30 Апр

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭЛИТЫ В УСЛОВИХ ГЛОБАЛЬНЫХ ИНФОР-МАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В любом социуме политическая элита принимает ключевые решения, организует и контролирует посредством бюрократического аппарата их выполнение. Эти процессы, в интересах развития государства, общества и личности, должны находиться под контролем общества и служить его интересам. Вместе с тем, реализация управленческих функций требует соответствующих знаний и профессионализма. Разрешение этого противоречия является вопросом политической культуры и ценностных предпочтений, как политической элиты, так и всего населения. Существуют различные аспекты власти: философский, экономический, психологический, культурологический, политический и др. В современных условиях особое место занимает информационный компонент.

На всех этапах развития человечества элита выступала как субъект, запускающий коммуникационные процессы в социуме. В Древнем мире это осуществлялось посредством законодательства, содержащего представления о сакральном характере власти правителей, которые рассматривались как посредники между богом и народом. В Античности было начато осмысление коммуникации как инструмента воздействия на политическое сознание и поведение граждан. Первые попытки теоретического обобщения аспектов политической коммуникации принадлежат Аристотелю, раскрывшему коммуникационную сущность политики, что получило развитие в трудах Цицерона. Выдающимися мастерами влияния на массы были римляне, в частности Юлий Цезарь.

В Средневековье доминирование в духовной сфере определяло политическое господство. Так, отлучение от церкви являлось коммуникационным методом: решение о нем оглашалось так, чтобы максимальное количество людей получили информацию о том, кто и за что отлучен. Революционным  шагом было изобретение Гуттенбергом печатного станка, что легло в основу формирования системы СМИ. Умелое управление общественным мнением демонстрировали пра­вители итальянских городов-государств: Венеции, Генуи, Флоренции. В эпоху Возрождения Н. Макиавелли развил концепцию Платона и Аристотеля, основанную на целенаправленном воздействии на политическое сознание путем отбора, изменения содержания и интерпретации распространяемых сообщений.

В XVII веке в формировании мировоззрения возросла роль науки. Если до этого обмен новостной информацией в Европе был проблематичен, то в эпоху Ренессанса информация становится са­мостоятельным товаром, появляются специальные учрежде­ния, занимающиеся ее распространением. Реформация подорвала, но не уничтожила полностью сакральные основы власти монархов. Лишь в конце XVIII христианские ценности оказались переведенными из религиозно-сакрального плана в этический. В ряде наиболее развитых стран сформировалась система представительной демократии. Важнейшей задачей появившихся политических партий стала политическая коммуникация. При этом партии играли роль ретрансляторов, которые передают информацию в обоих направлениях – от общества во властные структуры и от них к обществу.

В современном стремительно глобализирующемся мире коммуникативная природа власти основывается стремительном развитии информационно — коммуникационных технологий. В трудах многих ученых это выражается в оперировании понятием “информационной власти”, как способности ее субъектов (государственных деятелей, политиков, журналистов, деятелей культуры) оказывать воздействие на индивидуальное и общественное сознание, поведение людей с помощью информации и коммуникаций. В частности, интересен подход Т. Парсонсома и Н. Лумана, интерпретирующий власть как средство коммуникации и рассматривающий ее как “символически генерализованное коммуникативное средство” [1, С.25].

Информационная власть не ограничивается только средствами массовой коммуникации как основным субъектом воздействия на общественное сознание. Субъектами информационной власти в современном мире могут быть не только СМИ и коммуникации, субъекты политической власти, но и само общество. К характерным особенностям информационной власти можно отнести:  латентность влиянии и связанное с этим меньшее сопротивление ей со стороны реципиентов; глобальность и оперативность распространения информации; влияние не только на социально-политические процессы, но и на морально-этические нормы социума; возможность массового политического манипулирования, управления политическими коммуникационными процессами.

Новые каналы коммуникации, например, социальные сети, успешно конкурируют с традиционными СМИ, организовывая реальное и виртуальное пространства сообразно сетевым принципам. Социальные сети формируют собственную информационную субкультуру, способствующую появлению как новых возможностей, так и информационных угроз для политических элит. По словам М. Кастельса, “Интернет является универсальным социальным пространством свободной коммуникации” [2, С.7]. При этом возникает вопрос о параметрах информационного пространства и ограничениях его свободы, возможностях и угрозах. Все это обусловливается особенностями сетей: воздействие на один из элементов сказывается на состоянии системы в целом, или на отдельных ее элементах, которые связаны с субъектом воздействия опосредовано.

Резкий рост и стремительное распространение информационных технологий, послужили причиной возникновения новых каналов коммуникации, затрагивая практически все стороны жизнедеятельности. Современные средства информационной индустрии обеспечили накопление и хранение огромных объемов информации. Это, с одной стороны, улучшило качество информационного обеспечения государственного и общественного управления, с другой – серьезно осложнило поиск необходимых информационных объектов, генерацию каузальных отношений между этими объектами, их анализ и адаптацию к нуждам конкретной (актуальной в данный момент) управленческой ситуации [3, С. 84].

Современный облик принадлежащих элите лиц характеризуется отсутствием у них сфокусированной возможности интеграции и получения всей релевантной информации, достоверного системного анализа на основе информации от “всех источников”, опосредующей в себе интеллект всех источников и обращающий его в отфильтрованный, достоверный и своевременный “управленческий интеллект”. текущий управленческий процесс политических лидеров полагается почти полностью на поток “свободных информационных вводов”, полученных от конкурирующей бюрократии, международных учреждений, субъектов олигархического сектора, преследующих собственные цели. В то же самое время потребность состоит в том, чтобы обеспечить сфокусированный к управленческой проблеме квант информации. Данные аспекты обеспечения информационной безопасности наиболее сложны в практической реализации, так как не могут быть сведены только к технологическим вопросам.

В рамках глобализации информационных отношений, а также с целью усиления своей роли (экономической, политической и военной) ведущие государства мира используют новый принцип информационной политики – необходимость достижения информационного превосходства, которое, в числе прочего, предполагает активизацию различного рода информационных атак [4, С. 68]. С позиций эффективного государственного и общественного управления достижение этого предполагает реализацию информационной экспансии: от различных по форме видов контроля над использованием национальных и интернациональных информационных ресурсов, до полного контроля над информационными ресурсами. Информационная экспансия как форма государственной информационной политики реализуется государственными институтами и негосударственными структурами под патронажем государства.

Возрастание информационной зависимости, увеличение емкости и мощности привлекаемых для управления информационных ресурсов, повышение открытости государственного управления являются позитивными моментами эволюции государственного и общественного управления. Одновременно они несут в себе негативные явления – проникновение современных информационных технологий в сферу дезорганизации государственного управления, прежде всего, на политическом уровне. Особую роль данные аспекты приобретают в современных условиях разворачивающейся мировой финансово-экономической рецессии, что предъявляет к  политической элите повышенные требования в части знания основных положений антикризисного менеджмента [5, С. 130].

В современной России, при усложнении геополитической ситуации, просматривается тенденция усиления роли государства в ключевых секторах политики и экономики, продолжения курса “управляемой демократии”, которая является разновидностью стиля авторитарного управления, характерного для всех этапов исторического развития страны. В этих условиях резко возрастает цена принятых политическими лидерами управленческих решений. Здесь можно вспомнить яркий пример из истории начавшей было возрождать в XI веке былое могущество Византии. Речь идет о катастрофической цене ошибки лидера элиты, когда в 1068 году из-за опрометчивости полководца Романа Диогена, провозглашенного императором, “Византийской империи был нанесен удар, от которого она так и не оправилась, хотя и смогла продержаться, в сокращенных размерах, в течение еще четырехсот лет” [6, С. 78].

Политическая элита нашей страны по-прежнему нередко мыслит и руководствуется категориями прошлого века, не использует современные информационные технологии управления, которые бы позволили оказывать требуемое влияние на формирование и развитие политических коммуникационных процессов в условиях современной глобализации. При этом, с учетом возможных резонансных последствий наложения негативного тренда мирового финансово-экономического кризиса и экономических санкций, чрезвычайно важно при принятии политических решений рассматривать отрасли социально-трудовой сферы не как “ресурсопотребляющие”, за счет которых можно решать обостряющиеся социально-экономические проблемы, а как “ресурсообразующие”, в которых формируется самый ценный компонент любого общества и государства – человеческий ресурс [7, С. 137].

Список литературы:

  1. 1. Луман Никлас. Власть / Пер. с нем. А. Ю. Антоновского. (Серия “Образ общества”). М., Праксис, 2001. 256 с.
  2. Кастельс М. / Галактика Интернет: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе / Пер. с англ. А.Матвеева под ред. В. Харитонова. Екатеринбург: У-Фактория, 2004 г. 328 с.
  3. Родионов М.А., Волкова Т.А. Политические коммуникации и властные элиты. Коммуникология. Международный научный журнал. Том 6, № 4. М., 2014.
  4. Родионов М.А. Методологические аспекты информационного аудита в менеджменте предприятия. Научный вестник МГТУ ГА, № 156 (6). М., 2010.
  5. Родионов М.А. Информационно-аналитическая поддержка принятия решений в антикризисном менеджменте. Научный вестник МГТУ ГА, № 131 (7), серия Менеджмент, экономика, финансы. М., 2008.
  6. Б. Лиддел-Гарт. Стратегия непрямых действий / Пер. с англ. Б.Червякова, И. Козлова, С. Любимова. Серия “Энциклопедия военного искусства”. М., “Издательство АСТ”, СПб, “Terra Fantastica’, 2003. 653 с.
  7. Родионов М.А. Социально-политическая безопасность России. Учебное пособие. М., РАГС, 2009. 146 с.
    ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЭЛИТЫ В УСЛОВИХ ГЛОБАЛЬНЫХ ИНФОР-МАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ
    В статье рассматриваются роль и место политических элит в глобальных информационно-коммуникационных процессах. Используется ретроспектив-ный исторический анализ процессов политической коммуникации. Обосновывается возрастающее значение влияния качества функционирования управленческих элит на развитие общества и государства в современном информационном обществе.
    Written by: Родионов Михаил Александрович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/07/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.04.2015_04(13)
    Available in: Ebook