28 Ноя

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ЕДИНООБРАЗНЫХ ПОДХОДОВ В МИРОВОЙ ПРАКТИКЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Отдельными государствами все активнее используется фактор терроризма либо как повод для подавления несогласных и введения войск, либо как средство для смены неугодного политического режима в отдельных странах. Подобная деятельность ведет к дестабилизации жизни целых регионов, уничижению гражданских прав и свобод, формированию недоверия и попиранию институтов власти и права.

Не смотря на общее понимание вредоносности террористической деятельности и необходимости противодействия данному злу, Россия систематически испытывает затруднения на уровне межгосударственного взаимодействия по вопросам противодействия терроризму. Видится, что основным препятствием служит (помимо наличия собственных геостратегических интересов отдельных стран) отсутствие единообразного применения терминологии в системе международных отношений, что ведет к вольной трактовке тех или иных событий в угоду интересов отдельных стран, либо групп.

Данная проблематика неоднократно выносилась на обсуждение в высших политических кругах. Так итогам встречи 18 ноября 2015 года между главой МИД России Сергеем Лавровым и министром иностранных дел Ливана Джебраном Басилем прошла пресс-конференция на которой были обсуждены вопросы противодействия терроризму [4]. Необходимо отметить, что С. Лавров, обратил внимание на необходимость не только взаимодействия стран по вопросам противодействия терроризму, но и подчеркнул значимость закрепления на международном уровне списка террористических организаций, в целях более эффективного противодействия ему. Однако Джебран Басиль, не смотря на то, что подчеркнул схожесть  позиций Ливана и Москвы по антитеррористическому сотрудничеству все же отметил, что необходимые позиции, включая понимание террористических организаций, террористов и терроризма уже закреплены в мировой практике, и указал на необходимость консолидации усилий по противодействию террористам. В частности среди подобных документов Д. Басиль отметил «резолюцию ООН 1374 и Общеарабскую конвенцию» [1, 2]. Однако, в указанных документах необходимые критерии либо закреплены субъективно, либо не отражены вообще. Учитывая вышеизложенное, считаем возможным предложить указанные зля последующего обсуждения и закрепления на международном уровне.

Терроризм –  это идеология насилия и практика воздействия на общественное сознание для принятия решений органами государственной власти отдельной страны либо группы стран, их органов местного самоуправления, а также международных организаций, сопряженная с  причинением (а равно попыткой и угрозой)  вреда жизни и здоровью определенного (неопределенного) круга лиц, дезорганизации жизнедеятельности и объектов инфраструктуры для устрашения населения.

Террористическая деятельность – это деятельность государств (группы государств), в лице их официальных органов и организаций, а также отдельных общественных групп, структур и объединений вне зависимости от форм собственности и отдельных лиц, заключающаяся в применении (прямо и опосредованно) любых форм (включая оправдание и распространение идеологии, финансирование, содействие, участие)  создания условий или использование средств причинения вреда жизни и здоровью определенного (неопределенного) круга лиц для насаждения атмосферы страха и ужаса среди населения, служащих неконвенционной формой воздействия на принятие решений органами власти, сопряженные с причинением экономического, политического иного ущерба интересам государства (группы стран) и имеющих целю – ослабление (уничтожение) суверенитета  (внутреннего или внешнего) отдельной страны (группы стран).

Антитеррористическая деятельность – это процесс активного воздействия уполномоченных субъектов в рамках закрепленных законом полномочий, направленного на полное уничтожение, пресечение, предупреждение действий, создающих условия или возможность использования средств причинения вреда жизни и здоровью определенного (неопределенного) круга лиц для насаждения атмосферы страха и ужаса среди населения, служащих неконвенционной формой воздействия на принятие решений органами власти, сопряженные с причинением экономического, политического иного ущерба интересам государства (группы стран) и имеющих целю – ослабление (уничтожение) суверенитета  (внутреннего или внешнего) отдельной страны (группы стран)

Таким образом, объекты антитеррористической деятельности: государства (группы государств), в лице их официальных органов и организаций, а также отдельные общественные группы, структуры и объединения вне зависимости от форм собственности, и отдельные лица.

Субъекты антитеррористической деятельности – государства (группы государств), в лице их официальных органов и организаций, органы муниципальной власти, а также отдельные общественные группы, структуры и объединения (представители гражданского общества),  лица, специально уполномоченные на выполнение отдельных функций в рамках норм международного права и национального законодательства, действующие в рамках представленных полномочий.

Антитеррористическое правосознание – это основанная на толерантности и высоком уровне общего правосознания и правовой культуры сфера общественного, группового и индивидуального сознания, а также часть ментальности политической элиты, связанная с устойчивым отторжением возможности применения террористических методов для достижения любых политически значимых задач и целей.

«Политическая стратегия антитеррористической деятельности – это основные, имманентные политической системе направления и средства искоренения терроризма и условий его возникновения и развития, в целях обеспечения национальной и международной безопасности, осуществляемое государством, другими политическими институтами, структурами гражданского общества на основании действующего законодательства, в соответствии с общепринятыми нормами морали и нравственности» [5].

Как отметил С. Лавров, со ссылкой на В. Путина: «террористический акт над Синайским полуостровом был именно нападением на российских граждан, что равнозначно нападению на государство» [3]. Таким образом,   необходимо констатировать сходство подходов в оценке подобных действий, выраженной в официальной позиции России, так и позиции ряда западных стран, где атаки террористов сравниваются с объявлением войны (например, США 11 сентября 2001 года, Франция 13 ноября 2015 года). Соответственно, с учетом наличия фатов спонсирования, подготовки боевиков для осуществления террористических провокаций и деятельности на территории отдельных государств целесообразно и «поддержку террористам, финансовую, военную, иную, необходимо на международном уровне приравнивать к открытым военным действиям, с вытекающими последствиями» [6, с. 7].

Антитеррористическое взаимодействие – процессы взаимообусловленного воздействия акторов политических процессов, на состояние антитеррористической безопасности на различных уровнях антитеррористической безопасности.

Повстанческая деятельность может быть отграничена от террористической по следующим аспектам. Повстанческая деятельность может иметь несколько обособленных периодов, связанных с причинами ее возникновения. Поводом служит всегда оккупация/узурпация власти, деятельность которой направлена на существенное ущемление либо уничтожение суверенитета страны, притеснение населения и/или его части по национальному, территориальному и иным признакам, закрепленным в международных нормах и пролонгированных на национальном уровне. Так при внешнем воздействии (военные действия иностранного государства связанные с захватом территории) практически всегда фиксируется повстанческая деятельность, самостоятельная, либо в едином ключе с легитимной (прежней властью), формы противодействия разные, цели едины. Протекание политических процессов будет носить свернутый характер, то есть стихийность вооруженного вторжения исключает использование конвенциональных протестных форм (референдум и выборы не будут признаны легитимными, петиции, митинги бессмыслены, новые власти изначально нацелены на уничтожение, причем физическое протестантов, захват территории, имущества). В случае узурпации власти, как правило, фиксируется длительный процесс легитимного противостояния оппозиции и действующей власти, с максимальным задействованием правовых средств воздействия (референдум, выборы, шествия, митинги, петиции и др.). При этом власть полностью игнорирует попытки правовых форм консенсуса и инициирует силовое подавление инакомыслия. Фрустрация значительной части населения вследствие отсутствия (исчерпания) возможности легитимных форм воздействия на власть, носит неоспоримо массовый характер.  Отличительной особенностью повстанческой от террористической деятельности является и наличие в последней компонента использования не просто любых форм насилия, а применения методов террора. Они выражаются в обязательных признаках: насаждение страха и ужаса среди населения в целях воздействия на принятие решений властями; силовая направленность не адресная, а случайная, то есть не в отношении, например, войск и их формирований, а преимущественно в отношении любых субъектов, с неизменно желаемым результатом – максимальное количество жертв, разрушений и др. Таким образом, для повстанцев имеет существенное значение специальный статус потенциальных жертв атаки (военные, их группы, формирования). Для террористов же жертва чаще имеет общий статус (формально человек). При этом, отличительной особенностью повстанческой деятельности является и то, что даже если атака производиться на объект инфраструктуры, то цель затруднить деятельность вооруженных формирований (деморализовать противника), а при террористической, основная задача устрашить население, в целях последующей провокации недовольства деятельностью властей и дальнейшая дискредитация, нелегитимность власти.

Учет указанных предложений при разработке концепта антитеррористической безопасности страны, региона является не только желаемым, но и необходимым этапом в международном взаимодействии по противодействию терроризму. Совместные усилия мобилизовать возможно, но для деятельности, а не имитации деятельности необходимы единообразные подходы в оценке подобных событий и путях устранения террористических угроз.

Список литературы

  1. Резолюция ООН S/RES/1373 (2001) от 28 сентября «Угрозы международному миру и безопасности, создаваемые террористическими актами» URL : http://www.un.org/ru/sc/documents/resolutions/2001.shtml Дата обращения 18.11.2015 г.
  2. «Соглашение о борьбе с терроризмом» Лиги арабских государств от 22 апреля 1998 года.
  3. Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В. Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Ливанской Республики Дж. Бассилем, Москва, 18 ноября 2015 года URL : http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/1943218 Дата обращения 18.11.2015 г.
  4. Пресс-конференция Сергея Лаврова по итогам встречи с главой МИД Ливана — // RT – 18.11.2015, 12:14 URL: https://russian.rt.com/article/130832 Дата обращения 18.11.2015 г.
  5. Репинская О.В. Формирование политической стратегии антитеррористической деятельности государственных институтов России // дис. канд. полит. наук. Ростов н/Д., 2009.
  6. Репинская О.В. Евразийское измерение антитеррористической безопасности. Монография под редакцией Кислицына С.А. Южнороссийское обозрение ЦСРИ и П ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН, Выпуск 82 – Москва-Ростов-на-Дону: Издательство Социально-гуманитарные знания, 2014. – 160 с.
    К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ЕДИНООБРАЗНЫХ ПОДХОДОВ В МИРОВОЙ ПРАКТИКЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ
    Цель исследования – определение ключевых параметров в определении таких категорий как терроризм, террористическая деятельность, антитеррористическая деятельность ее объекты и субъекты, антитеррористическое правосознание, политическая стратегия антитеррористической деятельности, антитеррористическое взаимодействие и повстанческая деятельность. Методы исследования: сравнительно-правового анализа, исторический, метод экспертных оценок. В результате попытки концептуальной сборки понятий, автор пришел к выводу о необходимости введения в мировую политико-правовую практику единообразного понимания терроризма в целях минимизации рисков и угроз террористической деятельности и использования политики двойных стандартов в противодействии терроризму.
    Written by: Репинская Олеся Васильевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/20/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_28.11.15_11(20)
    Available in: Ebook