30 Янв

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ СУЩНОСТЬ ТУВИНСКОГО ГОРЛОВОГО ПЕНИЯ (ХООМЕЯ)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Возникновению, распространению и развитию одного из видов феноменального народного искусства – горловому пению – посвящено немало исследований (научные, научно-популярные статьи, фундаментальные труды). В них выявляют, прежде всего, его феноменальность, загадочность, вопросы его возникновения, распространения (З.К. Кыргыс и другие). Между тем, в тувинском горловом пении (хоомей), в его содержании изначально заложена, на наш взгляд, духовно-нравственная сущность. Её истоки и содержание мы видим в объединяющем воздействии хоомея на всех людей, причастных к этому искусству – и исполнителей, и слушателей. Методологически наш подход обоснован и тем, что в культурологических исследованиях, и в исторических трудах особо отмечается тувинское горловое пение как символ духовности, как ценность духовной культуры народа. Однако в предметной области этнопедагогических исследований тувинских ученых духовно-нравственная сущность искусства горлового пения (хоомея) целенаправленно не рассматривается.

«Хоомей — феноменальное  искусство  народов  Саяно-Алтайского  культурно-исторического  ареала» [7, 13]. Так, песенное  творчество тувинцев, искусство  хоомея привлекло внимание исследователей  еще в конце XIX века. В 1893  году  Н.Катанов писал: «Остроумия и сатиры в сойотских песнях  больше, потому что они к импровизации  способные, нежели  наши  минусинские  татары» [7, 6]. В 1909 году   этномузыковед   А. В. Анохин  писал: «Из  всех  тюркских  племен сойоты самое  певучее  племя… У сойот 95% поющего  элемента» [там же].

В газете «Минусинский  листок»  за 11 января 1915  года И. Сафьянов  писал: «На  все  случаи жизни сойоты  слагают  песни, придумывают  сказки, но  ничто так не  волнует  их  простые, возлюбленные души, как весеннее пробуждение  природы. Любимые  дети  ее – они  тогда  совершенно  теряют  головы и поют, почти без  конца. Поют о красоте своего края, о широте его степей, поют  о многоводном красавце  Улуг-Хеме, о  горных  вершинах Тану — Ола, о прекрасных  цветах и дивном аромате  их.  Поют о птицах,  о  насекомых, о дикой   волшебной  красоте своих  заповедных лесов, о  белом  мраморе Хаярхана… Это преклонение  перед  матерью  всего  сущего, великой  волшебницей – природой является  могучим  лейтмотивом  сойотской  поэзии» [7, 6].

В нашем восприятии, когда читаем эти  строки, в воображении возникает  образ  исполнителя  хоомея  и  чарующие  звуки  его  пения. В исполнении тувинского горлового пения и его влиянии на слушателей мы рассматриваем духовно-нравственное начало этого искусства, воспевающего не только красоту природы родного края, но и ценность человека. Прежде всего, воспевают мать свою (на тувинском языке – Ием), отца своего (на тувинском языке – Адам). Как известно, содержание горлового пения обогащается народной поэзией, то есть исполнители поют в собственном сочинении от души, сочетают искусство пения и народно-поэтического творчества. Следовательно, можно сказать словами С.А. Нижникова, что «человек глубоко осмысливает свое положение в мире, задумывается над смыслом своей жизни»[8, с.181]. Эмоциональное воздействие этого вида народного искусства колоссально.

«Хоомей – феномен, близкий духу тувинского народа, способ выражения мировоззрения, символ духовности народа, ключ к его душе. Именно в хомее тувинцы находили утешение в самые трудные минуты. С древних времен хоомей помогал не сломаться, не терять достоинства и сохранять человеческий облик» [6, с.7]. Это и есть, видимо, ответ на вопрос: «что значит хоомей для тувинского народа?»

В 1987 году  американский  этномузыковед  профессор  Теодор Левин писал: «Народные  мелодии тувинцев  тесно  связаны с  природой. В них  переплелись и свист  ветра, и шум  вековых кедров,  и журчание горных  ручьев…  На природе  песня  без  слов (хоомей) звучала  естественно и свободно, звуки  ее таяли в голубом небе. Это  была  чистая и могучая  мелодия  гор, которая  заставляла сердце  учащенно  биться в груди. Я зачарован  этой  мелодией»[7, 7].

Доктор исторических  наук, профессор  Н. Абаев считает  хоомей  космической музыкой, видом  медитации, которая успокаивает, возвышает, облагораживает  душу. Данное восприятие характерно абсолютно для всех слушателей.

С.И. Вайнштейн в статье «Вместо предисловия» к этномузыковедческому исследованию З.К. Кыргыс «Тувинское горловое пение»  отмечает, что «необычный феномен музыкальной культуры тувинцев – труднообъяснимые и даже таинственные для непосвященного слушателя звуки чрезвычайно своеобразного вида горлового пения, когда одновременно слышны несколько звуков, тянутся две или три линии – вызывает особый интерес. Европейская музыкальная культура не знала и до недавнего времени не могла объяснить такое загадочное явление» [5, с.3].

Искусству горлового пения тувинцев посвящены статьи русских путешественников, исследования современных ученых. Мы придерживаемся предположения С.И. Вайнштейна о возникновении горлового пения: «… этот удивительный вид народного искусства возник первоначально в Саяно-Алтае у древних кочевников горно-степных районов бассейна Верхнего Енисея, то есть в том ареале, где уже в I тысячелетии жили древнетюркские племена – непосредственные предки тувинского народа, и относится ко времени не позже I  тыс. н.э…». Очевидно, что истоки тувинского горлового пения – в глубокой  древности, когда  тюркоязычное  сообщество  представляло собой суперэтнос.

Вспомним, что персонажам героического  эпоса   тувинцев, алтайцев, которым приписывались  способности  петь   «голосами  ста  птиц», пением  перекрывать  рев   водопадов, завораживающим  пением   привлекать  внимание  и  людей, и  таежного  зверя. Слух  красавицы-дочери  небесного  Курбусту-хана  услаждают  сладкоголосые  девушки, играющие на музыкальных  инструментах,  и  юноши, исполняющие  хоомей,  дух – хозяйка  Танды  влюбляется в охотника  за  его  прекрасное  искусство  горлового пения   и  одаривает  богатой  добычей.

На современном этапе освоение  звуков  природы, творческое осмысление, воплощение восприятия  природы  в  мелодиях  хоомея становится понятным  всем  народам, несмотря  на  разность культур, на разность природно-климатических условий. В этом  волшебная сила  искусства.

Исследователями выявлено, что горловое пение  бытует  у многих  тюрко-монгольских  народов, постепенно завоевывая  мир. На  симпозиуме «Хоомей»  состязаются  в  мастерстве исполнения  горлового пения представители многих народов. Участвуют тувинцы, монголы, алтайцы, башкиры, хакасы, якуты,  шведы, американцы, японцы. Огромен интерес к   хоомею представителей  столь  разных  культур, стремление овладеть этим  искусством. Он свидетельствует о том, что  горловое  пение  становится достоянием  человечества, частью  мировой художественной  культуры, развивая свое духовно-нравственное начало.

Неизгладимое впечатление  оставило  исполнение  хоомея  американским слепым  музыкантом  Полом  Пеном, особенно, его  диалог в стиле  кантри с  неповторимым исполнением   хоомея Ондаром Конгар – оолом (к сожалению, тоже рано ушедшего из жизни). Искусство  сближает  народы  и  континенты. Пол  Пен ушел  из  жизни, а память о нем  осталась. Непревзойденное искусство исполнения горлового пения Ондара Конгар-оола продолжают его ученики.

Все  чаще используют  горловое пение  в качестве  музыкального сопровождения  в танцевальном  жанре. Это придает  особую  атмосферу  загадочности, подчеркивает  экспрессию  танца. Это  ярко выражено, кроме профессиональных коллективов, также и в творчестве детских и молодежных танцевальных коллективов городов Кызыла, Турана, Тувинского государственного университета (например, в постановке Е.С. Уйнук-оол), других кожуунов (районов) Тувы.

Древнее искусство горлового пения развивается. В настоящее время новая его жизнь  наблюдается  в  осуществлении синтеза  с современностью, в использовании  элементов  горлового пения  в современных  авторских  песнях.

Действительно, если сами тувинцы очарованно поют (исполнители хоомея) и слушают (зрители), то представители разных культур воспринимают хоомей как загадочное явление. На основе чего, на наш взгляд, его можно рассматривать в ракурсе объединяющего воздействия этого искусства на людей, исходя из того, что восприятие – категория,  обозначающая   готовность и способность  человека  воспринимать те или иные явления, поступающие из окружающего мира  стимулы. Сюда  входят  субкатегории: осознание — готовность или желание  воспринимать, избирательное (произвольное) внимание — образует  диапазон восхождения от пассивной позиции  до  более активного  отношения к явлениям  действительности. К тому же, реагирование — категория, обозначающая  активные проявления, исходящие  от самого человека. На данном   уровне  он  не  только воспринимает, но  и  откликается на  то  или иное  явление, или внешний  стимул, проявляет  интерес к  предмету,  явлению  или  деятельности. Субкатегории: подчиненный  отклик, добровольный  отклик, удовлетворение от реагирования [10].

О восприятии  хоомея  европейцами  говорят  народные  хоомейжи  – носители  уникального  дара,  хранители и пропагандисты  древнего  искусства  тувинского народа  Ховалыг Кайгал-оол,  Кошкендей  Игорь. Их  наблюдения  сходятся в том, что  после  исполнения  номера  некоторое  время   в  зале стоит  тишина, только потом, как бы, очнувшись, зал взрывается аплодисментами.  Замечено, что  европейский  зритель во время  концерта  закрывает  глаза, погружается  в мир  звуков.

Тувинский же  зритель, во время исполнения горлового пения сначала слушает, затаив дыхание. Затем начинает аплодировать, особенно при исполнении феноменального стиля – сыгыт, не дожидаясь окончания. Как показано в исследованиях З.К. Кыргыс, исполнение сыгыт связано с задержкой дыхания и эмоциональным влиянием на зрителей. При этом тувинцы бурно реагируют и начинают аплодировать, таким образом, выражая высокую оценку исполнению горлового пения. Они понимают, кто, как исполняет горловое пение. И в то же время такое реагирование тувинского зрителя свидетельствует о том, что искусство горлового пения доходит до душ и сердец каждого зрителя, сдерживание эмоции просто невозможно.

Этот  феноменальный  вид искусства  понятен и привлекателен  тем, что  истоки  его в  природе. Каждый  воспринимает  его по-своему — в этом  прелесть недосказанного, что можно  самому  думать и постигать тайны  очарования  хоомея. Следовательно, истоки его и в душе каждого исполнителя, и каждого зрителя. Важно, чтобы и каждый подрастающий человек впитывал эти истоки духовности.

Изучение духовно-нравственной сущности тувинского горлового пения (хоомея) отражается в содержании Программы духовно-нравственного воспитания учащихся общеобразовательной школы №2 г. Турана Республики Тыва (авторы – О.М. Дамчай, Е.С. Уйнук-оол). В соответствии с ней для учащихся раскрывается объединяющее воздействие хоомея на всех людей, причастных к этому искусству – и исполнителей, и слушателей, в том числе представителей разных культур. Обосновано это и тем, что в исследованиях особо отмечается тувинское горловое пение как символ духовности, как ценность духовной культуры народа. Теоретическое обобщение опыта творческого коллектива этой школы мы рассматриваем как направление изучения духовно-нравственной сущности искусства горлового пения (хоомея).

Туран – это небольшой город, который является кожуунным (районным) центром, расположен недалеко от знаменитой Долины царей. В городе живут представители тувинского, русского и других народов. Русскоязычные дети учатся в школе №1, в которой реализуется концепция воспитания человека в поликультурном пространстве (под руководством Л.П. Салчак и другие).

Разработанная программа духовно-нравственного воспитания учащихся реализуется в школе №2 в течение более 10 лет. В её содержании центральное место занимают темы культуры традиционной тувинской семьи, духовной сущности тувинских праздников, народного творчества, включая все его жанры [3]. Авторов программы О.М. Дамчай, Е.С. Уйнук-оол интересует так же вопрос о том, как  воспринимали   искусство горлового пения  славяне  в  древности. Как показано в содержании Программы духовно-нравственного воспитания, это  были  представители  мононациональной  среды  в  отличие  от  современных  исследователей, живущих в условиях интернационализации всех  сторон  жизни, толерантных, открытых  к  диалогу  культур. Об их восприятии горлового пения (хоомея), можно проследить по содержанию русского фольклора. Так, в былине   «Илья Муромец  и  Соловей-Разбойник»   сюжет  построен на том, что прямоезжая дорога в Киев-град  замуравела, заросла  травой. По ней  давно  никто  не ездит, ни зверь не пробегает, ни птица  не пролетает, так как  там засело  некое  существо – Соловей-Разбойник, и  создает  неудобства: никого не пропускает в стольный  град. Приходится  добираться до  Киева  окольными  путями. Отличительной  особенностью  Соловья-Разбойника  является его способность  поражать  все  живое  необыкновенным  свистом:

Засвистал  Соловей по-соловьиному.

А в другой   зашипел  разбойник по-змеиному.

А в третьи зрявкает по-звериному…[11]

Человеческая  фантазия  не может  придумать ничего  такого, чего  не существует в природе. Следовательно, необыкновенный  свист,  все-таки,  имел  место   быть   еще  в  былинные  времена.  И Соловей — Разбойник – не просто  плод  воображения,  а представитель  носителей  культуры   необыкновенного свиста.

Можно предположить,  что   Соловей-Разбойник – это  степной  сосед оседлых  славян – кочевник. А необыкновенная  способность его  к  чудесному  свисту – искусство горлового пения.

Для  жителей  равнин, где  текут  величавые  и спокойные  реки   характерны  такие  же  величавые, раздольные  мелодии:

Вижу  чудное  приволье, вижу  реки  и  поля,

Это  русское  приволье, это  родина  моя!

Для  них   хоомей, при первичном  восприятии, видимо, казался  таким необычайным, устрашающим явлением, что, вполне возможно вызывал панику, душевное  волнение. Творческое  воображение  народа  гиперболизировало  эти  ощущения  до  размеров  катастрофы: от  этого свиста  войска  замертво  падают, нет  от  него  спасения ни человеку, ни зверю, ни птице. Только  герой  Илья Муромец  может  спасти  народ от  этого чудовища – Соловья- Разбойника  и  его свиста.

Необыкновенная  способность  приписана  любимым  героям,  что  свидетельствует, как мы предполагаем, о  принятии  явления  иной  культуры – о реагировании. Таким образом, учащиеся не просто изучают русское народное творчество, но сопоставляют взаимообогащение культур разных народов.

Так осуществляется приобщение учащихся школы №2 г. Турана к истокам духовности, в том числе к народному искусству горлового пения, к его восприятию, в том числе и представителями других культур. В соответствии с Концепцией духовно-нравственного воспитания, «более высокая ступень духовно-нравственного развития россиянина – принятие культуры и духовных традиций народа или народов, в среде которых он родился и продолжает жить. Российскую идентичность и культуру можно сравнить со стволом могучего дерева, корни которого образуют культуры народов России. Нельзя стать россиянином, не будучи укоренным в тех этнических традициях, к которым человек может принадлежать как по факту своего происхождения, так и по факту начальной социализации в определенной этнокультурной среде» [4].

Таким образом, восприятие хоомея –  горлового пения – представителями других культур, мы рассматриваем в ракурсе объединяющего воздействия этого искусства на представителей разных культур. Оно духовно обогащает людей, способствует взаимопониманию между ними. В этом проявляется духовно-нравственная сущность тувинского горлового пения (хоомея). А содержание теории и методики духовно-нравственного воспитания подрастающего человека в условиях поликультурного функционирования образовательных учреждений расширяется знаниями о многообразии культур. И соответствует содержанию Концепции духовно-нравственного воспитания учащихся в многонациональной Российской Федерации, в одном из её субъектов – Республике Тыва. Благодаря исследованиям, поддержке ученых и практиков, древнее искусство горлового пения продолжает развиваться. Литература

  1. Аванесова, Г.А. Культура духовная [Статья] /Г.А. Аванесова // Культурология. Энциклопедия. Т.1.- СПб., 1998.-С.346-347.
  2. Волков, Г.Н. Этнопедагогика: [Текст]. Учеб. для студ. сред. и высш. пед. учеб. заведений/ Г.Н. Волков.-М: Изд. центр «Академия», 1999.-168с.
  3. Дамчай, О.М., Уйнук-оол Е.С. Культура традиционной тувинской семьи: Учебно-метод. пособие / О.М. Дамчай, Е.С. Уйнук-оол. — Кызыл, 2014.-120с.
  4. Концепция духовно-нравственного воспитания российских школьников / Данилюк А.Я., Кондаков А.М., Тишков В.А. Размещено на сайте: http://otherreferats.allbest.ru/pedagogics/00196373_0.html
  5. Кыргыс, З.К. Тувинское горловое пение: Этномузыковедческое исследование / З.К. Кыргыс. — Новосибирск: Наука, 2002. — 236с.
  6. Кыргыс, З.К. Тайна тувинского горлового пения /З.К. Кыргыс. – Кызыл: ОАО «Тываполиграф», 2013. — 128с.
  7. Мелодии хоомея: Сборник. — Кызыл: Тувинское книжное изд-во, 1994. -110с.
  8. Нижников, С.А. Духовное познание: [статья] / С.А. Нижников // Культурология. Энциклопедия. Т.1.- СПб., 1998.- С. 181-183.
  9. Пархоменко, Н. А. Духовно-нравственное воспитание школьников на традициях народной культуры: Автореф. дисс. на соиск. учен. степени к.п.н. Специальность: 13.00.01 — Общая педагогика, история педагогики и образования. – Курск, 2002. // Размещено на сайте: http://www.dissercat.com/content/dukhovno-nravstvennoe-vospitanie-shkolnikov-na-traditsiyakh-narodnoi-kultury
  10. Пономарева, Г.М. Основы культурологии / Г.М. Пономарева, Т.И. Тюляева. — М.: Изд-во АСТ, Астрель, 2002. — 320с.
  11. Ухов, П. Д. Атрибуции русских былин / П.Д. Ухов. — М.: Изд-во МГУ,1970. -190с.
    ДУХОВНО-НРАВСТВЕННАЯ СУЩНОСТЬ ТУВИНСКОГО ГОРЛОВОГО ПЕНИЯ (ХООМЕЯ)
    Этническое своеобразие культуры каждого народа оказывает влияние и на процесс формирования и становления человека в условиях образовательных учреждений. В статье рассматривается духовно-нравственное начало в содержании тувинского народного искусства – горлового пения, как ценности духовной культуры, которое реализуется в содержании Программы духовно-нравственного воспитания учащихся.
    Written by: С.Я. Ооржак, Е.С. Уйнук-оол
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/23/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.01.2015_01(10)
    Available in: Ebook