28 Апр

ХАРАКТЕРИСТИКА СОЗНАНИЯ В АСПЕКТЕ ФОРМИРОВАНИЯ ВТОРИЧНОГО ИНОЯЗЫЧНОГО СОЗНАНИЯ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Языковое образование в качестве результата предполагает овладение учащимися умениями понимать носителя иного языкового образа мира, чужой картины мира.

В лингводидактике говорится, что « «объектом воздействия» обучающих действий в образовательном процессе по современным неродным языкам должна быть не только коммуникативная способность ученика, но и его вторичное языковое сознание (вербально-семантический уровень языковой личности) и вторичное когнитивное сознание (как результат подключения учащегося к когнитивному, тезаурусному уровню)».  [3, с.23].

Но прежде чем говорить о каких-либо особенностях иноязычного сознания, считаем необходимым рассмотреть особенности сознания, связанного с родным языком.

Характеристика сознания в научной литературе имеет достаточно противоречивый характер.

В психологической литературе говорится, что стержнем сознания являются общественно выработанные знания и выраженные в слове. С помощью этих знаний человек осознает действительность: «Сознание — это всегда знание о чем-то, что вне его»  [20, с.48].

Такое понимание сознания часто связывают с известной фразой из работ К.Маркса:  «Способ, каким существует сознание и каким нечто существует для него,  это — знание» [18, с.165].

При этом в этих двух трактовках имеется некоторое несоответствие. Если в первом случае речь идет о том, что знания являются стержнем сознания, и сознание отождествляется со знаниями (сознание = знания), то в определении К.Маркса знания – это способ существования сознания. То есть, по-видимому, предполагается, что сознание – это самостоятельное явление («нечто существует для него, сознания»).

Вместе с тем при определении сознания имеет место и некая тавтология. В научной литературе говорится: «В психологическом плане сознание выступает ре­ально прежде всего как процесс осознания человеком окружа­ющего мира и самого себя. Осознание чего-либо необходимо предполагает некоторую совокупность знаний, соотносясь с которой окружающее осознается. Сознание как образование возникает в процессе осознания окружающего мира и по мере своего возникновения включается в него как средство («аппа­рат») осознания» (выделено мною. —  [20, с.50].  Таким образом, выше сказанное позволяет заключить следующее:

1) сознание определяется тавтологично через процесс осознания;

2) из определения следует, что существует человек вне сознания (или без сознания), а с помощью сознания – осознает себя   («Осознание чего-либо необходимо предполагает некоторую совокупность знаний, соотносясь с которой окружающее осознается»);

         3) сознание возникает в процессе осознания (?), т.е. с помощью сознания (?) и включается в процесс осознания как средство (?) осознания;

         4)    сначала в определении С.Л.Рубинштейна говорится, что сознание — это знания, затем осознание – соотносясь с знаниями, осуществляется через знания.

Не совсем понятен и следующий тезис: «Сознательность человека значит, что все психические про­цессы человека характеризуются сознательностью, но осо­знанность не значит сознаваемость. Осознанное может, как из­вестно, занимать разные места в сознании от фокуса сознания до периферии и до выхода за пределы сознания, становясь бессознательными. Это все — динамика психического процесса, который из сознательного став бессознательным т. е. физиоло­гическим следом (энграммой), может вновь воспроизвестись, став психическим и, пройдя разные стадии ясности, стать от­четливо сознательным. Таким образом, психическое у челове­ка сознательно, но не все психическое осознаваемо, и все пси­хическое в каждый данный момент осознается в разной степе­ни» (выделено мною. С.Л.) [19, с.60].

         В связи с изложенным возникает ряд вопросов:

1) Если все психические процессы характеризуются сознательностью, то значит ли это, что все они обладают знаниями, в том числе и о себе?

         2) Если нечто осознанное покидает пределы сознания, то из этого логично следует, что оно становится бессознательным, неосознанным и не сознаваемым. Но это уже другое явление.

         3) Если психическое у человека – сознательно, то почему это психическое – неосознаваемо (в рамках сознания)?

Противоречив и следующий тезис: «Чем больше знаний получает чело­век и чем более точными будут эти знания, чем лучше будут они отражать реальную действительность» [4, с.69].  Знания получаются в процессе отражения. Следовательно, логика рассуждений должна быть совершенно противоположная: чем лучше человек (его мозг) будет познавать и отражать действительность, тем больше знаний будет он получать и тем точнее будут знания.

Начало формирования сознания связывается в психологии с сенсомоторным этапом познания ребенком себя и ближайшего окружения [1]. Используя большой эмпирический материал,  учёные обосновывают наличие двух типов сознания у дошкольников: анимистического (магического) и реалистического (наукообразного). В одном эксперименте доказывается, что поведение дошкольников соответствует первому типу сознания (вера в одухотворенность вещей, их способность превращаться в живое и т.д.) [1].

Из этого положения может следовать вывод, что магическое (мифическое) мышление – это начальный этап в становлении мышления. Следовательно, данный факт необходимо учитывать при обучении иностранным языкам.

Познание окружающего мира человеком является процессом отражения. Основу качественного содержания составляет отраженная структура.  Но именно эта основа имеет непосредственное отношение к информации. Сознание является идеальной стороной человеческой деятельности. Содержание данной деятельности является оперирование человеком объективными свойствами вещей, которые отражаются и фиксируются в языке. При этом они отражаются и фиксируются в двух основных формах: в форме чувственных образов и в форме понятий. Если чувственные образы являются отражением единичных свойств вещей, то понятия выражают их общие свойства [2].

Особая функция чувственных образов сознания состоит в том, что они придают реальность сознательной картине мира, открывающейся субъекту. Именно благода­ря чувственному содержанию сознания мир выступает для субъекта как существующий не в сознании, а вне его созна­ния — как объективное «поле» и объект его деятельности [12].

При восприятии предметов осознаются при­знаки, являющиеся «сильными» раздражителями. В качестве «сильных» в обыденной жизни прежде всего выступают те, которые связаны с функциональным назначением данной вещи и закреплены практикой. Динамика осознания и неосознания с нейрофизиологической точки зрения обусловливается индукционными отношениями возбуждения и торможения: более сильные раздражители по закону отрица­тельной индукции тормозят дифференцировку остальных раздражителей. Их осознание тормозит осознание  других свойств того же предмета. Этим обусловливается труд­ность, связанная с осознанием той же вещи в новом качестве, в новом ракурсе и новом аспекте.

Но включая вещи в новые связи, человек может приходить к осознанию вещей в новых, необычных качествах. Именно в этом состоит самая существенная сторона мышления и заключается основной психологический «механизм» мышле­ния [20].

С этим связан один из подходов к изучению смысловых компонентов сознания, который был обозначен А.Н. Леонтьевым: «Сознание … должно быть понято не как знание только, но и как отношение, как направленность» [13, с.265].

Помимо врожденного общечеловеческого мыслительного процесса есть еще языковое мышление, которое определяет специфику каждого отдельного национального языка. В этой связи А.Ф.Лосев писал: «От чистого мышления языковое мышление отличается тем, что оно является каждый раз не чистым мышлением в понятиях, но тем или иным пониманием этого мыслительного процесса, тем или иным его преломлением и конкретизацией, тем или иным его воплощением в целях обозначения вещей и общения между людьми, или, вообще говоря, той или иной его интерпретацией» [16, с.105-106].

Из изложенного выше для изучения иностранных языков важен тезис и вывод о том, что человек и его мышление (и, соответственно, разные языки) по-разному могут выделять какие-либо признаки предмета.

В связи с этим А.Н.Арлычев полагает, что «исходным элементом идеального процесса является познание, но, будучи таковым, именно оно находится в непосредственной зависимости от (с.70) материального процесса, а это значит, что в результате весь идеальный процесс обусловливается и определяется материальной стороной человеческой деятельности» (выделено мною. – С.Л.) [2, с.69-70]. Во всякой конкретной форме человеческой деятельности отношение между идеальным процессом и материальной стороной деятельности имеет свои специфические особенности. Здесь также материальная сторона процесса является ведущей. Но в данном случае ее роль заключается не в стимулировании развития сознания, а в определении его содержания. Исходным содержанием сознания является знание, полученное в результате познавательной деятельности [2].

Если идеальное (сознание) определяется материальными процессами (в том числе нейрофизиологической работой мозга), то в силу того, что законы работы мозга у всех людей одинаковы, то и сознание должно быть у всех одинаковым. О логичности (не о правомерности, а только о логичности) такого вывода свидетельствует следующий тезис А.Н. Арлычева: «Обыденное знание, а также эмпирическое научное знание непосредственно вытекают из материального процесса деятельности. Но именно они составляют базовую основу всего процесса познания.» (выделено мною. – С.Л.) [2, с.71-72]. Со своей стороны, мы считаем, что первичной является информация. Она определяет развитие материальных процессов [6; 7; 8; 9: 10].

Сознание, как идеальное явление, индивидуально для каждого человека. Является очевидным, что каждый человек не может переживать боль другого человека или точно так же, как сам, воспринимать деревья, горы с позиции иного лица. Любой психический опыт имеет субъектный, субъективный, личностный характер. И любое описание воспринимаемого человеком предмета или события носит приватный (личный, частный) характер [1].

Каждый приватный опыт субъективен как опыт данного наблюдателя.

Но вместе с тем некоторые сущности и события могут одинаково восприниматься разными людьми. Это значит, что в самой вещи есть нечто общее для всех людей, несмотря на то что каждый психический опыт индивидуален и субъективен. И когда некий опыт совпадает с тем, что наблюдает другой, то опыт становится интерсубъективным. Поскольку такой опыт разделяется большинством людей (группой наблюдателей), он может стать частью базы данных, общих для оснований науки. При этом интерсубъективность не означает отсутствия субъективности [1].

Субъектоориентированная, или индивидуальная, картина мира возникает (конструируется) не случайно. «Авторская модель мира» отвечает определенной смысловой направленности сознания в пространстве собственной жизни человека, т.е. соответствует определенной смысложизненной ориентации [14]. Смысл не существует в сознании в готовом виде. Именно в процессе осмысления себя в этом мире, в процессе соотношения себя с другими людьми происходит подтверждение или изменение структуры в смысловом строении сознания [1].

Возникновение сознания как специфически человеческого способа отражения действитель­ности неразрывно связано с языком и речью. Как отмечается в научной литературе,  язык — необходимое ус­ловие возникновения сознания. Такая позиция восходит к известному определению К.Маркса: «Язык так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для дру­гих людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание, и, подобно сознанию, язык возникает лишь из потребности, из настоятельной необходи­мости общения с другими людьми» [17, с.29].

Осознавать — значит  отражать объективную реальность посредством  обобщенных значений, которые общественно выработаны и объективирован­ы в слове. «Связь сознания и языка, таким образом, — теснейшая, не­обходимая. Без языка нет сознания», — писал С.Л.Рубинштейн [20, с.49-50].

Считается, что первые объективные проявления сознания связаны с названием предмета и операциями с называемым предметом [19].

Субъективный мир у человека стал возможен благодаря тому, что система образов в человеческой голове находится в корреляции с системой знаков и прежде всего с языковой системой. То, что Павлов называет второй сигнальной системой,  было бы правильнее назвать системой знаков, которая существенно отличается от первой сигнальной системы (системы образов) тем, что она сама по себе не несет никакой информации, а выполняет исключительно функцию формальных символов. Носителем информации у человека, как и у животных, является только одна система — система образов [2].

Субъективный мир человека, таким образом, основам на коррелятивной связи системы образов со знаковой системой, причем, как правило, не с одной, а, с несколькими системами знаков, из которых ведущую роль играют естественные языки [2].

Субъективные образы, находящиеся в корреляции со знаковой системой и будучи не связанными с жизненно важной информацией, позволяют человеку совершенно свободно и произвольно ими оперировать. Человек при помощи слова может в любое время, и независимо от каких бы то ни было условий, их воспроизводить и проводить с ними любые операции. Одно из главных отличий в функционировании субъективных образов от образов у животных состоит в том, что человек, оперируя ими, способен произвольно создавать самые различные новые образные конструкции [2].

Таким образом, знаки являются уникальными операторами образов. Знаки могут воспроизводиться произвольно, независимыми от каких бы то ни было материальных условий. Они  также фактически не имеют ограничений в отношениях друг с другом внутри знаковой системы. Тем самым знаки обеспечивают неограниченные возможности оперирования образами в идеальном процессе [2; 5].

Какие выводы можно сделать для формирования иноязычного сознания при обучении иностранному языку? Если при изучении иностранного языка к знаниям родного языка добавляются знания слов чужого языка, то можно ли это считать новым вторичным иноязычным сознанием?

Здесь, на наш взгляд, необходимо учитывать следующие факторы:

1) Содержание значений слов иностранного языка не в полном объеме совпадает со значениями соотносимых слов родного языка.

2) Языковое сознание на иностранном языке (вторичное сознание, иноязычное сознание) связано с  языковым мышлением (иноязычным мышлением).

3) С каждым языком связано свое языковое сознание, своя языковая картина мира

4) Поскольку процесс познания (отражения) индивидуален, то следовательно, у каждого человека формируются 1) свое личностное отражение (своя картина мира, в том числе и на иностранном языке), 2) своё собственное национальное языковое сознание.

Помимо этого необходимо принимать во внимание творческий характер работы мозга и сознания.

Логика креативной функции сознания, согласно исследованию С.Д. Латушкина и В.В. Рубцова, соотносится с идеей «авторской модели мира» (по Ю.А. Аксеновой). Наряду с «мифопоэтическим образом мира» (субъект неотделим от мира) и «научным образом мира» (субъект познания отделен от мира) данный автор считает,  что каждыы субъект может сам конструировать новую— «объективную — картину мира и, таким образом, умножать субъекты конструирования» (Аксенова). Как считает Ю.А. Аксенова, «процесс осознания человеком себя как субъекта создания модели мира с целью познания, освоения объективной реальности, по-видимому, связан с разграничением в сознании субъектоориентированной картины мира и картины мироустройства».

Таким образом, предметное (объект), операциональное (действие) и знаковое сознание «контактируют» («сокоординируют» (в терминологии С.Д. Латушкина и В.В. Рубцова), порождая новый знаково-символический объект (сконструированная субъектом новая «объективная» картина мира, по Ю.А. Аксеновой). Данный знаковый объект делает человека независимым от жесткой привязанности к внешним условиям жизни (благодаря возможности искусственного конструирования новой реальности, соответствующей новой картине мира) (см. анализ точек зрения исследователей в работе: [1]).

Отсюда мы можем заключить следующее.

Если усвоение родного языка связано с познанием существующего мира и формированием сознания (приобретением знаний об окружающем мире), то при изучении иностранных языков формирование иноязычного сознания связано с конструированием новых миров, с формированием виртуального сознания (как дальнейшее познание мира, как диалектическое отрицание – включение в себя предыдущей ступени: после познания окружающего мира конструирование собственных миров).

Но рассмотрение механизмов и особенностей формирования иноязычного сознания может  быть предметным содержанием отдельной статьи

 

Список литературы:

  1. Акопов Г.В. Психология сознания: Вопросы методологии, теории и прикладных исследований. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2010. – 272 с.
  2. Арлычев А.Н. Сознание: информационно-деятельностный подход. М.: КомКнига, 2005. — 136 с.
  3. Гальскова Н.Д., Гез Н.И. Теория обучения иностранным языкам: Лингводидактика и методика. М.: «Академия», 2004. – 336 с.
  4. Добрынин Н.Ф. Об активности сознания // Психология сознания / Сост. и общ. ред. Л.В.Куликова. СПб.: Питер, 2001. – с.83-72
  5. Кузина М.В. Развитие Я-концепции студентов в процессе обучения иностранным языкам в вузе : моногр. / М.В. Кузина ; Ряз. гос. ун-т имени С.А. Есенина. Рязань, 2015. — 192 с.
  6. Ламзин С.А. «Идея» как основополагающая категория для понятий «информация» и «замысел» при обучении иностранным языкам. Школа будущего, 2015. № 1. — С.10-15
  7. Ламзин С.А. Характеристика процесса управления как регулирующего фактора при обучении иностранным языкам. Materialy XI Miedzynarodowej naukowi-praktycnej konferencji “Nauka: teoria I praktyka -2015” Volume 3: Premysl. Nauka I studia. — С.86-91
  8. Ламзин С.А. Самоорганизующиеся информационные процессы при обучении иностранным языкам. Материали за 11-а международна научна практична конференция, «Новини на научини прогресс-2015». Том 4. София: «Бял ГРАД-БГ» ООД. — С.79-85.
  9. Ламзин С.А. Роль самоорганизации и концепции возможных миров в обучении иностранным языкам.  Materaly XI mezinarodni vedecko-prakticka conference “Predni vedecke novinky-2015”. Dil 3. – Praha: Publishing House Education and Science” s.r.o. — С.37-43
  1. Ламзин С.А. Информация, синергетика, возможные миры в обучении иностранным языкам. Евразийский союз ученых. Часть1. 2015. № 8. — С.115-118.
  2. Леонтьев А.Н. Образ мира (с.251-262) Леонтьев А.Н. Избранные психологические исследования: в 2-х т. Т.II. М.: Педагогика, 1983. – 320 с.
  3. Леонтьев А.Н. Деятельность и сознание // Психология сознания / Сост. и общ. ред. Л.В.Куликова. СПб.: Питер, 2001. – с.72-82
  4. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: Изд-во МГУ, 1972. – 575 с.
  5. Леонтьев Д.А. Психология смысла. М.: Смысл, 2003. – 487 с.
  6. Ломов Б.Ф. Сознание как идеальное отражение // Психология сознания / Сост. и общ. ред. Л.В.Куликова. СПб.: Питер, 2001. – с.110-137
  7. Лосев А.Ф. Знак. Символ. Миф. М.: Изд-во МГУ, 1982. — 480 с.
  8. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.3
  9. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.42
  10. Мясищев В.Н. Сознание как единство отражения действительности и отношений к ней человека // Психология сознания / Сост. и общ. ред. Л.В.Куликова. СПб.: Питер, 2001. – с.56-63
  11. Рубинштейн С.Л. О сознании // Психология сознания / Сост. и общ. ред. Л.В.Куликова. СПб.: Питер, 2001. — С.47-56
    ХАРАКТЕРИСТИКА СОЗНАНИЯ В АСПЕКТЕ ФОРМИРОВАНИЯ ВТОРИЧНОГО ИНОЯЗЫЧНОГО СОЗНАНИЯ
    Изучение иностранного языка связано с развитием нового вторичного – иноязычного – сознания. Сознание возникает в процессе отражения, познания человеком окружающей действительности. Но отражение включает в себя и отношение человека в познаваемой действительности. Оно связано с личностными потребностями и чувствами и является индивидуальным. Сознание рассматривается как знания, связанные с языком. Иноязычное языковое сознание соотносится с конкретным иностранным языком. Формирование иноязычного сознания определяется языковым мышлением. При изучении иностранного языка формирование иноязычного сознания связано с творческим конструированием обучаемыми своих новых миров, с формированием своей языковой картины миры, с развитием виртуального сознания.
    Written by: Ламзин Сергей Алексеевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/19/2016
    Edition: euroasia-science_28.04.2016_4(25)
    Available in: Ebook