26 Сен

МОДЕЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Анализ опыта прошедших двух десятилетий, охарактеризованный изменением политической ситуа­ции в стране, усилением процессов демократизации в обществе, в том числе и в правоохранительных органах, актуализировал проблему соци­ального взаимодействия.

В этой связи представляется достаточно важным выделить наиболее перспективные формы взаимодействия общественных организаций и  правоохранительных органов государственной власти, как наиболее проблемных партнеров для такого сотрудничества.

В отечественной политической науке предлагается один из вариантов моделей взаимодействия органов власти и гражданских структур: сотрудничество («модель садовника», «модель архитектора», патерналистская модель, модель «приводных ремней»), отсутствие сотрудничества (игнорирование) и конфронтация (модель «борьбы с противником», модель «гражданского неповиновения») [1, с.37].

Отметим, что в реальной ситуации всегда существует сочетание нескольких видов подобных вариантов сотрудничества, однако в большинстве случаев можно выделить преобладающую модель. Рассмотрим, как изменялся тип доминирующей и других моделей на протяжении постсоветской истории России.

 Что касается взаимодействия правоохранительных органов с общественными организациями, то, можно отметить, что в этой взаимосвязи преобладающей моделью в 90-е годы прошлого века была модель игнорирования. Ситуация изменилась и достаточно быстро в начале 2000 гг., точнее, после Московского гражданского форума 2001 г. [2], в рамках которого была успешно реализована система «переговорных площадок», на которых встречались, обсуждали проблемы и пути их решения как представители властных структур, так и общественники. Наиболее открытой из всех силовых структур в этой ситуации оказалось Министерство юстиции, в которое незадолго до этого была передана из МВД вся система исполнения наказаний. Одной из причин, по которой система исполнения наказаний отличалась относительной транспарентностью по сравнению с другими правоохранительными органами, является на наш взгляд осознание руководством многих учреждений УФСИН потенциальной полезности деятельности общественных и, особенно, благотворительных организаций, как источника дополнительных ресурсов. Наиболее институциализированной формой взаимодействия органов УФСИН и общественных организаций являются Общественные советы, деятельность которых мы рассмотрим подробнее. В июле 2003 года был создан Общественный совет при Министре юстиции РФ по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы [3]. В августе 2006 г. появился Указ Президента РФ (№842 от 04.08.2006 г.) «О порядке образования общественных советов при федеральных министерствах, федеральных службах и федеральных агентствах, руководство деятельностью которых осуществляет Президент Российской Федерации, при федеральных службах и федеральных агентствах, подведомственных этим федеральным министерствам» [4], который создавал правовую основу для создания общественных советов при правоохранительных органах. Можно предположить, что одним из оснований для появления подобного указа был положительный опыт деятельности Общественного совета при Министре юстиции. Полгода спустя, 26 января 2007 г., появился приказ №32 «О создании Общественного совета при Федеральной службе исполнения наказаний по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы» [5].

 В регионах летом в течении 2007 года проходил активный процесс создания аналогичных общественных советов при территориальных управлениях ФСИН, в т.ч в Читинской области (ныне Забайкальский край). Там же, где такие советы уже существовали ранее, они были существенно переформатированы. Анализируя состав и в стиль работы Совета при УФСИН по Забайкальскому краю, отметим доминирование патерналистской модели, для которой характерно допущение властью общественников для выполнения определенных благотворительных или образовательных миссий, при исключении реального общественного контроля или, тем более, выдвижения альтернативных программ для государственных органов или предложений по их реформированию.

Рассматривая сферу компетенции деятельности органов МВД по сравнению с деятельностью системы исполнения наказаний, необходимо отметить практическое отсутствие направлений, в которых общественность могла бы оказывать помощь. В этих условиях можно говорить о реальной практике взаимодействия с организациями, объединяющими самих сотрудников МВД, а также ветеранов МВД, вышедших на пенсию. Это, прежде всего, различные спортивные клубы, к примеру — традиционное «Динамо», общества охотников и рыболовов, в которых также участвуют сотрудники МВД,  организации ветеранов МВД и благотворительные фонды, созданные специально для поддержки ветеранов МВД, членов семей погибших сотрудников полиции и т.д. Значительно сложнее обстоит дело с НКО, которые пытаются защищать права задержанных и подозреваемых, то есть правозащитных организаций. Здесь понимания со стороны сотрудников МВД значительно меньше, и правозащитные организации, как правило, относятся в разряд тех, деятельность которых мало понятна, с которыми контакта практически нет. За последний период времени, правда, наметилась тенденция налаживания партнерского взаимодействия и с этими организациями, особенно когда руководство МВД озвучило тезис, что главным критерием эффективности работы органов внутренних дел должен быть не процент раскрываемости, а отношение населения к деятельности этого ведомства. Стали создаваться отделы связей с общественностью внутри УВД и ГУВД, в которые трансформировались бывшие пресс-службы. Эти отделы уже сами стали искать контакты с общественными организациями, включая и правозащитные, устанавливать с ними именно партнерские связи.

В ряде случаев опыт такого взаимодействия трансформировался уже в более устойчивые формы, например, в общественные советы при УМВД и ГУВД. В качестве достаточно интересного опыта создания и деятельности подобных советов можно привести опыт Общественного совета при УМВД Забайкальского края, созданного от 24 августа 2011 года приказом начальника УМВД России по Забайкальскому краю [6]. Целью рассматриваемого совета является: обеспечение согласования общественно значимых интересов жителей Забайкалья, органов государственной власти и местного самоуправления, а также общественных объединений, правозащитных, религиозных организаций, профессиональных объединений предпринимателей и т.д. Среди основных задач, расшифровывающих цель создания совета, отмечается в числе наиболее важных, такие, как осуществление общественного контроля деятельности органов внутренних дел, привлечение граждан, общественных объединений и организаций к реализации государственной политики в сфере охраны общественного порядка, профилактики правонарушений, обеспечения общественной безопасности. Уже в этих формулировках ясно видно усиление патерналистского подхода к взаимодействию с общественными организациями. Рассмотрим теперь, каков же персональный состав Общественного совета, который должен обеспечить реализацию этих очень важных задач. В состав совета вошли представители образовательных учреждений, здравоохранения, профсоюзных организаций, общественных объединений, активисты ветеранского движения и средств массовой информации. Благодаря столь разнородному составу, Общественный совет, выполняет одну из важных для партнерского взаимодействия функцию – служить «переговорной площадкой», местом дискуссий и представлений разных точек зрения и позиций. Такой вывод можно сделать, в частности, из анализа текста протоколов заседаний Общественного совета, представленного на сайте УМВД.  В результате этот совещательный орган при УМВД края стал эффективной формой обсуждения различных проблем, возникающих в процессе деятельности органов МВД, либо в решении которых должна по закону участвовать полиция.

В целом, мы видим, что для системы МВД исходно была характерна скорее патерналистская модель взаимодействия с НКО, стремящаяся к партнёрскому.

Специфика работы органов прокуратуры, функции которой заключаются в расследовании тяжких преступлений, поддержки государственного обвинения в суде и в реализации функции общего надзора, прежде всего, по отношению к другим правоохранительным органам, приводит к тому, что общественные организации лишь в редких случаях могут быть ей полезны. В большинстве же случаев они либо просто действуют в иной плоскости, либо конкурируют с прокуратурой при реализации функции общественного контроля, часто ставя под сомнение правомерность ее действий (или бездействия). Существует, тем не менее, одна область, в которой уже сложились устойчивые формы сотрудничества. Такой областью является экспертиза текстов или других материалов, позволяющая идентифицировать, например, случаи реального разжигания межнациональной вражды, что дает основание привлекать экстремистов к уголовной ответственности. При этом, как показал опыт, наиболее эффективным становится сотрудничество прокуратуры не столько с отдельными экспертами, сколько с экспертами, представляющими те или иные правозащитные организации, или активно с ними сотрудничающими. Второе направление, в котором достаточно легко складывается взаимодействие Общественных организаций и прокуратуры – это правовое просвещение и гражданское образование населения. Опыт сотрудничества прокуратуры и НКО носит проблемный характер, причинами которого можно выделить следующие положения: недооценка этого направления деятельности как со стороны прокуратуры, так и общественности; неразвитость структур гражданского общества; устоявшиеся стереотипы взаимодействия государственных структур и общественности, многие представители прокуратуры пытаются строить отношения по устаревшим принципам, сейчас эти отношения должны строиться на добровольной основе, на принципах равноправия. Исходя из анализа взаимодействия прокуратуры с общественностью, можно заключить, что одной из причин слабой связи является неготовность части ее сотрудников к партнерской модели взаимодействия, отягощенность их сознания предшествующей «моделью приводных ремней» и патерналистской моделью. В качестве возможных направлений сотрудничества прокуратуры и НКО можно предположить следующие варианты: информирование общественности о деятельности прокуратуры, о принимаемых мерах по установлению законности, проблемах, с которыми сталкивается прокуратура при осуществлении прокурорского надзора, предварительное и текущее согласование в вопросах планирования и совместного осуществления некоторых профилактических мероприятий по предотвращению правонарушений в бытовой сфере, в отношении несовершеннолетних и отдельных категорий потерпевших.

В 2006-2008 гг. во многих регионах России началось повсеместное создание Общественных советов при прокуратурах республик, краев и областей, в т.ч  и в Забайкальском крае в 2008 г. был создан Общественный совет при Прокуратуре Забайкальского края по защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Но данный совет вскоре показал свою бездеятельность. Ряд предпринимателей, которые в него входили, не проявляли какой-либо активности, заинтересованности в защите своих коллег. Изначально в совет входили 4 сотрудника краевой прокуратуры, заместитель министра экономического развития региона и 11 предпринимателей. В данном составе совет оказался малоэффективен и не мог отражать интересы предпринимателей.  В 2013 г. посредством СМИ Забайкальского края была озвучена попытка создания совета в новом составе, но в итоге на официальном сайте Прокуратуры края, в отличие от сайта МВД, где есть специальный раздел «Общественный совет», нам не удалось найти информации о составе и работе подобного совещательного органа.

Таким образом, принятие ряда законов и под­законных актов по регулированию взаимодейс­твия правоохранительных органов с общественными организациями как одним из главных каналов связи государства с населением может сущес­твенно облегчить решение целого комплекса задач, стоящих перед правоохранительной системой России. При этом рассмотренное в данной статье взаи­модействие должно осуществляться на основе принципов законности, системности, прогно­зирования, профессионализма, патриотизма и объективности.

Список литературы:

  1. Сунгуров А. Взаимодействие власти и структур гражданского общества: возможные модели // Гражданский диалог. 2008. № 3. С. 37
  2. Гражданский Форум — 2001. Рабочие материалы. URL: http://www.detirossii.ru/14347.php (дата обращения 13.09.2015)
  3. Приказ о создании общественного совета при министре Юстиции Российской Федерации по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы Минюста России от 30 июля 2003г №184. URL: http://allmedia.ru/laws/DocumShow.asp?DocumID=111588 (дата обращения 12.09.2015)
  4. Указ Президента Российской Федерации от 4 августа 2006 г. N 842. URL: http://www.rg.ru/2006/08/08/ministerstva-sovety-dok.html (дата обращения 12.09.2015)
  5. ФСИН Приказ №32 «О создании Общественного совета при Федеральной службе исполнения наказаний по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы». URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=EXP;n=572139 (дата обращения 12.09.2015)
  6. Приказ начальника УМВД России по Забайкальскому краю № 737 «Об Общественном совете при Управлении Министерства внутренних дел Российской Федерации по Забайкальскому краю». URL: https://75.mvd.ru/gu_mvd/OS75 (дата обращения 13.09.2015)
    МОДЕЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ)
    Written by: Ильина Наталья Евгеньевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/05/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_26.09.15_09(18)
    Available in: Ebook