25 Авг

Исследование ценностей северных и южных осетин методом Ш. Шварца.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Введение. Ценности, по мнению многих современных психологов, являются базовыми психологическими характеристиками, влияющими на особенности жизнедеятельности не только отдельной личности, но и этнической общности. Различные аспекты ценностей осетин прямо или косвенно изучались преимущественно в рамках исторических наук, таких как этнология, археология, культурология, этнопедагогика и др.. В этом контексте колоссальное значение представляют труды осетиноведов: Бзарова Р.С. [1], Газдановой В.С. [2], Калоева Б.А. [5], Магометова А.Х. [9], Уарзиати В.С. [16], Цаллаговой З.Б. [17], Хадиковой А.Х. [18]. Значимость теоретических построений и богатого фактологического материала чрезвычайно высока. Подобные изыскания позволяют взглянуть на современность через призму прошлого исторического опыта. Между тем остаются открытыми вопросы по поводу критериев для дифференциации ценностей. Кроме того, существует вероятность их зависимости от субъективной позиции автора. Также за пределами внимания исследователей часто остаются психические явления, происходящие в настоящем, что, в свою очередь, затрудняет их прогнозирование. Современная психология располагает надежными средствами, способными обнаружить и измерить ценностные ориентации. Использование психометрически обоснованных методик, позволяет повысить объективность изучаемых феноменов.

Описание инструментария. К одному из наиболее объективных методов изучения ценностей, к тому же имеющих наиболее высокий уровень научного обоснования в психологии, относится инструментарий Ш.Шварца. Автор определяет ценности как желаемые надситуационные цели, варьирующиеся по важности и служащие руководящими принципами в жизни людей, представляющие собой стратегические жизненные цели и общие мировоззренческие ориентиры [6].Опираясь на материалы предыдущих исследователей, а также на религиозные и философские труды, посвященные ценностям разных культур, он развил новый теоретический и методологический подход. Ученый исходит из того, что базовые человеческие ценности, обнаруживаемые во всех культурах, в том числе этнической, являются производными от универсальных потребностей человеческого существования: биологические потребности, необходимость координации социального взаимодействия и требования функционирования группы. Исходя из данной систематизации, исследователь выделяет 57 частных ценностей: 27 из них характеризуют стратегические жизненные цели, и 30 — общие мировоззренческие ориентиры. Кроме того, автор группирует 57 позиций в 10 типов ценностей.

Применение обсуждаемой методики во Владикавказе и Цхинвале позволило обнаружить данные, иллюстрирующие уникальный ценностный профиль северных и южных осетин. В исследовании принимали участие, 64 северных и 73 южных осетин в возрасте от 17 до 40 лет.

Приоритеты ценностей у северных осетин. В рассматриваемой таблице 1 наиболее информативными являются четыре приоритетные ценностные позиции северян. Как видим, они все приближены к числовой отметке «5» — полных баллов из семи возможных.

Таблица 1

Иерархия типов ценностей у северных осетин

 

 

Типы ценностей

 

Средние баллы

(из 7 возможных)

1 БЕЗОПАСНОСТЬ (безопасность и стабильность общества, отношений и самого себя) 5,12
2 ДОБРОТА (сохранение и повышение благополучия близких людей) 4,94
3 САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ (самостоятельность мысли и действия) 4,86
4 ДОСТИЖЕНИЕ (личный успех в соответствии с социальными стандартами) 4,84
5 КОНФОРМНОСТЬ (сдерживание действий и побуждений, которые могут навредить другим и не соответствуют социальным ожиданиям) 4,76
6 ГЕДОНИЗМ (наслаждение или чувственное удовольствие) 4,6
7 УНИВЕРСАЛИЗМ (понимание, терпимость и защита благополучия всех людей и природы) 4,47
8 ТРАДИЦИИ (уважение и ответственность за культурные и религиозные обычаи и идеи) 4,07
9 ВЛАСТЬ (социальный статус, доминирование над людьми и ресурсами) 4
10 СТИМУЛЯЦИЯ (волнение и новизна) 3,7

Особо важна позиция «Безопасность», возглавляющая четверку, предполагающая не только личную, но и общественную безопасность. Ценность «Доброта» включает в себя сохранение и повышение благополучия близких людей. Две замыкающие четверку ценности «Самостоятельности» и «Достижения» выражены практически одинаково.

Приоритеты ценностей у южных осетин. Как видно из таблиц 1 и 2, лидирующие ценности у южан и северян в значительной степени сходны. У южных осетин, как и у северных, в первой четверке присутствуют: «Безопасность», «Доброта» и «Достижения». Лишь «Самостоятельность» выпадает за пределы приоритетных позиций. На смену ей приходит «Конформность».

Таблица 2 

Иерархия типов ценностей у южных осетин

 

 

Типы ценностей

 

Средние баллы

(из 7 возможных)

1 БЕЗОПАСНОСТЬ (безопасность и стабильность общества, отношений и самого себя) 5,51
2 ДОБРОТА (сохранение и повышение благополучия близких людей) 5
3 ДОСТИЖЕНИЯ (личный успех в соответствии с социальными стандартами) 4,82
4 КОНФОРМНОСТЬ (сдерживание действий и побуждений, которые могут навредить другим и не соответствуют социальным ожиданиям) 4,76
5 УНИВЕРСАЛИЗМ (понимание, терпимость и защита благополучия всех людей и природы) 4,66
6 САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ (самостоятельность мысли и действия) 4,49
7 ГЕДОНИЗМ (наслаждение или чувственное удовольствие) 4,4
8 ТРАДИЦИИ (уважение и ответственность за культурные и религиозные обычаи и идеи) 4,04
9 СТИМУЛЯЦИЯ (волнение и новизна) 3,67
10 ВЛАСТЬ (социальный статус, доминирование над людьми и ресурсами) 3,57

Лидерство личной и общественной «Безопасности» в обеих выборках является для исследователей тревожным сигналом, поскольку указывают на ослабленность чувства безопасности. Ранговые и количественные характеристики этой ценности в нашем исследовании —  5,21, и 5,5 баллов из 7 возможных актуализируют вопросы психологической травмированности населения. Данный феномен обследован и изложен нами в предыдущих публикациях [13, c.178]. Выявлено, что среди 35% южных и 30% северных осетин обнаруживаются нарушения, превышающие средний порог психотравмированности. Стрессовые расстройства проявлены у 13 % северян и 10 % южан. Хорошо адаптированные, то есть те, у кого отсутствуют психологические нарушения, связанные с психотравмой, на юге и севере составляют всего 1,3% и 1,6% соответственно.

Опираясь на результаты предыдущего исследования Коржовой Е.Ю. [7, c.34], полагаем, что приоритетные позиции «Доброты» сказываются не только на проявляемой вовне заботе о сохранении и повышении благополучия близких людей, но и ожидании ее от других. К кругу близких людей, прежде всего, относится семья. Эта ценность тесно перекликается с результатами наших предыдущих исканий, где с помощью рисунков собственной жизни выявлена распространенная семейная ориентированность осетин. Восприятие своей индивидуальной жизни здесь часто сопряжено со значимостью семьи и рода [12, 14].

Проявленная как важная у северян «Самостоятельность», сменяется «Конформностью» у южан. Данный феномен предполагает сдерживание действия и побуждений, которые могут навредить другим и не соответствуют социальным ожиданиям. При этом «Конформностью» сопровождается ценность «Достижения» указывающая на  значимость личного успеха.

Интерес исследователей вызывает более низкий ранг и значительно более низкий «вес» «Самостоятельности» на юге, чем на севере (см. таблицу 3). Ш. Шварц указывал на то, что эта ценность производна от потребностей в самоконтроле и самоуправлении, а также потребностей в автономности и независимости. Можно полагать, что для южан эти личностные особенности менее актуальны. Несмотря на относительно недавно обретенную государственную независимость, южане не торопятся к самоконтролю и самоуправлению, к личной и общественной автономности и независимости. Полагаем, что наряду с другими факторами это связано со значительной психотравмированностью населения, обсуждаемую выше.

Сравнительный анализ ценностей осетин. Южане значительно больше ощущают дефицит безопасности, чем северяне (см. таблицу 3). Столь высокую ее интенсивность (5,5 из 7 возможных), прежде всего, может питать внешняя угроза, которой подвергались жители Южной Осетии на протяжении многих лет. Подкрепляет данное мнение наибольшая, чем для севера, актуальность частной ценности «национальная безопасность», предполагающая защищенность своей нации от врагов (см. табл. 3). На предыдущем этапе исследования также было выявлено, что для молодежи (17–20 лет) и более взрослого поколения (21–40 лет) жителей Южной Осетии «очень важным» руководящим принципом жизни (является национальная безопасность — 6,45 и 6 баллов соответственно из 7 возможных. Причем для молодежи безопасность гораздо важнее. [15, с.184].

Таблица 3

Значимые различия типов и частных ценностей у северных и южных осетин

Типы ценностей и частные ценности,

по которым обнаружены значимые различия

 

Северная Осетия

средние баллы

(из 7 возможных)

Южная Осетия

средние баллы

(из 7 возможных)

P

(вероятность ошибки)

Самостоятельность (самостоятельность мысли и действия) 4,85±0,12 4,5±0,11 0,037
Безопасность (безопасность и стабильность общества, отношений и самого себя)  

5,12±0,12

 

5,51±0,1

0,017
Социальная сила (контроль над другими, доминантность) 3,06±0,29 1,95±0,28 0,007
Креативность (уникальность, богатое воображение) 4,53±0,2 3,8±0,2 0,015
Авторитет (право быть лидером или командовать) 3,93±0,28 3±0,27 0,022
Национальная безопасность (защищенность своей нации от врагов) 5,13±0,2 6,19±0,13 0,000
Самоуважение (вера в собственную ценность) 5,4±0,14 5,8±0,11 0,015

Исходя из таблицы 3, некоторые частные ценности на юге менее востребованы, такие как: социальная сила (контроль над другими, доминантность), креативность (уникальность, богатое воображение), авторитетность (право быть лидером или командовать). Значительно более актуальны ценности: национальная безопасность и самоуважение (вера в собственную ценность). Несмотря на различия, ценность самоуважения высока и в Северной Осетии — она занимает 4-ую позицию из 29-ти возможных. Высокий ранг самоуважения указывает на ослабленную веру в собственную ценность и на юге, и на севере.

Ослабленная индивидуальная значимость сопровождается распространенной пассивной жизненной позицией, при которой личная «включенность» в построение собственной жизни снижена. Это проявляется в том, что человек в меньшей степени осознает свой «вклад» в причины сложных жизненных ситуаций и влияние на их последствия. Для активной жизненной позиции характерна «включенность» в построение собственной жизни, восприятие себя субъектом жизненной ситуации, осознание своей способности воздействовать на причины жизненных ситуаций и на их последствия [8].

Анализ меры активности жизненной позиции на предыдущем этапе исследования обнаружил ее значимо большую выраженность у северян (p<0,02) [7, с.34]. Кроме того, Коржова Е.Ю., сравнивая ценностную систему респондентов юного возраста (17 – 21 год) указывает, на то, что «в юности, при сходстве базовых ценностей, соотносимых с желанием мира и покоя, северные осетины несколько более ориентированы на ценности «я», тогда как южные – на традиционные социальные ценности».  

Модель соотношения ценностей по Ш.Шварцу. Теоретическое обоснование обсуждаемой концепции и собственные эмпирические данные привели Ш.Шварца к выводам о том, что предложенные ценности находятся в динамическом соответствии между собой. Образуя круг, каждая из них дополняет соседствующие, характеризуя совместимые мотивационные категории. Чем дальше друг от друга расположены ценности, тем более вероятно конфликтное взаимодействие. Те ценности, которые находятся напротив друг друга, являются противоречивыми [4, с.132; 3, с.5].

Десять ценностных категорий, в свою очередь, образуют четыре попарно противоречащих друг другу блока ценностей.

  • Первая пара: самотрансцендентностьсамовозвышение отражают отношения личности к другим людям. [Жарова 2009].
  • Второе измерение открытость к изменениям – консерватизм характеризует отношение личности к риску.

Модель соотношения приоритетных ценностей у северных осетин. Если отметить доминирующие ценности северных осетин на предложенном Ш.Шварцем круге, то получим следующее изображение (см.рис.1).

Рис 1. Модель соотношения приоритетных типов ценностей у северных осетин.

Как видно из рисунка, каждый из приоритетных типов ценностей включен в разные блоки. Самотрасцендентность у северян представлена заботой о благосостоянии других людей. Не обязательно, при этом, она сопровождается их принятием. Это следует из того, что ценность универсализма по иерархии и по «весу» значительно выходят за пределы приоритетных.

Самовозвышение также присутствует в системе ценностей владикавказцев и представлено важностью социально одобряемого личного успеха. Между тем они не стремятся доминировать над другими людьми, поскольку власть для них не представляет ценности и находится на самой последней позиции.

Открытость изменениям проявляется у опрошенных в виде стремления к  независимым мыслям и действиям при ослабленном желании перемен, поскольку ценность стимуляции (волнения и новизна) малоинтенсивна.

Консерватизм проявлен только высокой значимостью безопасности, стабильности. Такие же составляющие консерватизма, как самоограничение и поддержание традиций, значительно менее выражены.

Из сказанного следует то, что среди наиболее востребованных ценностей имеются противоречия: стремление к безопасности может вступать в конфликт с тенденцией самостоятельности, а забота о других людях – со стремлением к личному успеху. Подобный расклад феноменов может провоцировать как внутриличностные, так и внутрисубэтнические ценностные конфликты. Под субэтносом понимаем компактно проживающее сообщество людей, которые принадлежат к большему народу (этносу), но отличаются особенностями своей культуры и осознают это отличие. Субэтническая группа имеет самоназвание, а её члены испытывают двойственную принадлежность — к этносу и субэтносу одновременно. [21] Северяне и южане являются представителями разных субэтносов осетинского этноса.

Между тем полученная «вертушка» является благоприятной платформой для толерантного взаимодействия с самыми разными культурами, поскольку содержит в себе элементы четырех основных универсальных для всех этнических культур блоков  ценностей.

Кроме обсужденных критериев исследователи делят данный круг на две половины: правую и левую, представляющие собой коллективистские и индивидуалистские ценности соответственно (см. рис.1, рис.2) [20, p.41; 19, p.878; 4, с.132; 3, с.5]. Две половины двухмерного пространства на рисунках 1 и 2 составляют коллективно- и индивидуально-ориентированные мотивации. Расположенные справа категории: универсализм, доброта, традиции, конформность и безопасность — выражают коллективные интересы. Те из них, которые расположены слева: самостоятельность, стимуляция, гедонизм, достижение и власть — выражают индивидуальные интересы. Коллективно- и индивидуально ориентированные ценности представляют собой наиболее глубокую или базальную структуру системы ценностей [3, c.5].

Основной смысл индивидуализма состоит в том, что человек принимает решения и действует в соответствии со своими личными целями, предпочитая их целям общественным. «Я» определяется в индивидуалистических культурах как независимая, способная выжить вне группы единица, а индивиды – как базовые единицы социального восприятия. [Стефаненко 2009:3].

Основной смысл коллективизма – приоритет интересов группы над личными. Коллективист заботится о влиянии своих решений и действий на значимое для него сообщество. «Я» определяется с точки зрения группового членства, социальная идентичность является более значимой, чем личностная, а базовыми единицами социального восприятия служат группы [11].

Как видим, у северян приоритетные ценности включены как в коллективистскую группу, так и индивидуалистскую. Коллективистски- ориентированные доминирующие ценности, представлены безопасностью и добротой, индивидуалистские — достижением и самостоятельностью. Полагаем, что подобная двойственность является также благоприятной основой для толерантного межэтнического взаимодействия как с культурами коллективистского, так и индивидуалистского типов.

Модель соотношения приоритетных ценностей у южных осетин. Рассмотрим, круг ценностей южных осетин (рис.2.).

Рис 2. Модель соотношения приоритетных типов ценностей у южных осетин.

Как видим, ценностный профиль южан более сглажен, чем у северян. Конфликтоген содержит в себе лишь одна пара – доброта и достижения. Эти ценности являются конкурирующими. Тем не менее, конфликт в паре сглажен соседствующим с добротой конформностью и безопасностью. Приоритетные ценности «безопасность, конформность и доброта» находятся в гармоничном единстве. Полагаем, что ценностный профиль у южных осетин менее конфликтен, чем у их северных братьев. Кроме того, ценности южных осетин имеют более коллективистское содержание, чем у северных. В пользу данного аргумента указывают и значимые различия. Здесь «безопасность», представляющая один из признаков коллективизма более выражена у южан, самостоятельность же, являющаяся одним из признаков индивидуализма, менее выражена.

Ценность «доброты» наиболее стабильна и схожа с ее значимостью для северян. В условиях опасности человек склонен искать ресурс в ближайшем окружении. Как правило, это семья. Вероятно, это один из факторов обусловливающих значимость «доброты» для осетин, предполагающей заботу о сохранении и повышении благополучия близких людей, причем как самим проявляющих заботу, так и ожидание ее от других. Кроме указанного обстоятельства доброта, вероятно, является этнокультурной особенностью осетин, исторически обусловленной, связанной с единением и ориентированностью на семью, род.

Отношение к людям. Как видим, каждый из приоритетных типов ценностей представляет разные блоки. Самотрасцендентность у южан представлена заботой о благосостоянии других людей, не обязательно при этом она сопровождается принятием других людей, поскольку ценность универсализма по иерархии и по «весу» значительно выходят за пределы приоритетных. Самовозвышение также присутствует в их системе ценностей и представлено важностью социально одобряемого личного успеха. При этом цхинвальцы не стремятся доминировать над другими людьми, поскольку ценность власти находится на самой последней позиции, наименее значима.

Отношение к риску. Открытость изменениям у южных осетин чрезвычайно умерена. У них ослаблены: стремление к независимым мыслям и действиям; желание перемен. При этом высоко значимы такие элементы консерватизма как безопасность, стабильность, и самоограничения. Поддержание традиций у южан, как и у северян, слабо выражены.

Выводы. Изложенный материал позволяет сделать следующие выводы.

  • У северных и южных осетин, в значительной степени подорвано чувство безопасности общества, отношений и самого себя. Этот факт обусловливает наиболее высокая ценность безопасности как личной, так и общественной. Причем, у южных осетин она гораздо более выражена, чем у северных. Полагаем, что у северян это чувство связано большей частью с социальными и социально-экономическими условиями существования. У южан же, в том числе, и с социально-политическими обстоятельствами.
  • Доброта, предполагающая проявление заботы о сохранении и повышении благополучия близких людей, а также ожидание ее от других, является наиболее значимой ценностью по приоритетности и по «весу» для северян и южан в одинаковой степени. Это обусловливается, с одной стороны, тем, что семья является источником ресурса в условиях опасности и распространенной психотравмированности. Кроме того, доброта, вероятно, является этнокультурной особенностью осетин, исторически обусловленной, связанной с единением и ориентированностью на семью, род.
  • У северных и южных осетин ослаблена вера в собственную ценность, поскольку самоуважение имеет высокий ранг в иерархии частных ценностей.
  • Ценности северных осетин содержат в себе конкурентные факторы, что повышает вероятность как внутриличностных, так и внутрисубэтнических противоречий.
  • Ценности южных осетин более «сглажены», чем у северных, то есть менее подвержены ценностным личностным и внутрисубэтническим противоречиям.
  • Этническую культуру северных осетин в рамках данной концепции не следует причислять ни к разряду коллективистичных, ни индивидуалистичных. Она в значительной степени содержит в себе признаки обеих составляющих ценностной структуры, подвержена их влиянию.
  • Южные осетины являются чуть в большей степени, чем северные коллективистично-ориентированными. На это указывает ряд прямых и косвенных факторов. Среди них как приоритетные типы ценностей преимущественно коллективистской направленности, так и значимые различия по коллективистским частным ценностям в пользу южан и индивидуалистским в пользу северян.
  • Полученный порядок ценностей северян является благоприятной платформой для толерантного межэтнического взаимодействия как с культурами коллективистского типа, так и индивидуалистского, поскольку включает в себя признаки обеих составляющих базальной структуры системы ценностей.
  • Различия по весу в перечисленных частных ценностях, а также предыдущие результаты исследования указывают на более низкий уровень самоуважения, тенденцию к ослаблению индивидуальной значимости, и более пассивную жизненную позицию у южных осетин, чем у северян.
  • Отношение к людям, у северян и южан представлено заботой о благосостоянии других людей, и отсутствием тяги к доминированию. Между тем мала вероятность принятия людей. Также им присуще стремление к социально одобряемому личному успеху.
  • Отношение к риску у северных осетин представлено стремлением к независимым мыслям и действиям. При этом ослаблено желание перемен, что, вероятно, связанно с опасением утерять зыбкое чувство безопасности, стабильности. Консерватизм мало присущ северянам. Такие его компоненты как самоограничение и поддержание традиций слабо выражены.
  • Отношение к риску у южан характеризуется чрезвычайно умеренной открытостью изменениям. Ослаблено стремление к независимым мыслям и действиям, желанием перемен. Вероятно, как и у северян это связано с опасением утерять зыбкое чувство безопасности, стабильности. При этом для южных осетин высоко значимы, такие элементы консерватизма как: безопасность, стабильность, и самоограничения. Поддержание традиций здесь также, как и у северян слабо выражены.

Литература

  1. Бзаров Р.С. Из истории аланской культуры. М.: СЕМ, 2014. – 403 с.
  2. Газданова В.С. Золотой дождь. Исследования по традиционной культуре осетин . Владикавказ, 2007.
  3. Гарванова М.З., Гарванов И.Г. Исследование ценностей в современной психологии // Современная психология: материалы III междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2014 г.). – Казань: Бук, 2014.- С. 5-20.
  4. Жарова Е.Н. «Индивидуализм-коллективизм» в ценностных ориентациях студенческой молодежи // Высшее образование в России. — № 2, 2009. – С. 132-137.
  5. Калоев Б.А. Осетины: историко-этнографическое исследование. Изд. 3-е., перераб и доп., М.: Наука, 2004. – 471с.
  6. Карандашев В.Н. Методика Шварца для изучения ценностей личности: концепция и методическое руководство. СПб.: Речь, 2004. -70 с.
  7. Коржова Е.Ю. Личностные предпосылки субъективной картины жизненного пути северных и южных осетин // Исследование и проектирование в социальной работе: теория и практика: Материалы V заочной международной научно-практической конференции. Омск: Изд-во Омского.гос.ун-та, 2011.-С. 34-39.
  8. Коржова Е.Ю. Психологическое познание судьбы человека. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена; Изд-во «Союз», 2002. – 304 с.
  9. Магометов А.Х Общественный строй и быт осетин (XVII – XIX в.в.). Орджониикидзе, 1974. – 369 с.
  10. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб: Питер. 2000. Изд. 3-е. — 311 c.
  11. Стефаненко, Т.Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. Изд. 4-е., испр. и доп. М.: Аспект Пресс, 2009.- 368 с
  12. Султанова, З.В. Кросс-культурные различия восприятия жизни среди русских и осетин // В кн.: Ментальность этнических культур. Материалы международной научной конференции. СПб: Балт. гос. техн. ун-т., 2005.
  13. Султанова З.В. Исследование психотравмированности южных и северных осетин // Исследование и проектирование в социальной работе: теория и практика: Материалы V заочной международной научно-практической конференции. Омск: Изд-во Омского.гос.ун-та, 2011. –C.178-184
  14. Султанова, З.В. Проективный подход в биографическом исследовании личности /Науч. ред. Коржова Е.Ю.  Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2014 г. – 210 c.
  15. З.В.Султанова, А.Г.Сиукаева, Н.М.Газзаева – Супрунова, М.З.Газзаева. Возрастные особенности восприятия жизни южными осетинами //Исследование и проектирование в социальной работе: материалы V заочной Международной научно-практической конференции  Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2011. –С.184-190.
  16. Уарзиати, В. С. Избранные труды. Этнология. Культурология. Семиотика. Владикавказ, 2007. -552 с.
  17. Цаллагова, З.Б., Чибиров Л.А. Традиционная культ воспитания // Осетины. Серия: Народы и культуры. М.:Наука, 2012. – С. 352-367.
  18. Хадикова, А.Х. Традиционный менталитет осетин. СПб: Изд-во СПбГу, 2003. – 228 с.
  19. Schwartz, S. H., Bilsky, W. Toward a theory of the universal content and structure of values: Extensions and cross-cultural replications // Journal of Personality and Social Psychology, 58. 1990. — P. 878–891.
  20. Triandis, H. C. Theoretical and methodological approaches to the study of collectivism and individualism. // In: U. Kim et al., Individualism and collectivism: Theory, method, and applications. Newbury Park, CA: Sage Triandis, — P. 41–51.
  21. Cубэтническая группа (субэтнос). [Электронный ресурс] // Справочник на сайте Российского этнографического музея.URL:.http://www.ethnomuseum.ru/subetnicheskaya-gruppa-subetnos. (дата обращения 31.08.2016).
    Исследование ценностей северных и южных осетин методом Ш. Шварца.
    В статье представлены результаты эмпирического исследования ценностей северных и южных осетин с опорой на методологические и практические разработки Ш. Шварца. Анализ иерархии ценностей уточняется обсуждением своеобразия: коллективизма, отношения к другим людям, отношения к риску, открытости изменениям, консерватизма.
    Written by: Султанова Зарина Вячеславовна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/10/2016
    Edition: euroasia-science.ru_#29_25.08.2016
    Available in: Ebook