоподобными синдромами церебрально-органического генеза без признаков формирования психопатии.

По мнению В.В.Ковалева и О.Д.Сосюкало [5; 14] в настоящее время еще не разработана классификация психопатических нарушений органического генеза у детей и подростков, которая в достаточной мере соответствовала бы многочисленным требованиям, предъявляемым к ней. Наиболее удобным и рациональным в данном контексте представляется многоосевой принцип, что позволяет учесть практически все специфичные для детского и подросткового возраста психические нарушения [13]. В этом случае, при многоосевой классификации, психопатические нарушения у детей и подростков можно анализировать в соответствии со следующими осями:

  1. Клинико-нозологическая ось.
  2. Синдромологическая ось.
  3. Уровень психопатических нарушений.
  4. Патохарактерологическая ось.
  5. Ось динамики психопатических расстройств.
  6. Ось социальной адаптации.

Проведенное исследование базируется на анализе клинико-анамнестических, клинико-психопатологических, клинико-катамнестических  данных, а также сведений, полученных из медицинской документации. Помимо клинических методов в данном исследовании были  использованы экспериментально-психологические методы, включающие ПДО (подростковый диагностический опросник А.Е. Личко) [11] и  методика УНП (уровень невротизации и псхопатизации).  Дополнительными критериями, включенными в оценку тяжести состояний, использованы признаки, которые были установлены в ходе проводимого обследования: частота декомпенсаций, их спонтанность; возраст возникновения пубертатной декомпенсации; коморбидность с алкоголизмом, токсикоманией и наркоманией.

Результаты и их обсуждение

Клинико-анамнестический метод позволил определить, что обследуемые в период детства,  по многим показателям, имели однотипные характеристики, что позволило выделить общие закономерности их развития на этом этапе.

Появление начальных признаков измененного поведения совпадает с ранним детским возрастом (до 6 лет).  Что  свидетельствует об этапе начальных клинических проявлений, который определяется установлением стационарного характера первоначальных патохарактерологических (психопатических) реакций.  К  завершению этапа детства  наблюдается  более или менее очерченный тип психопатического реагирования по возбудимому или тормозимому типам.

Так при выраженной степени психопатии  на первом этапе ее становления (от 0 до 6–7 лет), определялось — Ось 1: F07.0 — органическое расстройство личности (в рамках актуального детского контекста F8). Ось 2: F83 — смешанные специфические расстройства развития. Ось 3 — общий уровень развития (согласно анамнезу и показателю IQ) в пределах низкой нормы. Ось 4 — соматовегетативные заболевания, определяемые индивидуально. Ось 5 — аномальные психосоциальные ситуации (категории раздела Z, относящиеся к аномальности внутрисемейных взаимоотношений — 1.х и аномальным типам воспитания — 5.х). Ось 6 — умеренное социальное функционирование — 2.

Значительное усиление личностных отклонений было зафиксировано с началом обучения в школе (7–8 лет), что связано с вступлением детей в новые социально-психологические отношения, и с наличием в это время психогенных факторов (школьные нагрузки, требования дисциплины).

Второй этап — развернутых клинических проявлений — охватывает допубертатный период (до 11–12 лет) отличается полиморфностью клинической картины, обусловленной патогенными биологическими (резидуально-психоорганическими) и социальными (семейными, школьными и средовыми) факторами. В патохарактерологических реакциях проявляются как общие формы (реакции активного и пассивного протеста), так и специфические, отражающие преимущественный тип реагирования. Уже в этом возрасте 7 обследованных пристрастились к курению, 5 были знакомы с алкоголем, в 3 наблюдениях аддиктивное поведение сочеталось. Кроме того, у 3 пациентов обнаружились нарушения сексуального влечения в виде бессмысленного эксгибиционизма, мастурбации, садистических наклонно­стей по отношению к слабым и животным.

Так, для 1-ой оси более характерным был кластер F91 (Расстройства поведения), для 2-ой — F81 (Специфические расстройства развития школьных навыков), в 5-ой оси расширился диапазон неадекватных психосоциальных ситуаций за счет присоединения школьных проблем. Утяжеление всех показателей клинической картины усугубляло социальную дезадаптированность, которая оценивалась как умеренная социальная инвалидизация — ось 6:3.

Третий этап — исходный — завершает становление органического расстройства личности (органической психопатии) с подчеркнутой полиморфностью психопатических проявлений и различных компонентов психоорганического синдромокомплекса. Средние сроки завершения органической психопатии (ОРЛ) относятся к возрасту 16±1,7 лет.

Результаты представленной работы показывают — несмотря на то, что официальный диагноз органической психопатии (трактуемый в МКБ-10 как органическое расстройство личности — F07.0) может быть определен не ранее 18-19 лет этапы формирования названного заболевания, возможно наблюдать с раннего детства.

Выводы

 Таким образом, основываясь на комплексе проведенных разными авторами исследований можно утверждать, что причины, приводящие к резидуально-цереброорганическим состояниям у детей, подростков  отличаются большим многообразием и распространенностью. [3, с. 21-28]. К ним относят различные пре – пери – и ранние постнатальные повреждения головного мозга. Полученные результаты в нашем исследовании указывают на то, что чаще всего поражения происходят в пренатальном периоде (65-80%). Частота таких повреждений нервной системы у недоношенных новорожденных колеблется от 40 до 70%. [3, с.21 -28]

Конечно, невозможно рассматривать становление характера, а впоследствии и личности в отрыве от микро-социально-психологической среды, в которой находится ребенок, подросток. Речь идет о структуре семьи, семейной атмосфере и типе воспитания. Известно, что эти факторы оказывают не только многообразное воздействие, как на формирование и развитие личности, так и на ее нарушения, а также могут влиять на уровень социализации членов семьи (Сухарева Г.Е., Личко А.Е., Ковалев В.В.) [2, с.80]. Но, как  указывают Н.А. Бохан, Н.Е. Буторина, Е.Н. Кривулин [2, с.85]: «Полученные данные свидетельствуют, что высокий образовательный, профессиональный и социальный уровень родителей, а также удовлетворительные материально – бытовые условия не являются факторами препятствующими развитию асоциального и аддиктивного поведения у детей и подростков. Напротив, у подростков из формально благополучных семей отмечается склонность к злоупотреблению психоактивными веществами (наркотиками) и дезадаптивному поведению. Кроме того, структура семьи, отношения в семье и родительское воспитание в определенной мере приспосабливают нервно-психические механизмы и функции к воздействию внутренних и внешних условий и таким образом влияют на степень компенсации и декомпенсации адаптивных расстройств».

В связи со сказанным считаем возможным, в случаях,  когда речь идет о тяжелой, выраженной, умеренной степени органической психопатии, провести аналогию с особенностями конституциональной психопатией. А.Е. Личко  считал, что конституциональные  психопатии  проявляются  даже при самых благоприятных условиях воспитания. Что от микро-социально-психологической среды зависит только степень психопатии. [10]  Трудность, по его мнению, состоит при диагностировании органической психопатии умеренной степени. Часто бывает сложно отделить ее от акцентуаций характера подростка.

Все вышеизложенное дает достаточно оснований полагать, что ранняя резидуально-органическая церебральная недостаточность не является фактором риска приобщения к ПАВ (психоактивных веществ), однако она может препятствовать формированию и восстановлению компенсаторных механизмов головного мозга, а следовательно биологических и психологических стереотипов адаптивного функционирования [1, 2, с.89].  А значит быть одной из основных причин располагающих к формированию аддиктивного поведения детей и подростков.

Литература

  1. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. (руководство для врачачей). – Ростов – на Дону, 1997. — — с..202-215.
  2. Бохан Н.А., Буторина Н.Е., Кривулин Е.Н. Депрессивные реакции при пенитенциарной дезадаптации у подростков. – Челябинск: Издательство «ПИРС»,2006. – 264с.
  3. Буторина Н.Е. Резидуально-органический психосиндром в клинической психиатрии детского и подросткового возраста. – Челябинск: Изд-во АТОКСО,2008. – 192с.
  4. Гордова Т.Н. Отдаленный период закрытой черепно-мозговой травмы в судебно-психиатрическом аспекте. – М., 1973: 29-48.
  5. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей. – М., 1995: 354-388.
  6. Дмитриева Т.Б. Об итогах деятельности отрасли в 1996г и задачах на 1997 // Здравоохранение Российской Федерации. – М., 1997; 5: 3-9.
  7. Дмитриева Т.Б. Современные общебиологические подходы к оценке психопатий // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. – М., 1997; 5: 4-6.
  8. Дмитриева Т.Н. Динамика основных вариантов девиантного поведения у детей и подростов по данным клинико-динамического и клинико-катамнестического исследования // Социальная и клиническая психиатрия. – М., 1995; 1: 54-56.
  9. Костандов Э.А., Тальце М.Ф., Захарова Н.Н., Важнова Т.Н. Психофизические критерии психопатии возбудимого круга // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. – М., 1994; 5: 65-71.
  10. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. – М., 1983: 255 с.
  11. Личко А.Е., Иванов Н.Я., Озеровский С.Д. Об использовании ПДО для дифференциальной диагностики между психопатиями и акцентуациями характера // Патохарактерол. исслед. у подростков. – Л., 1981. – с. 28-31.
  12. Мелик-Мкртчан В.А. К вопросу о структуре и некоторых закономерностях формирования психопатоподобных состояний посттравматического происхождения // Проблемы судебной психиатрии. Органические поражения мозга. – М., 1965. – 125 с.
  13. Попов Ю.В. Лонгитудинальное изучение психопатий и психопатоподобных нарушений непсихотического характера // Психопатические расстройства у подростков. – Л., 1987; 8-11.
  14. Сосюкало О.Д., Ермолина Л.А., Волшин В.М. и  др. Психиатрические и наркологические аспекты профилактической и лечебно-оздоровительной помощи подросткам. – М., 1987: 65-67 с.
  15. Сухарева Г.Е. Лекции по психиатрии детского возраста. М., 1974: 99-120; 221- 229.
  16. Сухарева Г.Е. Спорные вопросы в определении понятия психопатии // Журнал невропатологии и психиатрии. – 1972. Вып №10. – с. 1516-1520.
  17. Фелинская Н.И. О некоторых спорных вопросах в проблеме психопатии // Журнал невропатологии и психиатрии, 1965, вып. 11. —  с. 1670-1678.
    Резидуально-органический психосиндром как предиктор аддиктивного поведения
    Written by: Калинина Наталья Васильевна, Буторин Геннадий Геннадьевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/13/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook