30 Дек

РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМИЗМ И ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЕ ПРОТИВ РОССИЙСКОЙФЕДЕРАЦИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Ислам — одна из ведущих мировых религий, которую проповедуют сотни миллионов людей.

Многолетние действия внешних политических сил против ислама, конечно же, привели к той или иной степени его политизации.

Сегодня враждебные силы «поджигают» весь ислам, втягивают в разного рода политические конфликты и процессы и правоверных, добропорядочных мусульман. В некоторых исламских анклавах утверждается, а сегодня приобретает уже глобальный смысл тезис: «Каждый, кто считает себя предавшимся Единому Богу, должен называться мусульманином, а кто не желает считать себя мусульманином, тот — неверный».

Именно на извращенных толкованиях священных книг изобретены концепции о «верных мусульманах» и всех остальных «неверных». Они-то в основном и используются в качестве идейной основы исламистского терроризма.

Радикальный суррогатный ислам формировался на извращениях истинного ислама. Начало этому явлению было положено давно — еще в XVIII веке, когда, по одним утверждениям саудитами, по другим — ими же, но в сотрудничестве с англичанами, был выдвинут на авансцену исламский шейх Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб, который полагал, что настоящий ислам практиковался только первыми поколениями последователей пророка Мухаммеда, и протестовал против всех последующих инноваций, считая их привнесенной извне ересью. Стремясь к строжайшему соблюдению догмата о единобожии, он отверг поклонение могилам пророка и святых, поставил под сомнение необходимость обращаться к пророку и праведным халифам в молитвах.

Ваххаб поставил перед собой цель «исправлять» заблуждения, которые постигли многих мусульман, вернуть мусульман на верный путь, предопределенный им Аллахом.

Проповедь Абд аль-Ваххаба встретила поддержку среди шейхов ряда аравийских племен.

После смерти Ваххаба в Саудовской Аравии и некоторых других арабских странах были развурнуты движения «за чистоту ислама» и гонения на неверных. Постепенно деятельность сторонников этих движений стала приобретать все более насильственные формы, а само движение получило название «ваххабизм» (ярлык «ваххабизм» употребляется оппонентами этого течения; как правило, его сторонники называют себя «салафитами«). В новейше43у44й истории эта идеология используется для обоснования и инспирирования терроризма. Стоит отметить, что положения учения Ваххаба были направлены внутрь исламских общин. Ваххабиты же обратили его вовне, используя его против других религиозных конфессий, в частности православия, объявляя их приверженцев неверными, хотя Ваххаб признавал все религии.

Ваххабиты утверждали и пропагандировали необходимость вооруженной борьбы (газавата) против неверных (христиан) и лицемеров-вероотступников (последователей традиционного ислама).

Сегодня ваххабизм в совершенно извращенной интерпретации используется не только Саудовской Аравией, но и спецслужбами ведущих государств мира в качестве идейного источника для проведения подрывной деятельности и, прежде всего, терроризма против различных стран мира, в том числе против России. На его основах действуют в Афганистане формирования талибов, идеями ваххабизма вдохновляются террористические группировки в Чечне и других республиках Северного Кавказа. Они распространяются в том числе и в регионы Поволжья, населенные приверженцами ислама.

После вывода советских войск из Афганистана идеи ваххабизма особенно настойчиво стали насаждаться спецслужбами США, Великобритании, Саудовской Аравии в районах Северного Кавказа. В религиозных учебных заведениях ряда стран, таких как Саудовская Аравия, Турция, Египет, для обучения идеям ваххабизма были созданы соответствующие факультеты, куда в 90-е годы прошлого века рекрутировались на учебу молодые люди из республик Российской Федерации. В разгар чеченских событий в Афганистане, который стал основным рассадником реакционистских версий ваххабизма, были созданы специальные учебные лагеря, где проходили подготовку террористы-боевики из Чечни, а также из арабских стран, которые после обучения направлялись в Чечню.

Здесь нужно обратить внимание еще на одно важное обстоятельство. На основе учений Ваххаба и других суррогатных воззрений ислама англичанами, не исключено, что и с участием спецслужб Великобритании, в конце 20-х годов прошлого века на средства британской «Компании Суэцкого канала» была создана крупная исламистская организация «Братья-мусульмане», которая должна была помочь Великобритании в колонизации арабских стран.

Итак, радикальный исламизм — это форма современного политического фундаментализма, который выступает за восстановление мусульманского сообщества не только на основе законов шариата, но и за создание мусульманского государства политическими средствами.

Радикальный исламизм является стратегическим оружием, созданным англо-саксонским гением для подрыва потенциала враждебных государств, в первую очередь России. Более того, американские спецслужбы специально создали миф об «исламском терроризме», посредством которого США объявляют многие страны своими врагами, «нанизывают» их на некую «ось зла» и на этой основе совершают свою экспансию.

Итак, главная цель, ради которой изобретен исламистский фактор, — активное его использование в подрывной деятельности, в том числе и, может быть, более всего в целях терроризма.

И в самом деле, мы же наблюдали, с каким упорством в 90-е годы зарубежные подрывные организации насаждали враждебность против России, русских, православия, и не только в республиках северного Кавказа, но и в регионах Средней Азии, протягивали они свои щупальца и в некоторые регионы Поволжья. Прекратили они свои попытки? Нет, не прекратили. Об этом свидетельствуют еженедельно совершаемые в Чечне, Ингушетии, Дагестане, Северной Осетии террористические акты.

Стоит отметить, что исламистский фактор не играл существенной роли в жизни народностей Северного Кавказа до конца 80-х — начала 90-х годов прошлого века, когда ситуация коренным образом изменилась с приходом к власти Джохара Дудаева. Вместе с такими деятелями, как Масхадов, Удугов, Басаев, Яндарбиев, инспирировал в Чечне движение за выход ее из состава Российской Федерации. В политических публикациях почему-то практически не освещались цели, которые в то время выдвигал Дудаев. В частности, его целью было не просто отделение Чечни от России, но и создание крупного исламского государства на Кавказе — «адыгов», куда, по взглядам Дудаева, должны были войти все нынешние республики Северного Кавказа и черноморское побережье России. В интересах такой «освободительной борьбы», конечно, было взято на вооружение зеленое знамя ислама.

Далее в Чечню нахлынули представители исламских центров, они буквально наводнили республику литературой ваххабитского толка, провели работу с имамами, стимулировали исламское повстанческое движение, настроили чеченских сепаратистов на активное противостояние России.

Геополитика на Кавказе накладывалась всегда и сегодня накладывается на специфический горский, подчеркнем, не исламский, а именно горский фактор. Нет, не ислам был двигателем негативных проявлений на Северном Кавказе, а его извращенные, суррогатные формы, которые и российские, и кавказские политологи и богословы называют исламистским фактором. Почему исламистским — понятно, потому что все реакционные, враждебные России течения выступали и выступают на Северном Кавказе под флагом и прикрытием ислама, спекулируя исламом и его атрибутикой, безнравственно используя имя самого Аллаха в своих корыстных, человеконенавистнических целях, не считаясь с основным догматом Корана: «Убийство одного безвинного человека равнозначно убийству всего человечества».

Происходящее обострение политической ситуации на Кавказе и активизация террористической деятельности исламистов — заранее спланированная акция по вытеснению России из Северо-Кавказского региона, объявленного зоной жизненных интересов США и их союзников. Также усилить свое присутствие и влияние в регионе стремятся Иордания, Египет, Турция, Кувейт, Саудовская Аравия, ОАЭ, Пакистан.

Важно напомнить, что в конце 1990 года в городе Намангане (Ферганская долина) прошел подготовленный по инициативе ЦРУ США законспирированный съезд ваххабитов, на котором обсуждались вопросы распространения движения ваххабитов в центральные районы Советского Союза и особенно в республики Северного Кавказа. И действительно, вскоре были вскрыты ваххабитские группировки в Дагестане, Азербайджане, Чечено-Ингушской республике, которые распространяли среди своих сторонников идею создания «Великого исламского халифата» или «Конфедерации северокавказских народов», а также идею выхода республик с населением исламского вероисповедания из состава СССР. Создавались, таким образом, активные очаги исламистского «моджахедизма».

После распада Советского Союза последовали две тяжелейшие чеченские войны и жестокий терроризм. именно чеченские исламистские террористы поразили весь мир своими жесточайшими террористическими акциями: Каспийск, Первомайск, Буденновск, взрывы жилых домов в Москве и других городах страны, «Норд-Ост», озверелая акция в Беслане против сотен детей-школьников, учителей и родителей и многие другие кровавые злодеяния.

Заслуживающие внимания объяснения причин развязывания чеченскими сепаратистами войны и терроризма против России дают исламские, в том числе чеченские богословы. Саид Хамзат Нунцев в своей книге «Живительный дух ислама» пишет, что чуждые христианству и России силы, которые он объединяет понятием «сатана», боятся союза христианства и ислама. «Если Россия превратится в духовное государство с преобладанием исламско-христианской морали и нравственности, сатане, его политике золота, политике растления и безудержного грабежа придет конец. вот ключ к разгадке подлинной причины войны в Чечне. Войны, спровоцированной для того, чтобы надолго, навечно противопоставить православную Россию всему исламскому миру и на этом конфликте продолжить свою губительную политику».4  А ведь из всех религий мы, православные и мусульмане, ближе всех друг к другу. В Коране так и сказано: «Ты, конечно, найдешь, что более всех людей сильны ненавистью к уверовавшим иудеи и многобожники… Найдешь, что самые близкие по любви к уверовавшим те, которые говорили: «Мы — христиане». И поэтому неслучайно, что нас на протяжении веков пытаются стравить.

Есть основания утверждать, что исламистский терроризм в России начинался из Афганистана. Процессы, которые инспирировались в Чечне, полностью укладывались в замыслы бывшего директора ЦРУ Кейси «о переносе конфликта с севера Афганистана на юг Средней Азии и на Северный Кавказ».

Кавказ сегодня является ключевым центром Евразии, если его рассматривать с геополитической и геоэкономической точек зрения. Во-первых, через Кавказ исстари проходили торговые пути и, прежде всего, «шелковый путь», о котором сегодня вновь вспомнили. Разумеется, сейчас идет речь не о верблюжьи тропах, а о нефтяных и газовых трубопроводах. Во-вторых, Кавказ — это выход на богатый нефтью и газом Среднеазиатский регион, завладеть которым издавна являлось вожделенной целью западных держав. В-третьих, Кавказ — самый удобный геополитический плацдарм для нынешних стратегов глобализации. От Кавказа рукой подать до Ближнего Востока, Афганистана, Ирана. Для США и НАТО Кавказ важен и как стратегически удобный плацдарм воздействия на Иран, Саудовскую Аравию, другие страны арабского мира, а также контроля за акваторией Персидского залива. Многие из вышеуказанных стран используют в своих подрывных целях различные международные благотворительные фонды и организации.

Список использованной литературы

  1. Авдеев, Ю.И. Терроризм как социально-политическое явление / Ю.И. Авдеев / Под редакцией Е.И. Степанова. — Москва: Изд-во Эдиториал УРСС, 2010. — 460 с.
  2. 2. Быховец, Ю.В. Представление о террористическом акте и переживание террористической угрозы жителями разных регионов РФ / Ю.В. Быковец // Автореферат диссертации на соискание научной степени к. психол. н. — Москва, 2007. — 27 с.
  3. Коран / Пер. И. Ю. Крачковского. Изд. 6-е. — Ростов н/Дону: Изд-во Феникс, 2005. — 537 с.
  4. Соснин, В.А. Современный терроризм: Социально-психологический анализ / В.А. Соснин, Т.А. Нестик. — Москва: Изд-во: Институт психологии РАН, 2012. — 388 с.
  5. Требин, М. П. Терроризм в XXI веке / М.П. Требин. — Мн.: Изд-во Харвест, 2003. — 816 с.
  6. Трошев, Г. Моя война. Чеченский дневник окопного генерала / Г. Трошев. — Москва: Изд-во Вагриус, 2002. — 384 с.
  7. Трошев, Г. Чеченский рецидив. Записки командующего / Г. Трошев. -Москва: Изд-во Вагриус, 2003. — 384 с.
  8. Устинов, В.В. Россия: 10 лет борьбы с международным терроризмом / В.В. Устинов — Москва: Изд-во ОЛМА Мадиа Групп, 2008. — 544 с.
  9. Фатуллаев, М. Российский Северный Кавказ – мощный плацдарм пантюркистского влияния / М. Фатуллаев // Независимая газета. — 2005. — 17 июля. — С.11 – 17.
  10. Hoffman, B. The Logic of Suicide Terrorism [Электронный ресурс]. URL: http://www.theatlantic.com/magazine/archive/2003/06/the-logic-of-suicide-terrorism/302739
    РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМИЗМ И ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЕ ПРОТИВ РОССИЙСКОЙФЕДЕРАЦИИ
    Written by: Спирина Елена Вадимовна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/02/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook