26 Сен

Идеи, традиции, институты — значение конструктивизма в современных международных исследованиях (на примере исследований безопасности в АСЕАН)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Конструктивизм — сравнительно молодая научная парадигма в международных отношениях, возникшая в конце двадцатого века. Это направление междисциплинарно по своей природе, поскольку находится на стыке социологии, психологии, философии, лингвистики и собственно политологии. Впервые термин «конструктивизм» был введен в научный оборот Николасом Онафом в книге «Мир, который мы создаем: правила и управление в социальной теории и международных отношениях»[5] в 1989 году. Первое определение конструктивизма фокусировалось на правилах и нормах и на возможности социологического подхода к международным отношениям.

Тем не менее, широкое распространение конструктивизма в теории международных отношений обычно ассоциируется с именем Александра Вендта,  обратившегося к этой теме в 1992 году в своей статье: «Анархия — это то, что из нее делают государства: социальное конструирование политики с позиции силы». Однако в большей степени Вендт раскрыл сущность конструктивизма, в своей последующей работе «Социальная теория международной политики» (1999), в которой он, однако, подчеркивает, что придерживается умеренной формы данной парадигмы. Это наиболее цитируемая книга А.Вендта, представляющая конструктивизм как идеалистический и холистский подход в противовес традиционному материалистическому и индивидуалистскому. Главными признаются идеальные факторы (идеи и идентичности), когнитивные факторы (лежащие в сфере мышления), а также дискурс (речевая интерпретация реальности).

Видение конструктивизма А.Вендта предлагает воспринимать межгосударственные отношения как разновидность социальных отношений. Система ценностей, интересов, идей, норм, принципов, традиций и культурно-национальной идентичности формируют «личность» государства, выражающуюся в его внутренней политике. В таком случае, международная система представляет собой «общество», в котором взаимодействуют индивиды-государства. Одновременно вводится понятие агента — негосударственного актора международных отношений. Также рассматривается социальное конструирование реальности, оформление идей в нормы и институты. Институты по природе своей вторичны, их создают конститутивные нормы, а управляют ими — регулирующие нормы. В то же время не только акторы конструируют институты, но и происходит обратный процесс. К примеру, интересен процесс формирования коллективной идентичности и чувства сопричастности у членов международной организации. По словам А.Вендта: «государства, постоянно взаимодействующие друг с другом, постепенно вырабатывают чувство общей идентичности и коллективных интересов.»[4, с.38]

Одновременно, помимо трудов отцов основателей конструктивизма, развиваются многочисленные ответвления в рамках этой парадигмы, от умеренных до более радикальных, склоняющихся, например, полностью к анализу дискурса, отрицая наличие смыслов в объективной реальности за пределами тех, что вложили в них действующие субъекты. Интересна, например, концепция «воображаемых сообществ» Амитава Ачарии (который сам себя не считает конструктивистом, но в научном сообществе признается таковым). Этот ученый говорит о том, что регион можно «вообразить» и спроектировать.  И в первую очередь он конструируется социально, а не определяется географически или по этническому признаку. [2, 7 глава]

Каждое из направлений конструктивизма представляет интерес само по себе, хотя пестрота и смелость идей систематически подвергается анализу и критике. Например, Тан Си Сэнг (Tan See Seng) из Наньянского Технологического университета Сингапура исследует противоречия данной парадигмы в своей статье «Защитить конструктивизм от конструктивистов: критическое прочтение конструктивистских публикаций по вопросам безопасности в Юго-Восточной Азии» из сборника под редакцией Амитава Ачарии. [2, 7 глава] Также ввиду многогранности и новизны конструктивистского подхода иногда ставится под сомнение его прикладная эффективность. Например, российский геополитик А.Г. Дугин относит конструктивизм к подходам, которые изучают «не сами международные отношения, но теорию международных отношений», когда «рациональному осмыслению подвергаются сами основы научной рациональности.» [1, с.89]

С этим мнением трудно в полной мере согласиться, поскольку немало серьезных исследователей АСЕАН, таких как Мели Кабальеро-Энтони, Паттарапонг Раттанасиви, Амитав Ачария, Мултиях Агаллапа, Хиро Кацумата не только используют конструктивизм как основную парадигму в изучении реально происходящих в международных отношениях процессов, но и отмечают, в частности, что любой исследователь АСЕАН должен уметь подойти к своей работе с позиций этой парадигмы.[6, с.2] Почему же этот подход, несмотря на свою противоречивость, вызвал такой интерес у восточных исследователей и чем обоснована его значимость при изучении АСЕАН, а также любой другой международной организации? Остановившись на сфере невоенной безопасности в социальном измерении, недавно официально занявшей место на повестке дня АСЕАН по вопросам региональной безопасности, можно перечислить следующие основные причины:

1) В рамках данной парадигмы предпочтение отдается факторам носящим когнитивный (лежащий в плоскости мышления) и субъективный характер. Речь идет о восприятии, придании смыслов тому или иному предмету или факту. Это очень важно при изучении нетрадиционных и невоенных аспектов безопасности, потому, что их официальное принятие как таковых, зависит именно от признания их обществом и политическими элитами. Барри Бузан дал этому феномену название секьюритизация. (не будучи конструктивистской эта концепция, однако, очень органично вписывается в данную парадигму)  Для стран Азии, в том числе и Юго-Восточной Азии очень остро стоят проблемы невоенного характера, такие как нехватка продовольствия, социально-экономический диспаритет, стихийные бедствия и экологическая деградация, новые инфекционные заболевания. В то же время, чтобы такие вопросы попали на повестку дня как угрозы безопасности, они должны быть осознаны и признаны таковыми.  Поэтому для исследования подобных процессов особенно подходит конструктивизм.

2)Конструктивизм как подход ориентирован на общество. В частности наряду с понятием актор, вводится понятие агент, охватывающее также и население государств, их возможность для политического действия. В условиях традиционно ключевой для АСЕАН роли государственного суверенитета, сейчас огромное внимание уделяется возможностям местных сообществ, повышению информированности граждан для обеспечения невоенной безопасности. Казалось бы, это противоречие, но на самом деле в странах ЮВА, для которых характерно традиционное общество и культура коллективизма, опора на местные сообщества — естественное решение многих внутренних проблем. И, конечно же, для анализа подобного общества, и его нематериальных ценностей, во многом определяющих политику в ЮВА также хорошо подходит конструктивизм. В целом, обращаясь к социальному измерению, и исследуя это направление при помощи конструктивизма можно лучше понять процесс принятия политических решений в АСЕАН и ее действий по обеспечению безопасности.

3)Наконец, конструктивизм рассматривает нормы, институты и практики, что важно при изучении любой международной организации. И одновременно он оперирует такими категориями как ценности, идеи, традиции и верования. А когда речь идет об АСЕАН, с ее культурным многообразием, центральным значением традиций, национальной идентичности и идей, берущих начало в национальной культуре, то становится ясно, что конструктивизм — это наиболее подходящий выбор для изучения Ассоциации. Более того для АСЕАН роль идей и норм возведена в ранг неформального, но строгого кодекса поведения, определяющего деятельность Ассоциации по сей день.

Страны члены АСЕАН негласно следуют системе правил, основанной на ценностях, свойственных в целом азиатским культурам, и в частности на социальных традициях и аспектах политической культуры, действующих в Юго-Восточной Азии. Эта система представляет собой  широкий набор норм, принципов и практик, получивших общее название «путь АСЕАН» (ASEAN way). Повседневная практика их применения показала особенную эффективность и востребованность данных правил в вопросах обеспечения мира и безопасности и разрешения споров. Учитывая, что данный свод правил не является кодифицированным, (за исключением документально закрепленных принципов невмешательства, мирного разрешения споров и уважения территориальной целостности) в трудах разных ученых могут рассматриваться различные элементы пути АСЕАН. В данной статье выделяются следующие его составляющие:

Во-первых, высокая степень неформальности (даже на высшем уровне решения принимаются на полях саммитов, на мероприятиях культурной программы или во время деловых обедов). Бытует шутка, что для того, чтобы быть членом АСЕАН «необходимо уметь играть в гольф, петь караоке и есть дурианы». [4, с.74] К этой характеристике имеет непосредственное отношение практика консультаций, поскольку она позволяет заранее определить мнение партнеров по тому или иному вопросу и возможно даже прийти к соглашению еще до начала официальных переговоров. Той же цели служит и большая роль личных отношений дипломатов и чиновников АСЕАН. Хорошо зная друг друга, они в большей степени способны предугадывать возможные действия и позиции партнеров. Значимой характеристикой этой неформальности является манера элитарности и склонность к тайной (кулуарной) дипломатии, то есть непрозрачному процессу принятия решений. С другой стороны, неформальность подразумевает повышение роли дипломатии «второй дорожки», то есть роли негосударственных акторов в политике.

Во-вторых, принятие решений путем консенсуса, которое очень часто подвергается критике как неэффективная практика, приводящая к тому, что большинство решений Ассоциации не удается принять или внедрить на практике. Тем не менее, именно этот подход позволяет избежать острых противоречий между странами АСЕАН, непохожими друг на друга в социальном, политическом, культурном, религиозном плане, и создать комфортную среду для равноправного сотрудничества и согласования интересов сторон. Той же цели служат принципы «дипломатии взаимопонимания», [4, с. 63-64] отмеченные Майклом Антоликом: сдержанность, уважение и ответственность. Эти принципы подразумевают терпимое отношение к партнерам, несмотря на возможные разногласия; вежливость и стремление к гармонии; умение воздержаться от агрессивных действий и уход от прямых конфликтов; учет интересов партнеров и стремление понять и принять их мнение, готовность к уступкам.

Наконец, в третьих, исторически значимая и документально закрепленная концепция нейтрализма или политика невмешательства. В качестве политической концепции нейтрализм была разработан Малайзией и впервые обнародован в 1970 году на конференции Движения Неприсоединения. В 1971 году концепция была официально провозглашена в Куала-Лумпурской декларации АСЕАН 1971 года (ZOPFAN). Документ предполагал внешний и внутренний аспекты нейтрализма, соответственно, независимость от влияния со стороны внерегиональных держав и невмешательство во внутренние дела друг друга. Это первая концепция безопасности АСЕАН и ее аспекты внеблоковости  и взаимного невмешательства по-прежнему находятся в центре пути АСЕАН и ее поведения в международных отношениях.

На современном этапе Ассоциацию критикуют и за этот ключевой принцип, называя его пережитком холодной войны, мешающим образованию наднациональных органов, а значит и эффективной интеграции. Но здесь необходимо помнить о том, что европейские модели не всегда применимы и жизнеспособны в Азии. К тому же, государственный суверенитет является важнейшей ценностью для стран АСЕАН, перенесших период колониальной зависимости, и поэтому взаимное невмешательство — один из гарантов доверия, сотрудничества и средство преодоления спорных моментов, которых в АСЕАН присутствует немало: от территориальных противоречий до проблем трансграничного загрязнения окружающей среды.

Исходя из вышесказанного, возможно заключить, что, применив, даже один из аспектов конструктивизма — роль норм и традиций — к анализу организации, возможно лучше понять ее, и открыть для себя много новых дорог  — направлений для анализа. И чем глубже осуществляется такой анализ, тем больше новых явлений, фактов и практик можно будет открыть и осмыслить. Конечно, конструктивизм — это противоречивый и не слишком стандартный подход, хотя и очень востребованный современными учеными. (например, Амитав Ачария именно так оценил ситуацию в своей статье «А остался ли еще кто-то, кто не конструктивист?») [3] Но все же, его многогранность является, в первую очередь, положительным фактором, потому что среди этого богатства идей и теорий всегда можно отыскать что-то гармонирующее с любым исследованием и любой парадигмой. (не случайно Тан Си Сэнг в своем исследовании подчеркивает, что у реализма с конструктивизмом больше общего, чем обе эти стороны готовы признать [2, 7 глава]) К тому же, изучение субъективных и социологических факторов, идей и традиций, негосударственных акторов международных отношений, институтов и норм — это очень перспективный и целостный подход. Поэтому, конструктивизм заслуживает внимания и применения, как минимум в его умеренной форме, с частичным взятием на вооружение его центральных идей. И в любом случае роль этой парадигмы в современных международных отношениях сложно переоценить. Ее авторитет велик, а практическая значимость неоспорима.

Список литературы:

1.Дугин А.Г. Международные отношения: парадигмы, теории, социология. — М.: Академический проект, 2013. — 348 с. — (Gaudeamus).

2.Amitav Acharya (редактор) «Theorizing South East Asian relations» / — Routledge, 2009. — 140 c.

3.Amitav Acharya «Is Anyone Still Not a Constructivist?» /International Relations of the Asia-Pacific 5:2, 2005.

4.Mely Caballero-Anthony «Regional Security in Southeast Asia: Beyond the ASEAN Way»/ — Institute of Southeast Asian studies (ISEAS), Singapore,  2005. — 327 с.

5.Nicholas Greenwood Onuf «World of our making: Rules and Rule in Social Theory and International Relations»/ — University of South Carolina Press, 1989. —319 с.

6.Pattharapong Rattanasevee «Towards institutionalised regionalism: the role of institutions and prospects for institutionalisation in ASEAN» [электронный ресурс] // SpringerPlus, 2014. — URL: http://link.springer.com

Идеи, традиции, институты — значение конструктивизма в современных международных исследованиях (на примере исследований безопасности в АСЕАН)
Данная статья посвящена применению конструктивистской парадигмы в современных исследованиях международных отношений. Конструктивизм представляет собой междисциплинарный подход, позволяющий по-новому подойти к изучению международных институтов, проблем безопасности и сотрудничества, вопросов социально-гуманитарного и экологического характера. Тем не менее, в виду своеобразия и методологической сложности этой парадигмы, ее применение у нас весьма ограничено. В то же время, современные ученые и научно-аналитические центры Азии широко используют конструктивистский подход. Поэтому в данной статье ставится цель донести до читателя видение этой парадигмы глазами азиатских ученых и перспективы ее практического применения в научных исследованиях.
Written by: Ивачева Оксана Евгеньевна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 02/05/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_26.09.15_09(18)
Available in: Ebook