30 Окт

МОНИТОРИНГ САМОЧУВСТВИЯ НАСЕЛЕНИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ УПРАВЛЕНИЯ МИГРАЦИОННЫМИ ПОТОКАМИ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Введение

Методика управления и мониторинга миграционных потоков, включающую профессионально-композиционную модель поселения и пороговые характеристики поведения населения и трудовых ресурсов

В статье представляется часть замысла работы, выполненной большим исследовательским коллективом (Б.И.Хасан, Воронцова И.П., Григорьева Е.Г. С.Д. Красноусов и др.) в рамках исследовательского проекта «Методические подходы к мониторингу миграционных потоков для формирования системы управления качеством жизни населения регионов Сибири и развития дифференцированной территориальной политики страны», при финансовой поддержке РГНФ, проект №15-12-24008.

Особенностью разработки модели мониторинга стал отказ от прямого копирования зарубежных и российских моделей мониторинга целиком или целостных систем критериев, индикаторов и показателей как таковых.

Для российской действительности характерным является то, что с одной стороны, в научных подходах и нормативных правовых актов широко распространено использование термина «мониторинг», с другой, — использование термина сильно рассогласовано, что демонстрирует различные представления об объеме понятия «мониторинг» в различных областях научного знания, у законодателя и субъектов подзаконного правотворчества, а также населения. Однако разработка не претендует на теоретическое осмысление такого рода проблем. Для нас пределы представления знаний об оценке миграционных потоков определяются операциональностью этих знаний и методологическим обеспечением прикладного исследования оценки качества жизни.

В этой связи, необходим новый подход к разработке методов управления качеством жизни населения с учетом взаимообусловленности экономических и социально-психологических процессов.

Традиционные мониторинги и системы оценки качества жизни не сигнализируют о «порогах» поведения, ведущих к оттоку, притоку и закреплению их на территории. В итоге результаты управления миграционными потоками оказываются несбалансированными. Одной из причин является отсутствие изучения «пороговых» значений поведения населения и трудовых ресурсов и, как следствие, научно-обоснованных рекомендаций.

Заметим, что качество жизни населения выступает ключевым фактором новой миграционной политики. Однако использование понятия «качество жизни» предусматривает участие в оценке не только объективных факторов, таких как качество воды или воздуха, расстояние до курортов или наличие и доступность культурных учреждений, но и глубоко субъективных факторов, как, например, удовлетворённость отдельных индивидов своей жизнью [5, с. 11] или жизненных установок (чувства перспективы жизни, тип поселения), готовности к тактическим или стратегическим формам поведения, связанных с возможностями перемещений.

Фактический выбор того или иного представления о миграционных потоках задается способом решения задач, стоящих перед ученым или научным сообществом. Для авторов проекта было важным построить модель мониторинга, где в фокусе внимания находятся фокусы субъективного самочувствия [3, с. 109] и обнаружение влияния данных фокусов на принятии решения о миграции. Собственно такая модель и положена в основу мониторинга миграционных потоков. Обращение к теме мониторинга миграционных потоков обусловлено необходимостью построения междисциплинарного подхода к управлению трудовыми и человеческими ресурсами.

Опираясь на базовое положение о том, что мониторинг есть инструмент управления и необходим он для получения качественной и прогнозной информации для принятия управленческого решения, в основу методики управления была положена исследовательская модель, отражающая мотивацию поведения человека и стратегии выбора, на основе конструктивной психологии конфликта [3, с. 98].

В самой модели мы рассматриваем связь ключевых фокусов качества жизни, таких как экзистенциальность, гражданственность, потребление и продуктивность [3, с. 109].

Миграция и мобильность: необходимость различения

В рамках методического подхода к управлению, т.е. к принятию решений на основе работы с данными мониторинга, важно различить понятия «миграция» и «мобильность».

Мобильность – это способность приспосабливаться к новым обстоятельствам, условиям, техническим возможностям, месту. Термин социальная мобильность ввел П. Сорокин (1927 год) и писал, что это – любой переход индивида или социальной группы из одной социальной позиции в другую и далее различал мобильность и миграцию [2, с. 375].

Разновидностью горизонтальной мобильности служит географическая мобильность. Она подразумевает не изменение статуса или группы, а перемещение из одного места в другое при сохранении прежнего статуса. Примером может служить международный и межрегиональный туризм, переезд из города в деревню и обратно, переход с одного предприятия на другое. Если к перемене места добавляется перемена статуса, то географическая мобильность превращается в миграцию. Если деревенский житель приехал в город, чтобы навестить родственников, то это географическая мобильность. Если же он переселился в город на постоянное жительство и получил здесь работу, то это уже миграция.

В настоящее время людям много проще переезжать в пределах своего города, края, страны. Однако, также, существует такое понятие, как внутренняя миграция, то есть, например, когда человек фактически находясь на рабочем месте, перестаёт работать или «уходит» в пьянство, наркоманию и прочие формы аддиктивного поведения. Такое поведение, депривация и «уход», нередко повышает конфликтогенность обстановки в различных жизненных сферах, а, во многих случаях, также ведет к возникновению конфликтов – как внутренних, так и внешних, межличностных. Миграция, в общем, является хорошим маркером качества жизни в городе или в регионе в целом, однако, наряду с этим, очень сложно определить уровень именно «внутренней» миграции, а точнее готовности людей к миграции, будучи потенциально мобильными. Эта готовность может выражаться в различных факторах и сферах, на первый взгляд не имеющих отношения к самочувствию. «Внутренняя» миграция, вероятно, имеет латентное развитие, поэтому возникает опасность упустить благоприятный момент для предотвращения данного вида миграции и довести этот процесс до стадии, когда решить вопрос будет довольно затруднительно. И такое развитие ситуации будет неблагоприятно влиять не только на экономическую обстановку, наряду с другими видами миграции, но и на социальную сферу жизни, являя разнообразные конфликты, которые, вполне вероятно, будут не конструктивными, а, скорее, деструктивными по своему происхождению.

Обращение к мониторингу миграционных потоков востребует не только собственно отслеживания динамики перемещения населения, но и возможные (потенциальные) перемещения.

Теперь, сам термин мигра́ция (лат. migratio, от migro — перехожу, переселяюсь) используется в гуманитарных науках по отношению к различным объектам и предметам исследований. Например: миграция капитала (движение капитала от одного экономического субъекта к другому (чаще всего межотраслевое или межстрановое)); миграция населения (перемещения населения, связанные с переменой места жительства); трудовая миграция ( перемещение работоспособного населения, связанное с поиском постоянной или временной работы).

Одно из первых глубоких теоретических исследований в области миграции (1885 год) мы встречаем у английского учёного Э. Г. Равенштейна. Он, изучив миграционные процессы в Великобритании и Северной Америке, сформулировал одиннадцать миграционных законов, на которых впоследствии базировались многие теории в области миграции.

Любопытно, что для 20 века уже становится актуальной экзистенциальная миграция — концепт, возникший в результате феноменологических исследований жизни добровольных мигрантов, оставивших свои дома исключительно из желания жить в чужой стране. Целью такой миграции является, в сущности, познание неких аспектов человеческого бытия, которые не могут быть познаны другим путём. Исследования, проведённые посредством интервьюирования, выявили ряд мотивов, лежащих в основе этого: стремление более полно реализовать свой потенциал, стремление к свободе и независимости, открытость новому опыту, восприятие свой инаковости как стимула к расширению самосознания. Среди этой группы людей наблюдается отчётливое предпочтение всего странного и чужеродного всему знакомому и традиционному[3, с. 127].

 Во всех этих случаях «перемещение» может происходить без каких-либо заметных изменений социального положения индивида в вертикальном направлении. В этом контексте и важно различить понятия «миграция» и «мобильность».

Согласно проектной гипотезе, люди, которые не удовлетворены каким-либо аспектом жизни, чувствуют в нем «напряжение», испытывают депривацию. Определенный уровень депривации может подвигнуть индивида на миграцию, как внешнюю, так и внутреннюю (то есть, без переезда, но некий «уход в себя», даже без изменения места работы, учебы и т.п.). Термин «относительная депривация» был использован вслед за Т. Гарром [1, с. 61].

Особенности инструмента мониторинга

Гипотеза об относительной депривации делает акцент на восприятии депривации: люди могут испытывать субъективное ощущение депривации относительно своих экспектаций, даже если объективный наблюдатель не заподозрит, что они чего-то желают. Отноcительная позиция индивида может корениться в условиях его собственного прошлого, в абстрактном идеале или стандартах, сформулированных лидером. Нужно также отметить, что ценностные экспектации определяются по отношению к законным ценностным позициям, означающим, что люди убеждены в своем праве на получение или поддержание не только того, на достижение чего они едва надеются. Будучи выраженным с социальной или экономической точки зрения, базис, на котором индивид формирует свои экспектации, есть ощущение того, чем он полноправно владеет. Источником ощущения права может быть то, чем пользовались предки человека, то, чем он сам обладал ранее, что приписывает ему традиция и его позиция по отношению к другим членам общества.

В силу того, что мы имеем дело с субъективными параметрами, это сразу вызывает сложности в их измерении. Поэтому при измерении депривации в какой-либо коллективности используется средняя величина характеристики, относительно которой возникает или не возникает депривация. Во-вторых, для определения этой средней величины характеристики используется метод интервью либо опрос, которые необходимо составить так, чтобы максимально четко определить пороговую характеристику. Безусловно, процессы, происходящие в обществе намного сложнее описывать, определять их причины и прогнозировать развитие, нежели психические процессы индивида. Поэтому все пороги, страты и группы определяются приблизительно и, чем больше группа, тем сложнее определять пороговые характеристики и тем чаще получаются противоречивые данные.

Замысел мониторинга предполагает методологию оценки, которая учитывает возрастную специфику [8, с. 607]. Так, например, молодое население определятся относительно своих возможностей получения образования и статуса, учитывая, при этом, возможности близких, т.е. относится к качеству жизни через возможности родителей и перспективы.

В следующей возрастной группе (те, кто вышел на рынок труда) субъективное самочувствие определяется через возможность реализовать себя как субъекта в гражданском, экономическом и политическом контексте.

Потенциал следующего поколения характеризуется через оценку вершины жизни и проявляется в переживании возможности вкладов в будущие поколения.

В целях проверки работоспособности разработанной модели, мы отказались от варианта включения нескольких групп в выборку нашего исследования и остановились на этом этапе на молодежи, представленной студентами высшего учебного заведения старших курсов. Этот выбор обусловлен тем, что будущие выпускники университетов имеют хорошие перспективы для профессионального, карьерного, творческого роста. Популяризация образования в стране предполагает рост экспектаций по поводу своей будущей жизни у участников этой группы населения. Молодой возраст участников выборки предполагает, что наши респонденты еще только планируют реализовать себя во всем многообразии жизненных аспектов, начиная от построения карьеры и заканчивая созданием семьи. Также у членов нашей выборки возраст подразумевает высокую вероятность миграции даже в пределах региона, так как в главные вузы региона приезжают учиться со всего края, и это подразумевает, что часть студентов, получив документ, подтверждающий их квалификацию, может вернуться в родной населенный пункт или легко принять решение о переезде куда-либо. Регион всегда будет нуждаться в появлении на рынке труда квалифицированных специалистов в различных областях, поэтому определение субъективных ожиданий от этой группы населения является важным критерием для сохранения стабильной ситуации в регионе.

В опросе приняли участие юноши и девушки выпускного курса педагогического университета города Красноярска. Такая выборка обеспечивает достаточную ее репрезентативность для нужд нашего исследования [53, с. 22], так как это первая апробация функционирования разработанной нами исследовательской модели.

В основу сбора данных для мониторинга положен анкетный опрос. Какие основные пороги самочувствия важны для измерения? На наш взгляд это, прежде всего, самочувствие своих собственных ресурсов в разных сферах жизни, в тех, которые положены нами в модели как фокусы: гражданственный, производительный, потребительский и экзистенциальный.

Собственно этим положением и необходимостью достижения конструктной и прогностической валидности обоснован конструктный шаг, на котором были разработаны следующие шкалы измерения самочувствия:

это для меня неважно и неактуально;

это для меня важно, и я этого достиг;

это для меня важно, но я не вижу возможности достижения;

это для меня важно, и есть возможности достижения;

это для меня важно, но возможно только в других условиях.

Высокие значения по параметрам важности для человека, но либо не возможности достигнуть или только в других условиях может сигнализировать о намерениях покинуть территорию или то место, относительно которого возникает вопрос о возможной «миграции».

Кроме того, в качестве измерительной шкалы была использована модификация семантического дифференциала. Ниже, в качестве примера, представлены несколько вопросов из анкеты.

Чувствуете ли Вы свои возможности для вкладов? Справа от каждого пункта находится шкала оценки. Отметьте на шкале, в какой степени Вы чувствуете свои возможности для вкладов в различные сферы. Для этого обведите кружком цифру «9», если Вы в полной мере чувствуете свои возможности. Если абсолютно не чувствуете возможности, то обведите кружком цифру «1». Другие цифры означают промежуточные степени.

 

1.В гражданскую сферу (осуществление конституционных прав и свобод)

 

Не чувствую возможностей для своего вклада 1 2 3 4 5 6 7 8 9 В полной мере чувствую возможности для своего вклада
2. В профессиональную деятельность Не чувствую возможностей для своего вклада 1 2 3 4 5 6 7 8 9 В полной мере чувствую возможности для своего вклада
3.В собственное самочувствие Не чувствую возможностей для своего вклада 1 2 3 4 5 6 7 8 9 В полной мере чувствую возможности для своего вклада
4.Затрудняюсь ответить      

 

Готовы ли Вы тратить свои ресурсы и время на благо? Отметьте на шкале, в какой степени Вы готовы тратить свои ресурсы и время в различные сферы жизни и деятельности. Для этого обведите кружком цифру «9», если Вы в полной мере готовы. Если абсолютно не готовы, то обведите кружком цифру «1». Другие цифры означают промежуточные степени.


 

1.Семьи Совершенно не готов(а) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Готов(а) в полной мере
2.Общественной организации Совершенно не готов(а) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Готов(а) в полной мере
3.Профессионального сообщества Совершенно не готов(а) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Готов(а) в полной мере
4.Политического объединения Совершенно не готов(а) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Готов(а) в полной мере
5.Религиозной организации Совершенно не готов(а) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Готов(а) в полной мере
6.Затрудняюсь ответить      

Предложения об участии в исследовании делались посредством электронной почты. Часть людей проигнорировала предложение, некоторые отказались в ответе. Анкета была расположена в сети, на основе сервиса Google Forms, сервиса компании Google, который позволяет составлять различные тесты, анкеты и опросники, а также собирать и хранить результаты опросов, работать как в сети, так и загружая результаты на свой компьютер. Анкетирование было анонимным, что так же должно было обеспечить большую искренность в ответах респондентов. На работу с анкетой испытуемым отводились сутки, что позволяло им не торопясь отвечать на вопросы.

Обсуждение результатов

Одним из главных вопросов для исследования был вопрос «Насколько уместным Вы чувствуете себя на территории (той местности, в которой живете)?». Так как целью была возможность определения вероятности миграции людей из региона или даже страны, то вопрос о чувстве уместности нахождения на данной территории должен вызывать непременный интерес. По результатам анкетирования, больше трети респондентов считают данный регион, город своим домом и, вероятно, в будущем, домом своих детей (рисунок 1).

Рисунок 1. Субъективная оценка своей уместности на данной территории

6% ответивших респондентов чувствует в себе силы изменить возможности территории. 23% респондентов указали, что важность того, чем они занимаются выше, чем важность того места, где они находятся. Это, возможно, связано с тем, что значительное внимание в субъективном самочувствии уделяется продуктивному фокусу, благодаря которому эти респонденты реализуют свои жизненные цели. Предположительно, респонденты считающие важность своих занятий выше важности места, где они прибывают, будут вероятнее уходить в экзистенциальную, внутреннюю миграцию при невозможности достижения улучшения субъективного самочувствия по какому-либо фактору.

В рамках мониторинга целесообразно обращать внимание на следующие варианты ответов «Возможности территории ограничены, но я намерен(а) их изменять», «Место терпимо, но для детей и внуков хотелось бы другого», «Вполне уместен, это мой дом», т.к. именно они подразумевают, что люди остаются в пределах региона в ближайшем будущем и их субъективное чувство невозможности вкладов в жизненные фокусы, предположительно, будет выражаться в «уходах», т.е. внутренней, экзистенциальной миграции. Ниже в таблице представлено распределение ответов «Это для меня важно, но я не вижу возможности достижения».

Таблица 1.

Распределение ответов «Это для меня важно, но я не вижу возможности достижения» в фокусах субъективного самочувствия.

Сфера жизнедеятельности Процент ответов «Это для меня важно, но я не вижу возможности достижения», %
Гражданский фокус 24,51
Продуктивный фокус 11,46
Потребительский 14,3
Экзистенциальный 15,03

Кроме того, можно предположить, что, чем лучше субъективное самочувствие респондента на данной территории, в данных условиях, тем вероятнее он примет решение остаться, даже, если другие группы, такие как профессиональное сообщество или, например, религиозная община декларируют смену каких-то ориентиров. Несомненно, что окружающие индивида люди, группы, в которых он находится по долгу работы, обстоятельств и по собственному выбору, влияют на взгляды и принятие решений. Но для людей, опирающихся в первую очередь на свое субъективное самочувствие, это будет не так значимо, как для тех, кто недостаточно верит в свои возможности что-то изменить в жизни, вообще в то, что жизнь можно изменить. Вполне вероятно, что такие люди, опирающиеся в принятии решений на себя в первую очередь, сами могут стать ориентиром для других, как в своем окружении, так и в профессиональной, научной, творческой среде. Для развития региона в различных аспектах именно субъективное самочувствие таких людей, оцениваемое как благоприятное по всем фокусам, является одним из важных моментов. Наличие необходимых условий для пребывания и творчества таких людей на территории региона должно благоприятно сказываться на его развитии, обновлении и устранении устаревших культурных, экономических, производственных и общественных форм, так как общество движут немногие, способные на это индивиды.

В вопросе об ожиданиях от жизни в целом, о благоприятных или тревожных перспективах 55% респондентов отметили, что у них присутствуют сомнения, что жизнь сложится удачно. Можно предположить у респондентов наличие признаков депривации. Это, однако, не стоит однозначно воспринимать, как пессимистичный настрой и неверие в свои силы. Данный факт, скорее, говорит о реалистичном взгляде на будущее, в котором много неопределенности. Молодой возраст респондентов, с одной стороны, позволяет им с оптимизмом и надеждой смотреть в будущее, но, с другой стороны, та же неизвестность разумно вызывает сомнения. И все же, 39% опрошенных довольно уверенно смотрят в завтрашний день и видят благоприятные перспективы.

Заключение

В статье были представлены методы оценки возможных и целесообразных для учета и использования в исследованиях региональных проблем субъективного самочувствия населения.

Апробация разработанной модели субъективного самочувствия, в результате которой определилась возможность дальнейшей разработки с последующим использованием в более масштабных исследованиях.

Анкета, лежащая в основе мониторинга на основе модели субъективного самочувствия, позволяет выявить характеристики самочувствия по различным фокусам и выделить места (аспекты фокусов) в которых имеется некое «напряжение» или предпосылки к таковому.

 По результатам апробации были отмечены высокие уровни субъективного самочувствия по всем фокусам и, при этом, большая часть респондентов отмечает данную территорию, как уместную для проживания себя и своих детей в будущем. Ожидания субъективно достаточного уровня развития в отношениях, творчестве, различных видах деятельности, а также чувство достаточной защищенности способствуют продолжению развития жизни респондентами в данном городе, регионе в перспективе как минимум на 5-7 лет. Такие высокие показатели субъективного самочувствия должны также говорить о том, что уход во внутреннюю миграцию, которая в нашем исследовании имеет большее значение, нежели внешняя, довольно маловероятен. Для возможности выявления «внутренних мигрантов» более точно требуется дальнейшая разработка модели, учитывающая влияние субъективных напряжений на самочувствие в целом.

Вопрос о выявлении зависимостей между различными аспектами жизненных фокусов частично ограничивался анонимностью анкеты. В данном контексте, а также в контексте пробы инструмента, мы не ставили себе целью выявить как можно больше зависимостей между различными аспектами субъективного самочувствия. В дальнейшем возможна разработка направления о взаимной связи самочувствия по различным аспектам и их зависимость с другими величинами, влияниям напряжений различных фокусов не только на самочувствие в целом, но и на другие фокусы.

Также, в силу небольшой выборки, мы не получили каких-либо явных зависимостей по статистическим критериям, что тоже является ограничением апробации и требует дальнейшего развития при продолжении работы. Возможно получение значимых статистических зависимостей в дальнейшем при увеличении выборки, что может задать новые направления во всем комплексном исследовании по данному вопросу.

В перспективе результаты могут быть использованы органами власти для мониторинга и оценки уровня жизни населения, его ожидания в различных областях. Зная факторы, которые влияют на миграцию, можно разработать методы по ее снижению и предотвращению, улучшив параметры уровня жизни на отдельно взятой территории, что позволит стабилизировать общество, улучшив экономическую обстановку в стране.

Понимание и нахождение способов улучшения субъективного самочувствия людей является одной из актуальных задач, как для управляющих общим курсом развития страны во всех областях, так и для теоретиков и практикующих специалистов в различных сферах.

Список литературы:

  1. Гарр Т. Р. Почему люди бунтуют. – СПб.: Питер, 2005. – 461 с.
  2. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. — М.: Политиздат, 1992. — 543 с.
  3. Профессионально-структурные и психологические аспекты модели управления и мониторинга качества жизни в регионе / ВоронцоваИ.П., Новопашина Л.А., Хасан Б.И. – Краснояр.: СФУ, 2015. – 152 с.
  4. Урри Д. (2012) Социология за пределами обществ: виды мобильности для XXI столетия. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 336 с.
  5. Чиксентмихайи М. В поисках потока: Психология включенности в повседневность. Пер. с англ.- 4-е изд.- М.: Альпина нон-фикши,2015.- 194с.
  6. Northern Territories Residents’ Quality of Life: Interrelated Parameters of Subjective Larisa A. Novopashina and Boris I. Khasan // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. Supplement (2015 8) 262-277
  7. Novopashina L. A., Vorontsova I.P., (2014). Can the Assessment of Quality of Life be a Landmarkin Development of a Region? Журнал Сибирского федерального университета. Серия: Гуманитарные науки. Т. 7. № 12. С. 2143-2151.
  8. Novopashina L.A., Khasan, B.I., Conflict Situation and its Manifestation in Assessment of Quality of Life. // Журнал Сибирского федерального университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2014. Т. 7. № 4. — С. 597-608.
    МОНИТОРИНГ САМОЧУВСТВИЯ НАСЕЛЕНИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ УПРАВЛЕНИЯ МИГРАЦИОННЫМИ ПОТОКАМИ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ
    В статье представлены некоторые результаты апробации мониторинга самочувствия населения как методики управления миграционными потоками. Необходимость различения понятий «миграция» и «мобильность», обсуждение специальным образом сконструированных шкал анкеты и данных, полученных этим способом, является целью статьи. Созданный инструмент мониторинга на основе модели субъективного самочувствия позволяет качественно определить самоощущение, самочувствие в различных сферах жизни. Одна треть опрошенных респондентов является выявленной прогнозной характеристикой миграции.
    Written by: Новопашина Лариса Александровна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/17/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.10.16_31(2)
    Available in: Ebook