25 Июл

ВОПРОСЫ ПОДГОТОВКИ СПОРТСМЕНОВ В АСПЕКТЕ «ВОСТОК-ЗАПАД»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Массовое ознакомление россиян с восточной физической культурой началось после середины восьмидесятых годов прошлого столетия. Этот процесс обусловил необходимость разра­ботки глубоких и всесторонних обобщений, теоретико-методологических основ исследова­ний в контексте «Восток-Запад». Так, СВ. Кал­мыковым [4] выдвинута концепция, обосновывающая необходимость анализа и син­теза достижений культур Востока и Запада в сфере физической культуры и спорта. Ее акту­альность состоит в том, что при разработке ин­дивидуального подхода в спортивных единобор­ствах недостаточно учитывается роль этнокуль­турных факторов в индивидуализации учебного и тренировочного процессов, влияние культур­но-исторических традиций, а также индивиду­альных этногенетических особенностей спорт­сменов. В отечественной спортивной педагогике до сих пор недостаточно специальных исследо­ваний по этой проблеме. Существующие теоретико-методологические подходы зачастую не базируются на репрезентативных данных экспериментальных исследований и требуют уточнений в свете новейших достиже­ний отечественной спортивной педагогики, пси­хологии спорта и других смежных научных дис­циплин. Особая актуальность исследований в данном направлении обусловлена и тем, что всестороннее и глубокое изучение единоборств на современной научной и экспериментальной основе открывает широкие возможности для дальнейшего совершенствования используемых в настоящее время методов подготовки спорт­сменов-единоборцев и дает практически неис­черпаемый материал для разработки новых, бо­лее эффективных методик.

Для применения в совре­менных условиях традиционных восточных ме­тодов необходимы не только их научное изуче­ние и экспериментальное обоснование механиз­мов их воздействия, но и модификация и адап­тация применительно к культурно-историческим условиям нашей страны, доминирующим в ней социально-психологическим типам личности. С другой стороны, необходимо осуществлять тща­тельный отбор, принципы и критерии которого должны включать лучшие достижения и тради­ции как восточных, так и западных систем диаг­ностики психофизиологического и биоэнергети­ческого состояний человека. Сравнительный анализ индивидуализации подготовки едино­борцев в восточных и западных системах дает обширную методологическую и эмпирическую базу для интеграции и взаимообогащения раз­личных культурно-исторических традиций, что особенно важно для нашей страны, исторически сформировавшейся как межцивилизационный феномен, который развивается в условиях по­стоянного диалога и взаимодействия культур Востока и Запада [4].

Теоретико-методологической основой изу­чения спортивной деятельности в кон­тексте «Восток-Запад» являются различия в концептуальных подходах к решению проблемы индивидуального «Я» и субъектно-объектных отношений. Так, в западных школах спорта ос­новной упор делается на развитие дискурсивно-логического мышления, вербальную мотивацию действий, четкое осознание субъектом деятель­ности границ своего индивидуального «Я», в восточных же школах — на развитие интуиции и образно-чувственного восприятия, спонтанность и естественность реакции, отсутствие вербаль­ной мотивации действий. Таким образом, наи­более важной отличительной чертой восточной методологии индивидуализации подготовки единоборцев является отношение к проблеме индивидуального «Я», которая является цен­тральной проблемой бытия во всех религиозно-философских учениях, заложивших методоло­гические основы восточных единоборств (буд­дизм, даосизм, индуизм, конфуцианство и др.).

Поскольку вся картина мира у западного че­ловека сфокусирована вокруг индивидуального «Я», то весь окружающий мир рассматривается как объект познавательной и преобразователь­ной деятельности и всякая деятельность проте­кает в жестких рамках отношений субъект-объект. Особенно ярко субъектно-объектные отношения проявляются в западных видах еди­ноборств, для которых характерно четкое осоз­нание спортсменом себя как субъекта деятель­ности, ведущего бескомпромиссное противо­борство с другими субъектами, выступающими для него как объект экспансии его индивидуаль­ного «Я».

Для восточных учений в целом характерно негативное отношение к индивидуальному «Я», которое рассматривается как главное препятст­вие к духовному, нравственно-психологичес­кому и физическому совершенствованию чело­века.

При этом автор указывает, что при проведе­нии исследований в рамках вышеуказанной концепции придется столкнуться с объективны­ми трудностями, «…которые обусловлены про­тиворечием между необходимостью широкого историко-культурологического рассмотрения материала и узкой углубленной специализацией ученых (например, в области теории и методики спортивной тренировки ) [4, с. 11].

СВ. Калмыков [4] на примере даосско-буддийской субкультуры Восточно-азиатского региона (в контексте проблемы влияния различ­ных религиозно-философских учений на теоре­тические и практические основы восточно-азиатских единоборств) разработал сравнитель­ную классификацию различий Востока и Запада. Данная классификация является основанием для совершенствования методологии изучения ин­дивидуальных особенностей и совершенствова­ния подготовки как спортсменов-единоборцев, так и представителей различных видов спорта.

В целом концепция индивидуализации под­готовки спортсменов в контексте культурных традиций Востока и Запада ценна как в фило­софском, так и в культурно-историческом, этно­культурном и психолого-педагогическом аспек­тах, ее сущность органически связана с глобаль­ными интегративными процессами в развитии спортивного движения.

Также следует отметить труды известных отечест­венных специалистов, в которых представлена теория и методология научных исследований в аспекте «Вос­ток-Запад» [1,2; 7; 8].

Как части физической культуры спортивно-боевым единоборствам присущи три категории функций: 1) общекультурные; 2) специфиче­ские; 3) внутренние. Общекультурные функции: 1) эстетические; 2) этические; 3) экологические; 4) познавательные. Специфические функции: 1) обеспечение личной безопасности; 2) профес­сионально-прикладные; 3) психофизической на­правленности; 4) развивающие и оздоравливающие; 5) образовательные; 6) рекреативно-реабилитационные. К внутренним отнесены те функции, которые имеет каждый вид спортивно-боевых единоборств по отношению к специфи­ческим.

Принципами спортивно-боевых единоборств являются: 1) принцип благопристойности; 2) целостности; 3) единства и гармонии      противоположностей; 4) концентрации и осознанности; 5)  воспитывающего выполнения двигательного действия [2].

Основополагающим принципом восточных единоборств является достижение цели мирны­ми средствами. Этот принцип применим и в во­енном искусстве, и в политике. Согласно тради­ционной китайской военной мысли и практиче­ски всех школ боевых искусств, самая лучшая война и самая лучшая схватка те, которые пре­дотвращены [3]. Война и схватка — самые край­ние средства, к ним прибегают тогда, когда не удалось победить соперника другими средства­ми: политическими, дипломатическими, психо­логическими, экономическими и т.д., немирные средства считаются в китайской традиции наи­менее достойными. Военный классик Сунь-цзы (VI-V вв. до н.э.) утверждал: «…тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сража­ясь; берет чужие крепости, не осаждая: сокру­шает чужое государство, не держа свое войско долго. Он обязательно сохраняет все в целости и тем самым оспаривает власть в Поднебесной» [цит. по 5, с. 29].

Рассматривая ушу как первооснову всех восточных систем психофизической подготовки и единоборств, А.А. Трескин [11] определяет его как цело­стное явление традиционной культуры: «ком­плексная система боевых искусств Китая, впи­тавшая в себя за тысячелетнюю историю тради­ционную философию, религиозные воззрения, методы военно-физической подготовки, этиче­ские нормы, уникальный педагогический опыт, объединена общим названием «ушу» [11, с. 87]. В своем исследовании автор пришел к выводу о том, что боевые искусства детерминированы: 1) внешней политикой Китая, которая санкциони­ровала развитие и становление ушу; 2) изна­чально народная природа боевых искусств спо­собствует трансформации ушу во всенародное явление, способствующее укреплению государ­ственности; 3) взаимосвязь ушу с различными слоями общества приводит к стратификации внутри самого феномена — выделяются народ­ные и аристократические вариации боевых ис­кусств.

В разработку проблемы подготовки спортсменов в аспекте «Восток-Запад» существенный вклад внесли зарубежные авторы. Так, Yung С. Lee [15] показывает ушу как одну из видов восточных техник оздоровления и само­обороны. Автор рассматривает вопросы восточ­ной медицины и военно-прикладных искусств, а также дает иллюстрированные комментарии к комплексам Тайцзицюань. P. Huard, M. Wong [13] рассматривают куль­туру боевых искусств Китая, Японии и Индии и других стран как одно из проявлений общей культуры тела. Авторы дают описание различ­ных даосских техник, которые классифицирова­ны на 4 группы: 1) пестование жизненной силы (ян цзин); 2) пестование духа (ян шень); 3) со­средоточение на Едином; 4) собственно дыха­тельные практики (гун фу). Р.У. Смит, А. Питтмэн [10] указали на связь внутренних направлений ушу с ритуальным танцем, который нашел свое применение в боксе Ба-гуа как средство развития быстроты переме­щений. Речь идет об элементах ритуального танца, сохранившихся в традиции ушу, когда перемещение по кругу отождествляется с пере­движением по Вселенной. Таким образом, тело воина, исполняющего типовые формы (тао лу), осуществляет ритуальное единение макрокосма и микрокосма, то есть космогония раскрывается через ритуал. Солидный материал по ушу представлен в работах Лян Шоуюйя, Ян Цзюньмина «Эмейская школа багуа-чжан» [6], а также Ян Цзюньмина «Тайцзи: теория и боевая сила» [12]. Раскрывая историю ушу, авторы предприняли попытку изложить традиционное китайское по­нимание его истории. Е. Medeiros [14] с помощью метода истори­ческой интроспекции обобщил различные, в том числе многовековые мифологические свиде­тельства о боевых искусствах — с древности до наших дней. Изучение данных о боевых искус­ствах — в контексте общественно-исторических факторов позволяет создать определенные пред­ставления о роли боевых искусств в истории Китая.

В продолжение исследований вышеперечисленных авторов нами определены теоретико-методологические основы проблемы «Восток-Запад» в спорте, проанализированы классификации различий их культур, раскрыта теория деятельности в спорте, обоснована тех­нология соревновательно-тренировочной дея­тельности в единоборствах, показаны возмож­ности инструментальных методов, сочетающих в себе опыт восточной культуры и аналитиче­ский подход в науке западной культуры [9].

 

Список литературы:

  1. Воронов И.А. Восточно-азиатская психотелесная теория личности в отечественной системе спортивных единоборств (историко-психологическое и экспериментальное исследование): дис. …д-ра психол. наук / И.А. Воронов. – СПб., 2005. – 481 с.
  2. Гагонин С.Г. Развитие теории и практики физической культуры путем обобщения опыта боевых искусств Востока: дис. …д-ра пед. наук / С.Г. Гагонин. – СПб., 1999. – 327 c.
  3. Зиганьшин Р.М. Духовно-религиозные основы боевых искусств традиционного Китая: автореф. дис. …канд. филос. наук / Р.М. Зиганьшин. – М., 2006. – 24 с.
  4. Калмыков С.В. Индивидуализация подготовки спортсменов-единоборцев в контексте культурных традиций Востока и Запада: дис. … д-ра пед. наук в виде науч. доклада / С.В. Калмыков. – М., 1994. – 60 с.
  5. Конрад Н.И. Синология / репринт с изд. 1977 г. / Н.И. Конрад. – М.: Ладомир, 1995. – 621 с.
  6. Лян Шоуюй. Эмейская школа Багуа-чжан / Шоуюй Лян, Цзюньмин Ян. – Киев: София, 1999. – 400 с.
  7. Малявин В.В. Боевые искусства: Китай, Япония / В.В. Малявин; сост., пер. с кит., старояп., вступ. ст. и коммент. В.В. Малявина. – М.: Астрель, Изд-во ACT, 2002. – 416 с.
  8. Маслов А.А. Социально-исторические и политические аспекты ушу и его роль в культурной традиции Китая: дис. …д-ра ист. наук / А.А. Маслов. – М., 1995. – 692 с.
  9. Сагалеев А.С. Соревновательно-тренировочная деятельность спортсменов-единоборцев в условиях межкультурного диалога Востока и Запада: дис. …д-ра пед. наук / А.С. Сагалеев.-Улан-Удэ, 2012.-392 с.
  10. Смит Р.У. Ба-Гуа: бокс восьми триграмм / Р.У. Смит, А. Питтмэн; пер. с англ. А.Курчанова. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. – 106 с.
  11. Трескин А.А. Боевые искусства в системе военно-физической подготовки в Китае и Японии с древнейших времен до конца девятнадцатого столетия: дис. …канд. пед. наук / А.А. Трескин. – М., 1999. – 137 с.
  12. Ян Цзюньмин. Тайцзи: теория и боевая сила / Цзюньмин Ян; пер. с англ. А. Костенко. – Киев: София, 2002. – 304 с.
  13. Huard P.Oriental methods of mental and physical fitness / P. Huard, М.Wong. – N.Y., 1977. – 279 с.
  14. Medeiros E. The complete history and philosophy of Kung Fu / Е.Medeiros. – Rutland: Charles E. Tuttle Co., Inc., 1974. – 118 p.
  15. Yung С. Lee. Theory and science of Kung-fu / С.Lee Yung.–Costa Mesa, California, 1975. – 211 p.
    ВОПРОСЫ ПОДГОТОВКИ СПОРТСМЕНОВ В АСПЕКТЕ «ВОСТОК-ЗАПАД»
    В статье рассмотрена концепция о взаимодействии, взаимообогащении культур Востока и Запада в сфере физической культуры и спорта. Приведены данные некоторых авторов, а также показаны результаты собственных исследований в этом направлении.
    Written by: Сагалеев Андрей Сергеевич, Дашибальжиров Баир Дашиевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/27/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_25.07.15_07(16)
    Available in: Ebook