30 Дек

СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫЙ РИСК У ЛИЦ МОЛОДОГО ВОЗРАСТА С АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИЕЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Среди факторов риска, вносящих значительный вклад в преждевременную смертность населения России, первые 3 места занимают артериальная гипертония (АГ)- 35,5%, гиперхолестеринемия- 23% и курение — 17,1% [6]. Распространенность АГ в популяции составляет около 40% [3],у лиц от 18 до 27 лет- 10-20% [6] при высокой частоте сердечно-сосудистых факторов риска [5]. Исследования, проведенные в Москве, выявили гиперхолестеринемию у 23,7% мужчин и 31,9% женщин [7]. При этом во всех возрастных группах наблюдался умеренно повышенный уровень общего холестерина (ОХС) – 5,0–5,9 ммоль/л [4], частота курения — от 40 до 60% [3].

Достаточно высока численность лиц со средним и высоким суммарным риском даже без АГ (40,1 и 8,8% соответственно), с низким риском — (7,3–9,2%;p>0,05). В последние годы в 2 раза повысилась доля лиц с высоким сердечно-сосудистым риском (34,4%; p<0,001) без отличий по полу [4], что определяет необходимость ранней диагностики и целесообразность изучения факторов и степени сердечно-сосудистого риска у лиц молодого возрастас АГ.

Цель исследования: изучить распространенность основных факторов сердечно-сосудистого риска, показателей липидного и углеводного обмена, процентное распределение жировой, мышечной, костной и водной массы, их соотношение, оценить сердечно-сосудистый риск у лиц с артериальной гипертонией молодого возраста.

Материал и методы исследования.

Было обследовано 96 пациентов в возрасте 21-28 лет, из них 26 мужчин и 70 женщин. Анкетирование включало вопросы обосновных факторах сердечно-сосудистого риска (генетическая предрасположенность, курение, злоупотребление алкоголем, гиподинамия, погрешности в питании, избыточная масса тела, ожирение, стресс, использование оральных контрацептивов, наличие сердечно-сосудистых и почечных заболеваний, сахарного диабета, других соматических заболеваний). Определяли индекс массы тела (ИМТ), соотношение жировой, водной, мышечной и костной массы тела, унифицированными методами общий холестерин (ОХ), холестерин липопротеидов низкой плотности (ЛПНП), холестерин липопротеидов высокой плотности (ЛПВП), триглицериды, уровень глюкозы плазмы крови натощак. Для изучения распространенности факторовсердечно-сосудистого риска использовали опросники,степень сердечно-сосудистого рискаопределяли по электронной шкале SCORE. Статистическую обработку материала осуществляли с помощью программы STATISTIKA 6, корреляционный анализ с помощью критерия Стьюдента.

Обследуемые были разделены на 3 группы по уровню АД. Высокое нормальное АД было выявлено у 20,8%, АГ — у 10,4%обследованных.1-ю группу составили 66 человек с нормальным систолическим АД (САД) – 110-129 мм.рт.ст. и диастолическим АД (ДАД) менее 85 мм.рт.ст. Во 2-ю группу с высоким нормальным АД вошло 20 человек с уровнем САД 130-139 мм.рт.ст. и ДАД — 85-89 мм.рт.ст., а в 3-ю группу с АГ I степени — 10 человек (САД — 140-159 мм.рт.ст., ДАД — 90-99 мм.рт.ст.). Контрольную группу составили 16 человек с оптимальным уровнем АД без факторов риска.

Результаты и их обсуждение.

У 16,7% всех обследованных определялось повышение ИМТ до 25-30 кг/м: в 1-й группе — у 12%, во 2-й группе – у 20%, в 3-й группе – у 40% обследованных. При этом у пациентов 3-й группы ИМТ был выше, чем в 1-й и 2-й группах, то есть повышение ИМТ нарастало по мере увеличения АД (таблица 1).

Таблица 1

Индекс массы тела у обследованных

Группа

ИМТ, кг/м²

1 группа 21,1±2,1
2 группа 23,1±2,3
3 группа 24,5±2,5*, **
Контрольная группа 20,9±1,6

Примечание: *различия между 1 и 3-й группами достоверны,

**различия с контролем достоверны (р<0,05).

У пациентов 3 группы уровень САД достоверно коррелировал с массой тела (r = 0,408, p = 0,01).

Процентное соотношение водной и мышечной массы было одинаковым во всех группах обследованных, однако содержание жировой массы возрастало от 1-й группы к 3-й (таблица 2).

Таблица 2.

Уровень жировой, водной, мышечной массы телаи глюкозы плазмы крови среди обследованных

Группа

Жировая масса, % Водная масса, %

Мышечная масса, %

1 группа 17,7±1,8 58,6±5,9 45,86±4,6
2 группа 18,1±1,8 59,39±5,9 46,55±4,7
3 группа 20,6±2,1* 57,24±5,7 45,64±4,6
Контрольная группа 17,8±1,8 57,4±5,1 45,16±4,1

Примечание: *различие 3 и 1-й групп достоверно (р<0,05).

У всех лиц с избыточной массой тела определялось повышение жировой массы в организме, при этом ИМТ имел корреляционную связь средней силы с уровнем жировой массы тела (r = 0,422, p = 0,01). Увеличение жировой массы в организме достоверно коррелировало с повышением уровня САД (r = 0,425, p < 0,01). Показатели липидного спектра плазмы крови соответствовали контрольной группе. Так, увеличение общего холестерина было выявлено в 4,17%, ХЛПНП — в 4,17%, триглицеридов – в 8,3% случаев (таблица 2).

Таблица 2.

Показатели липидного спектра плазмы крови у обследованных лиц

Группа

Общий холестерин, ммоль/л ХЛПНП,

ммоль/л

ХЛПВП,

ммоль/л

Триглицериды,

ммоль/л

1 4,10±0,4 1,81±0,2 1,97±0,2 1,19±0,1
2 4,11±0,4 1,44±0,1 2,11±0,2 1,25±0,1
3 4,21±0,4 1,93±0,2 1,6±0,2 1,51±0,1
Контрольная

группа

4,11±0,3 1,80±0,1 1,86±0,2 1,17±0,1

Определялась тенденция к увеличению от 1-й группы к 3-й уровня триглицеридов и ЛПНП, снижению ЛПВП, при этом уровень общего холестерина не изменялся. Таким образом, при повышении АД имела место тенденция к формированию дислипидемии. При этом уровень АД имел достоверную корреляционную связь средней силы с уровнем липидов плазмы крови (r = 0,425, p = 0,01).

Уровень глюкозы плазмы крови натощак имел тенденцию к увеличению по мере повышения АД (таблица 3).

Таблица 3.

Уровень глюкозы плазмы крови среди обследованных

Группа

Глюкоза, ммоль/л

1 группа 5,2±0,5
2 группа 5,2±0,5
3 группа 5,9±0,6*
Контрольная группа 4,9±0,4

Примечание: *различие 3 и 1-й групп достоверно (р<0,05).

В целом у 6,25% обследованных из разных групп, чаще в 3-й, была выявлена дисгликемия (уровень глюкозы в плазме крови был более 6,0 ммоль/л). У лиц 3-й группы былавыявлена достоверная корреляционная зависимость между уровнем глюкозы и массы тела (r = 0,389, p = 0,01).

Наиболее распространенными факторами риска у 90-100% обследованных оказались гиподинамия, стресс и нерациональное питание. Генетическая предрасположенность встречалась у 58,4-78% случаев, при этом молодые пациенты в 4,6-11,2 % случаев указывали на наличие кардиального синдрома, проявлявшегося нарушениями сердечного ритма, тахикардией, кардиалгией. Реже отмечалось курение — у 34,8-64,4% обследованных, злоупотребление алкоголем — у 32,1-50,3%, использование оральных контрацептивов — у 51,9-56,3% женщин.

Отмечалось увеличение частоты всех факторов риска от 1-ой группы к 3-ей. Так, в 1-й группе у одного пациента было в среднем 4,7 факторов риска, во 2-й – 5,4, в 3-й – 6,6. При этом нарастал и общий сердечно-сосудистый риск (таблица 4).

Таблица 4.

Относительный десятилетний фатальный риск лиц молодого возраста по шкале SCORE

 

Показатели

Группы обследованных

1 2 3
Среднее значение 1,94%±0,2

Низкий риск

3,69%±0,4

Низкий риск

5,63%±0,6

Высокий риск!

Минимальное и максимальное значение 0,76% — 5,56% 1,13% — 7,91% 1,60% — 9,59%
Мужчины 5,37%± 0,5 (2,39% — 9,59%) Высокий риск!
Женщины 1,69%±0,2 (0,76% — 3,46%) Низкий риск

Средний показатель десятилетнего фатального риска у молодых людей составил 2,69%, что соответствует низкому риску. При этом у пациентов 3-й группы определен высокий риск. В 1-й и 2-й группах риск был низким. Однако у мужчин независимо от уровня АД был выявлен высокий относительный десятилетний фатальный риск — 5,37%.

Таким образом, у молодых людей в возрасте от 21 до 28 лет наблюдалась высокая распространенность АГ (10,4%) и факторов сердечно-сосудистого риска. По данным других авторов, в возрасте до 30 лет частота АГ составляет 36% [8].

Наиболее распространенными факторами сердечно-сосудистого риска среди молодежи оказались гиподинамия, стресс и нерациональное питание (90-100%), генетическая предрасположенность (58,4-78%), использование оральных контрацептивов (51,9-56,3%), курение (34,8-64,4%), злоупотребление алкоголем (32,1-50,3%). В 4,6-11,2 % случаев у молодых пациентов, как с АГ, так и без нее, имел место кардиальный синдром, что требует дополнительного обследования и верификации диагноза. Увеличение количества факторов  сердечно-сосудистого риска у одного пациента от 1-й группы к 3-ей определяло нарастание и общего сердечно-сосудистого риска по мере увеличения АД. Его возрастание было связано с дислипидемией, дисгликемией, избыточной массой тела, увеличением жировой массы. Это совпадает с данными эпидемиологических исследований, в которых показана прямая корреляция между ИМТ, риском осложнений и смертностью. У лиц с ожирением вероятность развития АГ на 50% выше, чем у лиц с нормальной массой тела [6].

Распространенность избыточной массы тела и ожирения у российских мужчин в возрасте 15 лет и старше составляет 44,5 и 9,6% соответственно, и эти показатели ниже, чем у мужчин США, Германии и Финляндии [7].

Дисгликемия у 6,25% обследованных отмечалась параллельно повышению массы тела, а уровень ИМТ имел корреляционную связь средней силы с уровнем глюкозы и АД. Можно предположить, что у этих лиц развивается метаболический синдром.

Таким образом, полученные данные указывают на то, что при повышении АД имеет место тенденция к формировании атерогенного 2Б типа дислипидемии по Фредриксону, что требует обязательного исследования липидного спектра плазмы крови у лиц молодого возраста, даже при нормальном уровне общего холестерина.

У обследованных нами лиц молодого возраста по мере возрастания АД определялось увеличение количества факторов сердечно-сосудистого риска, причем наибольшие изменения были выявлены у лиц мужского пола.

Поскольку абсолютный общий сердечно-сосудистый риск сильно зависит от возраста, у молодых пациентов он может быть низким даже при сочетании высокого АД с другими факторами риска [2]. У обследованных нами мужчин был выявлен высокий относительный десятилетний фатальный риск (5,37%) по шкале SCORE с экстраполяцией риска на возраст 60 лет, поэтому мужской пол можно считать фактором сердечно-сосудистого риска среди лиц молодого возраста. Кроме того, у лиц молодого возраста терапевтические решения лучше принимать по результатам количественной оценки относительного риска или путем определения “сердечного” и “сосудистого возраста”[8].

Абсолютный риск у молодых людей с АГ может быть гораздо выше при поражениях органов-мишеней, сопутствующей сердечно-сосудистой патологии, различных нарушениях обмена веществ и других соматических заболеваниях, что требует дальнейших исследований. Полученные результаты указывают на необходимость раннего выявления и профилактики коррегируемых факторов сердечно-сосудистого риска у лиц молодого возраста.

Выводы.

  1. У обследованных лиц в возрасте 21- 28 лет наиболее распространенными факторами сердечно-сосудистого риска оказались преимущественно коррегируемые факторы: гиподинамия, стресс и нерациональное питание, генетическая предрасположенность, а оральных контрацептивов, курение, злоупотребление алкоголем, избыточная масса тела.
  2. Выявлена значительная частота метаболических факторов сердечно-сосудистого риска (дисгликемия, дислипидемия) и выраженная их корреляция с уровнем АД.
  3. У молодых людей 21-28 лет с артериальной гипертензией I степени по шкале SCORE с экстраполяцией риска на возраст 60 лет определен высокий десятилетний фатальный риск (5,63%). У лиц с нормальным артериальным давлением и высоким нормальным артериальным давлением определен низкий сердечно-сосудистый риск (менее 5%).
  4. У обследованных мужчин независимо от уровня артериального давления отмечен высокий относительный десятилетний фатальный риск (5,37%) по шкале SCORE с экстраполяцией риска на возраст 60 лет.

Список литературы.

  1. Галстян А.Г. Распространенность основных факторов риска развития при сердечно-сосудистых заболеваниях среди лиц молодого возраста// Проблемы социальной гигиены и история медицины. — 2013.-№ 4.- С.11-13.
  2. Диагностика и коррекция нарушений липидного обмена с целью профилактики и лечения атеросклероза // Российские рекомендации V пересмотр. Москва, 2012.
  3. Евсевьева М.Е., Джанибекова А.Р., Ерёмин М.В., Кветковская А.А., А.Ю. Подушинский А.Ю., Памукчи С.В., Семенова Ф.С., Н.В. Орехова. Подходы к оценке сердечно-сосудистого риска у лиц молодого возраста // Профилактическая медицина. — — №4. – С.20-25.
  4. Факторы риска и их взаимосвязь с сердечно-сосудистыми заболеваниями / Под ред. Коваленко В.Н. Руководство по кардиологии. Часть 1, 2008. 180с.
  5. Шупина М.И., Турчанинов Д.В. Распространенность артериальной гипертензии и сердечно-сосудистых факторов риска у лиц молодого возраста // Сибирский медицинский журнал. – 2011.- Том 26, №3, выпуск 2.- С. 10-14.
  6. Якушева М.Ю., Дмитриев А. Н., Перминова Л.Р. Метаболический синдром: маркеры предрасположенности и критерии диагностики досимптоматической (преморбидной) его стадии //Уральский медицинский журнал. — 2010.- № 7. — С.97-102.
  7. Kjeldsen, TonjeA. Aksnes, RobertH. Fagard, GiuseppeMancia. Общий сердечно-сосудистый риск // Артериальная гипертензия. — 2014. — № 12. — С.-13-16.
  8. Conroy RM, Pyorala K, Fitzgerald AP, et al. Estimation of ten-year risk of fatal cardiovascular disease in Europe: the SCORE project. Eur Heart J 2003; 24:987-1003.
  9. European guidelines on cardiovascular disease prevention in clinical practice: third joint task force of European and other societies on cardiovascular disease prevention in clinical practice (constituted by representatives of eight societies and by invited experts). Eur J CardiovascPrevRehabil. 2003;10(4):S1-S10.
    СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫЙ РИСК У ЛИЦ МОЛОДОГО ВОЗРАСТА С АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИЕЙ
    Written by: Кривенко Людмила Евгеньевна, Репина Нина Ивановна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/05/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook