31 Окт

ИЗМЕНЕНИЕ БИОХИМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ РЕГУЛЯЦИИ С УЧАСТИЕМ МЕЛАТОНИНА ПРИ ДЕСИНХРОНОЗЕ – ЗВЕНО В РАЗВИТИИ СИНДРОМА ХРОНИЧЕСКОЙ УСТАЛОСТИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Снижение  качества жизни, сопровождающееся  постоянной усталостью,  ухудшением работоспособности,  страдающие  этими явлениями  люди  называют   «хроническим переутомлением». Медики и биологи,  занимающиеся данной проблемой, используют термин «синдром хронической усталости» (СХУ). В России обозначение СХУ как болезни введено в 1991 году. Единого мнения об этиологии и патогенезе этого синдрома в настоящее время нет [13].  Среди многих воззрений [2,4]  ведущей пока является вирусная теории  происхождения СХУ [12]. Выделяют множество различных воздействий,  которые укладываются в понятие «стрессовых» и способствуют развитию СХУ. Заметное место занимают  антропогенные факторы, профессиональная деятельность, требующая эмоционального, физического напряжения,  нарушения циркадного  ритма смены «дня и ночи» (десинхроноз).

Цели исследования.  Провести анализ  изменений биохимических механизмов, сопровождающих десинхроноз,  сравнить картину изменений  с аналогичной при  развитии  синдрома хронической усталости.     

Материалы и методы исследования. Проведен анкетный опрос и проанализирован ряд физиологических показателей  в нескольких группах людей, связанных с особым  графиком профессиональной    деятельности. Респонденты распределены  по признакам  режима работы: сменный (день — ночь) и нефиксированный трудовой день (более 10 часов) с высоким уровнем деловой занятости и ответственности.

Обсуждение результатов. В течение суток закономерно изменяются большинство биохимических и физиологических процессов,  интеллектуальные возможности и даже настроение. Специалисты в областях хрономедицины и хронобиологии  рекомендуют учитывать  наличие ритмов, назначая  различные виды лечения и  время   проведения клинико — лабораторных исследований [6,15]. Циркадный (околосуточный) биоритм с периодом, близким к 24 ч., заложен генетически и осуществляется  особым функционированием нейронов  супрахиазматического ядра гипоталамуса. В период циркадного дня метаболизм в организме, в основном, настроен на катаболические процессы, которые обеспечивают выработку энергии для активной  деятельности (высокая интенсивность гликолиза и реакций цикла Кребса,  липолиз, фосфоролиз гликогена). Во время циркадной ночи активизируются анаболические процессы: глюконеогенез, биосинтез гликогена, липидов, в том числе холестерина, так как ключевой фермент его биосинтеза β — ГМГ- СоА – редуктаза (КФ 1.1.1.4.)  имеет максимальную активность в ночное время. Активизируются процессы биосинтеза нуклеиновых кислот, белка, этому способствует повышение уровня соматотропного гормона.  В соответствии с циркадными ритмами центрального гипоталамо-гипофизарного звена изменяется секреторная активность периферических эндокринных желез. В течение суток меняется чувствительность гормональных рецепторов,  соотношение свободных и связанных форм гормонов,  интенсивность их утилизации [6]. Наступление темновой  фазы дня приводит к запуску синтеза мелатонина — продукта превращения аминокислоты триптофана в серотонин, а затем в мелатонин. С мелатонином связывают  поддержание гомеостаза организма во многих его проявлениях. Изменения концентрации в крови мелатонина также  имеют заметный суточный ритм, с высоким уровнем гормона в течение ночи и низким уровнем в течение дня [5]. Пик суточного содержания мелатонина в крови  наблюдается исключительно в ночные часы  одинаково  у дневных  и ночных видов животных [7]. Время  присутствия мелатонина в крови прямо пропорционально длительности световой ночи.  При нарушении физиологического  ритма  «день — ночь»  у работающих в ночные смены или  при  нерегламентированной длине рабочего дня, которая обычно увеличивается за счет сокращения ночного времени, возникает десинхроноз — изменение различных физиологических и психических функций организма в результате нарушения суточных ритмов его функциональных систем, возрастает биологический возраст пациента [8].   Человек вынужден спать, когда его внутренние биологические часы запрограммированы на бодрствование, в то время как секреция мелатонина — минимальна. Когда часы бодрствования резко сдвигаются и новый режим долго сохраняется,  то возникает несоответствие внутренних ритмов с внешними, хотя цикл сон — бодрствование можно скорректировать  быстро, требуется определенное  время для восстановления обменных и гормональных ритмов организма,  и это время  увеличивается. Для  выявления влияния ритма жизни и сравнения состояния  здоровья  были анкетированы [8]  путем свободной выборки 157  пациентов  терапевтического отделения  поликлиник  городских  клинических больниц  в возрасте   46 — 58 лет. Обследуемых  разделили на две группы:  группа  I  (83 человек, работа в ночное время)  и группа  2 (74 человека, не работающие в ночное время, контрольная группа).

                        

Рис.1.  Заболевания  сердечно сосудистой системы

 Как следует из анализа  результатов опроса, у людей, работающих по графику «день-ночь»,  количество  серьезных отклонений в состоянии здоровья  выше по сравнению с контрольной группой (рис.1, 2).

                                   

 Рис.2.  Заболевания нервной системы

Пациенты 1 и 2  групп существенно  отличаются в  применении  лекарственных средств:  принимают снотворные соответственно 20% и 9%, седативные  39 % и 25%).  Если среди  людей, работающих по сменному графику,  не принимают вышеуказанные группы препаратов 35%, то у работающих в дневное время — 66%. Одновременно в течение трех лет (для набора однородной группы) проводился   анкетный опрос студенток ГБОУ ВО УГМУ  факультета «Сестринское дело» в период сессии на 2 курсе, в 4 семестре обучения  (80 человек, возраст  25 -35 лет),  работающих на своих рабочих местах  по сменному  графику с  преобладанием  ночных  смен. Результаты их самооценки состояния здоровья представлены в таблице 1.  Наличие трех  перечисленные симптомов  отметили у себя – 10%,  болезни суставов и ж.к.т. -15%, головную боль и  болезни суставов – 13%.     Свое состояние в период сессии, когда усиливается  ситуация десинхроноза, оценили   как отличное, только 4%, хорошее — 20%, удовлетворительное — 64%,  плохое -12%.  В состоянии десинхроноза происходит смещение жизненного ритма относительно биологического циркадного, возникает стрессовое состояние организма..

Таблица 1

Самооценка состояния здоровья студентов заочного факультета

Частота проявлений Жалобы на  нарушение здоровья (% от общего числа)
головная боль суставная боль болезни  ж.к.т.
постоянно  36 25 35
не часто  24  —
очень редко  27,5  —
в последнее время  10 15 10
нет 2,5 60 55

Стресс сопровождается изменениями в гипоталамо — гипофизарно-надпочечниковой системе со всеми вытекающими последствиями. К отрицательным последствиям стресса  следует отнести  активацию перекисного окисления липидов и повреждение клеточных мембран, что ведет ко  многим изменениям, в том числе и ускорению процессов старения [1,16]. В связи с  обсуждаемыми  результатами наших исследований уместно обсудить некоторые биохимические механизмы действия мелатонина на направления метаболизма в организме человека. Мелатонин активирует  ферменты, составляющие мощную  единую антиоксидантную систему: глюкозо-6ф-дегидрогеназу, супероксиддисмутазу, глутатионпероксидазу. Положительно влияет на секрецию цитокинов, интерферона, увеличивая иммунный статус организма, под его влиянием  выделяются регуляторы — ГАМК, опиоидные пептиды,  нейротрансмиттеры памяти, обучения. Одновременно  выявлены  существенно важные эффекты, проявляющиеся в снижении активности ферментов ẞ-ГМГКоА-редуктазы (уменьшается синтез холестерина), прооксидантного фермента NO-синтазы. Одновременно мелатонин блокирует выделение гормонов, участвующих в механизмах развития адаптационного синдрома:  серотонина, который является его предшественником,  тиреотропина, гонадотропина, соматотропина, АКТГ, кортизола. На сегодняшний день  мелатонин считается одним из наиболее мощных эндогенных антиоксидантов [11].  Является активным донором электронов и эффективным перехватчиком активных форм кислорода, особенно гидроксидного радикала (НО),   инактивирует радикал оксида азота (NО),  снижает темпы старения организма [1].  Мелатонин  участвует в  поддержании состояния иммунной системы, регуляции функции тимуса, повышает активность Т-клеток и фагоцитов. Об этом свидетельствует присутствие рецепторов к мелатонину на иммунокомпетентных клетках вилочковой железы и селезенки, периферических иммунокомпетентных клетках (лимфоциты, нейтрофилы), отмечен активирующий эффект мелатонина в отношении выработки этими клетками цитокинов, является фактором, препятствующим старение организма [4,5,7].  Мелатонин повышает уровень ИЛ-2 и g -интерферона в лимфоцитах-хелперах Т1,ИЛ-4 в лимфоцитах — хелперах Т2,  у моноцитов катализирует выделение ИЛ-1 и фактора некроза опухоли альфа (ФНО- a) [7]. Ряд факторов, которые  сопровождают нашу жизнь, в  дополнение к  сокращению  длительности темновой части суток, также уменьшают  секрецию мелатонина: алкоголь, никотин, кофе, свет (зеленый, голубой), электромагнитные поля. Снижение синтеза мелатонина сопровождается нарушением сна, памяти, концентрации внимания, повышенной раздражительностью, вегетативной дисфункцией, депрессией и депрессивными расстройствами.

 

Рис.3. Типичные проявления  десинхроноза и синдрома хронической усталости

Эпидемиологические данные [16] свидетельствуют, что у женщин, работающих в ночные смены (авиационные служащие — стюардессы, диспетчеры, операторов радио и телеграфа) имеется повышенный риск развития рака молочной железы, тогда как у женщин первично слепых (т.е. имеющих световую депривацию) этот риск в 2 раза меньше. Многочисленные статистические данные свидетельствуют о связи с нарушений сна с  развитием диабета, ожирения и сердечно-сосудистых заболеваний.  Ген MTNR1B  контролирует активность гормона мелатонина. Мутация rs1387153 в этом гене статистически связана с повышенным уровнем глюкозы в крови,  и ее наличие также связано с 20-процентным увеличением риска развития диабета 2-го типа [14]. В заключение обсуждения приведем  составленное нами сравнение (рис.3) типичных  устойчивых  проявлений  десинхроноза [17] и   синдрома хронической усталости [3].По мнению  одних авторов    основной возраст страдающих СХУ— самый трудоспособный, от 25 до 45 лет,  другие  считают, что  пик  СХУ приходится на возраст 40–59 лет [2]. Женщины во всех возрастных категориях более подвержены заболеванию и  составляют 60–85% заболевших.  Для подтверждения диагноза СХУ  в дополнение  к усталости в  этот же период должны присутствовать четыре или больше из 8 следующих симптомов  (табл. 3). Как следует из сравнения основных симптомов, явление десинхроноза сопровождается четырьмя необходимыми  симптомами (из 8), характерными и позволяющими  предположить наличие СХУ.Проведенный нами ранее [9] ретроспективный анализ историй болезней пациентов  с нефиксированным трудовым днем (более 10 часов), характер деятельности  которых требовал  высокого  уровня  административной ответственности,  выявил, что  у многих наблюдаются симптомы десинхроноза:  бессонница и сонливость днем встречается у 54%,  постоянная  усталость – 37%,  снижение  работоспособности  — 32% , головные боли – 24% , боли в суставах -15%, снижение  веса -10%.  У   46%  обследованных наблюдалось  типичное для СХУ сочетание 4-5 симптомов, у 5% —  6-8 симптомов.   Одновременно у  12 % обследованных выявлены  типичные для СХУ [4,10]  изменения иммунологического профиля, в том числе,  Т-лимфопения, снижение количества Т-хелперов/индукторов (CD4+), снижение числа В-клеток (CD22+).

Заключение.  При  нарушении в процессе жизнедеятельности естественных  суточных  биоритмов  десинхроноз  сопровождается изменением регуляции биохимических процессов и может  являться звеном (или составляет звено) в  развитии более тяжелого нарушения гомеостаза, проявляющегося в синдроме хронической усталости.

Список  литературы:               

1.Анисимов В.Н.Молекулярные и физиологические механизмы старения:  в 2 томах / В.Н.Анисимов.-2-е изд.,перераб.и доп.- Санкт –Петербург: Наука, 2008. — т.2.- 434с.

2.Арцимович Н.Г., Галушина Т.С. Синдром хронической усталости./ Н.Г. Арцимович, Т.С. Галушина – Москва: Науч. Мир. — 2002.– 220с.                                                                                                                                       3. Воробьева О.В. Синдром хронической усталости (от симптома к диагнозу) [электронный ресурс]  / О.В. Воробьева //Трудный пациент.- 2010.-№ 10.   Режим доступа к журн.URL:  http://www.t-pacient.ru/archive/tp10-10/tp10-10_701.htmlа .

4. Гороховская Г.Н.  Синдром хронической усталости: состояние проблемы [электронный ресурс] / Г.Н Гороховская,  Е.В Чернецова,  М.М Петина.  Режим доступа к журн.URL: http://www.eurolab.ua.                                                                                                        5.Забелина. В.Д.  Мелатонин – «гормон сна» и не только (электронный ресурс)// В.Д. Забелина Сonsilium provisorum.-2006.-  Т.04.-№3. Режим доступа к журн.URL: http://old.consilium-medicum. com/media /provisor/ 06_03/9.shtml.

6.Заславская Р.М. Хронодиагностика и хронотерапия заболеваний сердечно-сосудистой системы /Р.М. Заславская – Москва: Медицина — 1991.- 319 с.

7. Каладзе Н.Н. Итоги и перспективы изучения физиологических, патогенетических и фармакологических эффектов мелатонина (электронный ресурс) / Н.Н.Каладзе,  Е.М. Соболева,  Н.Н.  Скоромная // Здоровье ребенка.- 2010.-№ 2 (23).Теоретична медицина   Режим доступа к журн.URL: http://pediatric.mif-ua.com/archive/issue-12604/article-12766.

8.Каминская Л.А.  Изменение физиологического состояния организма и биохимических показателей у лиц со сменным режимом работы / Л.А.  Каминская,  А.Д. Неустроева, А.Л. Пивенштейн, И.Ф Гетте, Д.И. Медвинская // Вестник Уральской  медицинской академической науки 2009.-2(25) .-С. 156-7.

9. Каминская Л.А. Выявление синдрома хронической усталости у больных с диагнозом астенодепрессивного и астеноневротического синдромов/ Л.А.  Каминская,  С.Р. Плитус, Е.Н. Казачек.//  Аллергология и иммунология 2011.- т. 12.- №1.- С. 121.

10. Корнеев А. В. Синдром хронической усталости и иммунной дисфункции /А.В.Корнеев,Н.Г., Арцимович Н.Г.  Лечащий врач. -1998. -№ 3. -С. 25-32.

 11.Мелатонин в норме и патологии / Под ред. акад. РАМН Комарова Ф.И. – Москва: Медпрактика — 2004. — 308с.                                                                                 12.Подколзин А. А. Патофизиологические механизмы синдрома хронической усталости. /А. А. Подколзин. Москва: Биоинформсервис.- 2000. -128 с.

13.Синдром хронической усталости: диагностика и лечение / под ред. Ю.В. Лобзина. – Санкт-Петербург: СпецЛит.- 2005. – 79 с.

14.Старкова Н.Т., Дворяшина И.В. Метаболический синдром инсулинорезистентности: основная концепция и следствие (обзор).// Тер. архив, 2004. — 10: С. 54-58.

15.Хильдебрандт Г.,  Хронобиология и хрономедицина / Г. Хильдебрандт, М.Мозер, М.Лехофер — Москва.: Арнебия, 2006. — 144 с.

16. Урумова Л. Т. Стрессовые патологические десинхронозы. Разработка и патофизиологическое обоснование новых хрономедицинских восстановительных технологий: дис… д-ра мед. наук/ Л. Т.Урумова. Владикавказ, 2009. 44 с.

17. Шурлыгина  А.Б. Основы хронобиологии и хрогомедицины  в таблицах и схемах: методическое пособие / А.Б.   Шурлыгина.  Новосибирск. 2001.  32с.                                                                                                                             

18.  Чернилевский В.Е.Роль биоритмов в процессах старения и резервы продления жизни” /В.Е.Чернилевский //Сборник МОИП. Общая биология. 2003. Деп. в ВИНИТИ. №1585-В2004. М., 2004. С.28.

ИЗМЕНЕНИЕ БИОХИМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ РЕГУЛЯЦИИ С УЧАСТИЕМ МЕЛАТОНИНА ПРИ ДЕСИНХРОНОЗЕ – ЗВЕНО В РАЗВИТИИ СИНДРОМА ХРОНИЧЕСКОЙ УСТАЛОСТИ
Цель исследования: анализ эффектов действия мелатонина, проявлений синдрома хронической усталости, изменений состояния здоровья при десинхронозе в нескольких группах пациентов. Проведенные исследования позволяют высказать мнение, что десинхроноз– звено в развитии синдрома хронической усталости.
Written by: Каминская Людмила Александровна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 01/30/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_31.10.15_10(19)
Available in: Ebook