30 Дек

ШКОЛА В.В.ЛУБЕНКО: СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ИСТИНЫ И ОБОСНОВАНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Современный мир, который характеризуется как поликультурный, полипарадигмальный, диктует новые направления для исследования, познания и открытий, требует новых подходов, так как традиционные монопарадигмальные, узко-дисциплинарные подходы вступая друг с другом в противоречие, влекут противоречивость и эклектичность общей картины мира. Становление нового мировоззрения связано с представлениями о целостности мира и взаимозависимости его частей. Это явление сопровождается не только введением принципиально новых категорий, но и эволюцией содержания старых при включении в новую категориальную систему (речь идет о таких категориях как истина, движение, система, случайность, закономерность, судьба, иерархия и некоторых других).

Возникновение и формирование понятия «истина» восходит к мифологическому сознанию, когда само содержание этого понятия было неотделимо от понятий культа, закона, законности. Дальнейшее его развитие все больше разделяло истину-веры и истину как «соответствие действительности», близкое к содержанию слова «правда». Понимание истины как соответствия знания вещам восходит к учению Аристотеля, эта традиция была продолжена в философии Нового времени (Бекон, Спиноза, Гельвеции, Дидро, Гольбах, Ломоносов, Герцен, Чернышевский, Фейербах и др.). В идеалистических системах истина понимается или как вечно неизменное и абсолютное свойство идеальных объектов, или как согласие мышления с самим собой, с его априорными формами. Согласно диалектическим представлениям истина –процесс, связанный с постоянным преодолением заблуждений. Относительная истина однобока, поскольку отражает объект не полностью, а в известных пределах, условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются. В то же время в каждой конкретной относительной истине, поскольку она объективна, содержится частичка абсолютного знания. Абсолютная истина есть такое знание, которое полностью исчерпывает предмет и не может быть опровергнута при дальнейшем развитии познания. Абсолютную истину познать невозможно, но в каждой относительной истине есть доля абсолютной истины, об этом говорили многие ученые, философы и мыслители всех времен. Значит, если мы возьмем массу относительных истин и будем сталкивать их друг с другом до тех пор, пока из искр абсолютной, вылетающей из недр относительных, не вспыхнет огненный столб стержневой истины, только тогда истина откроется [8]. Стержневая истина, таким образом,  абсолютная в конкретном проявлении к этому миру, к этому часу, к данному движению.

«Истина калейдоскопична, и изменяется согласно той точки зрения, с которой на нее смотрят», писал в середине XIX века Джон С. Милль, замечая, что каждый поэт, мыслитель, философ в своем представлении о структуре и устройстве мира опирается не только на фундаментальные законы природы, искусства, или другие уже открытые законы, но и на свой личный жизненный опыт, на свое миропонимание и личные представления о практическом применении сформулированных законов и теорий познания. Таким образом, каждое новое представление об истине и природе ее возникновения вносит в общее, глубоко синкретичное понятие «истины» новую грань, приближая тем самым общее понятие на один шаг к абсолютному. Исходя из предпосылок нового метода познания, концепт истины, выступающий критерием познания, верности его направления, приобретает принципиально новое значение «точки схода», объединяющей в непротиворечивом полифункциональном согласии относительные истины, характеризующие объект исследования. В любом явлении окружающего мира существуют полярные начала, в чем состоит принцип дуалистичности мира. В отношении к логическому принципу определенности можно выявить две позиции. Первая – дихотомийный принцип исключения противоположностей, сформулированный древними греками как закон противоречия и закон исключенного третьего: или А, или не А, не может одновременно быть и А и не-А. Второе направление зарождается в христианской парадигме, в которой противоречия не исключают, а дополняют друг друга. «Когда один скажет: «Он думал как я», а другой: «нет, как раз, как я, то, полагаю, благочестивее скажу я: «а почему не так, как вы оба, если вы оба говорите правильно?»», пишет Августин [1, с.198]. Этот путь Августин называет «путь направленности воли на любовь к истине» [там же]. «Если бы я писал книгу высшей непреложности, я предпочел бы написать её так, чтобы каждый нашел в моих словах отзвук той истины, которая ему доступна; я не вложил бы в них единую, отчетливую мысль, исключающую все другие, ошибочность которых меня могла бы смутить» [там же]. В этом же направлении развивает свою педагогическую систему Я.А.Коменский. В «Предвестнике всеобщей мудрости» он пишет: «Дело не в победе какой-нибудь одной партии над другой, а в достижении всеобщей гармонии» [7]. «Его поиск истины был направлен не только на познание сущности вещей, но и на формирование внутреннего мира человека»[12]. В высшей степени актуальная для нашего времени идея согласия, отмечает С.Вайман, ведет к тому, что «отпадает надобность в противоборстве, в критических рейдах на территорию оппонента, пламенных инвективах и развенчании «чуждых взглядов». Вообще отпадает надобность в какой-либо духовной агрессии по отношению к инакомыслию» [4,с.401]. «В средневековой философии развивается диалогичность, направленная не на исключение логических противоречий, как это было характерно для философии Античности, а на достижение взаимопонимания и сотрудничества» [12]. Если дихотомийная логика по своей сути технологичная, связана с действием и с выбором, то троичная логика по сути эвристичная.  В качестве примера приведем фрагмент диалога из «Вопросника»  Алкуина, составленного для сына Карла Великого, Пипина: «Что такое жизнь? – Радость для счастливых, печаль для несчастных, ожидание смерти. – Что такое человек? – Раб смерти, мимолетный путник, гость в своем доме. – Что такое небо? – Вращающаяся сфера, неизменный свод. – Что такое глаза? – Вожди тела, сосуды света, истолкователи души. – Что такое солнце? – Светоч мира, краса небес, счастье природы, честь дня, распределитель часов. – Что такое звезды? – Роспись свода, водители мореходов, краса ночи. – Что такое земля? – Мать рождающихся, кормилица живущих, келья жизни, пожирательница всего» [2 т.1, с. 307-310]. В. Хёсле считает,  что «verum» предполагало не только то, что есть, но и то, что должно быть, и что в этих координатах заложена этическая оценка. Замена «verum» на «factum», то есть замена троичности на детерминизм, по Хёсле, определила научную рациональность Нового времени, и в этом «уже заложено стремление<…>использовать любые цели», а не Истину, понимаемую как единство Единого (παν-) и Блага (для παν-). «Без принципа «verum → factum», перенесённого в политику, тоталитаризм понять невозможно» [10, с.65].  Идеи троичности мы находим и в русской религиозной философии. «Тому, кто захочет попристальнее вглядеться в тайны этого перекрестка, — пишет В.Н. Ильин   становится ясно, что есть некий общий фокус, откуда исходят три луча: религиозно-библейский, гуманитарный и естественнонаучный» [6, с. 11]. «Они нуждаются друг в друге, дополняют друг друга и только в единстве позволяют в конечном счете получить представление о мире как о целостности. Таким образом, формирование внутреннего мира человека подобно фокусу, из которого исходят три луча – гуманитарный, естественнонаучный, религиозно – библейский» [12].

Такие авторы как Р.Г. Баранцев [3], Г.Н. Джибладзе [5], Э. Шадель, А.К. Тремл и другие отмечают особую роль троичности, преемственность «трихотомтий» в архитектонике современной системной триады. В современных системных исследованиях происходит возврат к триадному принципу, который играет основополагающую роль в архитектонике системной триады, где онтологический статус нелинейности связан с неопределенностью, дополнительностью, совместностью [там же, с. 20 — 21]. Как пишет автор, ее суть отражена в центральном этапе её построения – «введение критерия оптимальности из других измерений смыслового пространства», что способствует развитию многомерности в логико-философском мышлении. К. Шаллер считает, что троичность  один из основных философских принципов, актуальных для нашего времени [11].

Эвристический аспект этой идеи раскрывается в метафоричности, поскольку в основе метафоры лежит операция сравнения, а сама метафора часто представляет собой «скрытое сравнение» (М.В. Никитин) [12, c. 114], «Современное значение метафоричности не может не ассоциироваться с методом, в основе которого – анализ, синтез и сравнение» [там же, с.280].

Тезисно наш подход сводится к следующим направлениям: 1. Изучение мира как движущейся системы, как потока разноплановых движений. 2. Изучение мира как единства взаимодополняющих друг друга систем с позиции единства частей в их дополнении друг друга в целом. 3. Изучение функциональных разграничений с позиции различных формообразований единого («физика» явлений). 4. Изучение внутренних, личностных взаимосвязей сред, насыщающих явление («психика» явлений). 5. Изучение интенции, оси движения (поиск «стержневой истины» на данный момент времени). 6. Систематизация исследуемого целого через построение иерархии (главного-второстепенного) его частей. 7. Формулирование вывода-прогноза о развитии целого и его составных частей в соответствии с выведенной «стержневой истиной» его движения. 8. Проверка, отслеживание на практике сформулированного вывода-прогноза с критической позиции. Анализ и корректировка выводов по мере дальнейшего развития движения исследуемого объекта. Освоение нового метода познания предполагает перестройку подходов к  воспитанию и образованию личности, созданию новой образовательно-воспитательной системы [8,10,12].

Актуальной является предложенная образовательно-воспитательная модель, основанная на системе подходов к исследованию и познанию окружающего мира, и сориентированная, в первую очередь, на приоритет нравственного воспитания личности. Практическая реализация такой системы возможна лишь на основе введения в педагогический процесс художественно-образовательной деятельности как приоритетной по отношению даже к собственно учебной деятельности. В МАИ  реализуются организационные принципы, подходы и методы организации учебно-воспитательного процесса по системе нравственно-эстетически-интеллектуального развития личности через теорию и практику искусств и наук («Система стержневой истины»).  Принципиально новый подход к организации учебно-воспитательного процесса, заключается в том, что любая дисциплина, предлагаемая к изучению (в том числе и предметы, предусмотренные программой школьного обучения), рассматриваются и осваиваются учащимися через призму трех планов категорий, ответственных за включение и взаимодополнение в процессе познания всех сторон человеческой личности – эмоциональной, интеллектуальной, духовно-трансцендентальной. Необходимое условие нравственного совершенствования личности – гармонизация мышле­ния и чувствования человека (достижение единства образа, мысли, переживания). Таким образом, первый план категорий, который соотносится с собственно психологическими категориями, это категории мысли, образа, переживания. Переживание, в данном случае, рас­сматривается как начальный психический момент, который обеспечивает глубокое погружение, соединение с предметом познания, через наполнение его значимым для человека смыслом.

Второй план категорий — это категории, предлагаемые впервые в данной образовательной системе и соотносимые с категориями меры, числа, объема и т.д. Это категории, через которые человек обращается при изучении предметов через теорию и практику искусств и наук разными способами, разными приемами к пониманию физических, психических, экологических явлений, истории, культуры – категории точка, линия, пятно, плоскость, пространство, сфера, объем.

На использовании этого плана категорий строится такой принцип организации воспитательно-образовательного процесса как «единство разности и разность единства», что практически означает анализ явлений с точки зрения их целостности (обобщенности) и конкретности (практичности). При этом как обобщенные, так и конкретные объекты выступают как абстракции, а их анализ требует не только интеллектуальной способности к восприятию отвлеченных категорий, но и определенного воображения, для того, чтобы наделить абстракции свойствами живых, одушевленных предметов. Так, например, предметом анализа выступает «точка». Она рассматривается как   некий   слепок   жизнедеятельности. «Точка» «рождается», «умирает», «страдает»; она знаменует «начало» и «конец»; она «радуется» и «печалится»… Все эти состояния обучающиеся могут проговорить, нарисовать, переложить на звуки, пластически сыграть.

Проследив индивидуальные траектории развития различных «точек» как моделей стержневых процессов, символов конкретных движений, учащийся затем переходит к созданию из них композиций, то есть наблюдая, как разные «точки» взаимодействуют, организуя различные системы, будь то общество людей, явления природы или какая-либо иная структура, выстраивает логические эволюционные цепочки, моделирует историю развития явлений, их соотнесенность друг с другом.

Единство разности и разность единства — это как бы две линзы, позволяющие всмотреться в действительность, одновременно «приподнимаясь» над обыденностью и погружаясь в нее, найти объединяющее начало во множестве разрозненных деталей, и в то же время через диалектику выявить индивидуальные характеристики каждой части целого.

Другой принцип условно обозначен нами как «конденсация». Речь идет о необходимости максимальной мобилизации таких психо­физиологических характеристик человека, как зрение, слух, осязание и др., а также о развитии способности к гармоничному (комплексному) восприятию мира и на рациональном (сознательном), и на интуитивном уровне, т.е. ясное осознанное понимание не только разумом, но и практическим чувством.

Принцип «конденсации» непосредственно относится к области содержания обучения. Провозглашая этот принцип как один из основных, мы исходим из того, что «конденсация» приносит свой позитивный результат лишь при условии глубокого содержания предмета обсуждения и переживания.  В рамках обучения по системе стержневой истины изучается, исследуется и развивается полифункциональное осознание, и вырабатывается целостное реальное объективное мировоззрение.  Постижение «смысла жизни» в его полифоническом ценностном контексте выступает стержневой идеей предлагаемой системы, ее содержательной стороной. Принципиально важно то, что постижение ведущих ценностей жизни происходит не традиционным образом, характерным для научного или религиозного методов познания мира, а при посредстве художественно-образной деятельности, конструирующей различные нравственно-этические, психологические и другие структуры живой материи, где материалом исследования является предмет обучающий. Также новый здесь и сам принцип дидактической последовательности, реализующий новую систему обучения. В каждом ученике утверждается его творческое, личностное, самостоятельное мышление и чувствование,  и учащиеся могут прийти к важным для себя выводам, рисуя, играя, сочиняя музыку, разговаривая друг с другом, общаясь с учителем.

Таким образом, в данном организационном подходе находит свое отражение третий план рассматриваемых и осваиваемых категорий – категории жизни, смерти, бытия, космоса, мироздания, Бога, призванные пронизывать всю концепцию общим духом принадлежности человека к общекосмическому пространству, помогать в формулировании смысла жизни, приводить к осознанию важности самопознания. В  учебно-воспитательный процесс вводится новый подход к понятиям «мужское» и «женское» начало, который подразумевает анализ любых природных явлений по их обобщенным функциональным признакам. Анализируя мужскую и женскую функции, становится возможным глобально систематизировать информацию, правильно выстраивать причинно-следственные связи явлений, что необходимо человеку, понимающему свое место в жизни и свою ответственность, функцию в системе целого.

Таковы некоторые освещенные нами принципы организации учебно-воспитательного процесса, реализующего инновационные педагогические концепции по системе нравственно-эстетически-интеллектуального развития личности через теорию и практику искусств и наук («Система стержневой истины»).

Литература.

  1. Августин Аврелий. Исповедь / Августин Аврелий. История моих бедствий / Петр Абеляр. М., 1992. 335 с.
  2. Антология педагогической мысли христианского средневековья, под ред. В. Г. Безрогова, О. И. Варьяш. М., 1994. Т. 1. – 399 с.; Т. 2. – 350 с
  3. Баранцев Р. Г. Становление тринитарного мышления / Р. Г. Баранцев. М.; Ижевск, 2005. – 123 с.
  4. Вайман С. Т. Неевклидова поэтика: работы разных лет / С. Вайман. –– М., Наука, 2001. – 479 с.
  5. Джибладзе Г. Н. Философия Коменского / Г. Н. Джибладзе –– 2–е изд., доп. и испр. –– М., Педагогика, 1982. – 168 с.
  6. Ильин В. Н. Шесть дней творения / В. Н. Ильин, Paris, 1991, 231 с.
  7. Коменский Я. А. Сочинения / Я. А. Коменский. М., Наука, 1997, 476 с.
  8. Лубенко В.В., Система стержневой истины. Ленинград,1990
  9. Лубенко В.В., Система стержневой истины. СПб,1999, 184 с.
  10. Хёсле, В. Философия и экология / В. Хёсле. М 1993. – 204 с. с 65
  11. Schaller, K. Komenskys Auseinandersetzung mit dem Cartesiasmus – eine neue Dimension der Aktualitaet seiner pansophischen Padagogik / Klaus Schaller // Symposium Comenianum 1986 : J. A. Comenius’s contribution to world science and culture, Liblice, June 16–20, 1986 / Českosl. akademie věd, Ped. ústav Jana Amose Komenského. –– Praha, 1989. –– P. 97–104.
  12. Марчукова С.М. Развитие идеи пансофийности в педагогических трудах Я.А. Коменского, дисс. д.п.н.,  С-Пб 2014
    ШКОЛА В.В.ЛУБЕНКО: СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ИСТИНЫ И ОБОСНОВАНИЕ ИННОВАЦИОННЫХ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ
    Written by: Лубенко В. В.
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/09/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook