30 Апр

СВЕРХГЛУБОКИЕ И ГЛУБОКИЕ СКВАЖИНЫ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ СКВАЖИННОЙ МАГНИТОМЕТРИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

ВВЕДЕНИЕ

Сверхглубокие и глубокие скважины являются основой непосредственного изучения состава пород на глубинных горизонтах земной коры. Они позволяют вскрыть геологические разрезы на большую глубину; получить прямые данных о состоянии, составе пород и изучить их изменение с глубиной; оценить природу геофизических границ; изучить физические свойства пород в реальных термодинамических условиях; а также способствуют разработке новых технологий и аппаратуры глубинного изучения и использования недр и т.д. [14, c.4; 15, с.3-7].

Скважинная магнитометрия, включающая измерение магнитной восприимчивости и магнитного поля, эффективно применяется при исследовании сверхглубоких скважин и для изучения разреза глубоких скважин в нефтегазоносных районах России [6]. Эффективность скважинной магнитометрии связана с разработкой и внедрением магнитометров-инклинометров, способных с высокой точностью проводить одновременно и непрерывно исследование магнитного поля, магнитной восприимчивости в скважинах, а магнитного азимута и зенитного угла скважины. Кроме того, создание новых способов и методик интерпретации магнитных полей и изучения магнитных объектов, что позволило решать сложные геологические задачи и перейти от качественного истолкования измеренных магнитных параметров к их количественному анализу.

Магнитометрические исследования сверхглубоких скважин осуществлялись автором с 1980 года совместно с коллективом сотрудников лаборатории скважинной магнитометрии Института геофизики УрО РАН.

Методом скважинной магнитометрии исследованы такие сверхглубокие скважины как: Кольская, Криворожская, Уральская, Мурунтауская, Саатлинская, Тимано-Печорская, Колвинская, Воротиловская, Тюменская, Ново-Елховская, Тырныаузская, КТВ. Это обеспечило получение ценной информации об особенностях магнитного поля и магнитной восприимчивости, а также намагниченности основных геоблоков земной коры и ее параметрах на различных горизонтах в широком стратиграфическом диапазоне. Исследованные сверхглубокие скважины расположены в основных геоструктурах (рис.1.): на древних щитах (Кольская, Воротиловская, Криворожская, Ново-Елховская), в разновозрастных складчатых сооружениях (Уральская, Мурунтауская, Тырныузская) и в чехлах древних (Колвинская, Тимано-Печорская) и молодых платформ (Тюменская СГ-6), области мезозойской и кайнозойской складчатости (Саатлинская СГ-1) [14,с.4;15, с.3-7].

Основная цель исследования сверхглубоких скважин методом скважинной магнитометрии – это изучение особенностей и изменения магнитных свойств пород в естественном залегании с глубиной в условиях высоких температур и давления, изучение взаимосвязи магнитных параметров с петрографическими разновидностями горных пород; создание на этой основе новых способов и методик интерпретации для решения различных геологических и технологических задач, проверка информативности и эффективности метода, что полностью отвечает важнейшей научной проблеме комплексного изучения строения и состава глубинных зон земной коры.

МЕТОДИКА

Для эффективного и достоверного изучения глубоких и сверхглубоких скважин требовалась разработка как новой аппаратуры [2], так и методики измерений, обработки и интерпретации применительно к условиям сверхглубоких скважин в связи с повышением температуры и давления [ 6].

Рисунок 1. Схема расположения сверхглубоких и глубоких скважин ( I ) и геоструктурная схема (II):

а) области древних платформ и щитов (3 -Кольская СГ-3, 12261 м; 8 -Криворожская СГ-8, 3841 м; 14- Воротиловская , 5374 м; 7- Ново-Елховская, 5100 м);б) разновозрастных складчатых сооружениях (4- Уральская, 6001 м; 10 – Мурунтауская СГ-10, 4220 м; 13 –Тырныаузская, 4001 м); в) чехлы древних платформ (12- Колвинская, 7054 м; 5 — Тимано — Печорская, 6903,5 м);г) области молодых плит (6 – Тюменская СГ- 6, 7502 м);д) области мезозойской и кайнозойской складчатости (1- Саатлинская СГ-1, 8324 м).

е) скважины

Для проведения магнитометрических исследований в Институте геофизики УрО РАН разработаны магнитометры-инклинометры. Приборы позволяют производить непрерывные измерения магнитной восприимчивости горных пород (c), вертикальной составляющей (Za) и модуля горизонтальной составляющей (Нa) геомагнитного поля, магнитного азимута (Am) и зенитного угла (j) скважины. Разработанное программное обеспечение позволяет реализовать процесс измерений с автоматическим вводом коррекции и выдачу результатов измерений на дисплей. Прибор магнитометр-инклинометр МИ-6404 обладает термобаростойкостью (250 оС, 220 МПа), весь комплекс измерений проводит за две спуско-подъемные операции с использованием трехжильного каротажного кабеля [2, 3].

Для повышения достоверности интерпретации в комплексе с результатами скважинной магнитометрии используются результаты кавернометрии, инклинометрии, метода электронных потенциалов и другие методы ГИС, а также геологические разрезы по скважине, результаты палеомагнитных и петромагнитных исследований керна, другая петрофизическая информация, предоставляемые геологическими службами на скважинах и другими исследователями. Но надо иметь в виду, что качественная и количественная интерпретация материалов каротажа имеет ограничения. Эффективность качественной интерпретации и достоверность заключения основывается на следующих факторах: слабой зависимости измерений магнитного поля от параметров скважины и примыкающей к ней области; высокой разрешающей способности как в радиальном направлении, так и вдоль скважины; хорошей точности измерений и их стабильности [6].

В основу количественной интерпретации диаграмм положено представление о геомагнитной среде как наборе неоднородно намагниченных пород. Каждая порода, отдельный пласт характеризуется магнитной восприимчивостью и магнитным полем прискважинной области проникновения и околоскважинного пространства. В наиболее сложных случаях при интерпретации применяется математическое моделирование и учитываются все важные детали исходных материалов в рамках существующей теории скважинной магнитометрии [4, с.88-93;6].

Задача определения намагниченности пород в условиях естественного залегания по стволам сверхглубоких скважин имеет преимущество по сравнению с изучением намагниченности на образцах керна. Изучается полный разрез скважины, а не отдельные точки отбора керна. Кроме того, векторные измерения геомагнитного поля по трем составляющим Z , Hx, Hy имеют привязку к странам света, в то время как керн не имеет такой привязки. Особенно преимущество проявляется в тех случаях, когда керн не ориентирован «верх – низ», а, следовательно, полярность остаточной намагниченности остается неизвестной [5, с.244-250; 21 , 22].

Задача поисков намагниченных тел в околоскважинном пространстве, в стороне от ствола скважины или под ее забоем решается по характерным аномалиям магнитного поля при условии, что эта аномалия не объясняется магнитной восприимчивостью подсеченных скважиной пород.

Особенности и изменение намагниченности вскрытых сверхглубокими скважинами пород основаны на закономерной связи магнитных аномалий с геологическими факторами: литологическим типом пород, степенью их изменения, структурно-текстурными особенностями, типом и концентрацией магнитных минералов и т.д. Их изучение дает основание использовать эти параметры для геологического истолкования наблюденного как внутреннего, так и внешнего магнитного поля.

Сравнение оценки типов магнитной минерализации с петромагнитными, палеомагнитными исследованиями керна сверхглубоких скважин и с данными по петрографическому и петрохимическому описанию пород необходимо для дополнения и подтверждения интерпретации; оценки возможности скважинной магнитометрии для решения палеомагнитных задач [6; 11,с.3-17].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Автором установлены особенности намагниченности пород в естественном залегании по результатам исследования сверхглубоких скважин.

Для пород с магнетитовой и титаномагнетитовой минерализацией, представленных интрузиями долеритов, дайками микродиоритов, андезито-базальтов, базальтов (Уральская СГ-4, Тимано-Печорская СГ-5, Кольская СГ-3, Саатлинская СГ-1, Колвинская параметрическая), отмечается как прямая, так и обратная намагниченность.

Например, для Саатлинской СГ-1 по данным скважинной магнитометрии получились такие результаты (рис.2). Расчет и интерпретация намагниченности пород по Саатлинской колеблется от 0 до 5 А/м. Величина Jnz обратно намагниченных пород значительно выше, чем прямо намагниченных пород, то есть наибольшую сохранность имеют породы с обратной намагниченностью. Величина фактора Qz как прямо, так и обратно намагниченных пород, меняется в пределах от 0 до 1, что говорит о присутствии в породах магнетитовой минерализации [18].

Например, миндалекаменные базальты, спилит-диабазы, долериты и базальты, подсеченные скважиной на глубинах 4530- 4470 м (рис.2 а) и 4800-5100м (рис.2 б), обладают высокой индуцированной намагниченностью до 4 А/м. Естественная остаточная намагниченность с глубины 4530 и до глубины 4725 м Jnz имеет прямую полярность (рис.2 а). Для всего же интервала глубин 4530-4845 м величина полной намагниченности меняется в пределах от 1,2 до 3,5 А/м, Ji – в пределах от 1 до 3,5 А/м, Jnz от –1,5 до 1,2 А/м (рис.2 б). Отмечено также, что для эффузивных пород, вскрытых Саатлинской сверхглубокой скважиной, величина естественной остаточной намагниченности Jnz и фактора Qz обратно намагниченных пород выше, чем у прямо намагниченных пород, т.е. наибольшую сохранность Jnz имеют породы с обратной намагниченностью.

Присутствие в скважинах Уральской СГ-4 и Мурунтауской СГ-10 мелкодисперсного моноклинного пирротина изменяет характер кривых J, Ji, Jn (они становятся изрезанными и знакопеременными). Неоднородность намагниченности пород связана, в основном, с изменением естественной остаточной намагниченности Jn в связи с ее разной стабильностью (рис.3).

Палеомагнитные и магнитные исследования керна Уральской СГ-4 позволили выявить сложную картину намагниченности пород разреза скважины и показали, что эффузивно-вулканогенная толща отличается повышенными значениями магнитной восприимчивости и остаточной намагниченности по сравнению с флишоидной. Кроме того, был проведен сопоставительный анализ результатов скважинной магнитометрии с лабораторными исследованиями керна скважины СГ-10, выполненными Свяжиной И.А. [13;16,с.88-99;20, с.12].


Рисунок 2. Результаты скважинной магнитометрии (магнитная восприимчивость c и вертикальная аномальная составляющая магнитного поля Za) и результаты определения вертикальных составляющих полной Jz, индуктивной Jiz, остаточной намагниченности Jnz и фактора Qz по Саатлинской сверхглубокой скважине СГ-1 в интервале 4560 — 4770 м (а ) и 4800 — 5100 м (б).

1-миндалекаменные базальты; 2 – вулканические брекчии; 3 – базальты; 4- измеренные значения вертикальной аномальной составляющей магнитного поля Za ; 5- моделированные значения вертикальной аномальной составляющей магнитного поля Za .

Применение скважинной магнитометрии для корреляции геологических разрезов по стволам Кольской и Уральской сверхглубоких скважин потребовало индивидуально подхода для каждой изучаемой скважины и района работ. Успешное решение задачи зависит от конкретных геологических условий и физических свойств пород по каждой скважине, измеренных по керну и в естественном залегании. Для корреляции геологических разрезов был разработан комплекс признаков магнитной корреляции, позволяющий с достаточной степенью достоверности провести сопоставление и корреляцию магнитных пород по стволам сверхглубоких скважин [8, с.12-20].

Рисунок 3. Результаты определения вертикальных составляющих полной Jz,, индуктивной Jiz, естественной остаточной намагниченности Jnz и фактора Qz зон пирротиновой минерализации по данным скважинной магнитометрии в Мурунтауской сверхглубокой скважине до (а) и после (б) искусственного намагничивания в интервале глубин 2120-2150 м.

1 – слюдисто-кварцевые метатерригенные породы; 2 – углеродисто – биотит — мусковитовые (двуслюдяные) сланцы; 3 – тонкое чередование углеродисто-слюдистых сланцев и кварц – плагиоклазовых пород ;4 – углеродисто-биотит-плагиоклаз-кварцевые породы.

Магнитными параметрами, на основании которых осуществляется корреляция являются: величина и степень изрезанности кривой магнитной восприимчивости; величина, знак и степень изрезанности кривой внутреннего магнитного поля; величина и полярность полной намагниченности; величина индуцированной намагниченности; величина и полярность естественной остаточной намагниченности; величина и знак фактора QZ и QН; преобладающие ритмы повторяемости изменения магнитных свойств пород по разрезу; положение вектора внутреннего поля  в пространстве; результаты статистической обработки магнитных параметров.

Примером использования результатов скважинной магнитометрии для построения объемной модели околоскважинного пространства может служить корреляция магнитных пород по трем стволам Кольской сверхглубокой скважины СГ-3, по основному и опережающему стволам Уральской СГ-4, по стволам нефтегазовых скважин Сибирской платформы и Западной Сибири. Глубинный структурный прогноз в значительной мере связан с качеством корреляции пород в межскважинном пространстве и, в связи с этим, применение скважинной магнитометрии приобретает решающее значение.

Кроме того, по данным скважинной магнитометрии в Уральской сверхглубокой скважине СГ-4 идентифицированы подсечения магнитных пород по основному и опережающему стволам в интервале от 300 — 3400 м и проведена их взаимная корреляция [8,с.12-20].

Исследование влияния искусственного изотермического намагничивания в зонах сульфидной минерализации позволило оценить сложный характер магнитной минерализации и дать качественную оценку распределения типов пирротина в Мурунтауской СГ-10 [11, с.3-17]. Комплексирование метода скважинной магнитометрии и метода электронных потенциалов позволило разделить сульфидную минерализацию на пирит и пирротин, установить границу пирит — пирротинового перехода, что особенно важно для установления границ золоторудного оруденения в Мурунтауском рудном поле (рис.4). Эти переходы совпадают с геологическими границами разреза и метаморфической зональностью, указывая на их взаимосвязь.

На Мурунтауской скважине изучение искусственного намагничивания зон сульфидной минерализации стало возможным из-за технологических причин (частое использование при буровых работах фрезера). Магнитное поле фрезера на расстоянии 1 м составляет около 100 Э. Исследования искусственного намагничивания зон сульфидной минерализации были предложены Г.В. Иголкиной при исследованиях сверхглубоких скважин с целью решения геологической задачи по определению границ пирит–пирротинового перехода [19.с.13].

Рисунок 4. Сопоставление результатов скважинной магнитометрии по Мурунтауской сверхглубокой скважине СГ-10:

 а — до (октябрь 1989 г.) и после (март 1990г.) искусственного подмагничивания пород в интервале 3170-3220 м ; б — до (октябрь 1990 г.) и после (май 1991г.) искусственного намагничивания пород в интервале 3360 – 3400 м.

1-метаалевролиты;2-алевролиты;3-углеродисто-слюдистые сланцы;4–биотит-плагиоклазовые породы; c и Za — магнитная восприимчивость и аномальная вертикальная составляющая магнитного поля; МЭП – результаты каротажа методом электродных потенциалов.

При подмагничивании в магнитном поле до 100 Э моноклинная модификация пирротина приобретает значительную изотермическую намагниченность. Изучение изотермической намагниченности в лабораторных и скважинных условиях позволили В.П. Кальварской [12, с.77-85] предложить новую методику расчленения и минералогической диагностики в естественных условиях типов магнитной минерализации.

Изучалось изменение магнитного поля и магнитной восприимчивости, а также проводилось вычисление намагниченности пород, оценивалось влияние магнитного фрезера на магнитные характеристики. Разработанное устройство для измерения магнитной восприимчивости использовалось при исследовании и позволило решить задачу измерения величины магнитной восприимчивости на глубинах до 12 км при высоких температурах [2]. Преимущество устройства дает полную независимость выходного сигнала датчика магнитной восприимчивости от электропроводности горных пород, что достаточно важно при исследовании пород, содержащих сульфиды железа (например, пирита и пирротина).

Эффект намагничивания D Z = Za2Za1 достигает 20000 нТл, а величина аномалии поля связана с количественным содержанием пирротина и зависит от его типа: моноклинного, гексагонального или промежуточного — срастания первых двух типов.

Сопоставление результатов скважинных магнитных измерений до и после подмагничивания сделано для нескольких интервалов глубин 1160-1240 м, 2080-2180 м, 2380- 480 м, 3170-3220 м, 3340- 400 м, 3440-3480 м, 3550-3590 м, 3680-3720 м, 3960-3980 м.

Результаты скважинной магнитометрии в интервале 3170-3220 м до подмагничивания (октябрь 1989 г) и после подмагничивания (март 1990г) приведены на рис.4 (а). Породы, подсеченные скважиной в этом интервале, сильно дифференцированы по своим магнитным характеристикам за счет неравномерного распределения магнитного пирротина в углеродисто-слюдистых сланцах с прожилками кварц-карбонатного состава. Величина аномалии Za2, измеренная в октябре превышает аномалию Za1 (март) в 3 раза. Величина DZ составляет 5000-10000 нТл. Интересен тот факт, что для различных зон этот эффект подмагничивания различен. Кривая метода электродных потенциалов (МЭП) подтверждает наличие сульфидов, но по ней сделать разделение сульфидной минерализации на пирит и пирротин в естественном залегании невозможно. Изменение аномалии магнитного поля после подмагничивания дает, в основном пирротин, пирит же не является магнитным минералом.

Интервал 3340-3400 м (рис.4, б) характеризуется тем, что до подмагничивания аномалия Z практически отсутствовала, а после намагничивания Zа составила ±10000 нТл, т.е., стала такой же, как и у выше- и нижележащих пород. Кривая МЭП подтверждает наличие сульфидов. Поскольку кривая МЭП непосредственно связана с проводимостью пород, то следует четкая корреляция между электрической проводимостью, магнитной восприимчивостью и намагниченностью зон пирротиновой минерализации.

Такое поведение магнитного поля Zа вероятно вызвано тем фактом, что до подмагничивания остаточная намагниченность пирротина была обратной и совпадала по величине с индуцированной, за счет этого и происходило компенсирование их друг другом. После прохождения магнитного фрезера пирротин перемагнитился. Полярность остаточной намагниченности Jn стала прямой, а их сумма Jn с индуцированной Ji, вызвала такое изменение магнитного поля. Проявленная на глубинах более 3,4 км тенденция к смене вкрапленности гексагонального пирротина ильменитом отразилась в смене характера верти­кальной составляющей магнитного поля.

Комплексный анализ данных скважинной магнитометрии и МЭП позволил установить границу пирит-пирротинового перехода в интервале глубин 480-1200 м, а по данным [1, с.212-213] эта граница находится на глубинах от 0 до 1000 м.

 Исследована взаимосвязь магнитных характеристик со структурно-текстурными особенностями долеритовых интрузий, базальтов и гнейсов, вскрытых Уральской, Тимано-Печорской, Колвинской, Воротиловской сверхглубокими скважинами [6;10, с.53-56].

Магнитные характеристики гнейсов в Воротиловской сверхглубокой скважине, а также кристаллические сланцы и их брекчии определяются составом, структурой, текстурой, распределением в них магнитной минерализации [10, с.53-56 ]. Различие в магнитных свойствах пород вызвано наличием разных морфологических типов магнетита и присутствием пирротиновой минерализации. Например, вскрытые гнейсы по величине и знаку намагниченности разделяются на две различные разновидности гнейсов, что подтверждает выводы геологов и петрофизиков относительно типа магнитной минерализации [17, с.48-53]. Гнейсы обладают высокой полной и естественной остаточной намагниченностью, величина которых меняется от 2 до 12 А/м [10, с.53-56 ].

Кроме того, применение скважинной магниторазведки повышает эффективность геофизических исследований скважин при решении технологических задач глубинного изучения и использования недр. Решение задачи, связанной с обнаружением металла в стенках скважины и околоскважинном пространстве, позволяет при расширении ствола скважины или изменении его направления, избежать аварийных ситуаций.

Много буровых компоновок оставлено и в околоскважинном пространстве Кольской СГ-3[6, 7]. На рис.5 представлено предполагаемое по данным скважинной магнитометрии положение буровой компоновки, состоящей из двух частей. Первой частью является трубка керноотборника, второй частью — элемент буровой компоновки КНБК. Было определено расстояние до границ металлических предметов от стенки до верха первой части 13-15 см, для второй 23-26 см (верхний конец) и 18-21см (нижний).

 Определение пространственного положения двух буровых компановок, оставленных в первом стволе скважины, было сделано и в интервале глубин 10690-10760 м. Поставленная задача решена по измерениям во 2-ом и 3-ем стволах. По измерениям во втором стволе верхний конец верхней компановки четко фиксируется на глубине 10695 м. Азимут на верхнюю компановку ствола 1 из ствола 2 составляет СВ- 520, а на вторую компоновку (глубина 10737 м) азимут из ствола 2 составляет СЗ-3140. Аналогичная интерпретация проведена для измерений в стволе 3.

Зная величину аномалии магнитного поля, а также вид металлического предмета, можно оценить расстояние до него от ствола исследуемой скважины, что дает возможность определить пространственное положение аварийного ствола скважины и решить практическую задачу обхода компоновок при дальнейшем бурении скважины [7].

Рисунок 5. Определение местоположения буровой компоновки, оставленной в стенке Кольской СГ-3 в интервале глубины 6420 — 6430 м.

Впервые использование метода позволило изучить в естественном состоянии магнитные свойства океанических базальтов, траппов Сибирской платформы и провести их сравнение с базальтами Западной Сибири, диоритами и базальтами Кавказа и Урала, долеритами Тимано-Печорской нефтегазовой провинции [9, с.54-60]. Установлено, что остаточная намагниченность океанических базальтов и траппов различна, также как и ее сохранность. В скважинах, пройденных в океанических базальтах в Тихом и Атлантическом океанах и траппах Восточной Сибири, наблюдаются как отрицательные магнитные поля, так и положительные, зафиксирована смена знака намагниченности пород в изученных скважинах. Траппы по магнитным свойствам близки к долеритам Тимано-Печoрской, Колвинской и Саатлинской сверхглубоких скважин и аналогичны микродиоритам Уральской СГ-4.

 

ВЫВОДЫ

 Таким образом, скважинная магнитометрия является одним из наиболее эффективных геофизических методов решения многих геологических задач и должна входить в стандартный комплекс при исследовании сверхглубоких и глубоких скважин, в том числе нефтегазовых. Уникальность этих результатов, полученных с глубин до 12261 м, сохраняется и будет сохраняться еще очень продолжительное время, т.к. сейчас у всемирного геологического сообщества нет проектов повторения настолько глубокого проникновения в глубины Земли, а они необходимы.

В настоящее время перед скважинной магнитометрией поставлены новые геологические задачи:

  1. Изучение современных и палеомагнитных полей: выделение зон инверсий магнитного поля по разрезу скважин, анализ и сопоставление их с данными палеомагнитных исследований; а также исследование градиентов магнитного поля с глубиной.
  2. Изучение возможности скважинной магнитометрии для решения палеомагнитных задач и создание эффективных способов комплексной интерпретации материалов скважинной магнитометрии, палеомагнитных и петромагнитных исследований.

 Работа частично выполнена при поддержке программы фундаментальных исследований по Отделению наук о Земле Уральского отделения РАН, проект № 15-18-5-29.

Список литературы:

  1. Алексеева А.К., Кременецкий А.А. Природа петрофизических неоднородностей в разрезах золоторудных черносланцевых толщ //Международная геофизическая конференция.300 лет горно-геологической службе России. Тезисы докладов. Санкт-Петербург. 2000. С.212-213.
  2. Астраханцев Ю.Г. Аппаратурно-методический комплекс для магнитометрических исследований сверхглубоких и разведочных скважин: Автореф. дис. д.т.н. Екатеринбург, Институт геофизики УрО РАН. 71 с.
  3. Астраханцев Ю.Г., Белоглазова Н.А. Комплексная магнитометрическая аппаратура для исследований сверхглубоких и разведочных скважин. Екатеринбург: УрО РАН, 2012. 120 с.
  4. Бахвалов А.Н., Иголкина Г.В. Математическое моделирование внутреннего магнитного поля неоднородно-намагниченных тел с целью определения их намагниченности // Прикладная геофизика. Вып. 119. M: Недра. С. 88-93.
  5. Иголкина Г.В. Изучение намагниченности горных пород в естественном залегании по данным измерений в сверхглубоких и глубоких скважинах //Вестник МГТУ. Труды Мурманского Государственного Технического Университета. Т.10. №2. 2007.С.244-250.
  6. Иголкина Г.В. Скважинная магнитометрия при исследовании сверхглубоких и глубоких скважин. Екатеринбург: УрО РАН.2002.215 с.
  7. Иголкина Г.В. Решение технологических задач при исследовании сверхглубоких и нефтегазовых скважин методом магнитометрии// НТВ «Каротажник», 2013. № 230. С.25-40.
  8. Иголкина Г.В. Корреляция магнитных пород в межскважинном пространстве нефтегазовых и сверхглубоких скважин //Нефтегазовое дело. 2014 № 2. С.12 -20.
  9. Иголкина Г.В. Сопоставление магнитных свойств траппов сибирской платформы, океанических базальтов и долеритовых интрузий по магнитометрическим измерениям в скважинах//Геофизика, 2014. № 2. С.54-60.
  10. Иголкина Г.В. Изучение взаимосвязи магнитных характеристик со структурно-текстурными особенностями гнейсов (на примере Воротиловской скважины спутник-1) // Геофизика. №4. C.53-56.
  11. Иголкина Г.В., Астраханцев Ю.Г., Мезенина З.С. Исследование Мурунтауской сверхглубокой скважины по магнитометрическим данным// НТВ «Каротажник», Тверь, 2015. №1(247). С.3-14.
  12. Кальварская В.П., Филиппычева Л.Г., Металлова В.В., Петров И.Н. Способ каротажа с намагничиванием пород в скважине//Уч. зап. ЛГУ. Вопросы геофизики. 1978. Вып.27. С.77 -85.
  13. Диагностика магнитных карбидов железа в углеродисто-слюдистых сланцах из Мурунтауской СГС /Свяжина И.А. и др. // ДАН. 1996. Т.347, №6. С.792-794.
  14. Основные результаты глубокого и сверхглубокого бурения в России. СПб.,Санкт-Петербургская картографическая фабрика ВСЕГЕИ. 2000. 111 с.
  15. Пельменев М.Д., Кривцов А.И., Хахаев Б.Н. Состояние и задачи глубинных исследований глубокими и сверхглубокими скважинами // Советская геология. № 8. С. 3–7.
  16. Свяжина И.А., Коптева Р.А., Глухих И.И. Палеомагнетизм и магнитные свойства пород разреза Уральской СГ-4 (интервал 145–3990 м) // Результаты бурения и исследований Уральской сверхглубокой скважины (СГ-4) / Под ред. Б.Н. Хахаева, А.Ф. Морозова. Вып. 5. Ярославль, ФГУП НПЦ «Недра». 1999. С. 88–99.
  17. Сегалович В.Н., Нахтигаль Г.П., Берко О.Ф. Глубинное строение земной коры и перспективы нефтегазоносности Московской синеклизы // Разведка и охрана недр. № 7-8. С. 48-53.
  18. Шолпо Л.Е. Использование магнетизма горных пород для решения геологических задач. Л.: Недра. 1977. 182 с.
  19. Igolkina G.V. The role of artifical Magnetization of evaluation of sulfide mineralization// Book of abstracts XX1 General Assembly of IUGG, Scientific Program GA 5.19” Magnetic Petrology and Magnetic Signature of Ore Deposits and Ore Environmets “.2-14 July.1995, Boulder; Colorado; USA .GAB51K-13.Р.13.
  20. Igolkina G.A., Svyazhina I.A. Correlation of borehole magnetometry results with paleomagnetic investigation on cores at Muruntau SD-10 //1995, Ibid.P.12.
  21. Parker P.L., Daniell G.J. Interpretation of Borehole Magnetometer Date//J. Geophys. Res., 1979. vol. 84. N 10. Pp. 5467—5479.
  22. Parker P.L A new method of modelling marine gravity and magnetic anomalies // J. Of Geophys. Res., 1974. vol. 79. N 14. Pp. 2014-2016.
    СВЕРХГЛУБОКИЕ И ГЛУБОКИЕ СКВАЖИНЫ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ СКВАЖИННОЙ МАГНИТОМЕТРИИ
    Скважинная магнитометрия позволяет получать новые данные о магнитных полях, намагниченности и магнитной восприимчивости горных пород на больших глубинах в условиях их естественного залегания. Показаны возможности скважинной магнитометрии при исследовании магнитных свойств пород и уточнении литолого-стратиграфических характеристик разрезов Кольской СГ-3, Криворожской СГ-8, Уральской СГ-4, Мурунтауской СГ-10, Саатлинской СГ-1, Тимано-Печорской СГ-5, Колвинской, Воротиловской, Тюменской СГ-6, Ново-Елховской, Тырныаузской сверхглубоких и глубоких скважин. Изучена взаимосвязь магнитных характеристик с глубиной, возрастом и литологическим составом пород. Рассмотрены технологические задачи, решаемые скважинной магнитометрией, и оценены возможности метода.
    Written by: Иголкина Галина Валентиновна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/16/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2017_04(37)
    Available in: Ebook