30 Окт

ЧУЕВ ВИКТОР АНДРЕ ГИПОКСИЧЕСКИЕ И РЕЛАКСАЦИОННЫЕ СРЕДСТВА ТРЕНИРОВОЧНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ В СПОРТИВНОЙ ПРАКТИКЕ. III. РЕЛАКСАЦИОННАЯ ПОДГОТОВКА В ГОДИЧНОМ ЦИКЛЕ СПОРТИВНОЙ ТРЕНИРОВКИЕВИЧ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Для определения эффективности разработанной технологии релаксационной подготовки в годичном цикле спортивной тренировки был проведен педагогический эксперимент в естественных условиях учебно-тренировочного процесса. Участниками эксперимента стали две женские футбольные команды мастеров высшей и второй лиги, участвовавшие соответственно в Чемпионате и первенстве России, а также Кубке России по футболу среди женщин.

Первоначально планировалось, что основные результаты исследований будут внедрены в учебно-тренировочный процесс команды футболисток высшей лиги. Эта команда в течение игрового сезона трижды проходила углубленные комплексные медико-биологические обследования в Проблемной НИЛ ГАФК им. П.Ф. Лесгафта (в марте, в июле и в октябре). Однако, получив все необходимые рекомендации по коррекции тренировочного процесса, тренер команды не воспользовался ими. Это послужило нам основанием считать систему подготовки данной команды общепринятой («обычной»), а футболисток – не экспериментальной группой, а контрольной. Таким образом, футболистки контрольной группы (19 чел.) тренировались по обычной программе, не акцентированной на развитие и совершенствование релаксационных характеристик нервно-мышечной системы в годичном цикле тренировки.

В качестве основного метода исследований сократительных и релаксационных характеристик мышц использовался метод полимиографии [1,2,3]. Метод основан на синхронной графической регистрации биоэлектрической активности (электромиограммы) и напряжения (динамограммы) мышц при их произвольном напряжении и расслаблении в изометрическом режиме. В наших экспериментах исследовалась четырёхглавая мышца бедра обеих ног, принимающая самое активное участие во всех двигательных действиях футболисток.

При расшифровке полимиограмм рассчитывались: скорость произвольного напряжения относительная (СПНо) или «взрывная» сила, коэффициент максимальной произвольной силы относительной (КМПСо), скорость и характер произвольного расслабления (СПР), общее функциональное состояние мышц (ФС м) и др. Относительные величины оценивались из расчёта на 1 кг массы тела испытуемых. Методика проведения обследования предусматривала оценку функционального состояния различных систем организма в покое, во время выполнения и после выполнения тестирующих нагрузок. В качестве нагрузки, по которой оценивался уровень специальной работоспособности у футболисток, использовались 50 педалирований на велоэргометре с максимальной интенсивностью и величиной нагрузки в 1/25 от собственной массы тела спортсменки. При этом рассчитывался коэффициент скоростной выносливости, учитывающий стартовую, максимальную, финишную и среднюю скорость педалирований на велоэргометре.

Такой подход позволял получить огромное количество объективной информации, характеризующей не только актуальный уровень функционального состояния и физической работоспособности, но и реакции различных систем организма на тестирующие физические нагрузки, устойчивость к утомлению, скорость восстановительных процессов, активность физиологических механизмов срочной мобилизации защиты организма от экстремальных воздействий больших физических нагрузок, оценить физиологические резервы адаптации, рассчитать прогноз успешности спортивной деятельности по интегральному коэффициенту тренированности (ПУД икт) для каждой из спортсменок.

Для расчета коэффициента эффективности игровой деятельности (k) команды футболисток использовался разработанный нами метод [6]:

Анализ индивидуальных данных результатов обследований, проведенных в начале и в середине игрового сезона (в марте и в июле), у футболисток контрольной группы выявил существенные различия как в направленности положительных и отрицательных сдвигов разных параметров, так и в их величине. Тем не менее, у подавляющего большинства футболисток контрольной группы динамика целого ряда показателей, характеризовавших уровень тренированности спортсменок, была положительной, что и определило в целом общую положительную динамику физического и функционального состояния команды к середине напряженного игрового сезона.

Сравнение результатов мартовского и июльского обследований показало, что на фоне некоторого снижения показателей общей силы (КМПСо) на –2,7 %, выявленных при втором обследовании, у команды значительно повысились скоростно-силовые качества, т.е. «взрывная» сила (СПНо) – на 15,3 %. Это обеспечило повышение уровня сократительных свойств мышц (ССМ) на 5,7 % и общего функционального состояния мышц (ФС м) на 2,3 %. Параллельно с этим было отмечено увеличение скорости восстановления (СВ ссм) на 1,5 % и полноты восстановления (ПВ ссм) на 0,9 % сократительных свойств мышц.

Положительная динамика перечисленных выше параметров, вполне естественно, нашла отражение и в повышении физической работоспособности при выполнении тестирующих физических нагрузок на велоэргометре: мощность педалирований (N р) возросла на 8,1%, средняя скорость педалирований возросла на 11,2 %, а финишная скорость и коэффициент скоростной выносливости увеличились соответственно на 15,7 % и 16,7 %.

Однако прогноз успешности спортивной деятельности по общему интегральному коэффициенту тренированности для рассматриваемой группы футболисток (ПУД икт) оказался отрицательным –0,4 %.

На это указывает отрицательная динамика ряда важных показателей. Так, скорости двигательной реакции напряжения (СДРН) и расслабления (СДРР), характеризующие функциональное состояние центральной нервной системы, снизились соответственно на –2,4 % и –4,1 %. Скорость произвольного расслабления (СПР) мышц, характеризующая релаксационные характеристики мышц, снизилась на –1,6 %. На некоторое недовосстановление организма после нагрузки и общее нарастающее утомление указывало понижение сопротивляемости утомлению сократительных свойств мышц (СУ ссм) на –0,6 % и падение скорости восстановления пульса на –18,8 % при проведении велоэргометрической пробы.

По итогам промежуточного (июльского) обследования тренеру команды футболисток контрольной группы были рекомендованы мероприятия по коррекции отдельных сторон тренировочного процесса и, в частности, необходимости снижения объема выполняемых тренировочных нагрузок и изменения их режимов; предложения по изменению методик использования ставших традиционными в спортивной практике массажа (времени и характера воздействий), бани-сауны (по методике дробных «термопроцедур») и др. Кроме того, был рекомендован целый комплекс нетрадиционных средств подготовки (релаксационные и гипоксические упражнения, барокамерная тренировка и прочие воздействия), повышающих функциональное и психофункциональное состояние спортсменов. Однако в команде рекомендованные нетрадиционные средства тренировочных воздействий не использовались, а было активизировано проведение лишь восстановительных мероприятий (массаж, баня) по устоявшимся методикам, главным образом, по самочувствию.

Третье (заключительное) обследование в соответствие с программой было проведено после завершения соревновательного периода (в октябре). Сравнительный анализ результатов всех трех обследований дает наиболее ценную объективную информацию, как об индивидуальных особенностях каждой спортсменки, так и о команде в целом. Сопоставление результатов третьего обследования (октябрь) с предыдущим (июль) выявило значительное снижение подавляющего большинства параметров, характеризующих различные стороны физической и функциональной подготовленности команды.

«Взрывные» качества (скорость сокращения) мышц снизились на –21,1 %, сила на –7,2 %, скорость расслабления на –5,7 % и общее функциональное состояние мышц на –10,5 %. Значительное увеличения латентного времени напряжения и латентного времени расслабления резко снизили скорости двигательной реакции напряжения (СДРН) на –10,5 % и расслабления (СДРР) на –11,7 %, соответственно, характеризующие функциональное состояние центральной нервной системы. Интегральный показатель функционального состояния центральной нервной системы снизился на –7,7 %.

Существенно ухудшились параметры, характеризующие скорость восстановительных процессов и экономичность деятельности различных органов и систем. Так, например, сопротивляемость утомлению, скорость и полнота восстановления сократительных свойств мышц после тестирующей физической нагрузки снизились соответственно на –0,6 %, –1,8 % и –2,4 %. Скорость восстановления пульса по сравнению со вторым обследованием стала ниже еще на –8,1 %.

Падение мощности выполняемой нагрузки на –10,5 % и, как следствие, коэффициента скоростной выносливости на –17,6 % объясняется падением эргометрических характеристик: стартовой на –6,3 %, максимальной на –8,7 %, финишной на –13,6 % и средней на –13,0 % скорости педалирований.

Перечисленные факты указывают на накопившееся и явно выраженное утомление команды к концу игрового сезона, что и определило низкий прогноз успешности спортивной деятельности по интегральному коэффициенту показателя тренированности команды на –3,5 %. Причем, в данном случае, в отличие от промежуточного обследования, положительная динамика в уровне тренированности была зарегистрирована только у одной спортсменки.

Сопоставление результатов первого (март) и третьего (октябрь) обследований, проведенных в начале и в конце соревновательного периода, позволило оценить влияние на организм спортсменок самого продолжительного и тяжелого этапа подготовки, а также эффективность использованной системы тренировки.

Сравнительный анализ обнаружил существенное ухудшение различных параметров подготовленности при октябрьском обследовании не только по сравнению с июльским, когда команда находилась в хорошей спортивной форме, но и по сравнению с исходным мартовским обследованием (приложение 1).

Так, например, по сравнению с мартом «взрывные» качества, сила, скорость расслабления и общее функциональное состояние мышц в команде снизились в среднем на –9,0%, на –9,7 %, на –7,3 % и на –8,4 %; снижение показателей скорости двигательной реакции напряжения и расслабления, общего функционального состояния ЦНС составило соответственно –12,7 %, –15,3 % и –10,0 %.

После проведения тестирующей нагрузки некоторое улучшение отмечено в финишной скорости (+0,1 %), скоростной выносливости (+1,2 %). Однако по большинству параметров зарегистрировано ухудшение. Стартовая скорость снизилась на –4,4 %, максимальная на –3,7 %, средняя на –3,2 %, скорость восстановления пульса на –5,3 %, экономичность деятельности сердца на –9,7 %, экономичность использования гликолиза на –25,5 % и неорганического фосфата на –19,2 %, сопротивляемость утомлению на –1,2 %, полнота восстановления сократительных свойств мышц на –1,5 % и, соответственно, прогноз успешности спортивной деятельности по интегральному коэффициенту тренированности команды снизился на –3,9 %. Таким образом, общее снижение всех параметров при сравнении обследований, проведенных в начале (в марте) и в конце (в октябре) игрового сезона, в среднем по команде составило на –6,1 %.

Факты значительного ухудшения к концу соревновательного периода всех параметров, характеризующих уровень тренированности спортсменок команды футболисток контрольной группы, сказались и на снижении эффективности игровой деятельности команды в целом. Проиграв несколько важных матчей в конце чемпионата и решающий матч в финале Кубка России, команда не сумела выполнить поставленных перед ней на игровой сезон задач (занять одно из призовых мест в Чемпионате и выиграть Кубок России по футболу среди женских команд).

Обобщение представленных материалов позволяет определить основную причину, которая не позволила команде успешно завершить игровой сезон. Анализ всей совокупности данных обследования позволяет заключить, что к концу соревновательного периода команда находилась в состоянии ярко выраженного утомления. Именно по этой причине команда не выдержала напряженного ритма второй половины игрового сезона. В данном случае совершенно очевидно, что тренировочные и соревновательные нагрузки явно превышали адаптационные и функциональные возможности организма спортсменок, которые в значительной мере предопределяются релаксационными характеристиками скелетных мышц и активностью включения тормозно-релаксационной функциональной системы защиты организма от физических перегрузок [4].

Таким образом, низкий уровень релаксационных характеристик (скорости расслабления) скелетных мышц, как у отдельных футболисток контрольной группы, так и по команде в целом, отсутствие достаточного внимания к совершенствованию этого чрезвычайно важного качества и явилось одним из главных недостатков в системе спортивной тренировки команды футболисток контрольной группы в анализируемом игровом сезоне.

Учитывая результаты предварительных углубленных комплексных медико-биологических обследований футболисток другой команды, которые выявили у них высокий уровень развития скоростно-силовых качеств (сократительные характеристики мышц) и невысокий уровень развития релаксационных характеристик мышц, был разработан годовой план учебно-тренировочной работы с футболистками, составившими экспериментальную группу (16 чел.).

План предусматривал внесение изменений в выполнение, как общих объемов тренировочных нагрузок, так и нагрузок силового характера, в сторону их 30 % сокращения при акцентированном развитии релаксационных характеристик нервно-мышечной системы. Высвободившееся время использовалось для теоретических и практических командных, групповых и индивидуальных релаксационных мероприятий, выполняемых не только в режиме тренировочных занятий, но и вне тренировочного времени. Футболистки не были осведомлены о том, что они являются участницами исследовательской работы, но они знали, что работа с ними проводится по измененной учебно-тренировочной Программе.

Футболистки экспериментальной группы, помимо общепринятых тренировочных средств, предусмотренных программой подготовки, должны были использовать технологию релаксационной подготовки, которая включала интервальные гипобарические барокамерные и гипертермические воздействия, специальные релаксационные упражнения, упражнения с задержками дыхания, идеомоторную тренировку, приёмы массажа, самомассажа и др.

Сравнительный анализ результатов пяти углубленных комплексных медико-биологических обследований команды футболисток экспериментальной группы, проведенных в течение игрового сезона в марте, апреле, мае, июле и октябре, показал существенный прирост к октябрю месяцу по всем важнейшим параметрам подготовки. Значительно улучшилась физическая подготовленность футболисток: повышение скорости сокращения («взрывных» качеств) мышц составило 9,2 % (СПНо в марте 6,44; в октябре 7,03), силы на 7,7 % (КМПСо в марте 7,88; в октябре 8,49), скорости произвольного расслабления на 12,9 % (СПР в марте 4,87; в октябре 5,50), общего функционального состояния на 10,2 % (ФС м в марте 12,03; в октябре 13,26).

Особенно важен существенный прирост в скорости расслабления мышц, повышение которой являлось одной из главных стратегических задач подготовки команды в сезоне. Параллельно с СПР регистрировалось: значительное повышение интегрального биохимического показателя; значительно возросла экономичность деятельности сердца; повысилась сопротивляемость утомлению, скорость восстановления и полнота восстановления сократительных свойств мышц. Как следствие, повысились физиологические резервы адаптации (коэффициент адаптации НМС – КА нмс) на 6,1 % различных систем организма спортсменок и прогноз успешности спортивной деятельности по интегральному коэффициенту тренированности, рассчитываемые для каждой спортсменки (ПУД икт) на 10,1%.

Положительная динамика перечисленных выше параметров, вполне естественно, нашла отражение и в повышении физической работоспособности игроков экспериментальной группы при выполнении тестирующих велоэргометрических нагрузок: средняя скорость педалирования на велоэргометре возросла на 6,6 %, а коэффициент скоростной выносливости на 22,2 %. Таким образом, общий прирост по всем параметрам к концу игрового сезона у футболисток экспериментальной группы составил в среднем +9,3 %, а у футболисток контрольной группы он понизился и составил –6,1 % (приложение 1, рис. 1).

Выявлены существенные различия между контрольной и экспериментальной группами и в показателях коэффициента эффективности игровой деятельности (рис. 2).

В начале игрового сезона анализируемый коэффициент был существенно выше в контрольной группе (0,75 против 0,58), а к концу сезона стал выше в экспериментальной группе (0,71 против 0,66). Отличалась и сама динамика этого показателя. Если в экспериментальной группе она прогрессивно улучшалась (от 0,58 до 0,71), то в контрольной колебалась, указывая на нестабильность игры команды. Игровые показатели футболисток контрольной группы, в системе тренировки которых тренером их команды не использовались рекомендованные нетрадиционные гипоксические и релаксационные тренировочные средства (барокамерная тренировка, релаксационные и гипоксические упражнения и т.д.), к концу игрового сезона коэффициент игровой деятельности в сравнении с высоким показателем середины сезона достоверно понизился и стал значительно ниже исходного уровня.

Рис. 1. Динамика сократительных (ССМ) и релаксационных (СПР) 

характеристик мышц футболисток экспериментальной и контрольной групп
в годичном цикле тренировки

Участие в матчах чемпионата (n = 22)

Рис. 2. Динамика коэффициентов эффективности игровой деятельности
футболисток экспериментальной и контрольной групп
в соревновательном периоде (апрель-октябрь)

Таким образом, совершенно очевидно, что именно использование гипоксических и релаксационных средств тренировочных воздействий в течение всего игрового сезона способствовало прогрессивному повышению скорости произвольного расслабления мышц и позволило спортсменкам экспериментальной группы, по сравнению с футболистками контрольной группы, существенно повысить уровень тренированности к концу напряженного соревновательного периода.

Одной из главных стратегических задач при планировании тренировочного процесса футболисток экспериментальной группы в годичном цикле подготовки являлось всестороннее развитие релаксационных характеристик нервно-мышечной системы (НМС) с использованием широкого набора традиционных и нетрадиционных средств специальной физической и функциональной подготовки, а также оперативная коррекция тренировочного процесса, направленная на устранение недостатков в подготовленности каждой спортсменки, выявленных по результатам медико-биологических обследований команды.

Анализ результатов мартовского обследования показал, что общий уровень скорости произвольного расслабления мышц, выявленный у футболисток экспериментальной группы с помощью метода полимиографии, в целом по команде оказался ниже среднего уровня (менее 5,0 с-1) и соответствовал 4,87 с-1.

В связи с тем, что по медицинским показаниям часть футболисток не была допущена к барокамерной тренировке, то экспериментальная группа была разделена на две группы по 8 человек: группа «А» и группа «Б». В экспериментальной группе «А» средний показатель по СПР составил 5,04+0,26 с-1, а в экспериментальной группе «Б» в среднем по СПР составил 4,69+0,13 с-1.

Шестидневный курс интервальной гипобарической барокамерной тренировки с перепадами «высот» у футболисток экспериментальной группы «Б» проводился в конце подготовительного периода (март) утром, а затем они тренировались совместно с экспериментальной группой «А» по общему плану на вечернем занятии. В течение 6 месяцев соревновательного периода (апрель-октябрь) обе экспериментальные группы выполняли комплексы релаксационных и дыхательных упражнений, включенных как в различные части командных занятий (в разминку, в основную или в заключительную часть), так и в виде специальных релаксационных и гипоксических индивидуальных тренировках или «домашних» заданиях. Упражнения по физической, технической и тактической видам подготовки выполнялись с установкой на минимизацию мышечного напряжения в неработающих в данных движениях мышечных группах. При этом, как во время выполнения самой работы, так и по ее завершению, внимание футболисток сосредоточивалось на субъективных ощущениях максимально быстрого расслабления. Интервальная экзогенная гипертермия (баня-сауна) использовалась футболистками в годичном цикле подготовки преимущественно курсом дробных термопроцедур, включавших трехразовое посещение сауны продолжительностью 5 минут с интервалами отдыха 5 минут [5]. Приёмы самомассажа выполнялись в ходе тренировочных занятиях (в паузах отдыха), а массаж – по окончании тренировок и во время банных процедур.

До начала основного педагогического эксперимента (март), а также в апреле, мае, июле и октябре проводились комплексные медико-биологические обследования, а также анализ эффективности игровой деятельности футболисток.

Сравнительный анализ результатов тестирования до и после барокамеры, а также углубленных комплексных медико-биологических обследований (УКО), проведенных в марте и в апреле, обнаружил у футболисток обеих экспериментальных групп существенные различия в динамике их физической и функциональной подготовленности.

Анализ полимиографических данных показал, что только релаксационные характеристики мышц у футболисток группы «Б», прошедшей курс барокамерной тренировки, достоверно повысились (p<0,01). Остальные характеристики НМС в обеих экспериментальных группах по результатам обследования, проведенного в апреле, оказались ниже мартовского уровня (рис. 3).

В этот период (конец подготовительного периода) в соответствии с тренировочным планом команда заканчивала напряженную подготовку к игровому сезону, и барокамерные воздействия проходили на фоне выполнения футболистками интенсивных физических нагрузок: через 12 дней после их завершения команде предстоял выезд на зональный турнир (3 игры за 3 дня) Кубка России по футболу за выход в 1/16 финала.

 

               Группа «А» (без барокамеры)                      Группа «Б» (с барокамерой)

Рис. 3. Функциональное состояние НМС футболисток
до (март) и после (апрель) курса барокамерной тренировки

Достоверные различия в результатах между экспериментальными группами в пользу группы «Б» были выявлены в беге 5х30 м на 3-й, 10-й и 17-й дни тестирования после барокамерной тренировки (p<0,05). Высокая значимость различий между обеими экспериментальными группами была выявлена и по результатам велоэргометрических исследований на 3-й день после «барокамеры» (p<0,01). Это говорит об оперативном адаптационном эффекте, приобретенном экспериментальной группой «Б», за счет курса барокамерной тренировки.

В то же время, после получения тревожной информации по экспериментальной группе «А» по результатам второго (апрельского) УКО была сделана оперативная коррекция тренировочной программы, в частности, были уменьшены объемы тренировочных нагрузок специальной работы скоростно-силовой направленности и увеличены объемы выполняемых релаксационных мероприятий.

Положительная динамика результатов теста в беге 5х30 м у футболисток экспериментальной группы «А», начиная с 10-го дня тестирования, сохранилась и к 39-му дню и достигла практически одинаковых показателей по результатам тестов с футболистками экспериментальной группе «Б», прошедших курс барокамерной подготовки. Это позволяет судить о рациональности системы примененных тренировочных воздействий в группе «А», акцентированных на развитии релаксационных характеристик мышц у футболисток.

В результате этого функциональное состояние спортсменок стало быстро восстанавливаться: к середине игрового сезона (июль) оно по всем параметрам превысило исходный мартовский уровень, а к октябрю – улучшилось еще в большей степени. Общий прирост по совокупности всех параметров в экспериментальной группе «А» к концу игрового сезона по сравнению с мартом составил в среднем +7,5 % (рис. 4).

Рис. 4. Динамика сократительных (ССМ) и релаксационных (СПР)

характеристик мышц футболисток экспериментальных групп

в годичном цикле тренировки

По сравнению с апрелем, у футболисток группы «А» регистрировалось достоверное повышение сократительных (на 14,2 %) и релаксационных (на 11,1 %) характеристик мышц, а также общего функционального состояния (на 12,9 %) НМС. Достоверно повысилась физическая работоспособность (на 9,5 %) и скоростная выносливость (на 29,1 %) и несколько (недостоверно) улучшилось функциональное состояние ЦНС (на 3,8 %).

Ещё больший прирост скорости расслабления мышц к концу игрового сезона зарегистрирован в группе «Б» (на 19,8 %; p<0,001). Сократительные характеристики повысились на 6,2 % (p>0,05), а общее функциональное состояние НМС улучшилось на 11,4 % (p<0,01). Достоверно повысились работоспособность (на 5,8 %), скоростная выносливость (на 20,1 %), улучшился тормозный контроль (на 12,8 %) и общее функциональное состояние ЦНС.

Ускоренное развитие навыков произвольного расслабления мышц у футболисток экспериментальной группы «Б», прошедших курс «барокамерной» тренировки, и превысивших к концу напряженного игрового сезона (к концу эксперимента) почти в 2,5 раза темпы повышения СПР у футболисток экспериментальной группы «А» (также превысивших исходный уровень СПР), явилось результатом комплексного воздействия различных тренировочных средств, направленных на развитие функции расслабления мышц. Постепенное углубление специализированности упражнений на расслабление мышц, широкое применение различных нетрадиционных средств спортивной тренировки релаксационной направленности в обеих экспериментальных группах и использование различных тренажерных методик с биологической обратной связью для получения срочной информации о степени излишней мышечной напряженности футболисток, позволило в относительно короткие сроки добиться значительного прироста СПР мышц у футболисток обеих экспериментальных групп.

Не менее убедительные данные в пользу экспериментальной группы «Б» дает анализ уровня тренированности и эффективности игровой деятельности футболисток в игровом сезоне. Футболистки экспериментальной группы «Б» после барокамерной подготовки тренировались, как указывалось, по общекомандному плану, выполняя те же объемы тренировочных нагрузок, а объемы соревновательных нагрузок у них оказались даже выше (рис. 5).

Например, футболистки экспериментальной группы «Б» к середине игрового сезона (Кубок + первенство) провели в среднем по 9,4 игр, а экспериментальной группы «А» — всего по 7,6 игр. За весь соревновательный период каждая из футболисток экспериментальной группы «Б» в среднем участвовала в 17,3 играх, а в экспериментальной группе «А» – только в 12,3 играх. Тем не менее, несмотря на значительно большее количество проведенных игр и, естественно, значительно большую напряженность игрового сезона, спортсменки экспериментальной группы «Б» от обследования к обследованию существенно улучшили к октябрю месяцу показатели по большинству параметров, характеризующих работоспособность и функциональное состояние различных систем организма. Вполне естественно, что общий прирост по совокупности всех параметров в октябре по сравнению с мартом у футболисток экспериментальной группы «Б» увеличился на +12,3 %, в отличие от футболисток экспериментальной группы «А», у которых он увеличился на +7,5 % (приложение 2).

Рис. 5. Игровая нагрузка футболисток экспериментальных групп
«А» и «Б» в годичном цикле тренировки

Существенные положительные различия в динамике функционального состояния организма спортсменок в октябре по сравнению с мартом в обеих экспериментальных группах «А» и «Б» объясняют прирост показателя, характеризующего прогноз успешности спортивной деятельности по общему интегральному коэффициенту тренированности (ПУД икт), как для команды в целом, так и для каждой из рассматриваемых групп футболисток «А» и «Б»: +10,2 % и +10,4 % соответственно. Особенно важен прирост в скорости расслабления мышц (СПР), который к концу игрового сезона в экспериментальной группе «Б» составил +19,7 %, а в экспериментальной группе «А» только +7,1 %. Причем, прогрессивное повышение скорости произвольного расслабления мышц в экспериментальной группе «Б» началось сразу после завершения барокамерной тренировки (в апреле +10,3 %, в мае +11,4 %, в июле +14,6 %, в октябре +19,7 %), а в экспериментальной группе «А» оно сначала снизилось, к июлю – восстановилось и к октябрю стало прогрессировать (в апреле –3,6 %, в мае –1,6 %, в июле +2,8 %, в октябре +7,1 %).

В целом футболистки экспериментальной группы, впервые участвуя в Кубке и в первенстве России по футболу среди женщин во второй лиге, успешно завершили игровой сезон, выиграв зональный турнир Кубка России и заняв третье место в ходе турнирной борьбы. Однако успех мог быть и большим, если бы барокамерную тренировку в начале сезона прошла вся команда, и если бы вся команда прошла повторную барокамерную тренировку между первым и вторым кругами соревнования.

Обобщая результаты исследований можно заключить, что многие из положительных эффектов, полученных у футболисток экспериментальных групп были достигнуты за счёт целенаправленного повышения скорости расслабления мышц с помощью специальной релаксационной подготовки.

Экспериментально доказано, что существует практическая возможность повышения эффективности тренировочного процесса футболисток без увеличения объёмов тренировочных нагрузок [7]. Наибольший тренировочный эффект в годичном цикле спортивной тренировки может быть достигнут за счет регулярного использования в подготовительном и соревновательном периодах, разработанной нами педагогической технологии релаксационной подготовки. Это проявляется в достоверном повышении сократительных и релаксационных характеристик мышц, улучшении общего функционального состояния центральной нервной и нервно-мышечной систем, расширении функциональных возможностей организма спортсменов, физической работоспособности и эффективности игровой деятельности.

Список литературы

  1. Высочин Ю.В. Полимиография в диагностике функционального состояния нервно-мышечной системы и изучении этиопатогенеза некоторых специфических травм и заболеваний у спортсменов: Дис… канд. мед. наук — Тарту, — 240с.
  2. Высочин Ю.В. Полимиография — метод исследования функционального состояния нервно-мышечной системы спортсменов //Теория и практика физ. культуры. — 1978. -№6. — С.26-29.
  3. Высочин Ю.В. Физиологические механизмы защиты, повышения устойчивости и физической работоспособности в экстремальных условиях спортивной и профессиональной деятельности. — Дис. д-ра мед. наук.– Л.,1988,-499с.
  4. Высочин Ю.В. Миорелаксационная функциональная система защиты от экстремальных воздействий физических нагрузок//Физическая культура спорт и здоровье нации/Материалы междунар. конгр. – СПб.: — КомТехника,- 187с.
  5. Дубилей П.В., Новак О.А., Черняев А.А. Некоторые аспекты влияния дробных термопроцедур на организм спортсменов //Закономерности адаптации различных систем организма спортсменов к физическим нагрузкам, искусственным и естественным адаптогенным факторам: Материалы конф. /ГДОИФК им. П.Ф. Лесгафта. – Л., 1989. — С.107-109.
  6. Чуев В.А. Метод расчета коэффициента игровой деятельности футболистов. //Научные исследования и разработки в спорте: Вестник аспирантуры, Выпуск 7/ СПб ГАФК им. П.Ф. Лесгафта. 2000. – С.124-129.
  7. Чуев В.А. Гипоксические и релаксационные средства тренировочных воздействий в подготовке футболисток: Дис. … канд. пед. наук/ В.А. Чуев; СПб ГАФК им. П.Ф. Лесгафта. – СПб., 2004. – 157с.

Приложение 1

Динамика функционального состояния организма женских футбольных команд контрольной и экспериментальной групп в годичном цикле тренировки (M+m)

Пара-

метры

Контрольная группа Экспериментальная группа
март октябрь % t-крит. март октябрь % t-крит.
V ст. 14,22 13,59 -4,4   12,76 14,35 +12,4 3,0
V max 15,05 14,48 -3,7   13,69 15,20 +11,0 3,2
V ф 10,34 10,35 +0,1   10,01 10,86 +8,4 5,4
Vср 11,96 11,58 -3,2   11,34 12,09 +6,6 2,0
КСВ 3,09 3,13 +1,2   3,15 3,85 +22,2 3,7
СДРНд 5,51 4,81 -12,7 -2,2 4,26 4,87 +14,4 3,8
СДРРд 6,24 5,29 -15,3 -2,8 5,86 6,02 +2,7  
БНПрн 1,15 1,16 +0,8   1,41 1,28 -9,7 -2,1
СРВ 3,42 3,14 -8,2   2,69 3,13 +16,4 5,6
СРТ 2,94 2,59 -12,0 -3,2 2,62 2,85 +8,6 3,3
БНПтв 0,87 0,84 -2,6   0,98 0,92 -6,3  
БНП 1,01 1,00 -0,7   1,20 1,10 -8,3  
АТС 5,28 4,92 -6,8   7,53 6,37 -15,5 -2,0
ФС цнс 4,63 4,16 -10,0 -3,1 4,29 4,47 +4,4 2,3
СПНо 6,30 5,73 -9,0   6,44 7,03 +9,2 2,7
КМПСо 7,18 6,48 -9,7 -2,1 7,88 8,49 +7,7 2,8
СПР 5,67 5,26 -7,3   4,87 5,50 +12,9 3,8
ССМ 6,74 6,11 -9,4   7,16 7,76 +8,4 3,4
ФС мс 12,41 11,36 -8,4 -2,2 12,03 13,26 +10,2 4,8
К тр 1,12 1,11 -1,4   1,34 1,30 -3,2  
КИТАо 1,29 1,26 -1,9   1,66 1,57 -5,3  
ФС нмс 7,88 7,13 -9,4 -2,8 7,33 8,08 +10,3 4,6
ФАТ 10,84 10,89 +0,5   9,85 10,68 +8,4 2,9
ТРФСЗ 10,36 10,79 +4,2 2,1 10,63 10,52 -1,1  
СУ мс 9,80 9,68 -1,2   9,88 9,89 +0,2  
СВ мс 10,17 10,14 -0,3   9,68 9,87 +2,0  
ПВ мс 9,97 9,82 -1,5   9,62 9,73 +1,1  
N р 28,41 27,48 -3,3   25,25 27,14 +7,5 2,1
ОКПД 10,23 10,26 +0,3   9,98 10,16 +1,9 2,0
КА нмс 9,05 8,67 -4,3 -2,9 8,52 9,05 +6,1 3,8
ПУДикт 10,92 10,50 -3,9   9,96 10,97 +10,1 4,1
СВП 0,70 0,52 -25,3 -9,2 0,40 0,40 +1,3  
КЭДС 2,07 1,87 -9,7 -2,3 1,90 2,02 +6,4  
КЭК 0,86 0,85 -1,3   0,78 0,84 +6,7  
КЭИГ 2,60 1,94 -25,5 -2,9 2,74 4,29 +56,4 10,6
КЭИК 1,47 1,47 +0,1   1,62 1,81 +11,9  
КЭИФ 0,54 0,43 -19,2 -3,5 0,36 0,75 +108,4 8,5
Среднее значение (%) -6,1   +9,3  

Приложение 2

Динамика функционального состояния организма футболисток

экспериментальной группы в годичном цикле тренировки (M+m)

Пара- Группа «А» (без барокамеры) Группа «Б» (с барокамерой)
метры март октябрь % t-крит. март октябрь % t-крит.
V ст. 12,31 14,11 +14,6 2,34 13,02 14,64 +12,4 2,44
V max 12,99 15,03 +15,7 2,60 14,08 15,40 + 9,4  
V ф 9,96 10,96 +10,0 2,89 10,05 10,74 + 6,9 2,20
Vср 10,91 11,95 + 9,5   11,59 12,26 + 5,8 2,42
КСВ 2,93 3,78 +29,1 2,58 3,28 3,94 +20,1 2,35
СДРНд 4,23 5,04 +19,0 3,37 4,28 4,67 + 9,0  
СДРРд 5,83 5,97 + 2,4   5,90 6,09 + 3,2  
БНПрн 1,42 1,22 — 14,1   1,41 1,35 — 4,3  
СРВ 2,68 3,27 +22,2 6,24 2,71 2,96 + 9,4 2,13
СРТ 2,67 2,80 + 4,9   2,58 2,91 +12,8 3,83
БНПтв 1,01 0,86 -14,3 -3,38 0,96 1,00 + 3,6  
БНП 1,21 1,04 -14,2 -2,46 1,18 1,17 — 1,1  
АТС 7,65 5,67 -26,0 -2,52 7,41 7,23 — 2,5  
ФС цнс 4,29 4,46 + 3,8   4,28 4,50 + 5,1  
СПНо 6,33 6,99 +10,3   6,56 7,09 + 8,2  
КМПСо 7,45 8,31 +11,6 2,64 8,32 8,71 + 4,7  
СПР 5,04 5,40 + 7,1   4,69 5,62 +19,7 4,86
ССМ 6,89 7,65 +11,0 2,34 7,44 7,90 + 6,2  
ФС мс 11,93 13,05 + 9,3 2,34 12,13 13,52 +11,4 2,64
К тр. 1,27 1,32 + 3,3   1,40 1,27 — 9,4  
КИТАо 1,51 1,57 + 4,1   1,80 1,56 -13,2 -2,35
ФС нмс 7,36 7,97 + 8,3 2,14 7,30 8,22 +12,6 3,34
ФАТ 9,55 10,56 +10,6 2,81 10,09 10,82 + 7,3  
ТРФСЗ 10,22 10,67 + 4,4   10,97 10,33 — 5,8 -2,67
СУ мс 9,93 9,82 — 1,1   9,84 9,98 + 1,5  
СВ. мс 9,59 9,74 + 1,6   9,75 10,04 + 3,0  
ПВ мс 9,78 9,60 — 1,8   9,50 9,88 + 4,0  
N р. 24,09 26,63 +10,6 2,11 25,91 27,76 + 7,1  
ОКПД 9,93 10,13 + 2,0   10,01 10,21 + 2,0  
КА нмс 8,46 8,94 + 5,7 3,32 8,57 9,18 + 7,1 2,68
ПУДикт 9,87 10,88 +10,2 3,57 10,04 11,09 +10,4 3,51
СВП 0,38 0,35 — 6,6   0,41 0,47 +13,7  
КЭДС 1,76 1,95 +11,0   1,98 2,10 + 6,3  
КЭК 0,89 0,80 — 9,9   0,73 0,88 +21,7 2,77
КЭИГ 2,81 4,07 +44,9 5,51 2,70 4,56 +68,6 6,08
КЭИК 1,66 1,77 + 6,3   1,59 1,86 +16,9 2,26
КЭИФ 0,39 0,64 +63,5 4,92 0,34 0,89 +159,4 8,08
Среднее значение (%) + 7,5      + 12,3
ЧУЕВ ВИКТОР АНДРЕ ГИПОКСИЧЕСКИЕ И РЕЛАКСАЦИОННЫЕ СРЕДСТВА ТРЕНИРОВОЧНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ В СПОРТИВНОЙ ПРАКТИКЕ. III. РЕЛАКСАЦИОННАЯ ПОДГОТОВКА В ГОДИЧНОМ ЦИКЛЕ СПОРТИВНОЙ ТРЕНИРОВКИЕВИЧ
Технология релаксационной подготовки, включающая различные гипоксические и релаксационные средства тренировочных воздействий, обеспечивает наибольший тренировочный эффект, проявляющий-ся в увеличении скорости расслабления мышц, расширении функциональных возможностей организма спортсменов, повышении физической работоспособности.
Written by: Чуев В.А., Высочин Юрий Васильевич, Шапошникова Валентина Ивановна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 01/18/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.10.16_31(3)
Available in: Ebook