30 Дек

РОССИЙСКИЙ ПУТЬ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Различия отечественной и зарубежной науки.

Имеется два главных различия – одно является недостатком российской науки, другое – положительной стороной.  Недостаток российской науки – плохая организация труда. В чем она проявляется. Приведу несколько примеров, а затем можно прокомментировать. В 1980 году мы выполняли морскую экспедицию, где одной из задач было изучение процесса формирования железо-марганцевых конкреций на дне Тихого океана. С нами в экспедиции участвовал ученый из Скрипсовского океанографического института, заведующий лабораторией Кен Нильсон. На нашем судне «Калисто» в процессе экспедиции мы зашли в порт Лос-Анжелес. Кен пригласил несколько участников экспедиции посетить институт. Что мне сразу же бросилось в глаза институте – расположение лабораторных комнат и офисов. С одной стороны коридора расположены комнаты с большими окнами, в которых находятся 2-3 ученых, занимающихся обработкой данных, написанием отчетов, статей и др. С другой стороны коридора расположены помещения без окон, со стеллажами вокруг стен, на которых расположены приборы. Комнаты имеют разный температурный режим – от +25 до — 4 оС. Научный сотрудник включает прибор и работает в своем офисе. К каждой комнате к стене прикреплен ящик, в который ученый кладет записку о состоянии прибора, с какой-то просьбой по снабжению и др.

В наших институтах часто совмещено размещение лабораторных приборов и офисов. Но главным недостатком является слабость в службе помощи ученым в снабжении. Приходится самим готовить документы, покупать приборы, канцелярию, бумагу и др. На это уходит много времени и сбивает с научной мысли. Тем более, сейчас, в связи с принятием Федерального закона ФЗ-44 по закупкам с конкурсами, котировками. В организации науки это приносит огромный вред. Теряем время, вынуждены держать в институте группу людей, не занимающей наукой, а главное, нам надо купить прибор или что-то другое  того качества, которое нужно, а не то, что предложит конкурс.

Что, я считаю, у нас является положительным. Менталитет наших ученых многофункциональный. Иностранный ученый имеет узкую специализацию и ему не очень интересно, что находится вокруг его темы. Мы же стремимся узнать, что на стыке профессиональной специализации и других направлений науки. Это помогает видеть предмет изучения в объемном виде, дает возможность понять закономерность формирования, например, взаимосвязь газогидратов и нефтегазовых залежей.  Отмечу некоторые моменты совместных исследований в международных экспедициях в Охотском море с научными сотрудниками из института ГЕОМАР (Геология морей), Германия [1]. Мы работали вместе с ними 6 лет в рамках совместного проекта КОМЕКС (1998-2003 гг.) по изучения потоков пузырей метана из донных отложений в воду, газогидратов, картирования зон разломов и определение их сейсмической активности, расчета поступления парниковых газов в атмосферу. На 3-ий год сотрудничества я спросил у них, как им нравится с нами работать. Я получил интересный ответ. Кроме общих слов, что мы хорошие парни и ученые я услышал одно откровение. Анатолий, сказали они, вы в дискуссиях высказываете идеи, которые мы записываем и затем получаем гранты для их реализации. Это действительно так. У нас мышление бежит быстрее, чем мы можем какую-то мысль довести до исполнения. В этом наш большой недостаток. У нас нет налаженной связи между научной разработкой и ее изготовлением.

Здесь есть закоренелые разногласия между учеными фундаментальных исследований и прикладных работ. Ученые фундаментальных направлений как-то не хотят добиваться, чтобы на их основе выполнялись прикладные разработки. Это недопонимание, что фундаментальные и прикладные исследования являются сторонами одного научного и прикладного направления и помогают друг другу обратной связью. Часто бывает, что научная идея попадает за рубеж и оттуда возвращается в Россию в виде прикладного изделия или прибора.

Пример организации труда в научно-исследовательской экспедиции.

Мне довелось выполнить международную экспедицию на судне «Зонне», Германия по нашему международному проекту с институтом ГЕОМАР в 2004 году. Научно-исследовательское судно «Зонне» в общих чертах похоже на наше судно «Академик М.А.Лаврентьев». Я не буду говорить, что судно «Зонне» отлично снабжено всем необходимым оборудованием для выполнения геолого-геофизических и океанологических исследований. На нашем судне тоже хватает оборудования для выполнения исследований. Но есть два важных различия. Первое – организация труда. На судне «Зонне» имеется отряд из 4-х специалистов, который полностью отвечают за все экспедиционное оборудование, оно находится всегда на судне. Они сами выполняют экспедиционные работы – драгирование, отбор проб донных осадков, воды, зондирование и др. Ученые приглашаются для отбора проб воды, донных осадков для выполнения различных анализов. Мы же в каждую экспедицию завозим из института все виды экспедиционного оборудования, сами работаем на палубе и сами ведем обработку материалов. Многочисленные перевозки портят оборудование. Второе – судно «Зонне» очень хорошо позиционирует и стоит практически на месте на 4-5 бальной волне. Это очень важно для выполнения работ в точно заданном месте.

Дискуссия о новых принципах организации современно науки.

18 декабря 2015 года к нам, в Дальневосточное отделение РАН, приехал президент РАН академик В.Е.Фортов. Я был на встрече и почувствовал, что он видит недостаток в нынешней ситуации с организацией науки, но я увидел, что его авторитета руководителя РАН не достаточно для принятия различных организационных мероприятий в науке для поднятия ее престижа и эффективности. Прежде всего, взаимодействие РАН и ФАНО. Казалось, что ФАНО создано для помощи науки в ее материально-техническом снабжении и повышении качества приборной базы науки и строительства. Но ФАНО стремится руководить наукой, требует большое количество отчетов, заполнения таблиц, согласований экспедиций. Кажется, что ничего плохого, отчитывайся, согласовывай. Но на это уходит массу времени, заниматься наукой сокращается как время, так и настроение.

И еще, у нас в Дальневосточном отделении, большое количество институтов геологического, геофизического, биологического. океанологического, акустического географического и других направлений исследований в Дальневосточных и Арктических морях. Но научно-исследовательские суда поступили к нам еще в Советское время – 1980-85 годы. Суда и оборудование постарели, а новые не появляются. Больше того, в настоящее время уже 20 лет мы активно сотрудничаем с иностранными коллегами по международным проектам с Германией, Японией, Кореей, Китаем, Вьетнамом и другими странами на наших судах. Главное, что иностранные коллеги хотят выполнять с нами исследования, благодаря нашим идеям, методам и интересным объектам в наших морях. Финансируют международные экспедиции в основном иностранные стороны. Как только наши суда выйдут из строя, международные экспедиции и внебюджетное финансирование прекратятся.

Проблемы образования.

Дорогая Россия. Наше поколение живет во время «реформ» науки и образования. Навязывание иностранной схемы, например, введения бакалавр и магистров – это потеря профессиональных инженеров. Я 10 лет читал лекции в ДВГТУ и понял, эти новшества размазывают суть подготовки специалистов. И причина не только в том, что ни студенты, ни преподаватели толком не поймут что это такое – бакалавр и магистр. Дело в том, что инженер или идет на производство или может продолжать научную деятельность в аспирантуре. ВУЗ должен выпускать полноценного специалиста. Прошу отменить придумки «новаторов» или иностранных агентов и вернуть прежнюю систему образования и науки – учить инженеров и вменить в обязанность коммерческим и другим организациям принимать выпускников ВУЗов по специальности на 3 года для закрепления становления специалистом. Дело в том, что студенты не очень усердно учатся. Когда я с ними выяснял причины отсутствие у многих интереса к получению серьезных знаний, то они отвечали, что им нужен диплом, а работать они будут, где придется и, почти точно, не по специальности.

Виновато государство. Нельзя молодых оставлять без внимания. Когда мы получили дипломы в Томском политехническом институте по специальности инженер-геолог, нас распределили по организациям всей Страны. Причем, мы выбирали города и организации по очереди, первый выбирал получивший высший средний бал за 5 лет учебы, и так далее.  Я помню, что во Владивосток было одно место в Приморское Геологическое Управление, и я ждал своей очереди (9-ый из 50 выпускников) и был рад, что никто не взял до меня Владивосток. Я приехал во Владивосток в 1963 году и благодарен судьбе. За 3 года работы в экспедициях с профессионалами я стал настоящим геологом, а затем ученым, доктором г-м наук, профессором. Шел я по возрастающей – геолог, старший геолог, главный геолог, старший научный сотрудник, заведующий лабораторией, заведующий отделом геологии и геофизики Тихоокеанского океанологического института им. В.И.Ильичева ДВО РАН. И этот путь мне заложил Томский политехнический институт [2], геолого-разведочный факультет. Я помню, как на первую геологическую лекцию, на первом курсе вбежал профессор В.К.Радугин и начал лекцию словами: стоит человек на горе со склоном в 45 градусов, небритый, в оборванной одежде, стоит и плачет. Почему он плачет, он плачет от радости, он нашел месторождение. Это он говорил про себя. Когда я приехал в Томск 20 лет спустя, в 1983 году, я встретил профессора В.К.Радугина, сидящем на ступеньке аудитории. Я подошел, поздоровался и пересказал ему вступление на первой лекции. Он посмотрел на меня и заплакал. Ему было уже в этот год около 80-и и умер он в палатке в 84 года. Такие были у нас учителя. Они вложили в нас дух любви к профессии. Надо возрождать такое отношение к обучению профессии и сейчас.

Заключение

Сейчас идет процесс формирования новых подходов к образованию и науки. Делается акцент на передачу части научных функций Университетам в большем объеме, чем раньше. Формируются научные ассоциации, типа Сколково, привлекаются иностранные руководители научных направлений, призванных создавать лаборатории, получая мегогранты около 1 миллиарда рублей на 3 года и другие формы научной деятельности. Академик В.Е.Фортов при нашей встрече в ДВО РАН в декабре 2015 г. отметил, что суммарное финансирование науки увеличивается, но объем финансирования Академии наук находится на прежнем низком уровне. В чем причина такого отношения к РАН. Есть внутренние и внешние факторы. Внутренние – Академия состарилась, потому что выбираются в академики последнее время в основном директора, которые уже в возрасте и занимаются не столько наукой, сколько добыванием в институты денег. Но вместо того, чтобы подправить эту ситуацию, внешние советники, набравшись иностранных советов, начали ломать основу РАН. Этот процесс не правильный, потому что в России Академия наук является базой науки и ее можно только корректировать. Именно Академия поставляет специалистов в Университеты, в различные научные и производственные проекты. Необходимо создать условия работы в Академии наук такие, чтобы ученые жили своими исследованиями, администрации верила и помогала бы им и отвечала за организацию труда.  Тогда повысится эффективность науки и молодые ученые не будут уезжать из своей Родины.

Список литературы

1.Обжиров А.И. Геология в системе современной науки и образования: Перспективы развития науки и образования в сборнике научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции. Тамбов, 2014. С. 43-51

2.Обжиров А.И. Особенности обучения геологии в Томском политехническом институте г.Томск и некоторые результаты исследований: Евразийское Научное Объединение. 2015. Т.2. № 3(3). С. 172-178

РОССИЙСКИЙ ПУТЬ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ
Вопрос эффективности науки является важным на все времена. Чем отличается наша наука от зарубежной. В разных ее направлениях имеются отличия в понимании, что характерно для российской и зарубежной науки. Я геолог и могу сравнивать характер научной международной деятельности в области наук о Земле, так как встречался с иностранными учеными в многочисленных морских экспедициях и научных конференциях. В этой работе даются некоторые оценки современного положения отечественной науки, которые должны помочь вскрыть ее недостатки и преимущества.
Written by: Обжиров Анатолий Иванович
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 01/09/2017
Edition: euroasia-science.ru_29-30.12.2015_12(21)
Available in: Ebook