30 Дек

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТ И ОБЪЕКТ ПОЛИТИКИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

 «Главная политическая проблема человеческого общества – это проблема  орудия власти. Даже семейные конфликты  не редко порождены данной проблемой.  А самое главное эта проблема стоит со всей серьезностью с самого момента возникновения современных обществ». [2 с. 4]

В наши дни народы и общество постоянно сталкиваются  с проблемой не понимания власти,  не желания подчиниться и не удовлетворенности в ней. Политика как правила становиться либо другом или не другом общества.

Ведь самая главная цель людей это счастье.  Что счастье – обещанный или утраченный рай. Путь к  нему – свобода. Тот, кто  чем – то нуждается, несвободен, он – раб своей потребности. Тот, кто нуждается, не может быть счастливым, ибо он не свободен.  За свободу  надо постоянно бороться, чтобы сохранить её, в этом заключается радость труда.

 В данной статье я сделала попытку раскрыть суть политических аспектов личности как субъект и объект политики.  Выяснить, почему  возникают проблемы изучения личности, его политическое участие  в нем. Какие мотивационные теории политического участия?  политическая социализация личности его понятие, этапы, типы? И последнее это типология, функции и тенденции развития лидерства? Все эти аспекты внесут ясность и важность участия личности и общества в политической жизни государства или страны.

Самым важнейшим субъектом политики является личность – это исходный первичный политический субъект, поскольку из личностей состоит общество и сама власть. В тоже время личность является и объектом политических отношений, ибо власть невозможна без подчинения объекта. Если такого подчинения нет, то нет и власти, несмотря на то, что стремящийся к ней субъект обладает ярко выраженной волей властвования и даже мощными средствами принуждения. В некоторых учебниках вместо личности упоминаются термины «индивид», «актор», «агент политики». С точки зрения теории, видимо, можно найти обоснованное употребление любого термина. С точки зрения участия в политике любого человека, будем считать, что термин «личность» является собирательным. Под субъектом политики в любом случае можно понимать всех тех, кто принимает реальное участие во властном взаимоотношении с государством, независимо от степени влияния на принимаемые решения и характер реализации государственной политики. В политике действует множество субъектов, но к основным можно отнести лишь субъекты трех типов:

  • личность;
  • групповой тип (группа личностей);
  • институциональный (организованная группа со своими структурами).

В политической науке, начиная с Аристотеля и Платона, постоянно осуществляется поиск тех, кто выступает в качестве активных сил в политической борьбе. Аристотель говорит о «государственном муже» и «политическом человеке», Н.Макиавелли наряду с «государем» упоминает уже партии «политического тяга». В дальнейшем в политической теории господствовал взгляд, который сводил всю политическую жизнь к государству и соответствующих институтов. В XIX веке появляется теория «классов» (К.Маркс и Ф.Энгельс), в политический обиход входят термины «расы», «нации», «народности», «партии» и другие. В начале XX века разрабатываются концепции «групп интересов» и «правящих элит». По вопросу взаимоотношения личности и политики складывается несколько направлений. Одна модель утверждает, что личность всегда подчиняется государству, ибо сама природа человека неразумна и эгоистична и нуждается в контроле со стороны политики. Личность понимается как пассивный объект управления, нуждающийся в политических механизмах, способных обуздать его несовершенную природу. Это нужно для управления системой государства (Д. Белл, У. Мур, С. Линсет), для устойчивой демо­кратии (Р.Даль), для достижения равенства (Дж. Роулз, Г. Гэнс). Другое направление изучения личности в политике – психоисто­рическое. Оно выстраивает факты личной биографии политика в исторический контекст самого исторического процесса. Такие авторы как Дж. Кокс, С. Хьюз, М. Блох, Ф. Броди и др. видят свою задачу не в приспособлении политических событий к действиям отдельных личностей, а в привнесении в политику личностного компонента, как одного из важнейших факторов объяснения исторических событий. И третье направление представлено типологическими исследованиями личности в политике. Основаниями для классификации служат отдельные психологические особенности политиков, свойства из поведения, мышления, стиля деятельности, взаимоотношений и т.д.

Политическое участие

Участие в политической жизни является самым важным показателем самоопределения личности, выражением понимания человеком своего социального статуса и возможностей, предоставленных по-разному, но в пределах трех форм:

  • Занятие профессиональной политической деятельностью. Это могут быть самые разные варианты – быть депутатом любой представительной структуры, быть чиновником, состоять в различных государственных структурах или структурах местной власти: по сути, выполнить в государстве функции управления или контроля.
  • Выполнить функции гражданина, определенные Конституцией и другими нормами, которые в любом случае обуславливают групповые интересы.
  • Оставаться частной личностью, не зависимо от групповых целей, и не выполнять при этом никаких профессиональных обязанностей. Но политическое участие – это практические действия человека во взаимоотношениях с властью. Чаще всего – это осознанная деятельность человека, определяемая разными мотивами. С одной стороны, человек, чувствуя ущемление своих прав (декларируется одно, а в реалиях другое), принимает те или иные действия. А с другой, государство через разветвленные структуры постоянно обращается к населению за теми или иными советами. Даже неучастие в выборах (абсентеизм) тоже может быть формой отношения личности к политике – как оценка и демократичности и известного заранее результата выборов.

В самом общем виде различают мобилизованное и автономное политическое участие.

Автономное участие – это свободная добровольная деятельность личности, преследующей личные или групповые интересы.

Мобилизованное – власть, органы государства создают условия для втягивания личности в политику помимо ее воли.

В политической науке существует несколько теорий, объясняющих – почему личность участвует в политике.

Теория рационального выбора объясняет участие личности в политике, определяется реализацией, прежде всего конкретных личных интересов во имя достижения собственной цели. Например, личность участвует в избирательной кампании кандидата в президенты «А», зная, что с его избранием он войдет в его команду или ему повысят зарплату и т.д.

Мотивационные теории политического участия.

     Участие в политической жизни определяется различными моти­вами. С точки зрения А. Маслоу, существует пять основных мотивов личности: физиологические, потребность в безопасности, потребность в любви, потребность в самоутверждении, потребность в самоактуализации. Причем физиологические потребности считаются низшими, а по­требности в самоутверждении и самоактуализации – высшими. Этими потребностями могут объяснять и мотивы политического участия.

      Физиологические потребности – это потребности в повышении жизненного уровня, потребности в безопасности – стремление к социальному миру; потребность в любви – это потребность своей социальной идентичности (чувство принадлежности к определенной социальной стране, партии, движению); потребность в самоутверждении – потребность повышения социального статуса и престижа; потребность в самоактуализации – это уже конкретная потребность выразить и реализовать свои интересы и убеждения в политической сфере.

     С точки зрения Р. Ингхарта с развитием общества меняется и мо­тивация требований. Когда основные материальные потребности удов­летворены, на главное место выходят потребности в улучшении уже качества жизни, экологии, большего участия в управлении местными проблемами, преодоление бюрократизма и эгоизма власти, гармониза­ция социальных отношений.

     Теории социальных факторов политического участия. Данные теории в большей степени связаны с той социальной ролью, которую личность выполняет при данной политической системе, т.е. с его социальным положением и собственной самооценкой. Чем ниже социальное положение, тем более вероятным становится радикальный настрой личности против существующей власти. Понятно, что осмысленное участие личности в политике предполагает наличие у нее политических знаний, опыта и культуры.

Здесь задаться следующий вопрос – как проходит  политическая социализация личности его понятие, этапы, типы?

 Процесс политического становления личности, усвоение лично­стью ценностей и норм политической культуры общества для вхождения в систему политических и властных отношений называется политической социализацией. Другими словами, речь идет о формировании жизненной позиции человека на основе усвоения социального опыта. Термином «политическая социализация» названо вхождение человека в политику, его гражданское становление и созревание.

 Политическая социализация выполняет следующие функции:

  • воспроизводство политической системы общества, его норм, ценностей, отношений;
  • передача новым поколениям политического опыта, воплощенного в нормах политической культуры;
  • приобретение личностью новых, ранее неизвестного политиче­ского опыта;
  • дальнейшее развитие личностью общественных отношений в ре­зультате его активной деятельности.

Политическая социализация происходит непрерывно, и этот про­цесс ограничен только продолжительностью жизни человека. В боль­шей степени на этот процесс влияют социальные группы: семья, группа родственников, круг общения, трудовой коллектив и социально- политические институты: государство, партии и общественные организации. Естественно, на политическую социализацию влияет широкая социальная среда, особенности личности, её социальный статус.

Американские политологи Д. Истон и Дж. Деннис в работе «Дети и политическая система» выделяют самый важный период социализации с 3 до 13 лет и делят его на 4 этапа:

 I этап – политизация – под воздействием родителей формируются первые представления о мире политики;

II этап – персонализация – власть начинает приобретать в созна­нии детей конкретную политическую фигуру: президента, какого-либо популярного политического деятеля;

III этап – идеализация – ключевым политическим фигурам припи­сываются определенные человеческие качества, чаще положительные и затем на этой основе формируется эмоциональное отношение к власти;

IV этап – институционализация – это уже формирование обезли­ченного восприятия власти через государственный институты.

Вряд ли можно такой американский подход распространять на другие страны, поскольку очень многое зависит от общей культурной среды, традиций, стабильности общества, да и от множества других факторов.

Некоторые исследователи в Западной Европе выделяют три этапа:

 I этап – 3-13 лет – власть только начинает приобретать формы конкретных фигур; II этап – 13-18 — формирование политического «Я»;

III этап – с 18 лет – конкретные взаимоотношения с властью, в результате которых начинает формироваться реальное отношение к политической системе.

Таких схем можно приводить до бесконечности, поскольку политическая социализация развивается как непрерывный процесс.

Существует в политической науке несколько моделей (типов) политической социализации. Модель в переводе с французского «образец». Таких моделей в основном выделяется четыре.

Гармонический (системный) тип политической социализации характеризуется формированием позитивного отношения к власти, устоявшимся порядкам и традициям. Власть и личность воспринимают одинаково общепринятые идеалы, что позволяет молодежи очень бы­стро адаптироваться к политическим условиям.          Плюралистический тип предполагает более сложный путь освоения политических ценностей через свои культурно-этнические, другие социальные группы. Однако это многообразие в конечном итоге смыкается на общечеловеческих ценностях: свобода, права человека, демократия и личность получает высокий уровень гражданской активности. Конфликтный тип политической социализации характеризуется лояльностью личности по отношению к своей социальной группе и готовности поддержать ее в борьбе против других групп.

Гегемонистский тип политической социализации предполагает вхождение личности в политику исключительно на ценностях одного класса или религии или идеологии. Обычно молодежь нетерпимо настроена против любой политической системы кроме «своей».

    Совсем иная картина политической социализации в современной России, он только начинает расти и только учиться ходить.

В СССР была очень развита система политической социализации. Существовала одна идеология, одна партия, одна молодежная органи­зация. Уже со школы дети постоянно находились в системе общественных отношений: организация «октябрят», пионерская организация и комсомол. Существовала разветвленная система политического обуче­ния: от политинформации в классе – политической учебе в трудовых коллективах – до университетов марксизма-ленинизма. Это было про­думано для каждой категории населения. Все институты социализации представляли собой механизмы единой системы политического воспи­тания. Считается сейчас, что до начала 90-х годов прошлого века у нас доминировал гегемонистский тип политической социализации. Однако при этом у части населения формировались и либеральные ценности, откуда-то появились носители идей другой политической системы. Без­условно, положительными чертами такой социализации было формиро­вание реального патриотизма.

    Крушение политической монополии КПСС и одной идеологии привело к ликвидации прежней системы социализации. Однако, к со­жалению, до сих пор не появились ценности, которые могли бы объе­динить население. Успешнее всего новые условия стала использовать церковь. Но вряд ли в многоконфессиональной стране, с большим ко­личеством разных национальных групп религия может доминировать в массовом сознании.

     С другой стороны, сама история богатейшего событиями государ­ства российского могла бы в новых условиях формировать элементы патриотизма. Однако, после свержения старой системы, власть не очень бережно относилась к своему историческому достоянию. Именно от­сюда отсутствие преемственности в передаче опыта политического уча­стия и политического поведения. Часть населения (старшие поколения) оказались дезориентированы, в какой- то степени, обижены и вряд ли в своем большинстве они воспримут либеральные ценности.

     В стороне от политической социализации оказались и партии, за­нятые постоянно внутрипартийными разборками, обслуживая интересы партийного руководства, они занимаются работой с населением только в период избирательных кампаний. Тем более в обществе еще не дос­тигнуто согласие относительно целей воспитания. Средства массовой информации разобраны государством и мощными промышленно-фи­нансовыми группами. Становым хребтом, в силу разобщенности и кор­поративных интересов, в ближайшее время в деле политической социа­лизации они вряд ли станут.

  Типология, функции и тенденции развития лидерства

Типология лидерства осуществляется по разным параметрам. Прежде всего, по масштабам лидерства: существуют лидеры общенациональные, определенного класса, социальных групп, слоев, региональных, отдельных территориальных и национальных образований, политических партий. По отношению руководителя к подчиненным: авторитарные и демократические лидеры.

 По социальной природе лидера существует классическая типология М.Вебера, тесно связанная с его концепцией легитимности власти. Он различал соответственно традиционное, харизматическое и рационально-легальное лидерство.

Традиционное лидерство опирается на механизм традиций, ритуалов, на силу привычки. Этот тип лидерства олицетворяет правление вождей, старейшин, монархов.

Харизматическое лидерство основано на вере в сверхъестественные способности личности лидера (харизма – это способность увлекать за собой массы без соответствующих инструментов власти).

Рационально-легальный тип лидерства предполагает формальные правила избрания или назначения лидера и передачи ему управленче­ских функций (демократические выборы или наличие закона о государ­ственной службе, по которому происходит замещение руководителей различных структур власти).

Довольно неоднозначный подход существует при классификации лидерства по его стилю. Стиль очень емкое понятие, включающее в себя не только индивидуальность лидера, но и его характер взаимодей­ствия с окружением, степень его влияния на массы, формы и методы управления.

Например, американский политолог, исследовав стили деятельно­сти президентов США, выделили четыре их типа:

  • активно-позитивный (Ф.Рузвельт, Р.Рейган);
  • активно-негативный (Г. Трумен);
  • пассивно-позитивный (Дж. Картер);
  • пассивно-негативный (Дж. Буш).

По психологическим качествам лидера выделяют стили:

  • параноидальный политический стиль (подозрительность, недоверие, жажда власти и контроля над окружением);
  • компульсивный стиль (желание все сделать наилучшим образом, независимо от возможностей);
  • депрессивный стиль (лидер не способен играть ведущую роль, пытается найти тех, кто это сделает вместе с ним);
  • шизоидальный стиль (лидер «одиночка», характерно ярко выраженное самоустранение от деятельности).

Свой вариант типологии по стилю лидерства предложил М. Херманн:

  • лидер – «пожарный». Ориентируется на решение самых актуальных «горящих» проблем;
  • лидер – «торговец». Обладает умением привлекательно вносить программы, планы, идеи, увлекать массы на их осуществление;
  • лидер – «знаменосец». Имеет свой идеал, способный увлечь массы;
  • лидер – «служитель». Всегда стремится выражать интересы своих приверженцев.

Российские политологи Ф.Бурлацкий и А.Галкин добавляют еще такие типы: лидер-бюрократ, лидер-технократ, лидер-демагог.

Разнообразие типов лидеров во многом зависит от широкого круга выполняемых им задач. По функциям лидера обычно сводятся к свое­временному учету общих потребностей, четкой формулировки цели, взятие на себя ответственности за их реализацию, организации масс на их осуществление. Если же говорить более подробно, то необходимо отметить совокупность следующих функций:

  • интеграция общества, объединение масс;
  • прохождение и принятие оптимальных решений;
  • социальная поддержка и арбитраж;
  • коммуникация власти и масс;
  • мобилизация на реализацию политических целей.

Данные функции, как и типология, практически не проявляются в чистом виде. Все они функционируют в совокупности, но конечно оно отличается от политическое лидерство в России.

В отечественной политической мысли к роли личности в политике обращались Н.К.Михайловский, Г.В.Плеханов, В.И. Ленин, Л.Д.Троцкий, Н.В.Шелгунов, Б.Н.Чичерин, Н.А. Бердяев, П.А. Соро­кин.

Русский социолог и представитель народничества Н.К.Михайловский в работе «Герой и толпа» отмечал необходимую в условиях России для лидерства способность – уметь быть хорошим психологом, гипнотизером, и тогда можно вести массы куда угодно.

Г.В. Плеханов в 1898 году написал статью «К вопросу о роли лич­ности в истории», в которой он пытается дать ответ на злободневный вопрос – что является определяющим в лидерстве – личные качества или ситуация, которая востребовала данную личность, сделала ее необходимой?. Он защищает марксистскую точку зрения: личность может влиять на развитие событий, «его личные особенности придают инди­видуальную физиономию великим историческим событиям». «Но по­следней и самой общей причиной исторического движения человечества надо признать развитие производительных сил, которыми обуславливаются последовательные изменения в общественных отношениях людей». В.И.Ленин в работе «Что такое друзья народа и как они воюют против социал-демократов?» доказывает, что значение и роль любой выдающейся личности зависит от того, насколько она связана с народными массами и выражает в своей деятельности их интересы и волю. А далее излагает массовую сущность лидерства, при которой роль той или иной выдающейся личности определяется значением того общественного класса, к которому она принадлежит.

Н.А.Бердяев напротив, считает, что не человек – часть общества, а общество (класс, нация) есть часть человека, отсюда в качестве единст­венной социальной реальности признается личность.

Однако после 1917 года в нашей стране примером воздействия ве­ликих людей на ход истории стала деятельность В.И.Ленина. Из учеб­ника в учебник переписывались образцы его гениального проникнове­ния в закономерности общественного развития, образцы теоретической и практической работы по организации, сплочению пролетариата, по руководству его массовой борьбой за социализм. Затем обществоведы рядом с Лениным ставили Сталина, вообще все наши руководители в большей или меньшей степени были образцами, политическими лиде­рами, отличающимися своей преданностью народу и несущими ему счастье.

Затем, после изменения политического режима в 90-е годы начи­нают формироваться новые подходы к лидерству. Они уже определя­ются реальным избирательным процессом. И если в начале  90-х годов, по мнению исследователей, Россия нуждалась в «необыкновенном ли­дере», то в 1998 – 1999 годы стали называть простоту, близость к на­роду. Лидерство, по-прежнему, остается России гипертрофированно персонифицированным. Если президент избран, можно считать, что че­рез небольшой период на обыденном уровне сложится миф, что такого человека больше у нас нет и не будет. Стоит его переизбрать, на этом же уровне хорошим словом его уже не вспомнят. На уровне науки – сложился стереотип – доказать лидерство того или иного руководителя, найти в нем гениальные черты. Но это тенденции. Сейчас стали при­вычными отставки весьма важных лиц, правительственные кризисы, обвинения политиков во лжи и коррупции.

К сожалению, лидеры по-прежнему очень редко появляются в гуще народной, проходят все ступени государственного отбора и четко выполняют свою миссию. В последнее время лидеров штампуют многочисленные пиаровские кампании – а движущей силой являются деньги. В регионах иногда невозможно понять, кто управляет? То ли избранный глава администрации, круг лиц, проплативших его избирательную кампанию. В условиях несформировавшегося демократического общества утверждение покупного стиля прихода к власти, может привести к необратимым процессам. Идеалом может стать стиль лидерства – авторитарный, способный железной рукой навести порядок. Не случайно в последнее время падение интереса к выборам.

По мере стабилизации экономической и политической ситуации в России начинает действовать общемировая закономерность институализациии профессионализации политической деятельности. Существует прогноз о том, что в результате действия этой закономерности следующее поколение российских политических лидеров будет хотя и менее ярким, но зато более ответственным, профессиональным и компетентным.

 Литература:

  1. Кретов, Б.И. Политическая теория лидерства / Б.И. Кретов // Социал-гуманит. Знания. – 2002. -№2.
  2. Муаммар К. Зеленая Книга, 1976.
  3. Ольшанский, Д.В. Политическая психология / Д.В. Ольшанский – СПб.: Питер, 2002
  4. Плеханов, Г.В. Сочинения / Г.В. Плеханов. – М.: Госиздат, 1928.
  5. Политический процесс: основные аспекты и способы анализа / Под ред. Мелешкиной Е.Ю. – М.: «Инфра-М», 2001.
  6. Политология на российском фоне. – М.: «Луч, 1993.
  7. Политический менеджмент / Под общ. ред. В.И. Жукова, А.В. Корнова, Л.Г. Лаптева, О.Ф. Шаброва. – М.: Изд-во института психотерапии, 2004.
  8. Пригожин, А.И. Патология политического лидерства в России / А.И. Пригожин // Общественные науки и современность. – 1996. — №3.
    ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТ И ОБЪЕКТ ПОЛИТИКИ
    Written by: Гандалоева Езейна Абдул-Мажитовна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/02/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook