31 Окт

Динамика изменений акцентуированного профиля личности и уровня личностной и ситуативной тревожности у мужчин на стадиях формирования синдромом алкогольной зависимости




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Цель исследования состояла в изучении акцентуаций  характера и уровня личностной и ситуативной тревожности у мужчин на каждой стадии формирования и прогрессирования   синдрома алкогольной зависимости.

Тревога является сложной реакцией, мобилизующей организм в условиях ожидаемой угрозы. Однако, помимо субъективного ощущения напряжения, беспокойства, неопределенного опасения, тревога включает в себя ряд изменений в процессах переработки информации в способности концентрировать внимание, а также характерные биохимические, вегетативные, а также соматические сдвиги. Тревога возникает к исходу первой стадии алкоголизма, вначале как эпизод, после алкогольного эксцесса накануне.

Тревожность проявляется в изменении уровня притязаний, в снижении     самооценки и   уверенности. В   особенностях   функционирования центральной нервной системы,  различают ситуативную и личностную тревожность. Ситуативная тревожность это  тревожность, которая вызвана некоторой конкретной ситуацией, вызывающей беспокойство. Она выступает своеобразным механизмом, позволяющим человеку серьезно и ответственно подойти к решению возникающих проблем. Личностная тревожность может рассматриваться как личностная черта, проявляющаяся в постоянной склонности к переживаниям тревоги, в том числе, которые объективно к этому не располагают.

В исследовании приняли участие 150 мужчин с синдромом алкогольной зависимости. Средний возраст в выборке составил – 37 лет.

Далее вся выборка мужчин была разделена на три группы в зависимости  от стадии данного заболевания. Исследование проводилось на   базе  17    наркологической   больницы (г. Москва)  в отделении Медико-социальной реабилитации. Средний возраст испытуемых по группе в целом  больных – 37 лет.

Методологическую базу исследования составили: клинический метод (наблюдение, клиническая беседа, методика Е.Б. Фанталовой «соотношение ценности и доступности», методика «Спилберга-Ханина» для определения уровня личностной и ситуативной тревожности, методика «Определения акцентуаций характера К. Леонгарда».

Критерием отбора в данные экспериментальные группы для участия в исследовании было отсутствие побочных диагнозов и согласие пациентов, а также установление диагноза синдрома алкогольной зависимости. Пациенты проходили обследование, после купирования алкогольного абстинентного синдрома, без применения снотворных и других фармакологических  препаратов,  оказывающих угнетающее действие на ЦНС, что в свою очередь могло повлиять на результаты исследования, психотерапия не проводилась.

Тестирование проводилось в первой половине дня, во второй половине дня изучались  истории болезни,  где учитывалось количество госпитализаций, активная или пассивная установка на преодоление синдрома алкогольной зависимости. Давность заболевания у мужчин с синдромом алкогольной зависимости варьирует от 1 до 11 лет. Средняя давность  заболевания  9,1 года.

Для большинства  больных алкоголизмом актуальный курс лечения был первой или второй попыткой лечения. Многие уже неоднократно амбулаторно  или стационарно проходили курс лечения и реабилитации.

На основании данных исследования были получены следующие результаты,  согласно анализу демографических данных выборки мужчин отличались в некоторых характеристиках.

 (I стадия) – 50 человек лиц мужского пола.  На начальной стадии формирования синдрома алкогольной зависимости  у пациентов отмечалась активная установка на лечение, носящая осознанный, сформированный характер потребности в трезвой жизни. Средний стаж употребления алкоголя составил 9,1 лет.

Число не работающих лиц, составляли лица с законченным высшим образованием, практически все проживали отдельно и имели постоянное место жительства, оплачиваемую работу и были социально  адаптированны.

В результате проведённого исследования обнаружено характерное своеобразие ценностной сферы. В выборке, уровень выраженности внутриличностного  конфликта в различных сферах был очень низок, о чём свидетельствует  расхождение между «идеальным» и «реальным», где R — (Интегральный показатель) = 30,7. , что позволяет сделать выводы  о низком уровне дезинтеграции в мотивационно-личностной сфере.

Полное несовпадение «идеального» то, что было для них значимо и «реального» то, что было,  доступно  означало, что у всех пациентов, присутствовал стойкий, внутренний конфликт.

Преобладание значимости (ВК) в сферах: «активная деятельная жизнь», «любовь», «уверенность в себе», «счастливая семейная жизнь», «контроль» и  «трезвость».

Одной интересной особенностью оценок значимости понятий являлось относительно низкие оценки значимости «здоровье», притом, что  это понятие выбиралось как важное.

Анализ разброса оценок свидетельствовал о том, что около половины испытуемых данной группы оценили это понятие для себя как менее значимое или вовсе незначимое, что свидетельствует о явном противоречии.

Самостоятельно выбранное понятие «счастливая семейная жизнь» оценивалось как очень важное, что указывает на актуальность проблемы устойчивости партнерских отношений для данной выборки. Дополнительно пациенты в ходе беседы называли, что для них также важна  была моральная поддержка со стороны  друзей, родителей и жен.

Преобладание доступности было выявлено (ВВ) в таких сферах как:  «наличие хороших и верных друзей», «свобода».  Что касается важности темы, связанной с отношением к алкоголю и контролем за его употреблением, то заслуживающим внимания является повышение важности для больных ценности « трезвость». Таким образом, полученные данные позволяют сделать вывод о том, что для данной категории пациентов (I стадия) заболевания характерно  наличие низких показателей отражающих наличие внутреннего конфликта и внутреннего ваккума.

Преобладающие изменения акцентуированного профиля отмечались по шкалам: «педантичность», «демонстративность», «гипертимность», «застревающая – ригидность», «эмотивность». Такие изменения были взаимосвязаны с омоложением контингента и с ранним началом формирования зависимости.

Далее в зависимости от стадии заболевания  (II стадия ) — 50 человек мужчины. Средний возраст испытуемых по группе в целом  больных – 35,6 лет.    Ситуация с работой у пациентов, вошедших в выборку,  является довольно критической.

Процент безработных возрос. Отмечалась тенденция к смене профессиональной ниши, где выбор профессии осуществлялся в соответствии с терпимостью начальства к алкогольным проблемам. Увеличивалось число разводов, но в целом ситуация в семейных отношениях оставалась стабильной.

По поводу алкогольной зависимости ранее  лечились амбулаторно  или стационарно, у лиц этой группы отмечалась пассивная установка на лечение. Обращение  в стационар носило сугубо ситуативный характер, связанный с семейными либо профессиональными проблемами.

У испытуемых  в данной группе уровень выраженности внутриличностного  конфликта в различных сферах очень высокий, о чём свидетельствует расхождение между (Д) >(Ц) на 8 и более единиц, позволяет судить о наличии «внутреннего вакуума», внутренней опустошенности, снижении побуждений. R= 69.7 (Интегральный показатель) позволяет судить о высоком уровне дезинтеграции в мотивационно-личностной сфере.

В целом профиль характеризуется значимо более высоким уровнем выраженности конфликта «реального и идеального». Это говорит о том, что наибольшей проблемой для больных алкоголизмом в данной группе, является резко выраженное противоречие между их собственными возможностями и реальной ситуацией, также между уровнем их притязаний и идеальными представлениями.

Выявлено преобладание значимости (ВК) в таких сферах: «трезвая жизнь», «здоровье», «материально обеспеченная жизнь».

Преобладание доступности (ВВ) было выявлено в сферах: «активная деятельная жизнь», «любовь», «уверенность в себе»,  «свобода», «счастливая семейная жизнь», «контролируемое потребление алкоголя». Дополнительно были выбраны ценности: «смелость»,  «удовольствие».

Наибольший разрыв доступности и значимости наблюдался по ценностям: «счастливая семейная жизнь», «интересная работа»,«свобода».

У пациентов на данной стадии, преобладало превышение суммарной доступности ценностей над суммарной значимостью, что позволяло судить о наличие высоких показателей отражающих наличие «внутреннего вакуума», свидетельствующей о внутренней опустошенности, снижении побуждений.    Для этой группы больных была характерна высокая оценка своего здоровья и интимной (сексуальной) жизни, а также состояния опьянения. Наряду с этим низкая оценка непьющих друзей, трезвой жизни, и будущего. Таким образом, ведущее место в структуре внутриличностного конфликта на  (II стадии)  занимал конфликт, связанный с расхождением «реального и идеального» представления и желаниий. больных. Этот тип конфликта был близок по  смыслу,  к  неврастеническому типу. На II стадии у мужчин определялись не только количественные, но и качественные изменения. На II стадии у мужчин определялись не только количественные, но и качественные изменения.

Между I и II стадией мужчин, по шкалам: «гипертимность» – 0,000*; «застревающей – ригидности» – 0,000*; «эмотивности» – 0, 292*; «педантичности» – 0,003*; «тревожности» – 0,009*; «циклотимности» – 0,004*; «демонстративности» – 0,001*; «дистимности» – 0,054*; «экзальтации» – 0,000.* Данные различия в выборках свидетельствовали о том, что с прогрессированием алкогольной зависимости происходили резкие изменения в эмоционально-личностной сфере.

(III стадия алкоголизма). 50 человек мужчины. Средний возраст испытуемых по группе в целом  больных – 34,2 года. У больных этой группы отмечалось  отсутствие установки    на лечение. ситуация с занятостью становилась катастрофической. Работающие мужчины в основном были заняты низким квалифицируемым трудом, перебивались случайными заработками, большинство из них не имели постоянного жительства из-за сделок с недвижимостью. В условиях стационара у всех отмечалось, нарушения режима трезвости.

     У испытуемых данной группы уровень выраженности внутриличностного  конфликта в различных сферах очень низкий, о чём свидетельствует расхождение между (Д) >(Ц) и (Ц) > (Д) менее чем на 4 единицы, интегральный показатель R =  29,0 что позволяет судить о низком уровне дезинтеграции в мотивационно-личностной сфере.

        Для данной группы с   отсутствием установки на лечение было характерно Наличие двух видов конфликтов: между «идеальным и реальным», конфликтом, связанным с расхождением между реальностью и идеальными представлениями и желаниями больных. Преобладание доступности (ВВ) в сферах: «свобода», «рецидив». Преобладание значимости (ВК) — наибольший разрыв между значимостью и доступностью наблюдался в сферах: «счастливая семейная жизнь» и «материально обеспеченная жизнь» (преобладание значимости).

         Обращает на себя внимание идентификация своего будущего пациентами на данной стадии с опьянением и собутыльниками. Таким образом, ведущее место в структуре внутриличностного конфликта на III стадии занимал конфликт, связанный с расхождением «реального и идеального» выбора, а также  между «идеальным и реальным», представлениями и желаниями.

          При переходе на III стадию у мужчин количественные показатели акцентуированных черт оставались значимо высокими. На данной стадии преимущественно происходило огрубление личности в морально — этическом аспекте. Выраженность акцентуированных черт на III стадии не дало нам оснований судить о тотальности деградации личности, в эмоциональном плане для которой, по мнению современной наркологии, были свойственны низкие значения по всем шкалам акцентуаций. Достоверность различий между II стадией и III стадией U (p < 0, 001) определялась по шкалам – «гипертимность» – 0,000*; «застревающая – ригидность» – 0,001*; «педантичность» – 0,006*; «тревожность» – 0,009*; «циклотимность» – 0,072*; «демонстративность» – 0,001*; «неуравновешенность» – 0,138*; «экзальтация» – 0,032.* По шкале «дистимность»  – U = 0, 531* были выявлены незначительные различия. По  шкале «эмотимность» – 0, 703 достоверные различия не подтвердились, что связано с нарастанием дисфорического радикала.

В исследовании тревожности на стадиях формирования алкогольной зависимости на I стадии у мужчин показатели по личностной тревожности составили  20,8 баллов, а ситуативной  25,3 балла. На II стадии у мужчин показатели личностной тревожности составили  28 баллов, а ситуативной  29,8 балла. На III стадии у мужчин показатели личностной тревожности составили  12,9 баллов, ситуативной  21,8 балл.

У мужчин полученные данные свидетельствовали о том, что проявление тревожности как личностного компонента не являлось преморбидно значимой чертой. Достоверность различий (p < 0, 01) между I и II стадией составила по личностной тревожности U = 0 000*., по ситуативной U = 0 001, что подтверждало возрастающую зависимость от обстоятельств на II  стадии. Достоверность различий (p < 0, 01)  между  II и III стадией по личностной и  ситуативной тревожности составила U = 0 000, что указывало на высокую степень социально — психологической дезадаптации у мужчин.

У мужчин, фактор фрустрации не свойственный гипертимной акцентуации влиял на проявления ситуативной тревожности, а тревожный компонент в структуре их личности, способствовал снижению уровня ситуативной тревожности, что при постоянном стрессе провоцировало дальнейшую алкоголизацию.

У мужчин на II стадии  не выявлено взаимосвязей акцентуированных черт с личностной тревожностью, но проявление вспыльчивости и эмоциональной нестабильности, оказывали влияние на формирование и выраженность ситуативной тревожности. На III стадии у мужчин проявление циклотимии, снижало личностный уровень тревожности в гипертимной фазе. Итак, рассмотрев полученные взаимосвязи, мы приходим к заключению о том, что у женщин на всех стадиях формирования алкогольной зависимости изменения индивидуально — личностных черт не влияли на личностный и ситуативный уровень тревожности. У мужчин на первой и второй стадии, изменения акцентуированных черт по шкалам: «гипертимности», «тревожности» и «неуравновешенности» не влияли на ситуативную тревожность. У мужчин на третьей стадии проявления «циклотимности», способствовало снижению личностной тревожности.

Таким  образом, в ходе течения заболевания, с одной стороны происходит обеднение  эмоционально – личностной сферы, а с другой стороны, заострение индивидуально-личностных черт характера, определяет снижение уровней тревожности, что отражает специфику данного заболевания.

Динамика изменений акцентуированного профиля личности и уровня личностной и ситуативной тревожности у мужчин на стадиях формирования синдромом алкогольной зависимости
The work is dedicated to the study of individual personality traits and the level of anxiety in men at the stage of alcohol dependence syndrome. The purpose of the study was to examine the nature and the level of accentuation of personal and situational anxiety in men at every stage of formation and progression of alcohol dependence syndrome.
Written by: Алекова Галина Владимировна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 01/30/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_31.10.15_10(19)
Available in: Ebook